Шлагбаум по самые помидоры. Россельхознадзор ввёл запрет на поставки томатов из Турции, Армении и Азербайджана

Шлагбаум по самые помидоры. Россельхознадзор ввёл запрет на поставки томатов из Турции, Армении и Азербайджана | Программы | ОТР

Есть ли им замена на нашем рынке? И что будет с ценами на паслёновые?

2020-12-10T13:33:00+03:00
Шлагбаум по самые помидоры. Россельхознадзор ввёл запрет на поставки томатов из Турции, Армении и Азербайджана
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Деньги на свалку
Что нового? Южно-Сахалинск, Бийск, Санкт-Петербург
«Корона» пала: когда вернёмся к нормальной жизни? Китай победил абсолютную нищету, а когда мы? «Жаворонки» и «совы» на работе: кто лучше?
А поутру они проснутся. О новых правилах доставки пьяных в вытрезвители
Чтобы проспаться… Как сегодня работают вытрезвители в регионах. СЮЖЕТ
Гости
Вячеслав Чеглов
профессор базовой кафедры торговой политики РЭУ им. Г.В. Плеханова, доктор экономических наук

Оксана Галькевич: Ну, и местами заодно с Костей поменялись. А тема у нас такая, друзья. Попали мы с вами по самые помидоры прямо среди зимы. Четко с этого дня, 10 декабря, Россельхознадзор вводит запрет на поставки томатов из Армении, Узбекистана и Турции. В чем причина? Причина в том, что там обнаружили опасные вирусы. В общей сложности перечисленные страны, которые вот я привела, и еще кого я не упомянула, еще одну страну… В общем, эти страны обеспечивают нам 60% импорта помидоров. Вы понимаете, это большая часть того, что представлено на наших прилавках магазинов.

У нас, конечно, есть собственное производство, и оно даже выросло за 10 месяцев этого года на 18% с лишним. Помните, на волне кампании за импортозамещение у нас поддержке тепличных хозяйств в России внимания очень много уделялось. Мы в том числе тоже это часто обсуждали (и Костя помнит, наверное) в прямом эфире. Но тем не менее, вы знаете, развитие нашего тепличного хозяйства на сокращение импорта особенно не влияет. Если влияет, очень несущественно.

И вот еще один момент, который хочется отметить. Вместе с урожаями наших производителей, а они действительно растут, почему-то растут и цены на наши помидоры. Не то чтобы семимильными шагами, но, как говорится, мелочь, а неприятненько, гаденько все-таки, да? Потому что от роста урожая, от роста успехов ждешь какие-то достижения и в ценовом сегменте.

Так вот, друзья, вопрос сейчас следующий. Сейчас зима у нас, декабрь, 10-е число. Где наши торговые сети в начале зимы найдут замену турецким, азербайджанским и прочим пасленовым, помидорам? И во что нам с вами это обойдется, в какую такую копеечку? Вот что вы по этому поводу думаете? Звоните, пишите. Мы в прямом эфире, все это бесплатно.

Константин Чуриков: А к нам сейчас присоединяется, чтобы нас проконсультировать, Вячеслав Чеглов, профессор базовой кафедры торговой политики РЭУ им. Плеханова, доктор экономических наук. Вячеслав Петрович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Вячеслав Чеглов: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Вячеслав Петрович, хочется с вашей помощью либо сразу отринуть, либо принять какую-то еще и политическую версию. Потому что в недавнем прошлом мы помним всякие помидорные войны с той же Турцией, мы помним винные, там, войны с Молдавией. И, в общем, ряд экспертов говорили, что в общем-то качество продукции ни при чем: это политика. Вот здесь: это плодожорка вот эта поганая виновата? Или еще какие-то политические факторы? Как вы думаете?

Вячеслав Чеглов: Здесь надо вспомнить очень простую вещь. Не так давно был ограничен импорт из Турции. И в общем-то увеличились после этого поставки с Азербайджана. Поэтому можно предположить, что этот поток турецкий где-то переключился на азербайджанский поток. Пошел к нам Азербайджан. Политическую составляющую исключать не стоит. Но и говорить о том, что это чисто политическая ситуация, я бы не стал. Здесь есть элемент того, что – да, действительно, Роспотребнадзор мог вполне найти вот то, что он нашел. И на этом основании где-то перекрыть поставки. Но делать каких-то … я бы не стал.

Константин Чуриков: Да. Вячеслав Петрович, как вы думаете, насколько Россельхознадзор сегодня самостоятельное ведомство в принятии таких решений? Когда они находят в ящиках с помидорами плодожорку, они как – они самостоятельно информируют азербайджанских коллег о том, что они нашли, и они запрещают ввоз? Или они куда-то звонят, консультируются: можно, нельзя?

Вячеслав Чеглов: Ну, во-первых, они общаются со своими коллегами, и уже идут переговоры по тому, чтобы сделать зонирование. Т. е. определить те регионы Азербайджана, откуда пришли вот эти зараженные томаты. И соответственно возобновить поставки с остальных районов. Т. е. такие переговоры идут. Они активно начаты напрямую между нашей службой и службой соответствующей Азербайджана.

Оксана Галькевич: Ну, это радует, радует, да.

Вячеслав Чеглов: Но то, что это согласовывается действие, – ну, наверное, да. Они, конечно, делают, потому что это затрагивает политику, от этого никуда не уйти.

Оксана Галькевич: Вячеслав Петрович, я зачитаю некоторые сообщения с нашего СМС-портала. Вот нам пишет Челябинская область: «Ну что ж, придется, видимо, на новогоднем столе обойтись без помидоров». Ой, Чукотка меня тут поразила. Ну, мы понимаем, что у вас все-таки там в некотором смысле другая ценовая реальность, но тем не менее это всегда впечатляет: «У нас на Чукотке, город Билибино, огурцы стоят 750 килограмм, помидоры 800». Сколько они будут стоить, если вдруг не удастся этот импорт заместить, даже страшно предположить. И вот пишут нам наши зрители из Рязанской области, что «мы, россияне, не должны испытывать дефицита и завышенных цен на отечественную сельхозпродукцию». Вот об этом вопрос к вам, Вячеслав Петрович. У нас такое бурное развитие (или, может быть, оно только нам со стороны кажется бурным) в последнее время тепличного хозяйства. Почему так дороги наши отечественные помидоры?

Вячеслав Чеглов: Во-первых, действительно, в последние годы развивается производство томатов. Тепличных томатов, надо сказать. Это достаточно выгодно. Есть рынок, есть что замещать, т. е. тот самый импорт. Поэтому развитие производства идет. Вопрос, как оно идет. Оно идет и осуществляется крупными корпорациями. И соответственно крупный бизнес заинтересован в том, чтобы получать больше доходов. И у него не такая большая конкуренция между собой. Есть определенные варианты поставки на экспорт. Поэтому, скажем так, вот это направление, т. е. то, что только крупное производство в основном, – это играет свою роль. Негативную в данном случае.

Константин Чуриков: Нет, Вячеслав Петрович, я так понимаю, что Оксана имеет в виду по поводу теплиц. Что, естественно, теплицу надо отапливать, там, понятно, должно быть светло и тепло. Но просто, я насколько понимаю, азербайджанские помидоры тоже из теплиц сейчас поступают, в данный момент времени, да?

Оксана Галькевич: Но и турки тоже разные технологии применяют.

Вячеслав Чеглов: Это разные теплицы, разные технологии. У нас теплицы требуют освещения прежде всего. И отопления, понятно, тоже. На освещение идет большая часть затрат. В Азербайджане, как вы понимаете, солнышко светит чаще и столько света расходовать не надо. В Турции еще больше солнца. Поэтому у них пленочное производство. Они пленкой накрывают и доращивают вот эти самые тепличные помидоры.

Оксана Галькевич: Ну, понятно.

Константин Чуриков: Вячеслав Петрович, а сейчас перенесемся в солнечное Забайкалье, нам оттуда звонит Оксана. Оксана, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: А это, кстати, не фигура речи. Там очень солнечно, это правда.

Константин Чуриков: Да. Что с помидорами у вас, имеется в виду, да, в Забайкалье?

Зритель: Ну, у нас помидоры, если в магазине, то можно взять только китайские, которые невозможно даже есть. Они грызутся, а не едятся.

Оксана Галькевич: В смысле? Они твердые, как яблоки, что ли?

Константин Чуриков: Твердые?

Зритель: Твердые, как яблоки. Да.

Оксана Галькевич: Ой, кошмар.

Зритель: Их можно тереть на терке.

Константин Чуриков: Вот что мы все беззубые ходим. Китайские помидоры. Так, а сколько стоят китайские помидоры?

Зритель: 200.

Оксана Галькевич: 200? И берут все-таки, да? Других потому что нет?

Зритель: Да, откуда брать-то, других нету.

Константин Чуриков: Ну, слушайте, извините, китайские по 200, азербайджанские бывают и по 400 товарищи, да? Еще у нас есть звонок. Почему-то Оксана…

Оксана Галькевич: Оксана из Московской области. Здравствуйте, да.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вот мы живем-проживаем в Московской области, город Кашира. Спасибо нашему губернатору Воробьеву, он построил огромные у нас теплицы. Выращивают помидоры, огурцы, баклажаны. Вот. И у нас с этим проблем нет. У нас огурцы стоят 20 руб. килограмм.

Константин Чуриков: О!

Зритель: Помидоры по 60, по 50 руб.

Оксана Галькевич: Это куда надо нам, куда? В Каширу?

Константин Чуриков: К коммунизму.

Зритель: Это приезжайте все в Каширу, Московская область. Это 100 км от Москвы. Все продают. Там с теплиц привозят, магазин прямо при теплице, все свежее.

Оксана Галькевич: Красота. Красота.

Константин Чуриков: А вы нам прямо вот из Каширы звоните? Или вы звоните из Красногорска, где находится подмосковное правительство?

Зритель: Вам я звоню из Каширы, да, Московская область, да.

Константин Чуриков: А, все, хорошо. Слушайте, отлично. Нет, 20 руб. огурцы, 60 помидоры…

Оксана Галькевич: Это даже Костя просчитал…

Константин Чуриков: Я беру машину в выходные, и я туда еду. Спасибо за наводку.

Оксана Галькевич: Вячеслав Петрович, скажите, пожалуйста. Ну, понятно, что у нас действительно более затратное производство, если мы говорим о томатах. Понятны сложности наших теплиц. Но тем не менее… Мы не сможем возместить весь импорт, но тем не менее. В нормальной ситуации каков процент импорта у нас должен быть, а какой процент собственного производства? Как вы считаете?

Вячеслав Чеглов: Сейчас это где-то 50 на 50.

Оксана Галькевич: А, сейчас это уже 50 на 50?

Вячеслав Чеглов: Да. У нас очень хорошо развито. Вы зайдите в магазины, посмотрите, что представлено. Вы увидите, что наших томатов, в Москве, по крайней мере, и в Московской области, приличная у нас представленность. Т. е. большой ассортимент, есть разные варианты.

Константин Чуриков: Вячеслав Петрович, мы не столько про ассортимент, мы про цены.

Вячеслав Чеглов: Про цены? Давайте про цены. Если мы возьмем в опте цены, то они 40-60 руб. на наши тепличные помидоры. Но в магазинах мы видим с вами другие цены. Почему так происходит? Во-первых, есть оптовик, который закупает эту оптовую партию. Он делает свою наценку. Ему надо получить … . Потом наценку делает, собственно говоря, торговая сеть или небольшие магазины. И мы получаем с вами то, что мы видим на прилавках. Вот в Кашире – ну, наверное, потому, что теплицы сами непосредственно везут в магазин. По указанию губернатора или по согласованию с губернатором. И мы видим такие цены.

Константин Чуриков: Вячеслав Петрович, а магазинам неинтересно было бы, например, вложиться и объединиться с теми же оптовиками? Ну, расшириться, так сказать, стать одним целым, экономить на издержках. Ну, и в конечном итоге снижать цену.

Вячеслав Чеглов: Но это же уже есть. Это уже есть. У нас с вами есть торговые сети, крупные торговые сети, где есть свое оптовое звено. Вот. И вы видите, что в крупных сетях цены немножечко ниже, чем в магазинах отдельных, которые стоят около дома. Но тут момент какой. Впереди Новый год. Соответственно, это обычное осеннее, зимнее подорожание. И сети хотят взять доход. Это нормальный подход. Они коммерческие. Транспорт, налоги…

Константин Чуриков: Ну, да, заработать под Новый год, да. У всех есть дети, у всех есть семьи, в конце концов.

Оксана Галькевич: Естественная…

Вячеслав Чеглов: Если не будет азербайджанских помидоров, то тут есть момент такой, смотрите. Когда на полках лежат азербайджанские помидоры… алло?

Оксана Галькевич: Да-да-да.

Вячеслав Чеглов: Когда лежат азербайджанские помидоры, у нас есть некий верхний уровень цены. И соответственно наши помидоры стоить дороже азербайджанских, наверное, не будут. Сейчас не будет какое-то время азербайджанских помидор – ну, вот эта ниша освобождается, можно приподнять наши цены. Либо завезти, как сети планируют, томаты с Ирана.

Оксана Галькевич: А, вот так. Т. е., да, все-таки…

Вячеслав Чеглов: Пожалуйста, и заместить.

Константин Чуриков: Ну, да. Все-таки хочется, чтобы рынок что-то расставил по местам своим.

Оксана Галькевич: Скажите, Вячеслав Петрович, если можно, коротко, еще вопрос. Но тем не менее (вот нам зрители тоже об этом пишут), что… Простите. Вот это слово можно читать?

Константин Чуриков: «Зачем?»

Оксана Галькевич: «Зачем зимой помидоры?»

Константин Чуриков: Не на букву «н», а «зачем», да.

Оксана Галькевич: Да. Да еще за 200 руб. Но смысл в том, что, в общем, зимой это не самый, так скажем, важный продукт на нашем столе. Идет такое сезонное не только, как вы говорите, повышение цен, но, наверное, и снижение потребления. Ведь так? Или нет? Или помидоры, что зимой, что летом, у нас продаются активно?

Вячеслав Чеглов: Смотрите, нет-нет…

Оксана Галькевич: Объемы те же?

Вячеслав Чеглов: Потребление помидор падает, безусловно, к зиме. На новогоднем столе каждый хочет иметь помидоры. И поэтому вот в новогодний период происходит всплеск. Традиционно, каждый год.

Оксана Галькевич: Понятно.

Вячеслав Чеглов: Другое дело, что сейчас томаты вот эти тепличные по вкусу иногда просто неинтересны. Я, например, не беру…

Оксана Галькевич: Это правда.

Константин Чуриков: Да. Спасибо.

Вячеслав Чеглов: …наши тепличные помидоры. Там смысла нет их есть.

Константин Чуриков: Спасибо вам большое. Спасибо за то, что дали комментарий. Вячеслав Чеглов, профессор базовой кафедры торговой политики РЭУ им. Плеханова, доктор экономических наук. Я подумал, а почему помидоры вообще новогоднее блюдо, как бы новогодний, так сказать, овощ? Что мы из помидоров такое вот новогоднее делаем?

Оксана Галькевич: Что ты делаешь из помидоров?

Константин Чуриков: Ну что, томатный сок мы, что ли, пьем в новогоднюю ночь? Я не знаю.

Оксана Галькевич: А с чесноком, с майонезом тут что-то такое подсказывают.

Константин Чуриков: Кровавую Мэри мне вот подсказывают. Смотрите, пишут, что яйца плодожорки (это все очень серьезно, между прочим), Краснодарский край пишет: «внутри помидора через отверстие появляются через 1-2 дня». Прямо вылезают эти плодожорки.

Оксана Галькевич: Ужас.

Константин Чуриков: «Помидоры уже не едим: страшно». Т. е. проблема не придумана. А нам звонят зрители.

Оксана Галькевич: Нам говорят, что помидоры можно квашеной капустой зимой…

Константин Чуриков: Заместить.

Оксана Галькевич: Заместить, да. Но на самом деле я вот тоже, честно говоря, жду нового сезона. Потому что тепличные это не очень.

Константин Чуриков: Открою маленькую тайну. Картошкой и квашеной капустой мы уже заместили большую часть продуктов…

Оксана Галькевич: Ну, и ешь тепличные помидоры.

Константин Чуриков: …в своем потреблении. Нам звонит зритель. Здравствуйте, Марина.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Марина. Марина из Тамбова у нас.

Зритель: Добрый день, добрый день.

Константин Чуриков: Добрый.

Зритель: Я из Тамбова. Я хотела бы высказать свое мнение. И я думаю, что это паникерство. Без помидор мы не останемся. Тепличное хозяйство нужно развивать. Мы люди все взрослые, умные, должны понимать, что мы должны из этого овощного бума просто выходить потихоньку. Не такие уж мы глупые, не такие уж мы безрукие и корявые…

Константин Чуриков: Конечно.

Зритель: …что не сможем наладить тепличное хозяйство.

Оксана Галькевич: А, в этом смысле – конечно.

Зритель: Ну, покуда там будет небольшой такой перерывчик, помидоры будут. Я не думаю, что такой бум на помидоры. Что ж, все прямо скупают ящиками? Это просто глупо. Вот. Насчет турецких и азербайджанских. Я поддерживаю…

Константин Чуриков: Шлагбаум по самые помидоры, да?

Зритель: …что это санкции. Это санкции против них. Не надо хамить русским и России. Нужно отвечать на хамство. Они нам сделали, извините меня, каку. Мы им немножко ответили.

Константин Чуриков: Подождите, но подождите, я думаю, что вы имеете в виду плодожорку, да?

Зритель: Так что я считаю это нормальным. Для государства нашего типа это нормально. Мы должны отвечать на пощечины. А это была такая, знаете, пощечина. Такое культурное хамство. Мы ответили…

Константин Чуриков: Слушайте, а какое, на что, простите, мы ответили? Азербайджан – наш партнер, мы сейчас соглашение заключили. Турция – наш партнер, «Турецкий поток», ну, там есть какие-то разногласия, да, там еще по Крыму не договорились, но…

Оксана Галькевич: Не все очевидно, Костя. Там что-то вот происходит…

Константин Чуриков: …кто кому, извините, какую каку сделал?

Оксана Галькевич: Да, но мы сейчас все-таки о помидорах. О помидорах говорим. Друзья, ну что, спасибо. Очень много откликов, на самом деле, на нашем СМС-портале. А вот, кстати, китайские помидоры, нам сообщает Приморский край, что «они бывают разные. Не все такие твердые, которые можно, как яблоко. Есть и подешевле: от 170 до 200. Но они тоже невкусные. А есть подороже: 280-350». Слушай, ты посмотри, китайцы на Дальнем Востоке дерут, как азербайджанцы в Центральном регионе, цены примерно те же.

Константин Чуриков: Люблю наших зрителей. Вот как что-то скажет, так прямо вот думаешь: «О, ну надо же, да? Бывает же так!»

Оксана Галькевич: В общем, говорите, друзья, и пишите.

Константин Чуриков: Говорите.

Оксана Галькевич: Будьте активны. Мы меняем тему.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Есть ли им замена на нашем рынке? И что будет с ценами на паслёновые?