Шах королеве? Принц Гарри и Меган Маркл обвинили монаршую семью в расизме

Шах королеве? Принц Гарри и Меган Маркл обвинили монаршую семью в расизме | Программа: ОТРажение | ОТР

Это реальное противостояние или просто провокация?

2021-03-11T19:20:00+03:00
Шах королеве? Принц Гарри и Меган Маркл обвинили монаршую семью в расизме
Владимир Путин призвал провести газ бесплатно к границам земельных участков
В России заработают сто центров занятости нового формата
Поставьте оценку мусорной реформе
Мошенники научились обходить ограничения новой системы техосмотра
Саммит по климату. Чего ждать от заявлений глав ведущих мировых держав?
Что нового? Хабаровск, Санкт-Петербург, Кострома
Послание Президента России Федеральному Собранию – 2021. Главное
Послание Президента: международная политика
Послание Президента: ответственность бизнеса
Послание Президента: региональная политика
Гости
Рафаэль Ордуханян
доктор политических наук
Андрей Коробков
профессор политологии Университета штата Теннесси (США)

Ольга Арсланова: Ну а теперь – история из серии «богатые тоже плачут». Скандал в британской королевской семье обсуждает весь мир. Принц Гарри и Меган Маркл дали скандальное интервью Опри Уинфри на американском телеканале, и эта трансляция собрала десятки миллионов зрителей. Королевскую семью обвинили в открытом расизме. Герцогиня Сассекская объявила, что ее сыну не дали титул из-за цвета кожи, а ее саму посещали мысли о самоубийстве, так она страдала. Таблоиды и читатели раскололись на два лагеря: кто-то жалеет Меган, а кто-то – британскую королевскую семью.

Александр Денисов: В общем, вся королевская рать оказалась та еще любительница скандал поднять, сор из дворца только и выметает на потеху всему миру.

Ольга Арсланова: Давайте вспомним, о чем собственно разговор. Меган Маркл рассказала о том, как это трудно – быть замужем за принцем. Никакой защиты от нападок прессы, вынужденная изоляция. Меган не пускали обедать с друзьями в кафе. Она не могла просто вызвать такси к Букингемскому дворцу. Но, конечно, главное обвинение – это бытовой расизм. Всех во дворце интересовало, будет ли сын Гарри и Меган темнокожим. Из-за стресса у Меган появились мысли о суициде. После такого Гарри решился на переезд в Канаду.

ВИДЕО

Меган Маркл, герцогиня Сассекская: Они не хотели давать моему ребенку титул принца или принцессы, что противоречило принятому протоколу. Все те месяцы, когда я была беременна, с нами говорили о том, что ему не будет предоставлена охрана и он не получит титула. А также были разговоры о том, что их беспокоит, насколько темнокожим будет ребенок, когда он родится.

Гарри Виндзор, герцог Сассекский: Британские таблоиды создают атмосферу контроля и страха. Это действительно токсичная среда. Но я всегда буду рядом со своим братом и я всегда буду рядом со своей семьей. Как я уже сказал, пытаюсь помочь им увидеть, с чем нам пришлось иметь дело.

Александр Денисов: Впрочем, объяснение этого выпада в адрес «фирмы», как сами англичане называют королевскую семью Виндзоров, простое: за интервью парочка получила, по слухам, от 7 до 11 миллионов долларов. И вообще, когда Меган Маркл упоминают в прессе как знаменитую актрису, оторопь берет. Кто-то может вспомнить хоть один знаменитый фильм с ее участием? Она скорее королева эпизодов. В ее копилке 27 эпизодических ролей, из которых самая известная – это, безусловно, роль герцогини Сассекской. После замужества она играла ее год и девять месяцев. Свой титул Меган потеряла, а королева ей посочувствовала.

Следующее заявление выпущено Букингемским дворцом от имени Ее Величества Королевы: «Вся семья опечалена, узнав, насколько сложными были последние несколько лет для Гарри и Меган. Поднятые вопросы, особенно расовые, вызывают беспокойство. Хотя некоторые воспоминания могут отличаться, к ним относятся очень серьезно, и семья обсудит их в частном порядке. Гарри, Меган и Арчи всегда будут любимыми членами семьи».

Ольга Арсланова: Вот такая вежливость королей, ответ королевского дворца. Мне лично больше всего нравится часть о том, что семья опечалена, насколько сложными были времена, потому что, видимо, только очень сильно страдая, можно пойти на такое интервью и подставить, по-моему, очень многих.

Но что же это все-таки было? Столкновение Старого и Нового света? Об этом тоже говорят – что это Америка против Старой Британии. Действительно ли Меган и Гарри – образцы демократии и свободомыслия, какими их многие выставляют? Или это просто очередной спектакль, американский спектакль с расовой картой в рукаве, которой удобно оправдывать любые острые углы? Что это такое? Давайте поговорим в прямом эфире прямо сейчас.

Александр Денисов: У нас на связи Андрей Коробков, профессор политологии Университета штата Теннесси (США). Андрей Владимирович, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Андрей Коробков: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: А вот лично вы в этой истории кому больше симпатизируете? Хочется узнать.

Андрей Коробков: Ну, лично я симпатизирую королевской семье, конечно. Я думаю, что это совершенно классическая история: младший брат, который тянется к сильным женщинам, который чувствует свою второстепенность в семье, он женится на такой женщине-матери, которая начинает его раскручивать, с тем чтобы продвинуть свою собственную карьеру. Как у вас уже говорилось в этом ролике, в общем, это была второстепенная актриса, которая вдруг встречает принца…

Александр Денисов: Получила главную роль. Уж будем прямо говорить, Андрей Владимирович. И пытается еще больше из этого выгоды извлечь. Как пишут в Америке, пытается запрыгнуть, так сказать, в высший эшелон истеблишмента, так сказать, темнокожего истеблишмента.

Андрей Коробков: Штука как раз в том, что она не получила главную роль, она получила второстепенную роль в очень важном ситкоме. Но она прекрасно понимала с самого начала, что ее перспектива – это ездить на какие-то открытия больниц и домов престарелых, выполнять другие функции второстепенного члена королевской семьи. Поэтому, я думаю, она еще до женитьбы до Гарри, а может быть, еще даже до знакомства с ним уже планировала использовать его в качестве механизма для продвижения своей карьеры, прекрасно понимая…

Ольга Арсланова: Андрей Владимирович, здесь очень интересна общественная реакция. Неужели кто-то всерьез может посочувствовать этой истории, всерьез ее воспринимать как эпизод с расизмом? Учитывая, что… Вот мы видим, что афроамериканка становится герцогиней, переезжает в королевский дворец, получает многомиллионное содержание и… жалуется на невыносимую жизнь. Где здесь расизм?

Андрей Коробков: Вообще все это интервью само по себе было совершенно анекдотично, когда миллиардерша Опра спрашивает принцессу Меган, живущую в доме другого черного миллиардера, одного из таких звезд именно черного кинематографа, о том, как ее угнетают. И Меган очень эффективно использует те процессы, которые идут сейчас в американском обществе.

Я думаю, что первоначальной целью было просто проложить себе дорогу, какую-то карьеру в шоу-бизнесе путем скандала, поскольку роль этой второстепенны принцессы ее не устраивала. Но аппетит приходит во время еды. И сейчас она, возможно, думает и о какой-то политической раскрутке.

А Гарри тут выступает в роли ведомого, такой типичной для него. Думаю, что через несколько лет он все-таки одумается, но будет уже поздно, он убьет и свою карьеру. Помимо этого, вот это все оружие будет обращено уже против него. Его начнут обвинять в недостойном поведении внутри его семьи. Будет какая-то спекуляция на детях, которые являются членами семьи Виндзоров, но при этом сейчас находятся в Америке. В общем, это будет бесконечная мыльная опера, которую будет раскручивать вот такой циничный и знающий свои цели оператор.

Александр Денисов: Андрей Владимирович, вопрос про дом Виндзоров. У них много неприятностей валится на их голову. Сначала куролесила леди Диана, выходили многочисленные книжки ее любовников. Английские джентльмены любят рассказать о своих леди, так сказать, описать в подробностях интимные моменты и так далее. Так у них принято. Потом история с принцем Эндрю, подозрения в педофилии, признание девочек и так далее. Сейчас вот эта история с Меган. Вам не кажется, что это определенное кармическое возмездие? И даже в какой-то мере можно испытать чувство злорадства в отношении дома Виндзоров.

Мы припоминаем знаменитую историю, связанную с нами. Николай II после отречения попросил у Георга V укрытия, возможности уехать в Великобританию. Он сначала согласился. А мы напомним, что они практически родственники. Если сейчас с ноутбука покажем фотографию, то мы сейчас не отличим, где Николай, а где Георг V. Практически братья-близнецы. Вот вы видите. Георг V (он справа) вроде бы пообещал, а потом отказал по политическим соображениям. И все мы дальше знаем продолжение этой истории. Наша царская семья поехала в Тобольск, дальше Екатеринбург, а дальше они упали в шахту…

Еще один пример. Дом Виндзоров запятнал себя связями с нацизмом до войны. Есть знаменитое видео, было опубликовано The Sun, когда королевская английская семья зигует радостно при встрече с нацистами, которые приезжали к ним погостить, в том числе и маленькая Елизавета II. Эдуард VIII тоже ездил к Гитлеру, тоже знаменитая история.

Вам не кажется, что это определенная карма, что эта семья уже себя запятнала и совсем давным-давно уже лишена такой репутации?

Андрей Коробков: Ну, как вы только что сказали и перечислили, какие-то скандалы, в том числе сексуальные и политические, сопровождают Виндзоров в течение многих десятков лет – по сути дела, всего XX века, да и XIX также. Поэтому тут нет совершенно ничего удивительного и ничего нового.

Но что интересно? Характерно для британской политической системы четкое разделение функций главы правительства, исполнительной власти, премьер-министра, и церемониальных функций главы государства. И то, что происходит, все эти скандалы, они на функционирование правительства не оказывают совершенно никакого влияния. Вот когда Билл Клинтон столкнулся со скандалами в США, то это привело к дестабилизации всей американской политической системы и импичменту в конечном итоге. А тут…

Александр Денисов: То есть англичане привыкли, что их королевская семья нечистоплотная, и это в порядке вещей?

Андрей Коробков: Ну, в определенном смысле, да. И чем скандальнее, тем лучше. Пресса делает деньги, есть чем заняться публике.

Ольга Арсланова: А еще самый приятный бонус, Андрей Владимирович: оказывается, даже короли такие же простые люди, им свойственны какие-то несовершенства, как и нам всем.

Александр Денисов: Педофилия – тоже несовершенство, как и у всех. Ну, в принципе, почему бы и нет?

Ольга Арсланова: Ну, в какой семье не бывало скандалов – будь то королевская или простая.

Андрей Владимирович, знаете, какой вопрос? Реакция нашего российского МИДа, представителя российского МИДа Захаровой. Она сказала, что это обрушение декораций. То есть бросила такой камень в сторону все-таки королевской семьи. А можно ли сказать, что здесь идет и геополитический такой конфликт между Старым светом и Новым светом, и каждый должен выбрать, какой все-таки путь он выбирает, какой свет ему ближе идеологически?

Андрей Коробков: Это соответствует тому расколу, который имеет место в американском обществе и переносится сейчас на европейскую землю. Это раскол между демократами и республиканцами. Это раскол между идущим новым большинством в Соединенных Штатах и уходящим старым большинством. Это такая заявка на то, что правила игра меняются для всех, в том числе и для элиты.

Но ирония одновременно в том, что… Вот мы и видим, что в роли угнетенных в этой истории выступают представители наиболее привилегированных слоев обоих обществ – и американского, и британского. И это, конечно, такая монета, имеющая обе стороны. И каждый тут увидит то, что они видят идеологически. Эта история также расколола и Британию, и Соединенные Штаты, как и все то, что происходило, скажем, в Штатах последние четыре года.

Александр Денисов: Что касается королевы. Очевидно, что ее реноме: «Молчи – за умную сойдешь». Обычно она… Мы не припомним, когда она давала интервью, что-то комментировала, события в той же Англии. Абсолютно! У них премьер-министр вечно что-то заявляет, это такая активная фигура.

Ольга Арсланова: Ой, слушай, я тебя перебью. У нее же принцип, у королевы: «Don’t explain. Don’t complain». То есть: «Никогда не объясняй. Никогда не жалуйся».

Александр Денисов: «Молчи – за умную сойдешь». Да, они никогда не комментируют. По нынешним временам, когда все видно вблизи… Да, это раньше они были недосягаемые, сидели в своем дворце. А сейчас все вблизи – социальные сети и прочее. Видна вся грязь на подоле. В таких обстоятельствах принцип «помалкивай» работает? Или он работает уже во вред? Как вы считаете?

Андрей Коробков: Я думаю, что ей лучше было бы проигнорировать всю эту историю. Но все-таки она сделала такое заявление, которое, в общем, достаточно четко показывает ее отношение ко всей этой истории.

Александр Денисов: А они понимают, что в глазах общества (вы сейчас прямо это сказали) потеха, так сказать, группа шутов? Вот есть непутевый один сын – Эндрю. Есть непутевый внук, который ухлестал (скажем прямо, это откровенный мезальянс для него) с актрисой второго плана, второстепенных ролей, уехал в Англию…

Ольга Арсланова: В Канаду.

Александр Денисов: Сидит и еще против бабушки интервью дает. Это вообще, конечно, не укладывается в голове. Они понимают, что они на потеху публике работают?

Андрей Коробков: Они понимают, но ситуация безвыходная. В свое время принц Чарльз женился на одной из самых высокородных аристократок в Британии, на Диане. И это не помогло. Она устроила им такую же «веселую» жизнь, как устраивает Меган сейчас. Поэтому тут очень трудно что-то угадать. Именно поэтому в течение многих столетий лица королевской крови должны были жениться на лицах королевской крови. А сейчас идет демократизация общества на всех уровнях, в том числе на уровне Британской монархии. И начинаются такие скандалы.

Ольга Арсланова: Ну, Андрей Владимирович, понимаете, тут обратная сторона демократизации – это некий инфантилизм. «Вот я приехал в королевский дворец – и мне все должны, и плевать я хотел на многовековые традиции». Это раз.

И второе – то, что следует сейчас за этой эпохой массмедиа и соцсетей: позор это тоже популярность. «Ничего страшного, что мы опозорились, но мы же популярные». Вот как общество к этому относится?

Андрей Коробков: Каждый видит это так, какова его общая идеологическая платформа. Сейчас, скажем, в Америке республиканцы это увидят в одном свете, а демократы – в совершенно противоположном свете. Республиканцы смеются, что опять же миллиардерша спрашивает у принцев, живущих в доме другого миллиардера, о том, как они страдают и насколько они бедны и несчастны. А демократы видят в лице Меган борца за равенство и борца со старым строем.

Ольга Арсланова: Против привилегий.

Андрей Коробков: Это та реальность, которая есть сейчас.

Ольга Арсланова: Спасибо большое вам. Андрей Коробков, профессор политологии Университета штата Теннесси, был с нами на связи из Соединенных Штатов Америки.

Вот насколько россияне сочувствуют несчастной миллионерше? Давайте узнаем. «Сочувствуете ли вы Меган Маркл?» – спрашивали наши корреспонденты в российской глубинке.

ОПРОС

Александр Денисов: Одна – хорошая невестка, а другая – непутевая.

Ольга Арсланова: Сюжет из российской глубинки.

Александр Денисов: С другой стороны, у нас есть выражение «она же мать». Поэтому и понятно, почему сочувствуют королеве: она же королева-мать! Все понятно.

Ольга Арсланова: А с нами на связи политолог, журналист Рафаэль Ордуханян. Рафаэль Никитович, здравствуйте.

Рафаэль Ордуханян: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Вот с расизма хочется начать. Я знаю, что вы специалист по этому вопросу. Можно ли этот конфликт рассматривать как действительно один из козырей в антироссийской риторике американских демократов сейчас?

Рафаэль Ордуханян: Я думаю, да. И именно этот ракурс, когда сойдет вся эта шумиха и бульварная пена, которой будет, безусловно, обрамлена вся дальнейшая деятельность этой пары и двора, собственно говоря, мы с вами выйдем на очень интересные тектонические политические сдвиги. Собственно говоря, вот эти события, которые вы сейчас описываете, и о которых уважаемая аудитория ОТР говорит, это лишь лишний раз подтвердит. И мы увидим, что здесь происходят достаточно сложные процессы. Что именно?

Дело в том, что королева и королевский дом является одним из тех немногих связующих факторов англосаксонского мира. Сейчас, после выхода Англии из Европейского союза, после так называемого Брекзита, образовывается новая конгломерация: США, Англия, Канада, Австралия, Новая Зеландия частично. Уже сейчас объединены и соединены усилия силовых структур этих стран, разведок. И королевский дом – это был тот самый такой определенный цементирующий определенный фактор, который сейчас, в данный момент разрушается. С какой целью – пока непонятно.

У меня такое впечатление, что люди, которые сейчас стоят за всем этим спектаклем, они либо сознательно, либо несознательно, но тем не менее они размывают устои англосаксонского мира.

Александр Денисов: Рафаэль Никитович, вы говорите про цементирующую роль королевского дома. Вот только что беседовали с Андреем Владимировичем Коробковым и пришли к выводу, что королевский дом – исключительно штатные шуты при Великобритании, на потеху обществу, так сказать. Грязный подол традиционно полоскают в британских СМИ уже, наверное, не одно столетие. И эти скандалы следуют один за другим. Какой там цемент? Грязное белье, а цемента нет.

Рафаэль Ордуханян: Вы знаете, если мы возьмем это в исторической перспективе, насколько долго существует дом Виндзоров, то именно это «полоскание белья», как вы говорите, оно происходило на протяжении столетий. И полощется это до сих пор. И будет еще полоскаться.

Англия – страна традиций. В данном случае не будем путать персоналии этого дома, где, как вы совершенно справедливо замечали, были достаточно одиозные личности, вплоть до зигующих фашиствующих молодчиков. Кстати, принц Гарри у нас тоже засветился…

Александр Денисов: В форме, в форме, в гитлеровской форме южноафриканских войск, да-да-да.

Рафаэль Ордуханян: Да, фашиствующая организация, которая поддерживала… Это у него шутка такая была. Поэтому это все, как говорится, сойдет. Это я называю именно пеной. Дело в том, что институт королевский в Англии – он гораздо более широкий. И, естественно, ни королева, никто другой не решает это. За этим стоят очень и очень серьезные люди, которые преследуют свои определенные цели.

И мы с вами сейчас говорим, что это те же самые люди, которые стоят за IT-корпорациями, за банковскими системами и структурами и которые полностью контролируют современный финансовый и информационный мир. И вот этот королевский мир – это один из тех немногих, который был составной частью этого. Поэтому в данной ситуации волей-неволей Меган наносит удар именно по этому. А это в какой-то степени – политологической – все-таки олицетворяет в определенной степени зарождающуюся новую англосаксонскую систему.

Александр Денисов: То есть Меган Маркл – это марионетка в руках корпораций, которые за ней стоят?

Рафаэль Ордуханян: Вот это очень интересно. Меган Маркл, безусловно, не представительница и, естественно, не является ставленницей каких-то корпораций. Но Меган Маркл является той самой движущей силой того нового сообщества, которое зарождается сейчас в Америке. Это то сообщество, за которым стоят Black Lives Matter. Это то, за которым стоят новые IT-компании. Это то, за кем стоит новый неолиберальный, я бы сказал, что неофашистский истеблишмент Соединенных Штатов.

А Маркл – это лишь какое-то отражение в какой-то степени этого всего, что сейчас происходит. Да, они сейчас будут платить по своим векселям. И если они направили это против королевского дома, то я думаю, что в точно такой же степени по основополагающим устоям и других сообществ, не только англосаксонского, это общество будет наносить свои удары. Может быть, за этим уже будут стоять и институты государства, института семьи, институты традиций, истории нашей, религии обязательно…

Александр Денисов: Рафаэль Никитович, обычный вопрос. Если мы посмотрим на свои семьи, то, говоря по-русски, ну это западло – своих сдавать. Почему у них нет такого понятия внутреннего в отношении своей семьи? Ну это западло – усаживаться и гнать на свою бабушку. Я имею в виду принца Гарри. Ну ладно, твоя жена бестолковая, ты не успел ей рот заткнуть. Но ты-то что? Я вот этого не понимаю!

Рафаэль Ордуханян: Вы знаете, это сложно объяснить, сложно сказать, потому что мы не знаем просто, что сейчас там происходит. У меня вообще такое впечатление, что принц Гарри сейчас, знаете, какой-то заторможенный, под воздействием… я не знаю абсолютно, под каким. Потому что это не тот парень, который, я помню, очень бойко выступал и говорил о своей службе в Афганистане. Это не офицер английской армии. Просто непонятно, что с ним случилось и что с ним произошло.

Ольга Арсланова: Рафаэль Никитович, а это ли не признак вообще некоторых трансформаций психологических, которые в обществе происходят? Ведь сейчас, действительно, вот эта позиция жертвы, которой всей должны и которая не стесняется отрекаться от своих корней, не понимая, что таким образом ты и от своего внутреннего центра отказываешься, – это новая поросль. Понимаете, должны. То есть: «Мы не должны соблюдать никаких традиций, никаких обязательств перед королевским домом у нас нет», – но при этом претензий очень много. И это новая поколенческая психологическая модель, с политической точки зрения, может быть крайне опасна.

Рафаэль Ордуханян: Я думаю, вы правы. Я думаю, что вы правы. Наверное, это действительно и есть. Мне бы очень не хотелось так думать, что Гарри, ну, принц – мальчика 40 лет, почти под 40 лет, который является таким отображением этого всего. Но, судя по всему, частично это будет именно так. Я думаю, что мы еще узнаем в ближайшее время новости по поводу общего состояния, потому что в отношении Гарри и Меган существует определенная тайна. Я не могу пока говорить, но мне кажется, что Меган знает нечто про Гарри, чего не знают все остальные.

Александр Денисов: Ну вы заинтриговали, Рафаэль Никитович!

Ольга Арсланова: Да, Рафаэль Никитович.

Александр Денисов: Вы прямо заинтриговали! Что же это такое?

Рафаэль Ордуханян: Есть некоторая информация в американской прессе. Если будет возможность, потом… И вообще я не удивлюсь, если через пару дней будет бомба.

Ольга Арсланова: Ладно, мы погуглим, если что. Будем следить.

Рафаэль Никитович, по поводу удара. Вы говорите, что это удар по традиционному британскому устою. Очень многие британцы правда свою королеву любят. Красивая и действительно хорошая традиция. А насколько этот удар действительно сильный? То есть это просто дешевая провокация, которая рикошетом ударит по этой паре? Или действительно это удар по королевскому двору, вы всерьез его воспринимаете?

Рафаэль Ордуханян: Это очень серьезно. Мы видим, какие страсти накаляются сейчас и в блогосфере, и в средствах массовой информации. Это действительно, что называется, удар ниже пояса для современной Англии. Вспомните скандал с очень выдержанным (я знаю это) Пирсом Морганом, который в свое время был вместо Ларри Кинга, вел одну из центральных передач на американском телевидении CNN.

Александр Денисов: Уволили его, уволили.

Рафаэль Ордуханян: Его уволили, он ушел. То есть просто страсти накаляются сейчас до невозможности. Вы понимаете, в чем дело? Сейчас проблема не в том, что кто-то о ком-то сказал. Не проблема, что какие-то силы либеральные идут против консерваторов, традиционалисты против прогрессистов. Нет. Вопрос в том, что это неконтролируемая ситуация уже здесь происходит. И это, безусловно, отразится на английском обществе.

Александр Денисов: Вот что касается Пирса Моргана, поясним. Он высказался неодобрительно о Меган Маркл, британский журналист, тем не менее ему пришлось отправиться на выход. Удивительно! Встал на защиту своей же королевы – и пришлось уволиться. Вот этого я тоже не понимаю.

Рафаэль Ордуханян: А это и есть та самая абсолютно неконтролируемая реакция. Понимаете, ведь такого не было никогда. Королева – это было святое абсолютно. Я еще помню времена, когда известного комика Бенни Хилла, если вы его помните, его буквально до самоубийства довели, когда он позволил себе некоторые шутки против королевы. И вот сейчас у нас ситуация в корне абсолютно изменилась. Ничто уже не свято. А в моем понимании, англосаксонское общество уже без этого не сможет существовать.

Александр Денисов: Вообще все изменилось. У нас же песню Григорий Лепс поет: «Уходи по-английски». Мы-то считаем, что это тихо, спокойно, так сказать, прилично. А на самом деле уходить по-английски – это громко, срывается дверь с петель, скандал, сор летит и грязное белье. Вот так вот.

Ольга Арсланова: Да, действительно рушатся основы.

Спасибо. Рафаэль Ордуханян был с нами на связи, политолог и журналист. А мы не прощаемся пока.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Это реальное противостояние или просто провокация?