Школьники вернулись за парты

Школьники вернулись за парты | Программы | ОТР

Много ли упущено за время дистанционки? И в каких формах она может вернуться?

2021-02-02T21:42:00+03:00
Школьники вернулись за парты
Бизнес после пандемии. Как подготовиться к пенсии. Долги за «коммуналку». Отпуск-2021
Гольфстрим стал очень медленным
Инвестпортфель на старость
Спасти и сохранить бизнес
Где и как россияне будут отдыхать в этом году
В долгах по самые ЖКУ
Бизнес закрывается: выручки нет, господдержки не хватает…
ТЕМА ДНЯ: Хочу пенсию в 100 тысяч!
ЖКХ: новые правила
Бесплатное высшее – только льготникам?
Гости
Эмма Сафиуллина
учитель английского языка гимназии № 39 (г. Уфа)
Людмила Бокова
исполняющий обязанности директора федерального института цифровой трансформации

Оксана Галькевич: Продолжаем наш прямой эфир. В большинстве регионов дети наконец-то вернулись за парты не так давно после долгого довольно пребывания на дистанционном обучении. Еще год назад в это самое время, в январе 2020-го, мы, я думаю, и представить себе не могли, что у нас впереди такое испытание. А теперь что? А теперь все больше рассуждений о том, что дистанционное образование в том или ином виде сохранится и что это даже необходимо сделать в том или ином виде.

Константин Чуриков: Ну да, это заявляют те или иные политики, руководители, кстати, все по-разному говорят. Но аргументы самые разные. Есть мнение, что это и удобно, и современно, дистанционное образование, ну, видимо, чтобы шагать в ногу со временем. Вот Федеральный институт цифровой трансформации в сфере образования, согласно госзакупкам, условиям госзакупок, потратит 800 миллионов рублей на приобретение образовательного контента для школьников в новых форматах: это могут быть подкасты, видеоролики, квесты, компьютерные игры, симуляторы.

Оксана Галькевич: Это не только удобно и современно, это еще и модно сейчас, Константин.

Константин Чуриков: Очень.

Оксана Галькевич: Да. Интересно, уважаемые зрители, что вы об этом думаете. Нужно ли в каком-то виде внедрять новые, цифровые в том числе, дистанционные форматы обучения? Выходите, пожалуйста, с нами на связь и с нашими экспертами тоже, вы всегда можете не только своим мнением поделиться, но и задать им вопрос. Телефоны у вас, я напомню, на экранах указаны, они совершенно бесплатные для звонков и для ваших SMS-сообщений.

Константин Чуриков: Ну а мы сейчас побеседуем с Людмилой Боковой, это исполняющая обязанности директора Федерального института цифровой трансформации. Людмила Николаевна, здравствуйте.

Людмила Бокова: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Людмила Николаевна, понятно, что по-разному относятся родители к, скажем так, пережитому опыту. Для многих вот эта цифровизация, дистанционное обучение вообще просто вызывает какую-то оторопь. Расскажите, пожалуйста, подробнее об этой закупке, что все-таки планируется и какую пользу это принесет детям, на ваш взгляд.

Людмила Бокова: Ну, во-первых, должна констатировать факт, что у нас нет дистанционного образования именно и задача не состоит в том, чтобы создать дистанционное образование. Есть возможности использовать дистанционные технологии в обычном формате...

Константин Чуриков: Так, у нас испортилась связь, это означает, что мы сейчас ее попробуем восстановить буквально за несколько секунд...

Оксана Галькевич: Давайте просто по телефону пока попытаемся связаться с нашим экспертом.

Константин Чуриков: Может быть, и по телефону тоже.

Оксана Галькевич: Друзья, а пока ждем сейчас ваших звонков и ждем сообщений. Пишут уже на самом деле много, Воронеж например: «Дистанционка никогда не заменит традиционное образование. Школьники должны ходить в школу, учиться общаться в том числе со своими одноклассниками», – кстати, это правильное очень замечание по поводу личного общения.

Константин Чуриков: Ну а сейчас небольшой видеоопрос о плюсах и о минусах дистанционного образования, что говорят родители, жители Краснодара, Кунгура и Екатеринбурга.

ОПРОС

Константин Чуриков: Ну да, это мы тоже показывали в нашем эфире. Я просто подумал, что если дети подольше, на часик на два, поспят, то и родители тоже на час-два дольше поспят, и будет всем счастье в семье.

Оксана Галькевич: Родители уже на взводе, Костя, ты слышал, сказала женщина, на самом деле...

Разные сообщения нам приходят, достаточно, вы знаете, очень активно вы подхватили эту тему для обсуждения. Вот, например, с сайта нам пришло, у нас есть чат прямого эфира, друзья, напомню, оттуда пришло сообщение, что «обеспечьте конституционное право на образование, общедоступное и бесплатное, прекращайте всякие коррупционные госзакупки», – видимо, наш зритель считает, что вот эти цифровые технологии, вот эти все подкасты не нужны.

Константин Чуриков: А Москва пишет, Оксана: «Цифра» в школе – это прекрасно».

Оксана Галькевич: Вот, только не аргументированно.

Константин Чуриков: Не аргументировано.

Оксана Галькевич: Друзья, приведите какие-то свои доводы, пожалуйста.

Константин Чуриков: Доводы самые разные.

Сейчас мы возвращаем в эфир Людмилу Бокову (надеюсь, связь восстановилась), исполняющая обязанности директора Федерального института цифровой трансформации. Людмила Николаевна, продолжаем разговор. Так, собственно, чем это поможет детям, закупка цифрового контента, применение его?

Людмила Бокова: Да. Во-первых, конечно же, это поможет детям, особенно тем, кто вынужденно иногда находится на домашнем обучении, таких деток много, это детки в том числе и с ограниченными возможностями, это для них единственный способ общаться и получать знания. Конечно же, цифровой контент поможет в подготовке учителя для проведения урока, и, собственно говоря, данная возможность предоставляется за счет того, что учитель может применять, содержательно применять уже тот контент, который соответствует всем образовательным стандартам, соответственно, соответствует примерным программам, и он выверенный, то есть имеет все возможности экспертного заключения.

Константин Чуриков: Так. Людмила Николаевна, вы говорите, что это поможет учителю (сейчас, Оксана, буквально секунду) лучше подготовиться к уроку. Мне как-то стало страшно: а что, учитель у нас без цифрового контента не сможет этого сделать?

Людмила Бокова: Сможет, но тогда, собственно говоря, вся ответственность за то содержание и так, собственно, лежит на учителе без, собственно говоря, создания цифрового контента, а здесь, в данном случае он будет достаточно быстро, оперативно использовать ту базу знаний, которая будет сформирована, выверена и соответствовать образовательному стандарту и примерной образовательной программе. То есть это будет гораздо меньше времени потрачено на то, чтобы подготовиться к занятиям.

Оксана Галькевич: Людмила Николаевна, мы активно призывали наших зрителей звонить и высказываться, задавать вопросы. Вот Нина из Москвы хочет пообщаться в прямом эфире. Нина, здравствуйте, мы вас слушаем.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Очень приятно, очень рада слышать Оксану и Константина.

Оксана Галькевич: Взаимно.

Константин Чуриков: Спасибо.

Зритель: Я уже пожилой человек, у меня внуки и правнуки учатся в школе, я сама имею прямое отношение к просвещению, к образованию. Категорически против дистанционного образования! Это полностью потеря нашего образования. Хотят из наших детей, внуков и правнуков сделать Иванов, не помнящих родства. Категорически против! И считаю, что гнут ту же линию, которую продолжал, возглавлял Департамент образования города Москвы Калина, а теперь хотят все это распространить на всю Россию. Невозможно, нужно бороться! Категорически против!

Константин Чуриков: Нина, не знаем вашего отечества, какое у вас отчество?

Оксана Галькевич: Почему?

Зритель: Нина Петровна.

Константин Чуриков: Нина Петровна, вот про своих внуков и правнуков расскажите, вот с чем они вернулись за парты. То есть что, действительно прямо потеряно время было?

Зритель: Вернулись за парты. Внук, значит, в 10 классе, все по нулям, старался, занимался. Допустим, задают по физике 10–12 задач, примеров, ну что по физике, там опыта, да? Он начинает решать. Пока преподаватель в течение 15 минут объясняет, как это оформить, как, что, чего, 30 минут дают на решение десяти этих задач или примеров, не успевает. Затем должен 5–6 часов сидеть еще делать домашнее задание. У него стало падать зрение, сутулый парень, был красавец парень, все. Мало того, что никакого общения.

Неужели я как преподаватель иностранных языков, я помню, как мы преподавали и в институте, и в школе, с глазу на глаз общаешься с ребенком. Я до сих пор помню, мне 80 лет, меня до сих пор студенты помнят, какую душу я в них вкладывала. А это зачем? Это просто вредительство, считаю я! Я человек патриот, человек, воспитанный в советское время, это категорически нужно запретить! Кому-то это выгодно.

Константин Чуриков: Спасибо, Нина Петровна.

Оксана Галькевич: Ага. Очень интересно, да, очень интересно. Спасибо за ваш звонок, за ваше мнение. Людмила Николаевна, ну парируйте.

Людмила Бокова: Во-первых, это не относится никак с тем понятием, которое сегодня звучало, дистанционное образование, у нас нет такого понятия и мы не создаем никаких препятствий для того, чтобы как-то нарушить традиционный образовательный процесс, введя какое-то некое дистанционное образование. Это совершенно не так. Основная задача – это, собственно говоря, предоставить возможность равного доступа к образовательным ресурсам независимо от того, где проживает ребенок, есть ли у него интернет в школе или нет у него интернета в школе, в любом случае эти знания будут доставлены в образовательное учреждение, а учитель уже волен сами распорядиться, как ему обеспечить доставку этих знаний уже на территории школы.

Оксана Галькевич: Людмила Николаевна, а не получится так, что, вот смотрите, ну такие регионы, такие территории, где есть возможность и учителя хорошего в школу принять, и вообще, в принципе обеспечить педагогами всех учеников без каких-то там, без нехватки специалистов, они будут в одном положении, а вот удаленные территории, где не всегда есть учителя по всем предметам... У нас, знаете, сюжеты были, как один педагог где-то в Читинской области 6 предметов, по-моему, преподавал. Помнишь, он и музыку там...

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: ...и физику...

Константин Чуриков: И информатику, все вообще, да.

Оксана Галькевич: ...информатику и все, да. Будут в разном как бы положении, в неравном. И вот, собственно, там, где не хватает специалистов, учителей хороших, там будут больше использовать вот эти вот цифровые форматы, вот эту вот дистанционную форму обучения, соответственно, качество будет...

Людмила Бокова: Подождите, подождите-подождите, их использовать может у-чи-тель.

Константин Чуриков: Ага.

Людмила Бокова: Ни один контент не может быть реализован машиной или еще кем-то. Это инструмент для учителя.

Константин Чуриков: А, слушайте, ну это все меняет, извините. У нас в школах есть интерактивные доски, ее же учитель включает, учитель же там решает, что там написать, на этой доске.

Людмила Бокова: Конечно, конечно. Он получает возможность только, во-первых, использовать выверенный образовательный контент в стандартном, нам привычном всем поле. Но при этом он получает контент другого уровня: он может показать картинку в учебнике, а может показать виртуальную лабораторию – это же хорошо? Хорошо для наших детей.

Константин Чуриков: Картину из музея показать, например.

Оксана Галькевич: Экскурсия по Эрмитажу, да?

Людмила Бокова: Либо сходить в...

Константин Чуриков: Вот, хорошо, что мы с вами побеседовали, зато во всем более-менее разобрались. Спасибо большое. Людмила Бокова, исполняющая обязанности директора Федерального института цифровой трансформации. Так, что тут пишут...

Оксана Галькевич: У нас еще один звонок сейчас, давайте из Свердловской области Андрея выслушаем, там уже поздний вечер, ночь я бы даже сказала. Андрей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Я бы хотел высказаться о том, что на дистанционном обучении ребятишки могут вообще одичать, плохо будут адаптироваться к жизни.

Константин Чуриков: Ребятишки уже там одичали, мне кажется, Андрей, вот так по своим сужу.

Зритель: Да, они уже начинают потихоньку дичать.

Константин Чуриков: Ну да, вот их как-то надо вывести в люди и больше уже не вводить...

Оксана Галькевич: Вернуть обратно, да, вернуть, как говорится, обществу полноценного гражданина.

У нас очень много сообщений на нашем портале. Вот, например, Кемеровская область пишет: «Мой средний сын как учился успешно, так и продолжает, а младший учиться ленится, поэтому при любом формате обучения у него возникают сложности».

Константин Чуриков: «Следующий шаг – телеобразование, как в медицине», – Ленинградская область. Кстати, между прочим, телеобразование, многих вот телеобразование и спасло в период пандемии, уроки показывали...

Оксана Галькевич: ...в том числе по ОТР.

Константин Чуриков: ...перед ЕГЭ, кстати.

Оксана Галькевич: Но это, кстати, бесплатно, потому что вот Новосибирск отмечает такой вопрос, что вот это все дистанционное образование, когда ребенок дома, а учитель в школе и нужна какая-то связь, – это дорого для семейного бюджета. «Сколько стоит хороший ноут?» – спрашивает тебя наш зритель из Новосибирской области, Костя. – Штук 40? Для среднего класса с зарплатой в 17 тысяч такое не позволительно, не потянуть».

Константин Чуриков: Я давно не покупал ноут.

Сейчас мы поговорим с Эммой Сафиуллиной, Эмма Эдуардовна учитель английского языка гимназии №39, город Уфа. Эмма Эдуардовна, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Эмма Сафиуллина: Здравствуйте-здравствуйте, добрый вечер.

Константин Чуриков: Да. Вот дети вернулись в школы после дистанционки, с чем они вернулись? Вот ваше просто мнение, скажем так, профессионала, мнение педагога.

Эмма Сафиуллина: Спасибо за вопрос. Я полагаю, что в нашем случае, в случае с нашей гимназией нашего региона мы можем констатировать, что особых изменений не произошло. И все потому, что, когда мы перешли на дистант, мы к нему готовились, у нас было время подготовиться, и мы старались максимально грамотно, мудро подойти к этому вопросу. Это возможности...

Оксана Галькевич: Эмма Эдуардовна, скажите, ну вы как педагог, вам было проще или сложнее все-таки взаимодействовать с классом? Вот у вас в группе сколько ребят, и всех их нужно выслушать, да?

Эмма Сафиуллина: Сложнее всего было, наверное, конечно, нам, учителям. Детям, я думаю, поскольку дети современные, дети поколений, которые называют Z, они на «ты» с любой техникой. Было сложнее учителям, и было сложнее прежде всего психологически, потому что нам не хватало их живых глаз, нам не хватало их реакции, нам не хватало их именно дыхания, признания, что они понимают или они не понимают, вот нам было сложнее. А дети, мне кажется, достаточно легко и гибко входили в дистант.

Константин Чуриков: Эмма Эдуардовна, общего порядка вопрос: как вы думаете, почему в нашей стране, ну казалось бы, в каждой школе учат английскому языку, но у нас большинство людей, мне кажется, просто не говорят на этом языке. Скажешь: «How do you do?» – они тебе начинают отвечать, как у них дела. Вот с чем это связано? Что нужно поменять?

Эмма Сафиуллина: Вот этот вопрос всегда стоит у нас и перед нами, и перед нашими коллегами не только английского языка, и французского, и немецкого. Я полагаю, что корни этого вопроса далеко-далеко в истории Советского Союза, потому что, когда мы учились, даже когда я училась, все-таки у нас не было живого общения. А сейчас современные дети гораздо продвинутые, у них есть общение. И вот да, именно дистанционное обучение этому тоже способствовало, потому что у детей появилось очень много друзей из стран англоговорящих, и поэтому наши дети общаются.

Константин Чуриков: А-а-а.

Эмма Сафиуллина: Сейчас, поверьте, совсем другая картина.

Константин Чуриков: Дальше надо выяснить, о чем они там общаются, да, с этими... коллегами из других стран.

Эмма Сафиуллина: ...конечно, скажем, вот опять же сейчас слово включу в наш разговор, от программы зависит. Если человек действительно настроен на знания, на познание, он будет искать себе собеседников интересных, не только в TikTok.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Да, хотелось бы.

Оксана Галькевич: Эмма Эдуардовна, давайте послушаем вместе Татьяну из Владимирской области. Татьяна, здравствуйте. Вы родитель или педагог?

Зритель: Здравствуйте. Я педагог на пенсии, бабушка.

Оксана Галькевич: Так.

Зритель: У меня пять внуков, четыре школьника. О чем бы я хотела сказать? Может быть, в большом городе это образование или элементы этого образования и доступны, все готово, все есть. Во-первых, многие учителя в школах не готовы, чтобы вести уроки онлайн. Во-вторых, техники не хватает как в семьях, так и в школе. В-третьих, интернет ловится плохо. Вот сейчас у меня внучка, она ученица 3 класса, на карантине неделю, вот английский язык, целую страницу дали: эти упражнения сделать, эти слова выучить, к диктанту подготовиться.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Представьте, если папа с мамой ни бум-бум в английском, это вот бабушка, которая 40 лет назад школу закончила и помнит еще английский, еще может как-то помочь, как другим быть?

Константин Чуриков: Слава богу, что такая бабушка есть.

Зритель: Ну да, вот так получилось, нас так учили в советские времена.

Оксана Галькевич: А что у вас за маленький городок, Татьяна? Прямо вот совсем где-то далеко, в глубине Владимирской области?

Зритель: Да, Меленки Владимирской области, это от областного центра 180 километров.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Хорошо. Татьяна, вот вам есть с чем сравнивать, вы учились английскому в детстве, соответственно, в советской школе, сейчас видите, как преподают...

Зритель: Да. Моя учитель, 96 лет, еще жива.

Константин Чуриков: Да. Сейчас видите, как преподают английский современным детям. Ну и что, сейчас учат лучше или хуже, вот английскому тому же, как вы считаете?

Зритель: Хуже, хуже. Во-первых, в начальной школе английского не надо, достаточно факультатива, я так считаю.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Весь английский с 5 класса надо ввести, это лично мое мнение, я вот на примере своих внуков считаю. Так что вот. А я вот до сих пор помню, могу текст перевести, могу упражнения выполнить...

Константин Чуриков: Ну что-нибудь скажите по-английски нам, Татьяна, напоследок.

Оксана Галькевич: Вот сели на своего любимого английского коня.

Зритель: Good evening, my name is Tatiana Nikolaevna, I live in Melenki.

Константин Чуриков: Good evening, good evening, thank you very much indeed.

Зритель: Я могу всю свою внешность на английском описать, 60 лет. Это школьная программа, это не высшее образование.

Константин Чуриков: Спасибо, спасибо, Татьяна. Good evening.

Оксана Галькевич: Да, Татьяна, спасибо большое. Что же мы прямо все... Мы как-то, мне кажется, в сторону иностранных языков...

Константин Чуриков: Ну, просто по профилю нашей собеседницы.

Оксана Галькевич: Ведь это касается не только иностранных языков, Костя.

Константин Чуриков: Эмма Эдуардовна, рассудите нас как практик, так все-таки какой формат лучше, очный, заочный, такой или вообще какой-то комбинированный, я не знаю?

Эмма Сафиуллина: Безусловно, для любого предмета самый оптимальный вариант – это очный. Давайте не будем забывать, что в любой исторический период наступают времена, когда мы должны проявить максимальную готовность откликнуться и выдержать вот те невзгоды, которые на нас выпадают. Поэтому согласитесь, в период пандемии дистанционное образование, обучение нас поддержало, оно нас вывело все-таки на какой-то пусть для кого-то средний уровень, для нашего случая, может быть, даже очень хороший уровень. И позвольте я немножко прокомментирую вот именно про иностранные языки.

Константин Чуриков: Да.

Эмма Сафиуллина: У меня есть ученики 2 класса, 3-го, 5-го, 7-го, 11-го класса, и поверьте, невзирая на их возраст, я с большим трепетом отношусь к каждому их домашнему заданию. И когда мы были на дистанте, в моем арсенале помимо платформы, на которой мы вели дистанционные уроки, у меня был WhatsApp, куда я начитывала правильное произношение слов, куда я отправляла образцы выполнения упражнений, куда я направляла и видео. Мы создавали презентации, размещали их на сайт нашей гимназии, и к нему был доступ у каждого, и мы старались максимально эталонно... эти данные.

Константин Чуриков: Спасибо большое.

Эмма Сафиуллина: Конечно, все зависит от личности учителя.

Константин Чуриков: Спасибо. Эмма Эдуардовна, успехов вам и вашим ученикам. Эмма Сафиуллина, учитель английского языка.

Оксана Галькевич: Вот мне кажется, что ты Эмме Эдуардовне должен сказать что-то по-английски.

Константин Чуриков: Thank you very much indeed.

Оксана Галькевич: «Спасибо большое, было очень приятно с вами пообщаться».

Константин Чуриков: «See you later, alligator».

Оксана Галькевич: Да... Спасибо, друзья, всем, кто принимал участие в обсуждении этой темы.

Константин Чуриков: Значит, пишет нам Ленинградская область: «Самое хорошее образование было в СССР, до сих пор могу решить несложную задачу», – вот.

Оксана Галькевич: Ха-ха, главное несложную.

Константин Чуриков: Значит, пишут, что «дети в начальной школе должны изучать родной язык, а не иностранный», – тоже мы согласны, что и родной должны, и такой, и все языки знать по возможности.

Оксана Галькевич: А Костя со всеми согласен, вы знаете. Ему какой учитель позвонит, с тем он и согласен.

Константин Чуриков: А я от души, я люблю учителей.

Через пару минут продолжим, будем говорить об инфляции в стране.

Оксана Галькевич: Да.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)