«Серые» доходы растут

Гости
Павел Сигал
первый вице-президент по региональному развитию общественной организации «ОПОРА России»
Александр Тимофеев
доцент кафедры экономики РЭУ им. Г. В. Плеханова

Петр Кузнецов: И на фоне этого мы узнаем, что доходы россиян выросли – правда, они «серого» цвета. По данным Росстата, в середине года граждане стали богаче благодаря «предпринимательству из неподконтрольных источников». Вот такая формулировка. По сравнению с доковидным периодом они выросли на треть.

Ксения Сакурова: Эксперты считают, что россиян стали чаще работать без официального трудоустройства, получая зарплаты в конверте. По итогам прошлого года такие «серые» источники принесли гражданам более 400 миллиардов рублей.

Петр Кузнецов: И вот что интересно? Такой же объем денег государство предоставляло бизнесу в качестве поддержки. В текущем году наибольший доход получили предприниматели, после идут работники «серой» сферы. К неподконтрольным источникам относятся переводы из-за рубежа, выигрыши, а также денежные средства за неофициальный труд.

Павел Сигал с нами, наш первый эксперт, первый вице-президент по региональному развитию общественной организации «Опора России». Павел Абрамович, здравствуйте.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Павел Сигал: Добрый день.

Петр Кузнецов: Правильно ли мы поняли, что благодаря господдержке в пандемийный период экономика выжила, но частично ушла в тень, то есть господдержка бизнесу частично перетекла в «серую» зону?

Павел Сигал: Я думаю, что не в этом причина. Я думаю, здесь причины другие. Во-первых, вы, наверное, знаете, что в связи с падением процентных ставок в банках за счет снижения учетной ставки… Правда, она сейчас повысилась, ЦБ повысил, а весь 2020 год и начало 2021 года она была на уровне инфляции. И деньги стало держать невыгодно на вкладах в банках, и население сняло сотни миллиардов рублей, а по ряду данных – даже триллионы. Часть этих денег, безусловно, пошла на рынок. Выросли цены на недвижимость, стали покупать. Ну и часть вышла на потребительский рынок. Это с одной стороны.

С другой стороны, вы знаете, что в послепандемийный период (хотя это условно послепандемийный) резко выросли цены на сырьевые товары – металл, цемент, дерево, пластик – в разы! Соответственно, выросли резко и издержки у бизнеса. Особенно в тяжелое положение попали компании, которые выполняют госзаказы, выигранные по тендерам, где очень сложно изменить ценовую политику. Поэтому сейчас бизнес отчаянно экономит, пытается. Наверное, значительная часть предпринимателей пытаются сэкономить на налогах, на зарплате и стали платить «всерую».

Кроме того, третья причина – из-за пандемии, из-за локдаунов в 2020 году, как вы знаете, сфера услуг, производственная сфера и многие другие, транспортные услуги, целые огромные сектора, где работают миллионы людей, были вынуждены перейти на сокращенный рабочий день либо вообще прекратить работу, уволили значительную часть персонала. Так вот, многие из этого персонала вернулись на работу и уже предпочитают получать зарплату в конверт. «Черт с ними, с этими пенсиями и отчислениями!» – так они говорят.

Вот я считаю, что это три причины, которые привели к формальному росту доходов. То есть население…

Петр Кузнецов: Да. Но в итоге получается, что тень – драйвер роста доходов. Другого драйвера роста доходов нет. Вот это хорошо или плохо? То есть, с одной стороны, рост есть, но, с другой стороны, источники, вопрос об источниках роста.

Павел Сигал: С точки зрения позиции государства, будущих кредитных историй, конечно, это плохо. Но с точки зрения выживания… Знаете, давайте будем честны. Это иллюзия, когда говорят, что кризис закончился, все стало выправляться. Да, по сравнению с тем дном, в котором мы упали в 2020 году, в ряде отраслей стало наблюдаться какое-то оживление, но во многих отраслях эта ситуация не исправилась.

Вот я вчера принимал участие… Я вхожу в рабочую группу Центрального банка, и мы вчера обсуждали проблемы кредитования малого бизнеса на этом новом этапе. И «Опора России» совместно с банком провела… ну, мы шесть лет проводим исследования. И мы обнародовали очень интересные цифры. Количество ВВП, который производят малые предприятия, он стал восстанавливаться и по сравнению с падением в 2020 году вырос. А вот количество работающих в малом бизнесе уменьшилось на миллион.

Ксения Сакурова: Вот такие у нас потери.

Петр Кузнецов: Очень показательно.

Ксения Сакурова: Да, спасибо.

Петр Кузнецов: Павел Сигал, первый вице-президент по региональному развитию общественной организации «Опора России». Спасибо за ваш комментарий.

Ксения Сакурова: Продолжаем обсуждать тему. Александр Тимофеев с нами на связи, доцент кафедры экономики РЭУ имени Плеханова.

Александр Гурьевич, как вы считаете, как на нашей экономике в целом сказывается этот переход в «серую» зону, перетекание в «серую» зону людей?

Александр Тимофеев: Добрый день, здравствуйте. Я так понимаю, что все-таки правительство делает большую поддержку малому бизнесу в том плане, чтобы все-таки были выделены большие средства. Все-таки 400 миллиардов – это немалые деньги. И естественным условием было сохранить рабочие места.

Я понимаю, что Росстат обратил внимание, что доля… Ну, ожидали наверняка, что показатель по росту заработной платы вырастет значительно, вот эта строчка по заработной плате, но получилось так, что «прочее» выросло больше, чем по заработной плате. Естественно, появляется вывод о том, что наверняка заработали, возможно, какие-то «серые» схемы или какие-то неучтенные вещи.

Ну и тут надо сказать, что предприниматели, скорее всего, оказались в такой двойной ловушке. С одной стороны, во время пандемии оказалось так, что часть людей вынуждены были либо сократить, либо ушли добровольно. С другой стороны, предлагались эти немалые деньги. Пусть даже считается, что минималка, тем не менее это немалые деньги. И отказываться от таких денег предпринимателю, возможно, было бы не самым эффективным способом.

Поэтому я допускаю, что сначала были получены какие-то деньги. Может быть, в какой-то момент люди стали уходить на другое рабочее место, а сохранить по отчетам, по документам надо было, что вот 80–90% персонала сохраняется. И я допускаю, что какие-то вещи, может быть… Ну, гипотетически, конечно. Может быть, пришлось какие-то вещи доучитывать, додумывать.

Факт в том, что эти деньги, которые выделяются государством, они никуда не деваются, они вливаются в экономику, они по-разному тратятся, используются.

Ксения Сакурова: Вот как раз я про это и хотела спросить, Александр Гурьевич. Вот у нас 400 миллиардов рублей – «серые» источники. При этом мы понимаем, что с них не заплачены налоги. С одной стороны, это позволило людям выжить. С другой стороны, государство не получило каких-то налоговых отчислений. Сейчас, в нашей текущей экономической ситуации это все-таки то, что нас спасает или это определенный риск?

Александр Тимофеев: Это нас и спасет, и риск. Риск в том, что, конечно же, этот механизм надо лучше отрабатывать, чтобы предприниматели не смогли использовать такие какие-то «серые» схемы. Ну, они оказались в ловушке просто: от денег отказаться нельзя было, а отчитаться надо было. Ну, если это показывает, что могут быть форс-мажоры, то надо в будущем учитывать форс-мажоры, люди могут уходить, могут быть какие-то движения. Тогда, естественно, нужно более четко учитывать и отчитываться.

Но в любом случае все вливания, которые делаются со стороны государства и правительства… А сейчас делают очень большие вливания! Мы видим поддержу малоимущих, мы видим поддержу многодетных семей, семей с детьми и так далее. То есть постоянно в экономику вливаются какие-то средства. Естественно, получается, что денежной массы в целом в экономике становится все больше и больше.

И сейчас как раз предыдущий эксперт, Павел, он сказал, что люди меньше держат деньги на счетах. То есть получается, в принципе, что наличных и прочих денег в экономике становится много. И когда слишком много денег, то, конечно же, это может сказаться в какой-то степени и на инфляции. Поэтому тут надо учитывать все моменты.

Петр Кузнецов: Спасибо за ваш комментарий, спасибо.

Ксения Сакурова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Это был первый информационный час программы «ОТРажение». А вот что обсудим далее, в следующем часе.

Фонд ОМС посчитал, что государству до конца года потребуется еще 111 миллиардов рублей на лечение больных коронавирусом. И это при условии, что заболеют не более 4 миллионов человек. Во что нам обходятся низкие темпы вакцинации и сколько денег мы уже потратили на борьбу с эпидемией? Все это намерены подсчитать примерно через 15 минут.

Ксения Сакурова: Forbes обновил список богатейших женщин России. Тут мы тоже посчитаем. Пожалуйста, единственная из них, кого можно назвать self-made woman – то есть той, которая сделала себя сама – это Татьяна Бакальчук, лидер рейтинга. Хотя и здесь мы, наверное, многое не знаем. Возможно ли вообще разбогатеть в России честным путем? Или Бальзак был прав: за каждым большим состоянием всегда кроется преступление? Обсудим в 13:40.

Петр Кузнецов: Обсудим в 13:40. Но уже сейчас ждем ваши версии, ваши ответы на уже поставленные вопросы и те, которые еще прозвучат в следующем часе, на SMS портале. Обязательно все это прочитаем, зачитаем и на основе их сформируем то или иное мнение, мнение нашей аудитории. Оно важно в этой части, в этой программе. Звоните нам, пишите – всегда рады.

Сейчас новости. Совсем скоро продолжим и увидимся в студии.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
По сравнению с доковидным периодом, они увеличились на треть (Росстат)