Школа удаляется на несколько лет?

Школа удаляется на несколько лет? | Программы | ОТР

Какие минусы у дистанционного образования, и есть ли плюсы? Это наша ТЕМА ЧАСА

2020-11-30T13:40:00+03:00
Школа удаляется на несколько лет?
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Сергей Комков
президент Всероссийского фонда образования
Роман Орловский
заместитель председателя Всероссийского общественного движения «Национальный родительский комитет»
Евгений Ямбург
заслуженный учитель России, директор Центра образования № 109 города Москвы

Иван Князев: В эфире «ОТРажение», мы продолжаем, Ольга Арсланова в студии...

Ольга Арсланова: ...Иван Князев и вы, главные участники нашей программы, потому что мы обсуждаем темы, которые, как мы надеемся, интересны всем нам.

Есть о чем поговорить. Вот у родителей российских школьников сдают нервы, и есть, в общем-то, от чего: дистанционное обучение продолжается, и, возможно, его продлят еще на 2 года.

Иван Князев: Да.

Ольга Арсланова: Да!

Иван Князев: Это предложение Роспотребнадзора. Сейчас вопрос о необходимости удаленного обучения решается на уровне регионов. Мэр Москвы заявил, что дистанционка позволила предотвратить рост заболеваемости коронавирусом среди учеников.

Ольга Арсланова: Но это не спасает дистант от критики. Например, министр образования Башкирии признал такое обучение неэффективным, привел в пример результаты всероссийских проверочных работ учеников 10-х классов, результаты которых оказались хуже, чем в прошлом году. Кстати, не только он критикует, по-моему, омский губернатор раскритиковал дистанционку в высшем образовании, он сказал, что врачами на дистанционке точно не станешь, не выучишься.

Иван Князев: Ну, в этом плане он, конечно, прав. В общем, недовольны дистанционкой и родители. В Новосибирской области они подписали жалобу в прокуратуру. В Саратове почти ежедневно выходят на акции протеста. В Москве собирают подписи против дистанционного обучения. В общем, все «за» и «против», нюансы собрали в нашем видеоматериале, давайте сейчас его посмотрим.

СЮЖЕТ

Ольга Арсланова: Давайте поговорим о том, как меняются наши школы и университеты во время пандемии и есть ли у этих очевидно вынужденных перемен какие-то положительные стороны. Звоните в прямой эфир, ждем ваших историй, делитесь вашим опытом и вашим отношением к дистанционному обучению.

Иван Князев: Ну а сейчас представим первого эксперта. Роман Орловский у нас выходит на прямую связь со студией, заместитель председателя Всероссийского общественного движения «Национальный родительский комитет». Здравствуйте, Роман Олегович.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Роман Орловский: Здравствуйте, коллеги.

Ольга Арсланова: Как настроение у Родительского комитета после новости о том, что вся эта история может продлиться еще на пару лет?

Роман Орловский: Настроение разделилось на два лагеря. Некоторым родителям, они берегут здоровье с

воих детей, для них здоровье первостепенно, а вторая часть родителей, им, соответственно, первостепенно именно психологическое, моральное состояние своего ребенка. То есть, собственно, два лагеря, и кому как нравится, это уже решает сам родитель.

Иван Князев: Ну а бьет по психике, да, дистанционка? Что родители говорят? Нервные дети стали у нас?

Роман Орловский: У детей очень большие психические расстройства начались. То есть, мне кажется, мы должны как-то родителям подсказать, что есть еще психологические какие-то истории, то есть есть курсы, как... Сейчас очень много информации в интернете, родитель может все найти, обратиться к специалистам и выстроить правильную модель общения со своим ребенком. Ведь немаловажно понимать, что таких условий никогда не было еще в мировой практике, у наших родителей, у нас с вами такого не было, что никуда нельзя выходить, нужно одевать маски. Поэтому необходимо сделать детям определенную скидку и относиться к ним более снисходительно, мне кажется.

Ольга Арсланова: Ой, слушайте, Роман, а можно вот...

Иван Князев: ...родителям скидку сделать?

Ольга Арсланова: Да, вопрос, что, мне кажется, для родителей это все намного тяжелее, чем для детей. Дети быстро адаптируются, у тех, кто помладше, нет никаких проблем на самом деле с дистанционкой, они ответственно сидят, пытаются учиться, их даже никто не отвлекает, ни какие-то там одноклассники... Те, кто постарше, ну тоже где-то пофилонят, где-то поучатся. Вот страдают родители в первую очередь, согласитесь, потому что им нужно работать как-то параллельно дома, им нужно как-то загрузить этого ребенка и точно проверить, что он учится, если он в это время на работе, и отсюда, собственно, все жалобы. Родители не хотят этим заниматься, у них не хватает ресурса.

Роман Орловский: Ну, я полностью с вами согласен, но на детей тоже идет нагрузка определенная. Вы знаете, что очень сложно общаться... Все мы привыкли к живому общению, все мы привыкли общаться на переменах, со своими сверстниками, ходить куда-то, а тут определенные ограничения, и психологическая нагрузка идет в том числе на детей, потому что нет только пострадавших в виде родителей, есть еще пострадавшие в виде детей, которые... Я просто на своем примере скажу, я отец троих детей, и мой младший брат, которому сейчас 18 лет, учится в университете. Я вам скажу, что у него проблемы с учебой пошли после дистанционки, хотя до дистанционки проблем никаких не было.

Ольга Арсланова: А что?

Иван Князев: Ну а что он не так делает-то, да?

Роман Орловский: Слушайте, во-первых, когда есть коллективное такое... То есть можно всегда спросить у своих одноклассников, можно спросить у каких-то учителей, можно подойти и так далее, ну, информацию проще гораздо получать в офлайн, чем в онлайн, это нужно понимать. Потому что в онлайн всегда есть соблазн что-то пропустить, поставить на паузу, отойти, выспаться и так далее. Поэтому офлайн – это такая... Школа современная серьезная, поэтому онлайн – это такое что-то новое.

Иван Князев: Просто хочется понять, это больше родительская проблема либо все-таки проблема детей. Вот родители когда пикетируют, они больше о себе думают либо о детях?

Роман Орловский: Мне кажется, проблема общая, и детей, и родителей. То есть родители почему так делают? – потому что видят, что с их ребенком есть изменения кардинальные, то есть ребенок меняется у них на глазах. Поэтому они и высказывают свое недовольство, то есть они понимают, что не такую судьбу они хотят для своего ребенка, чтобы ребенок смотрел в телевизор или в компьютер и получал образование. То есть у него ограниченное общение со сверстниками, у него не было школьной жизни, как мы все привыкли, как все наши родители, из года в год, из поколения в поколение, весь был процесс одинаков, а сейчас все по-другому, все изменилось. Поэтому родителям можно пожелать только терпения, а детям, ученикам прежде всего тоже терпения, и будем надеяться, что это все скоро закончится.

Ольга Арсланова: Спасибо вам. Роман Орловский был с нами на связи.

Иван Князев: Ну вот несколько SMS. Из Новгородской области: «Родители не приучили детей к самодисциплине, и это все плохо влияет на их обучение». Вот такое мнение из Московской области: «Удаленка доведет родителей и детей до дурдома». Из Омской области: «У моей внучки в 7 классе на удаленке даже двоечники стали хорошистами, это о чем-то говорит, наверное», – то есть обратная история получается.

Ольга Арсланова: И зря страдают.

Иван Князев: Из Ленинградской области: «Дети после дистанционки будут безграмотными».

Ольга Арсланова: «Верните детей в школы», «Нет социального равенства», «Дистанционка – позор!», «Я учитель с 50-летним стажем, все мои коллеги против дистанционки категорически», – пишут нам. Что вообще лежит в корне вот этих недовольств, обязательно поговорим чуть позже.

А давайте сейчас посмотрим две истории от наших корреспондентов о том, как школьники учатся на удаленке.

СЮЖЕТ

Ольга Арсланова: «Ко всему привыкают, зато на футбольных площадках дети появились», – наш зритель пишет.

Иван Князев: Москва: «Мой ребенок учится в 10 классе на дистанционке. Мало того, что образование никакое, так еще целый день сидит за компьютером, портит зрение, физическая нагрузка вообще отсутствует». А вот из Кировской области считают, что дети, наоборот, рады сидеть дома и ничего не делать. Из Нижегородской вот тоже SMS: «Дистант – это игра «угадай-разгадай», одни тесты, это не обучение».

Ольга Арсланова: Нам, кстати, из Нижегородской области позвонила Клавдия, давайте ее послушаем. Добрый день.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте.

Ну, хочется со слезами на глазах высказать свое недовольство по этому обучению. Дети многого недополучают. Не каждый ребенок контролируется дома, не каждый может... Иногда неправильно войдут, не у каждого есть средства для этого правильные обучения. Мы, в общем, все возмущены, мы, в общем, все очень против. Мы хотим, чтобы эти три класса, которые вычеркнули из... Всего-то ведь, допустим, 6–8-е, еще 10-й, по-моему, у нас не учатся, так, дистанционно. Мы хотим, чтобы наши дети были на общих основаниях, чтобы они получали образование как положено, как положено по Конституции, как было...

Ольга Арсланова: Клавдия, а поясните нам, пожалуйста, у вас сейчас до какого числа это продлилось?

Иван Князев: У вас внуки на дистанционке?

Ольга Арсланова: Сколько еще сидеть они будут?

Зритель: Ну, пока что неограниченно, вот нет у нас такого, что вот сегодня не учимся, завтра пойдем.

Иван Князев: У вас сколько детей или внуков на дистанционке, Клавдия? Как они занимаются?

Зритель: А?

Иван Князев: Сколько у вас внуков на дистанционке или детей, может быть? Как они занимаются?

Зритель: У меня один внук сейчас на дистанционном учении...

Ольга Арсланова: ...и этого достаточно, да.

Иван Князев: Родители помогают?

Зритель: Что?

Иван Князев: Родители помогают?

Зритель: Ну, родители... Родители работают.

Иван Князев: А, то есть сам занимается.

Зритель: Да, в общем-то да. Ну а вечером родители приходят, но времени все равно не хватает, чтобы... Да и не каждый родитель, как сказать, в силах это сделать.

Иван Князев: Это точно.

Ольга Арсланова: Спасибо вам.

На самом деле тут главный вопрос у многих наших зрителей, почему тех, кто в младшей школе, оставили в офлайн, а старшеклассников посадили на дистанционку. Что, вирус как-то особенно выбирает? Но тут вопрос, вероятнее всего, в том, чтобы вообще сократить число людей в школе, ну вот сделан выбор в пользу более старших, потому что с ними уже можно дома родителям не сидеть, которые вынуждены, кстати говоря, работать.

Иван Князев: Сергей Комков у нас сейчас выходит на связь со студией, президент Всероссийского фонда образования. Здравствуйте, Сергей Константинович.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Сергей Константинович.

Сергей Комков: Добрый день.

Ольга Арсланова: Ну, вообще можно понять родителей, которые возмущаются, с одной стороны. С другой стороны, ситуация такова, повлиять на нее никак невозможно, очевидно, пандемия, какие-то решения будут приниматься непопулярные, с этим придется смириться. Вопрос: как сделать дистанционное образование эффективным? Как его сделать лучше вот в таких обстоятельствах?

Сергей Комков: Вы знаете, честно говоря, я думаю, что эффективным дистанционное образование не будет никогда. Это уже доказано практикой, и все педагоги, ученые-педагоги, это прекрасно понимают. Дистанционное образование может существовать только как вспомогательная форма. Как основная форма образования дистанционное образование существовать не может, это абсолютный нонсенс. Потому что надо понимать, что система образования – это целостная система формирования личности гражданина, а формировать личность гражданина через компьютер невозможно. Поэтому надо сегодня делать все, для того чтобы как можно быстрее государству справиться вот с этой заразой, с пандемией, и все-таки вернуться к нормальной форме образования, потому что школы никто никогда не заменит...

Иван Князев: Это точно.

Сергей Комков: ...и нормального педагога, нормального учителя живого, нормального педагога, так сказать, в высшей школе тоже никто никогда не заменит.

Ольга Арсланова: Но, Сергей Константинович, учитель должен, прошу прощения, как раз остаться живым и здоровым. Понимаете, здесь же все делается для того, чтобы обеспечить безопасность в первую очередь учителей, в первую очередь пожилых учителей.

Сергей Комков: Я еще раз говорю, это одна задача государства, сохранить и как можно быстрее решить проблему преодоления вот этой кризисной ситуации. Но говорить о том, что дистанционное образование должно стать нормой образовательной, нельзя, потому что...

Иван Князев: Ну, пока...

Сергей Комков: Потому что, еще раз повторяю, это как особая, чрезвычайная мера в период вот этой вот чрезвычайной ситуации. А для того чтобы улучшить в какой-то степени систему в период вот такой ситуации чрезвычайной, для этого должны поработать специалисты, специалисты грамотные, причем работающие в этой сфере давно уже... Вот есть такой опыт, наработанный в Москве, это «Московская электронная школа», которая давно уже, не первый год работает, этот опыт надо каким-то образом использовать. Сегодня, к сожалению, во многих регионах вообще никакого опыта в этом плане нет, этим никогда не занималась Российская академия образования, просто это, знаете, как снег на голову свалилась для многих эта ситуация.

Во многих... И давайте говорить прямо: во многих регионах сегодня, вот вы говорили про Пермский край, но ведь там во многих районах Пермского края просто нет элементарно сигнала, там даже задание получить учащиеся не могут и передать эти задания, для того чтобы учитель поработал с этими заданиями, не могут, там залезают дети на деревья и на вышки, для того чтобы «поймать» элементарно задание.

Поэтому давайте так, вот об этом говорил, кстати говоря, еще летом, в период проведения специального заседания Совета по образованию президент России Владимир Владимирович Путин. Он говорил о том, что да, элементы дистанционного образования в период чрезвычайной ситуации еще как-то нужно и можно сохранять, но все-таки основной формой образования должна оставаться очная форма образования, и именно к этому надо стремиться, к этому надо возвращаться нам.

Иван Князев: Давайте послушаем телезрителей сейчас. Павел у нас на связи из Пензенской области. Павел, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Вот у нас проблема такая, на дистанционное управление отправили детей, у меня их двое. И у нас получается как? Компьютер есть, а интернета нет, здесь не заходит. Мы живем в селе, ну в деревне, и не доходит, как бы сказать, интернета нет у нас.

Иван Князев: Сигнал.

Зритель: Да, сигнала нет. И вот нам, получается, у меня двое детей учатся, чтобы обучаться как-то, компьютер стационарный, естественно, не повезешь его в другой поселок, где есть интернет. Получается, на телефоне мы, ну как, общаемся, вот. И у нас вот проблема такая, что вот у нас есть там сосед, благодаря ему мы, допустим, ездим и обучаемся за счет телефона.

У меня, допустим, вот я не работаю, тесть, отец моей жены инвалид, сидит дома, у него ноги не работают, в инвалидной коляске, вот. И нам приходится нанимать машину, вывозить их за 17 километров в другой поселок, чтобы они ну как бы могли обучаться.

Иван Князев: Ужас какой.

Ольга Арсланова: А скажите, у вас что, в вашем поселке заболеваемость высокая коронавирусом? Почему такое решение принято?

Зритель: Вот я тоже вот этому удивляюсь. У нас, допустим, насколько я знаю, у нас здесь детей практически нет, одни старики.

Иван Князев: Может, учителей нет просто?

Зритель: Учителя есть, все есть, просто что вот отправляют детей... Там кто-то, допустим, чихать начал или кашлянул немножко, все, их сразу отправляют домой и сразу все, прекращается вся учеба, «сидите дома, учитесь».

Ольга Арсланова: Да, спасибо. Просто понятно, когда дистанционку вводят в Москве, и зачем дистанционка в...

Иван Князев: ...пустых селах, где три ученика.

Ольга Арсланова: ...в пустом селе, не очень понятно.

Иван Князев: Сергей Константинович…

Ольга Арсланова: Такое ощущение, что перестраховываются.

Иван Князев: Может быть.

Я, знаете, по поводу, вы упомянули вот эту «Московскую электронную школу», обучение это – а вообще сколько у нас вот этих платформ разработано для дистанционного обучения? Кто вообще отвечает за их адекватность?

Сергей Комков: Да практически никто. Сегодня Министерство просвещения России только-только приступило к экспериментальной разработке такой вот программы, а Российская академия образования этим не занималась и не занимается, идет только в стадии эксперимента все это...

Иван Князев: В общем, кто в лес, кто по дрова. Я так понимаю, учителя сами выбирают, домашнее задание на какой платформе задавать ученикам?

Сергей Комков: Вот именно, понимаете. И я еще раз повторяю, что здесь идет полная, извиняюсь, махновщина, и никто не понимает, что происходит. И вот в такой ситуации бросать школу в эту, извиняюсь, пробоину такую, это означает, что мы пытаемся загубить практически всю систему российского образования.

Ольга Арсланова: Смотрите, вот нам тут некоторые зрители пишут, редкие защитники дистанционки: «В чем проблема учиться дома из-за пандемии? В детстве я часто и долго болела и сама училась по учебнику, за неделю спокойно штудировала учебник». Понятно, что обучение дома, дистанционно требует совершенно другого уровня самодисциплины, другой отдачи. Но раз мы сейчас в такой вынужденной ситуации, те, кто хотят учиться, наверняка смогут это сделать.

Сергей Комков: Ну, вы извините меня, дело в том, что процесс образования – это не только процесс получения некоторого набора знаний. Да, какая-то часть ребятишек вполне достаточные может получить знания через компьютер. Но надо понимать, что образование, процесс образования – это целостный процесс формирования личности будущего гражданина нашей страны. И поэтому через компьютер никогда и никакую личность не сформируешь. Мы сформируем, извините меня, робота, которого потом можно запрограммировать на любую гадость. Никто не предскажет, что заложено будет в голову этого робота и что потом этот робот сотворит, что потом мы получим из этих сформированных роботов, каких граждан мы получим в нашей стране. Это очень опасное явление.

Ольга Арсланова: Ну Сергей Константинович, но у этого ребенка есть семья, которая ему прививает какие-то нормы, есть друзья, с которыми он продолжает общаться несмотря на пандемию. Что такого особенного в школе он получит, чего он не может получить онлайн, общаясь с тем же преподавателем?

Сергей Комков: Вы знаете, я много лет проработал в школе, начиная от старшего пионерского вожатого и до директора школы, и я знаю, что только сочетание школы, семьи и социальной среды может сформировать из человека личность. Семья, да, имеет большое значение, но надо понимать, что сегодня очень большое количество проблем находятся и внутри семьи. Поэтому, не снижая роли семьи, надо понимать, что перекладывать всю ответственность на семью тоже нельзя, семья тоже сегодня находится в очень сложной ситуации. Поэтому не надо перекладывать социальные функции все полностью только на семью, поэтому исключать роль педагога, наставника ни в коем случае нельзя, и превращать педагога в тьютора, некоего, знаете, придатка к компьютеру – это очень опасное явление.

Иван Князев: Ох...

Сергей Комков: Это может кончиться очень серьезными последствиями.

Иван Князев: Спасибо вам большое.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Иван Князев: Сергей Комков, президент Всероссийского фонда образования.

Ну, учителя как, тьюторы, а дети роботы? Ну конечно, одни тесты решают целыми днями, с утра до ночи.

Ольга Арсланова: «Какие есть плюсы и минусы у дистанционки? Какие проблемы с обучением возникли у ваших детей?» – такие вопросы задавали наши корреспонденты жителям разных городов. Давайте посмотрим.

ОПРОС

Ольга Арсланова: Какие молодцы! То есть дети становятся как-то многофункциональными, очень полезный навык для современного мира.

Иван Князев: «Не у всех папа профессор, в иных семьях телефоны кнопочные», – это пишет наш телезритель из Ленинградской области. «Почему молчат врачи? – из Чувашии вопрос. – Кривая спина, плохое зрение гарантированы, испорченная психика опять же».

Ольга Арсланова: А вот еще: «Удаленка зло, дети старших классов ходят по торговым центрам, ездят в общественном транспорте, но при этом у нас удаленка. Техника есть не у всех, не можем зайти, и это в Москве. Ребенок сидит перед компьютером почти 12 часов». Так он по торговому центру все-таки ходит или за компьютером сидит, вопрос.

Иван Князев: А может, он совмещает.

Евгений Ямбург у нас сейчас на связи, директор Центра образования №109 города Москвы, заслуженный учитель России. Здравствуйте, Евгений Александрович.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Евгений Ямбург: Здравствуйте, добрый день.

Иван Князев: ЕГЭ, ОГЭ убрать все-таки в этом году или нет, то, что родители требуют?

Ольга Арсланова: Столько недовольных все-таки дистанционкой...

Евгений Ямбург: Ну, вы знаете, недовольных будет всегда много. Вы знаете, сейчас главное, конечно, избегать паники. Я вам скажу так: ничего дороже здоровья нет, это первое, это все понимают, ну как, не все, конечно, ну потому что в Москве сотни тысяч родителей, но на митинг против дистанционки вышло всего 200 человек, вот почувствуйте разницу, как говорят в рекламе, понимаете? Раз такая ситуация, значит, надо без паники, скажем, пережить этот период. Он, безусловно, не будет постоянным, это тоже понятно. Также не с чем спорить: никто не заменит живого учителя, это тоже совершенно очевидно, и никто и не ставит вопрос так, что это будет всегда теперь дистанционно и так далее.

Но с другой стороны, нужен очень тонкий баланс, баланс, который сочетает и офлайн-, и онлайн-обучение, и такой баланс постепенно достигается. Не думайте, что учителя счастливы, потому что подготовить 2–3 урока – это одно, а когда 20 уроков, они слепнут. Чтобы сделать приличный контент, с хорошим дизайном, это бешеная работа, и никто не является фанатиком бесконечного дистанционного обучения.

Но отменять ЕГЭ я бы не стал, и я объясню. Я обращаюсь к опыту предыдущего учебного года, IV четверти, когда все это обрушилось. Правда, Москва оказалась готова, и вот коллега Комков прав, потому что она готова была и с точки зрения ресурсов... Поэтому, когда несколько детей в семье, мы спокойно раздавали дополнительные ноутбуки, чтобы ребенок начальной школы не мешал ребенку старшей школы. Кроме этого, учителя оказались обучены, потому что в системе «Московской электронной школы» еще до всякой пандемии 90% с лишним прошли это обучение, это не было как снег на голову. И что выяснилось?

Теперь о плюсах, они тоже есть. Ну вот я вам скажу, что дети ведь сдавали ЕГЭ в прошлом году, блистательно сдавали, и там много стобалльников, кстати, больше, чем было в прошлые годы. Я скажу, за счет чего, чудес не бывает: потому что в прошлом году мы ведь очень рано выдали аттестаты зрелости так называемые, но и после этой выдачи учителя продолжали работать, продолжали работать с ними дифференцированно. То есть с детьми, которые поступают в медицинские классы, это повышенная биология, химия; филологические – это язык и так далее, и тому подобное. Вот в сочетании с дифференциацией они подготовили блистательно.

И кстати, кто вышел, стал выходить вперед? Ну, для непрофессионалов я называю их «тихушниками»: это дети аутичные, дети-интроверты, которые при всех остальных в классе стеснялись выглядеть глупо. А тут они оказались один на один, они с троек поднялись на четверку и потом живьем доказали, что они сдали блистательно. И я вам должен сказать, экзамен ЕГЭ не был по уровню опущен из-за того, что, – нет, он был сложный, достаточно сложный.

Я по первому образованию историк, я вам хочу сказать, что есть такой очень для меня волнительный польский пример. В годы фашистской оккупации была налажена тайная работа педагогов (бесплатная, конечно) в лицеях и в университетах, и принимали там экзамены по всей строгости, без скидок на то, что это подпольно и так далее, потому что, если есть мозги, если есть интеллигенция, нация не пропадет.

Поэтому еще раз говорю, не являясь фанатиком дистанционного обучения, я хочу сказать: ну раз такая ситуация, ну давайте беречь здоровье. Кстати, болеющих много, и я сам только что вышел из COVID, ну вот повезло...

Ольга Арсланова: Ой-ой-ой.

Евгений Ямбург: Теперь у меня... Я только первый день сегодня, я 3 недели был в карантине, теперь у меня есть антитела и так далее. И сегодня замен очень много, и у многих учителей умерли у кого-то муж, у кого-то жена, и вот сейчас у меня двое уехали хоронить и так далее, это не шутки. А вот эта дистанционка вдвое сократила количество заболевших – это что, с этим можно не считаться?

И наконец последнее, тут я с господином Комковым согласен только отчасти. Существуют реально разные платформы, есть WhatsApp, есть Zoom, есть «Яндекс.Teams». В принципе учителям разрешено работать с той платформой, которая удобна, можно выбирать. Правда, на самом деле в самом начале был такой крен, давайте нашу патриотическую «Яндекс.Teams», она только разрабатывается, она часто падает, электронный журнал зависает. Ну и особенные патриоты сделали под козырек... Но я вам хочу сказать, там есть тоже свои преимущества, я сейчас разбираюсь...

Ольга Арсланова: Но это, в общем, нюансы, которые можно решить.

Евгений Ямбург: Да, но самое...

Ольга Арсланова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам большое.

Ольга Арсланова: Жаль, время подходит к концу.

Иван Князев: Евгений Ямбург был с нами на связи, директор Центра образования №109 города Москвы.

Эту тему наши коллеги вечером еще продолжат, поэтому будет возможность высказаться, обсудить все. Тут интересная SMS из Саратовской области: «У всех вдруг появилось желание пойти в школу, что бывает редко у учителей и у учеников».

Ольга Арсланова: Давно такого не было.

Иван Князев: Скоро продолжим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (4)
Ольга
Против дистанционного обучения!
Афанасьев Ярослав
Я категорически против дистанционного образования и системы образования основанной на ЭГЭ. Весь мир уже отказался от них!
Ольга
Категорически против дистанта. Это убивает здоровье детей и их психику.
Александра
Категорически против дистанционного обучения! И дело не только в социализации,которая ребенку необходима. Больше всего ребенку необходимо здоровье и нормальное образование. Его можно получить либо в школе, либо дома - домашнее обучение, к последнему не у всех есть ресурс! А дистант - не даёт никакого образования плюс портит здоровье. - особенно зрение и психику... А самое главное, с каких пор мы начали жертвовать детьми и их будущим ради взрослых? Это ж аморально!!!! Ковид - давайте смотреть статистику - тяжёлый грипп и не более. По какому праву детей калечат, ради того чтобы некоторые взрослые заразились этой болезнью - но позже! Надо же понимать, что вирус в популяции и им все равно все рано или поздно переболеют. Какой толк от дистанта???
Какие минусы у дистанционного образования, и есть ли плюсы? Это наша ТЕМА ЧАСА