Сергей Жаворонков: Закупки госкомпаний никак не регламентированы - они могут тратить, сколько угодно

Сергей Жаворонков: Закупки госкомпаний никак не регламентированы - они могут тратить, сколько угодно | Программа: ОТРажение | ОТР

Дорого, дорого встретим Новый год!

2019-12-06T15:38:00+03:00
Сергей Жаворонков: Закупки госкомпаний никак не регламентированы - они могут тратить, сколько угодно
Новая холодная война. Кто заменит мигрантов на стройке. Отдыхаем в России. Перспективы Союзного государства. Как бороться с раздражительностью
Весеннее обострение
Белоруссия. Перспективы сотрудничества
Сергей Лесков: Есть основания полагать, что в новой жизни, дверь в которую нам открыла пандемия, привычный нам спорт отмирает и на его место приходит киберспорт
США и Россия. «Плюшевые» санкции и реальные намерения
Выбить деньги с бывшего
Что вас раздражает?
ТЕМА ДНЯ: Отдохнём в России. Дорого
Некому строить?
Новая холодная война?
Гости
Сергей Жаворонков
старший научный сотрудник Института экономической политики имени Е.Т. Гайдара

Ольга Арсланова: Ну что же, мы продолжаем.

Петр Кузнецов: Страна готовится к Новому году как всегда с размахом, но это скорее не про обычных граждан, это про чиновников прежде всего. Администрации ряда городов, руководители крупных государственных компаний уже потратили космические суммы на пред- и собственно сами праздничные мероприятия, украшения и подарки себе же, любимым.

Ольга Арсланова: Другие же пока только разместили свои тендеры на сайте госзакупок, и, естественно, вот эти аппетиты привлекли наше внимание. Почему, зачем так много собираются некоторые тратиться на новогодние праздники и что об этом думают простые россияне, будем разбираться в ближайшие полчаса.

Петр Кузнецов: Ну а прямо сейчас хотим показать вам топ-3 самых дорогих уже состоявшихся, хотя нет, одно из них будет готовящимся уже, покупок в преддверии Нового года, 2020 года.

Итак, все вы уже, конечно же, слышали про кемеровскую известную елку, кемеровские власти купили ее за 18 миллионов рублей. Если что, это в 3 раза дороже кремлевской. Мэр города потом сказал: «Зато она высокотехнологична, современна, и вообще там были елки и подороже, я мог бы и подороже взять».

Ольга Арсланова: Есть за что платить.

Петр Кузнецов: На 18 миллионов рублей, чтобы вы понимали, можно купить 17 «однушек» в Кемерово.

Ольга Арсланова: Дальше – больше: 20,5 миллиардов рублей будет потрачено на иллюминацию, подсветку зданий, конечно же, в Москве.

Петр Кузнецов: Ну это столица.

Ольга Арсланова: Такие деньги только в Москве могут выделяться. На эти деньги можно построить примерно 20 поликлиник, это подсчитали некоторые муниципальные депутаты.

Петр Кузнецов: Да, и еще одна та самая готовящаяся сделка: «Конструкторское бюро приборостроения имени академика А. Г. Шипунова», это «дочка» Ростеха, которая базируется в Туле, собирается потратить на себя же, любимую, 19 миллионов 200 тысяч рублей. Речь о новогодних подарках, как выяснилось, это 6 крутых внедорожников, обитых кожей. Девятнадцать миллионов двести тысяч, опять же для сравнения, чтобы вы понимали, – это три бюджета города Чекалина, который находится в Тульской области. Город, правда, небольшой, но тем не менее.

Ольга Арсланова: Совсем маленький, но и бюджеты у него тоже небольшие, тем не менее это все-таки город. С автомобилями, видимо, по значимости это не сравнить.

Петр Кузнецов: Давайте считать, давайте разбираться и понимать, почему столько много, откуда эти деньги, почему не раздать народу, народ этого всего требует. Сергей Жаворонков, старший эксперт Института экономической политики имени Е. Т. Гайдара, у нас в гостях для этого, все сейчас расскажет.

Ольга Арсланова: Сергей Владимирович, здравствуйте.

Сергей Жаворонков: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Каждый год масштабы, конечно, поражают нас, наших зрителей. В этом году чуть скромнее все-таки будет, мы пытаемся выяснить? Есть какой-то тренд?

Сергей Жаворонков: Ну почему, почему масштабы поражают?

Ольга Арсланова: Нет?

Сергей Жаворонков: Они типичны, обычны. У нас…

Петр Кузнецов: Нет, а помните, у нас, извините, запрос на скромность, он же как-то шел рядом с запросом на справедливость, и как-то все стали поскромнее, даже многие от корпоративов отказались.

Сергей Жаворонков: А у кого, простите? У президента, у премьера запрос на скромность? Я таких запросов не слышал совершенно.

Петр Кузнецов: Нет, ну речь-то сейчас не о…

Ольга Арсланова: Ага. Ничего нового в этом году, главное, мы не увидим, вы считаете?

Сергей Жаворонков: Ну смотрите, если говорить вот с точки зрения законодательства, то много лет в основном наша оппозиция говорила о излишних расходах государства на какие-то, значит, вот такие премиальные траты. И действительно, в 2015 году в ответ на это премьер Медведев подписал постановление, которое устанавливает некоторые лимиты, например, на покупку автомобиля в 2,5 миллиона рублей, на покупку смартфона в 15 тысяч рублей и так далее.

Но вот в чем проблема. Проблема в том, что это касалось только закупок министерств, ведомств и ФГУПов, а примерно половина госзакупок у нас делается государственными компаниями, то есть всякими «Газпромами», «Роснефтями» и так далее. И вот их закупки совершенно никак не…

Ольга Арсланова: Они не попали в это?

Сергей Жаворонков: Да, упоминались тут «Ростехнологии», их закупки вообще никак не регламентированы, они могут делать все что угодно.

Петр Кузнецов: То есть машины могли быть, знаете как…

Ольга Арсланова: Могли бы быть и подороже.

Петр Кузнецов: Вот кемеровский мэр сказал: «Я мог еще и подороже купить».

Сергей Жаворонков: Конечно, конечно.

Петр Кузнецов: С машинами получается, что по 3 миллиона на машину, если…

Сергей Жаворонков: Ну «Транснефть» в прошлом году купила машину, по-моему, за 13 миллионов, так что нет проблем.

Петр Кузнецов: При этом, например, где-то существует ограничение по стоимости автомобиля, на котором может ездить чиновник, по-моему, там до 2 миллионов. Просто чтобы понимать: это как-то на региональном уровне устанавливается?

Сергей Жаворонков: Нет, это установлено федеральным законом. Но другое дело, что как бы федеральный закон устанавливает верхнюю планку, что не выше, чем, а для государственных компаний нет никакой верхней планки, они могут закупать сколько угодно.

Ольга Арсланова: Можно задать вопрос такой как: а почему компания, которая хорошо целый год работала и много заработала, не может себе позволить купить внедорожники с кожаным салоном…

Петр Кузнецов: …видимо, особо отличившимся.

Ольга Арсланова: …и себя наградить? Понимаете…

Петр Кузнецов: То есть, условно говоря, это не совсем наше дело?

Ольга Арсланова: Если бы это была коммерческая компания…

Сергей Жаворонков: А вы уверены, что все государственные компании работают с прибылью?

Ольга Арсланова: Вот вопрос.

Петр Кузнецов: Вопрос.

Сергей Жаворонков: Вот я совершенно не уверен.

Ольга Арсланова: Откуда тогда деньги?

Петр Кузнецов: Но и не все государственные компании, мы видим, входят в этот наш топ, всего лишь три вошли в приготовления. То есть, может быть, кто-то вообще не проводит мероприятия.

Сергей Жаворонков: Ну, надо сказать, что отчетность некоторых государственных компаний вроде тех же «Ростехнологий» вообще засекречена, мы не понимаем, что там происходит внутри этих примерно 2 тысяч предприятий, которых туда загнали.

Ольга Арсланова: Смотрите, всем нравится, если мы берем простых жителей, гулять по красивому новогоднему городу. Это приятно, создает настроение и так далее.

Сергей Жаворонков: Мне, например, не нравится, когда всякими арочками, какой-то еще ерундой заставлены традиционные исторические площади Москвы: Пушкинская площадь…

Петр Кузнецов: Здесь, как говорится, каждому не угодишь, хорошо, тут все равно будут недовольные.

Сергей Жаворонков: …памятник Юрию Долгорукому, Манежная площадь. Вот нынешняя мэрия почему-то там всякую ерунду устанавливает, которая исторический облик затмевает.

Петр Кузнецов: Понимаете, а кто-то ради этого, например, из глубинки врывается, потратив существенную часть своего бюджета, в Москву, чтобы погулять, пофотографироваться….

Сергей Жаворонков: Пусть у себя в глубинке установят такие же арочки, они недорого стоят.

Ольга Арсланова: Так получается, что дорого.

Вот посмотрите, вот эти 20 миллиардов, о которых сейчас много говорят, которые Москва себе, вероятно, может позволить потратить на новогодние какие-то приготовления, вот здесь кто определяет? Это уже региональный выбор каждого конкретного региона, сколько он может себе позволить, например, на новогоднее настроение?

Сергей Жаворонков: Ну, московский бюджет – это вообще отдельная тема с 3 триллионами рублей, что примерно составляет, так сказать, пятую часть расходов федерального бюджета вообще. И мы видим, как в Москве у нас, так сказать, плиточку постоянно переустанавливают, бордюрчики меняют. В 2017 году открылась станция метро «Ховрино», которая близка мне, я там часто бываю, – значит, дважды уже плиточку переложили, дважды уже. Зачем они это делают? У меня нет иного ответа, кроме как того, что это люди хотят отмыть деньги, вот.

Петр Кузнецов: Плиточка, мы сейчас просто именно о новогоднем приготовлении, плиточка с бордюрами – это…

Ольга Арсланова: А плиточка круглый год.

Сергей Жаворонков: Они круглый год ее перекладывают, вот я говорю, с 2017 года прошло 2 года и дважды переложили, мерзавцы.

Петр Кузнецов: Смотрите, эти потраченные деньги, это ведь все равно… Вот в данном случае на иллюминацию, на праздничные настроения, даже на салюты…

Ольга Арсланова: Мы не можем с вами не поспорить.

Петр Кузнецов: Это же, давайте…

Ольга Арсланова: Это инвестиция.

Петр Кузнецов: Это же инвестиция.

Сергей Жаворонков: Во что?

Петр Кузнецов: Ведь они потом работают в итоге каким-то образом на бюджет, как мы понимаем.

Сергей Жаворонков: Я не понимаю.

Ольга Арсланова: Слушайте, ну приезжают к нам вот посмотреть на всю вот эту красоту туристы, Москва же сейчас даже туристический «Оскар» взяла.

Петр Кузнецов: Оп! Даже внутренний тот же самый туризм.

Ольга Арсланова: И внутренний турист, и внешний приедет, посмотрит, какая красота.

Сергей Жаворонков: Какие внешние туристы приезжают в Москву посмотреть на красоту? Я их особо не видел.

Петр Кузнецов: Так вот я сейчас пример из глубинки приводил. Вот шар за вами, знаете, даже уже такая конструкция…

Ольга Арсланова: К нему же не подойти.

Петр Кузнецов: «Поехали съездим в Москву, – хорошо, пусть даже не издалека откуда-то, – около шара сфотографируемся». Бац!

Ольга Арсланова: Нет такого в других городах.

Сергей Жаворонков: И что, что? Много денег эти люди потратят, которые…

Ольга Арсланова: Вопрос, вот мы хотим спросить, может ли это…

Петр Кузнецов: Если мы говорим о новогодних праздниках…

Сергей Жаворонков: …из условной Тулы приехали?

Петр Кузнецов: …в новогодние праздники потоки существенные, причем и наших, и…

Ольга Арсланова: То есть, может быть, в этом есть, а мы об этом не знаем, какой-то расчет? Мы потратим 20 миллиардов, а потом мы их заработаем, нет?

Сергей Жаворонков: Да нет, конечно, никакого расчета, их никто не приводит, этих расчетов. Тут как бы даже оспаривать нечего, потому что оспаривать можно какие-то опубликованные цифры, а тут ничего не публикуется.

Ольга Арсланова: Понятно.

Тогда давайте посмотрим, что люди отвечали нам на вопрос нашего корреспондента: «Вам жалко денег, потраченных на новогоднее оформление города?» Вот конкретно о Москве, потому что рекордсмен по тратам. Давайте посмотрим.

ОПРОС

Ольга Арсланова: Ну вот смотрите, вопрос бюджета. То есть есть у той же Москвы, хотя мы здесь не только Москву видели, там и про дорогие елки говорили в других городах, вот эта статья расходов, которую надо, наверное, как-то освоить, куда-то эти деньги потратить, и если ты их не потратишь, например, а у тебя их очень много, что с ними будет? Может быть, в Москве резонно все тратить, иначе куда-нибудь в федеральный бюджет заберут?

Сергей Жаворонков: Ну смотрите, вот по Москве. Значит, за время правления Собянина у нас количество врачей в Москве сократилось с 90 тысяч до 60 тысяч человек, отсюда все эти очереди, значит, в больницах и так далее.

Ольга Арсланова: Ага.

Сергей Жаворонков: Когда сносили больницы, когда сокращали врачей, нам объясняли, что нет денег. А вот на так называемое благоустройство, на перекладочку плиточки, бордюрчиков деньги у них есть по 300…

Петр Кузнецов: Так это разные расходные статьи, наверное.

Сергей Жаворонков: Так а кто это принимает? Это Собянин и принимает, Собянин и вносит эти предложения, так сказать, в Московскую городскую Думу о бюджете, а «Единая Россия» там дружно за это за все голосует. Вот давайте, может быть, эти 300 миллиардов, так сказать, на плиточку, на благоустройство перераспределим как-то, а?

Петр Кузнецов: Хорошо.

Ольга Арсланова: А давайте еще вот о чем поговорим, ну так, для справедливости и про коммерческие траты, про коммерческие компании. Они, может быть, могут подать какой-то пример скромности здесь и, не знаю, богатые коммерческие структуры отменить корпоративы, отменить внутрикорпоративные подарки, и постепенно это станет трендом.

Сергей Жаворонков: Ну что значит «коммерческие компании»?

Ольга Арсланова: Или не нужно этого делать, отменять? Как-то люди все-таки хотят праздника какого-то.

Сергей Жаворонков: У нас под коммерческими компаниями с точки зрения закона понимаются и государственные компании, в которых, но они не 100% государственные, как «Газпром» условный, так и полностью частные компании. И если мы говорим о полностью частных компаниях, то я считаю, что это не нужно никаким образом регулировать. Ну если у людей хорошо, так сказать, идут дела, то как бы да, они могут гулять, развлекаться и так далее.

А что касается компаний с государственным участием, то здесь, конечно, я бы эти траты определенным образом регламентировал подобно вот упомянутому мною постановлению Медведева 2015 года про стоимость автомобилей, смартфонов и так далее.

Ольга Арсланова: Да.

Спасибо большое за ваш комментарий. Мы говорили о том, сколько и кто тратит на новогодние подарки, на новогодние украшения и прочие траты и насколько они оправданы.

Спасибо. У нас в гостях был Сергей Жаворонков, старший эксперт Института экономической политики имени Е. Т. Гайдара. Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Дорого, дорого встретим Новый год!