Школьные выплаты защитят от списания за долги

Гости
Игорь Костиков
доктор экономических наук, председатель «Финпотребсоюза»
Денис Калугин
председатель Общественной организации «Россия без долгов»

Ольга Арсланова: Владимир Путин подписал указ о единовременной выплате пенсионерам в размере 10 тысяч рублей. Деньги планируют перечислить уже в сентябре. Одновременно поручил президент замминистра труда и соцразвития Ольге Баталиной подготовить законопроект, который защищал бы эти и другие социальные выплаты от списания за долги перед банками.

Александр Денисов: Подобные нормы уже есть, вот приняты в прошлом году, но финансовые организации их обходят. Суть закона проста – «не взыщи». Справедливо: банкиры должны думать, кому они дают кредит. Ольга Баталина посетовала, что приходит много жалоб на списание банками единовременных выплат, которые родителям школьников были перечислены в августе. Президент отреагировал в своей манере безапелляционной: вернуть!

Ольга Баталина, заместитель министра труда и социальной защиты РФ: В последнее время ко мне пришло немало обращений от родителей, которые сказали о том, что школьные выплаты, которые, предполагалось, помогут собрать детей в школу, уйти на погашение банковских кредитов, при том что в правилах выплаты напрямую предусмотрено, что эти средства не могут быть взысканы в рамках исполнительного производства.

Владимир Путин, президент РФ: По поводу автоматического списания со счетов граждан средств, которые получаются ими от государства в сфере социальных выплат, особенно связанные с подготовкой к школе или других, которые должны быть защищены, они как бы формально защищены. Но если финансовые учреждения их списывают в автоматическом режиме, нужно сделать так, чтобы эти деньги вернули. Вот когда Дума соберется, подумайте о принятии нормативного акта, я с правительством переговорю. Если мы говорим о том, что эти деньги защищенные, так надо их реально защитить, ничего страшного здесь не произойдет. Это тот самый случай, когда он не подпадает под общее правило, что закон обратной силы не имеет. Мы же приняли решение о том, что они должны быть защищены, – значит, мы сделали это недостаточно эффективно. Нужно просто отрегулировать эту юридическую технику, как говорят юристы, вот и все.

Александр Денисов: Тему обсуждаем с нашим экспертом. На связи Игорь Владимирович Костиков, доктор экономических наук, председатель «ФинПотребСоюза».

Ольга Арсланова: Да, здравствуйте, Игорь Владимирович.

Игорь Костиков: Добрый день.

Ольга Арсланова: Когда раньше банки и другие кредитные организации взимали вот эти деньги, социальные выплаты, это было по закону?

Игорь Костиков: Смотрите, у нас с прошлого года действует законодательство, которое запрещает снимать в счет оплаты долгов социальные выплаты. Собственно говоря, все финансовые институты должны были отрегулировать свои системы, чтобы этого не происходило. Раньше, до принятия этого законодательства, можно было списывать в счет покрытия долгов, но как раз о том, о чем говорит президент, был принят закон в 2019 году и с 1 июля 2020 года было уставлено, что коды социальных выплат, которые должны быть установлены, не подлежат списанию в ходе исполнительного производства.

Александр Денисов: Игорь Владимирович, да, совершенно верно вы сказали, должны были отрегулировать. А вот они и отрегулировали, чтобы этот код не видеть в упор, чтобы эти деньги взимать. Вот вы сказали, с 1 июля вступил закон в силу…

Игорь Костиков: Прошлого года.

Александр Денисов: Да, прошлого года, и уже в июле прошлого года начались как раз проблемы, и спрашивал наш самый крупнейший банк, каким образом это получается, что вот вы же эти деньги сдергиваете с наших счетов по долгам. Было такое разъяснение: первое, что деньги ваши не промаркированы, такая оговорка; потом вторая оговорка, что вы давали согласие на списание денег в случае долга по кредиту этому же банку с личного счета. Потом еще какая оговорка была? – вы переводили деньги между своими счетами и этот код, маркировка потерялась, то есть стерлась… Понимаете, у них… Они, да, действительно, подготовились.

Игорь Костиков: Ну, на самом деле это все же, вы понимаете, это все отговорки, в том-то и дело. То есть на самом деле финансовые институты не имели права эти деньги использовать для погашения долгов. Поэтому сегодня президент совершенно правильно потребовал, чтобы они эти деньги вернули обратно, вот, и больше таких денег не касались. А проблема заключается в том, что там предусмотрено, что эти Госуслуги, когда переводят деньги из бюджета, они маркируют их специальной кодировкой, и эта кодировка должна за ними сохраняться. Проблема того, что она не сохраняется, – это проблема финансового института, что он в своей системе, в информационно-банковской, соответствующим образом это не отрегулировал.

Александр Денисов: Игорь Владимирович, а как эта маркировка, как она выглядит? Вот мы знаем, что деньги ходят, там БИК, ОКАДО, куча счетов…

Игорь Костиков: Есть, но я не знаю…

Александр Денисов: Да, куча счетов. Где это содержится?

Игорь Костиков: Это в коде. Есть специальный год, должен быть установлен, где эта маркировка существует, когда деньги приходят в банк, вот. И они в банке должны сохраняться. Проблема, если банк при перечислении с одного счета на другой их не сохраняет, – это проблема банка, то есть банк не настроил свою систему, которая должна эту маркировку сохранить.

Ольга Арсланова: Но не настроил со злым умыслом?

Игорь Костиков: Да-да.

Ольга Арсланова: Или так случайно получилось?

Игорь Костиков: То есть на самом деле я думаю, что не настроил, потому что ему это не интересно настраивать, ему интересно, чтобы эти деньги ушли на погашение долгов. Поэтому, собственно говоря, все эти отговорки и возникают. На самом деле закон достаточно однозначен, разъяснения к нему есть о том, что должны кодировки сохраняться, все это должно действовать. То есть требование президента говорит о том, что, дорогие уважаемые банкиры, соблюдайте законодательство.

Ольга Арсланова: Игорь Владимирович, сейчас вообще о каких примерно суммах идет речь? Сколько банки должны вернуть обратно?

Игорь Костиков: Вы знаете, у меня этих цифр нет…

Ольга Арсланова: Но это же не подорвет, да, нашу банковскую систему? Это не какие-то там баснословные деньги?

Игорь Костиков: Да нет, конечно, ну о чем вы говорите, конечно нет. Более того, у нас очередной, значит, «урожайный» год для банков прошлый, прибыли опять выросли чуть ли не в 1,5 раза. То есть, собственно говоря, у банкиров проблем с возвратом денег не существует.

Александр Денисов: Игорь Владимирович, а как не кажется, что у ЦБ вообще громаднейший после этого должен возникнуть вопрос ко всем банкам: как вы ведете свой бизнес, что у вас с должниках оказываются люди, у которых вообще ничего нет за душой, что единственный их источник, оказывается, дохода, ну единственное, что можно забрать, – это выплаты на детей, вот эти 10 тысяч рублей? Ну не может быть, что до этого они были богатыми, тут резко обеднели.

Игорь Костиков: Я с вами согласен, да. Более того, я могу сказать, что ЦБ определенные меры принял. Мы же знаем теперь, что при кредитовании является основным показателем соотношение с доходами семьи, то есть теперь банки должны соотноситься с этим показателем. Если они с ним не соотносятся, то, соответственно, они кредиты, которые выдают, попадают под резервирование, то есть, соответственно, у них это получается совершенно невыгодная деятельность. То есть, с одной стороны, это все отрегулировано, но это отрегулировано в прошлом году, то есть у нас фактически все, кто брал это до прошлого года, остаются в том же самом положении, потому что они перекредитовались, у них эти кредиты есть, они идут, и до тех пор, пока они с ними не рассчитаются, к сожалению, вот этот хвост еще будет тянуться.

Александр Денисов: Игорь Владимирович, ситуацию мы наблюдаем неоднократно, когда государство встает против рынка, ну это оказывается его противник. Что касается цен на продукты, рынок начинает растолковывать, мол, на Западе растет, мы туда поставляем, почему мы здесь должны по низким ценам продавать. Тут вот тоже государство столкнулось с рынком: выплаты сделали на детей, а рынок все это дело сдергивает, объясняя, мол, со счета на счет перекинули, что ж нам делать, мы их забрали, они нам должны. Каждый раз государство играет против рынка. Кто сильнее оказывается? Правила написаны, но они их не соблюдают. Почему рынок все время сильнее, мы должны каждый раз с ним сталкиваться?

Игорь Костиков: Ну, во-первых, в рынке у нас две все-таки стороны, у нас и потребитель, и производитель, поставщик услуг, да? То есть у нас две стороны рынка. Конечно, поставщик и производитель, он признан у нас, и законом признан, что он сильная сторона, поэтому у него больше возможностей использовать его в свою пользу, в отличие от потребителя. И конечно, здесь возникает проблема, почему государство и вмешивается, потому что государство для того и создано, чтобы защитить слабую сторону, то есть потребителя, который оказывается в ситуации несоизмеримой с возможностями сильной стороны, того же финансового сектора.

Александр Денисов: Но государство оказывается сильнее в данной ситуации, сильнее рынка, сильнее этой наглости?

Игорь Костиков: Вы знаете, это не рынка.

Александр Денисов: Хорошо, сильнее капитализма, я четче скажу, да, потому что рынок, да, такое абстрактное. Сильнее капитализма?

Игорь Костиков: Нет, вы в политику пошли. Нет, давайте мы не будем про капитализм. Да, государство имеет возможности и рычаги и регулирует эти вещи. Да, оказывается, но просто мы видим, что это занимает какое-то время и люди, в общем-то, не сразу получают удовлетворение в связи с такими шагами финансового сектора.

Ольга Арсланова: Игорь Владимирович, рычаги есть у государства, государство, судя по всему, успешно сейчас ими воспользуется, но проблему это все равно не решает.

Игорь Костиков: Не решает проблему, не решает.

Ольга Арсланова: А проблема понятна: люди, у которых действительно это последние деньги, или люди, которые делают вид, что это последние деньги, но, скорее всего, действительно последние, каким-то образом постоянно берут новые и новые кредиты.

Игорь Костиков: Ну, если мы сейчас говорим, то в основном это кредиты, которые получают в микрофинансовых организациях. Я не раз и у вас выступал, и в других местах говорил о том, что наша позиция как потребительской организации, что микрофинансовый бизнес в целом должен быть реорганизован и превращен во внебанковский кредитный бизнес совершенно с другими ставками, с другими правилами, потому что, к сожалению, он превращается в ростовщичество и ничего другого мы не видим.

Александр Денисов: Игорь Владимирович, зритель из Кемеровской области Андрей хочет вас спросить совета, у него списывают половину пенсии в счет кредита. Давайте послушаем Андрея, и посоветуете ему. Андрей, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Добрый вечер, Андрей, мы вас слушаем.

Зритель: Да-да, здравствуйте…

Александр Денисов: Андрей, выключите звук у телевизора, потому что сигнал проходит, еще вот мы реверберацию слышим. Андрей?

Зритель: Смотрите, у меня пенсия минимальная, 9 400 рублей там получается. У меня до инвалидности было, не закрыл до конца кредит, сейчас с меня приставы высчитывают где-то… Получаю на руки я 5 200, короче, со всеми выплатами, со всем, что мне полагается, короче, вот так. Обращался к приставам, что пенсия минимальная, предоставлял документы и все такое, все получается без толку, говорят: «Проблем нет, надо думать, как берете», – и так далее. Насколько это закономерно на данный момент? Я слышал, что президент издал указ, что пенсию не будут трогать минимальную, но они говорят, что еще такого распоряжения у них нет.

Александр Денисов: Андрей, долг у вас большой?

Ольга Арсланова: Сколько еще пенсий?

Зритель: Долг? Нет, там тысяч 70, по-моему, осталось, 40… Не знаю точно, тысяч 40.

Александр Денисов: На что вы брали деньги? На что?

Зритель: На автомобиль. Автомобиль разбил и разбился сам, стал инвалидом, к сожалению.

Александр Денисов: Понятно…

Ольга Арсланова: И сколько вам еще по времени осталось платить примерно?

Зритель: Ну, они высчитывают с меня по 4 тысячи. Не знаю, месяцев 8–9 еще платить.

Александр Денисов: Андрей, трубку не вешайте, чтобы Игорь Владимирович, если потребуется, уточнил у вас. Игорь Владимирович?

Игорь Костиков: Да. Я могу сказать, что, конечно, это незаконно. Необходимо обратиться в два места: написать письмо в первую очередь в орган, который надзирает за исполнением законодательства, в прокуратуру, потому что приставы должны получать это законодательство, они его получают в момент его вступления в силу, и не надо им ссылаться, что они ничего не знают. Это надо писать в прокуратуру. И второе – нужно обратиться в Центральный банк с указанием, какой банк списывает, потому что тут не только приставы, но и банк имеет роль, потому что, как мы говорили, есть код социальных платежей, это социальный платеж, с него сниматься ничего не должно.

Александр Денисов: Андрей, разберетесь, найдете на странице ЦБ электронную почту, куда отправить, и в прокуратуру ногами сходить?

Зритель: Да-да, хорошо. Имею еще такой вопрос. Смотрите, что самое интересное: половина суммы списывает пристав у меня прямо напрямую, с Пенсионного фонда у меня списание идет, а вторую половину он списывает у меня уже со сбербанковского счета. Вот как так, я не понимаю?

Игорь Костиков: Ну вот я об этом и говорю. Значит, вам нужно полностью эту ситуацию изложить в прокуратуре, потому что и пристав, и Пенсионный фонд – это все компетенция надзорных органов, это надо разбираться с ними, вот. Если будут проблемы, надо будет подавать в суд, возвращать все это, то есть это все возможно. А второе, что касается Сбербанка, это надо писать в Центральный банк, чтобы они разобрались, почему у вас списывают с социальных платежей.

Ольга Арсланова: Да.

Александр Денисов: Андрей, спасибо. Надеюсь, получится у вас. Игорь Владимирович, если у Андрея что-то не срастется, может обратиться к вам в «ФинПотребСоюз»?

Игорь Костиков: Может к нам обратиться, конечно, на наш сайт, так сказать, мы поможем разобраться с этими ситуациями.

Александр Денисов: Ну, равно как и всем остальным, кто столкнулся с такой ситуацией, тоже могут к вам обращаться.

Игорь Костиков: Конечно-конечно.

Ольга Арсланова: Спасибо вам за это. Игорь Костиков был у нас в эфире, доктор экономических наук, председатель «ФинПотребСоюза».

Сейчас к нашей беседе присоединяется Денис Калугин, председатель общественной организации «Россия без долгов». Денис Юрьевич, здравствуйте.

Денис Калугин: Добрый вечер.

Александр Денисов: Денис Юрьевич, а бывает такая, «без долгов-то», у вас организация называется? России, наверное, нет такой.

Ольга Арсланова: Волшебная Россия.

Денис Калугин: Нет, к сожалению, это вот идеальная ситуация, к которой нужно стремиться.

Ольга Арсланова: Давайте поговорим о том, какие выплаты, какое имущество не может быть изъято в счет долга. Вот мы выяснили, что социальные выплаты, о которых говорил президент, минимальная пенсия, – если ли еще какие-то ограничения, чтобы наши зрители понимали?

Денис Калугин: Единственное жилье. В остальном все, естественно, подлежит по судебному приказу описанию и продаже, реализации на торгах. Даже с единственным жильем иногда возникают вопросы, хотя это законодательно запрещено.

Александр Денисов: Да, вы знаете, едва вы сказали, я сразу припомнил, что у нас, по-моему, в Калужской области был прецедент недавно, там единственное жилье забрали в счет долгов, потому что оно было немаленькое, вроде можно было что-то продать, отдать часть денег должнику, в общем, таким образом тоже решают вопрос, и единственное жилье тоже забирают, да-да.

Денис Калугин: Да, такую норму, безусловно, рассматривали, что если стоимость недвижимого имущества превышает сумму задолженности, то можно, соответственно, совершить некий такой формат размена, когда должник получает квартиру меньшей площади, а остаток средств за реализованное имущество уходит уже в счет погашения задолженности перед кредиторами. Соответственно, только на основании судебного приказа.

Ольга Арсланова: Денис Юрьевич, а можем ли мы винить банки? Конечно, нас возмущают эти случаи, когда людей практически без всего оставляют, последние социальные выплаты на детей даже изымают. Но можем ли мы их винить, вот эту вот бездушную машину, которая работает формально, ну иногда с какими-то нарушениями, но все-таки формально? Или у нас все-таки должны быть вопросы к самим заемщикам?

Денис Калугин: Значит, давайте этот ответ я попробую разделить на две части. Первая заключается в том, что у нас, скорее всего, кредиторами являются не только банковские организации, но и микрофинансовые, и коллекторы, которые получают эти долги в результате продажи по договорам цессии. К величайшему сожалению, микрофинансовый сектор такой менее подверженный банковскому надзору, здесь больше, конечно, нужно обращаться к нашему регулятору, Центральному банку, потому что только год назад был наложен запрет законодательный на оформление договора займа при предоставлении в залог недвижимого имущества. То есть оформлена сумма в 50 тысяч и квартира в залог, в итоге заемщик вылетал в то, что он попадал на совершенно грабительский процент и у него отбирали квартиру. Вот это, конечно, больше похоже на уголовщину. Хорошо, это запретили. Сегодня издали указ о том, что, соответственно, будут защищены и кредитные организации и кредиторов обяжут все это вернуть, все социальные выплаты.

Но, безусловно, у нас есть еще, скажем так, два таких сегмента. Первый – это действительно нежелание читать кредитный договор перед оформлением кредита, в основном это касается, конечно, микрозаймов, вот. А второй – это очень большая доля мошенников. Потому что вот я сейчас обращу внимание зрителей на один немаловажный факт: как только первое лицо государства сообщает о том, что появляется, принято решение осуществить социальные выплаты, в Сети процветают мошенники. Они на телефон присылают сообщения, допустим, с сайта gosuslugi.service, на котором пишут, что «Вам положена социальная выплата». Вот здесь вот регулятор в лице Центрального банка вообще за этим не смотрит, и объем мошенничества, именно, скажем так, в масштабе, увеличивающемся непосредственно к этим социальным выплатам, вообще не поддается никакому описанию. И если в данном случае у кредитора деньги можно вернуть и решение такое принято, то все, что ушло мошенникам, там и останется.

Александр Денисов: Ну дайте совет, как избежать этого, что заходить на страницу Госуслуг через компьютер, и не по подсказкам, а набирать полностью этот электронный адрес.

Денис Калугин: Ну, очевидно совершенно, что есть только один сайт gosuslugi.ru, есть такое понятие, как двухфакторная аутентификация, когда при входе на портал Госуслуг к вам приходит обязательно SMS-уведомление на телефон, которое вы должны ввести в качестве кода опять же на портале gosuslugi.ru, и только это вас защитит. Никакие другие сообщения, никакие другие звонки (а банки вообще не звонят по таким вопросам и кредиторы тоже), на них реагировать вообще смысла никакого нет. Желательно, конечно, об этом рассказать родителям пожилым и всех предостеречь от того, чтобы какое-либо взаимодействие, диалог организовывать с подобными мошенническими элементами.

Александр Денисов: По поводу этих выплат еще уточню. Не удивляет вас ситуация, когда та же Федеральная служба судебных приставов выступает неким адвокатом коллекторских агентств и банков, объясняя, что вот вы переводили деньги со счета на счет и она вот эту свою маркировку утратила, эта сумма, поэтому тут уж не взыщи, – не удивляет вас? Или тут уже не придраться в таком случае?

Денис Калугин: Да нет, на самом деле очень сильно удивляет. Я, собственно, хотел добавить, что если оператор, который на основании судебных приказов осуществляет взыскание. Он имеет судебный приказ, он обращается в кредитное учреждение либо к кредитору, точнее в кредитное учреждение, в котором обслуживается банковский счет должника, и, соответственно, эти деньги списываются. Поэтому почему Центральный банк как регулятор эту ситуацию контролирует, что ли, из рук вон плохо, меня очень сильно удивляет…

Ольга Арсланова: Но очевидно…

Денис Калугин: …потому что исполнителем и оператором здесь является исключительно ФССП, банк, кредитор – это финансовая организация.

Ольга Арсланова: Но очевидно, что в банках, в кредитных организациях деньги к деньгам и вот на этих изъятых деньгах, соцвыплатах кто-то что-то заработал. Вот наши зрители интересуются резонно, вернут ли эти деньги банки с процентами и накажут ли их вообще за такие списания, потому что пока речь идет о том, чтобы просто вернуть, – а как же все накрученное?

Денис Калугин: Здесь больше, скорее всего, вопрос к Министерству труда, к регулятору нашему в лице Центрального банка, готовы ли они будут, допустим, часть процентов, которые набежали с учетом инфляции, прибавить, допустим, к 10 тысячам рублей, либо они вернутся в той сумме, в которой были списаны. Пока этот вопрос исключительно дискуссионный. Конечно…

Александр Денисов: А технически, это любопытно, каким образом? Подать заявление нужно будет? Сидеть ждать, так вряд ли что-то дождешься.

Денис Калугин: Ну, представьте себе, какая нагрузка будет, если подавать заявление. Скорее всего, у того же оператора в лице ФССП все это в базе данных хранится, то есть каждая выплата, которая промаркирована соответствующим образом, просто подлежит возврату в автоматическом режиме, не более того.

Ольга Арсланова: Если так, хорошо.

Денис Калугин: Но это мое мнение, потому что ходить… Да, должник, да, попал в неприятную ситуацию, да, списали так называемые защищенные социальные выплаты, но ходить никто не имеет права, эти деньги должны быть просто возвращены на карточку.

Александр Денисов: Ну вот Игорь Владимирович Костиков из «ФинПотребСоюза», вот позвонил нам зритель из Кемеровской области, у него половину пенсии забирали (ну не половину, треть, по-моему), – так он ему посоветовал в прокуратуру написать заявление и в ЦБ отправить жалобу. Все-таки что-то придется предпринять.

Денис Калугин: М-м-м… Я бы на самом деле… С одной стороны, конечно, может, оно и правильно, но у нас сегодня Владимир Владимирович Путин сказал о том, что эти деньги защищены и они обязаны быть возвращены, это фактически, скажем так, некая директива, для того чтобы все списанные деньги вернулись обратно. Вопрос именно, в каком формате, когда будет принят такой нормативный акт и как это будет технически реализовано.

Александр Денисов: Спасибо, спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо за разъяснения.

Александр Денисов: Успокоили. Денис Калугин, председатель общественной организации «Россия без долгов», был у нас на связи.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)