Штраф за фейк: почему за репост фейковых новостей надо наказывать?

Штраф за фейк: почему за репост фейковых новостей надо наказывать?
Кого и как учить? Китайцам въезд запрещён. Хакеры атакуют банки. Опасен ли 5G? Передел рыбного рынка. Индексация для работающих пенсионеров
Сергей Лесков: У нас очень неравномерное распределение ресурсов по стране. Где-то не хватает рабочих, а где-то работы. Это беда!
Сергей Обухов: С тех пор, как отменили индексацию работающим пенсионерам, их количество резко сократилось. Стало меньше налогов и отчислений в ПФ
Герман Зверев: В стоимости рыбы - 35% отпускная цена рыбака. Остальное - это перевозка и ритейл
Татьяна Овчаренко: У сбытовых компаний манера обсчитывать и начислять долги просто фантастическая!
Как оплачивают счета в глубинке, где нет почты и денег на интернет?
Валентина Иванова: Норматив школьного питания вырос вдвое – до 75,6 рублей. Но есть проблема ежедневного контроля качества и разнообразия рациона
Почему наши мегаполисы превращаются в гетто?
5G убьёт абонента? Действительно ли высокочастотные сети провоцируют онкологию?
Пассажир, выключи музыку! Надо ли запретить использовать в транспорте гаджеты без наушников?
Гости
Федор Кравченко
управляющий партнер Коллегии медиаюристов
Мария Кравченко
руководитель отдела «Неправомерный экстремизм» информационно-аналитического центра «Сова»

Иван Князев: Ну а у нас вот какие темы. «Наказали за репост». Двух жительниц Амурской области (не будем называть фамилии) оштрафовали за фейковую новость в мессенджере WhatsApp. Фактически случилось следующее: одна женщина получила сообщение неизвестно от кого о том, что уровень цианидов в почве их поселка сильно превышен, и переслала его в открытую группу, другая прочитала и отправила в еще одну группу. Далее – по цепочке, сарафанное радио. Весь поселок на ушах! – как обычно.

Тамара Шорникова: Роспотребнадзор информацию не подтвердил. Амурчанок оштрафовали на 15 тысяч рублей каждую за распространение фейковых новостей. Нашли и первоисточник так называемой новости про цианид, ему грозит штраф уже в 100 тысяч.

Где заканчивается обычное обсуждение городских новостей, пусть даже непроверенных, и начинается намеренное введение аудитории в заблуждение? С этим вопросом будем разбираться с экспертами. А у вас спросим: насколько часто вы верите тому, что пишут в мессенджерах, соцсетях и на сайтах? И как реагируете на такие новости?

Иван Князев: Ну а тем временем мы напомним, что закон о распространении фейковых новостей как в СМИ, так и в интернете был принят у нас в марте. Штраф для граждан – от 30 до 100 тысяч рублей, при повторном случае – до 300 тысяч; а для должностных и юридических лиц суммы – от 60 тысяч и 200 тысяч соответственно. А вот юридические лица до полмиллиона могут быть оштрафованы.

Тамара Шорникова: Будем разбираться, потому что, конечно же, сейчас уже сыплются эсэмэски в наш эфир. Пишут: «Маразм крепчал». Владимирская область, такая популярная история: «Выгодно теперь не отсвечивать в интернете». Это тоже цитата из наших сообщений. Мол, не репостить, не публиковать ничего – тогда точно проблем не наживешь себе.

Иван Князев: Действительно, наживешь или не наживешь – будем сейчас спрашивать у нашего эксперта. Мария Кравченко с нами на связи, эксперт информационно-аналитического центра «Сова». Мария, здравствуйте.

Мария Кравченко: Здравствуйте.

Иван Князев: Мария, скажите, женщины правы были или нет все-таки?

Мария Кравченко: Ну, тот вопрос в том, что вряд ли они могли действительно проверить это сами. И дело в том, что просто сама эта норма включает в себя такую формулировку, как «заведомо недостоверная информация». И понятно, что применение такой формулировки в принципе создает проблемы, потому что практически невозможно по таким делам установить наличие злого умысла, доказать тот факт, что нарушитель наверняка знал, что информация, которую он распространяет, недостоверная, что ее распространение приведет к каким-то опасным для общества последствиям и так далее.

С другой стороны, если вообще суд не будет по таким делам уделять внимание вопросу установления умысла, то мы будем иметь дело с нарушениями многочисленными прав граждан на свободу получения и распространение информации, на свободу выражения мнения и на свободу собраний.

Тамара Шорникова: Ну смотрите. А кого здесь штрафовать все-таки – действительно первоисточник, того, кто первый выложил то или иное сообщение, тот или иной пост, или тех, кто поставил галочку «Поделиться», например?

Мария Кравченко: Вы понимаете, мы полагаем, что вообще такой нормы быть не должно, потому что на самом деле существуют разные статьи в Административном кодексе и разные другие нормы, которые вполне позволяли преследовать граждан за распространение любой информации в том случае, если эта информация содержала какие-то публичные призывы к противоправной какой-то активности, если информация была запрещенной, если эта информация подпала под действие каких-то уголовных статей – например, призывы к экстремизму, призывы к терроризму, к массовым беспорядкам и так далее. То есть, на наш взгляд, вообще это лишняя норма. И применять такую норму очень сложно. Да, тут нужно разбираться с первоисточником.

Тамара Шорникова: Смотрите, здесь оказалось все очень легко.

Иван Князев: Здесь оказалось все очень просто, да, и женщин оштрафовали. Знаете, Мария, мне интересно, а как все-таки доказывать сам умысел? Ну не знал человек, поверил. Что он должен был сделать? Не хотел он никому вред принести, а так случилось.

Тамара Шорникова: Опять же вот здесь конкретный контекст есть. Было наводнение, люди в панике, в селе живут знакомые и родные. Кто-то пишет, что из-за наводнения где-то что-то размыло, что может быть в таких случаях, и какие-то вещества превысили.

Мария Кравченко: Вы же понимаете, что бороться со слухами, особенно в такой острой ситуации, совершенно бессмысленно, они все равно будут ходить. Что могут сделать власти в таком случае? Дать как можно быстрее как можно более полную информацию. И вот это может помочь бороться с распространением слухов.

А вот такие санкции будут приводить к тому, что будут страдать люди, которые в принципе не хотели ничего плохого, а хотели, возможно, помочь, предотвратить какие-то опасные последствия, а вовсе не привести к каким-то опасным последствиям.

Иван Князев: Понятно.

Тамара Шорникова: Да, спасибо большое. Мария Кравченко, эксперт информационно-аналитического центра «Сова».

По-моему, здесь последствия для женщин, конечно, плохие, а в общем и целом Роспотребнадзор провел проверку. Данные не подтвердились, но тем не менее жителям стало спокойнее.

Иван Князев: Ну, хотя бы проверка прошла, жители успокоились.

Тамара Шорникова: Прочитаем несколько сообщений. У нас есть звонок. Василий, подождите. Здесь пара сообщений, просто очень много сыплется.

Мария: «Почаще бы так штрафовали – авось и ерунды в интернете будет меньше, люди головой будут думать, что и где писать». И в то же время Свердловская область: «А как же свобода слова? На нее запрет?»

Иван Князев: Опять же непонятно. Приморский край пишет: «Вообще читать новости в интернете небезопасно».

Тамара Шорникова: Еще Приморский край, оттуда же сообщение: «Предлагаю считать фейками предвыборные обещания чиновников и их невыполнение».

Иван Князев: И штрафовать.

Тамара Шорникова: Ну а что? Была программа конкретная. Есть она, нет? Фейк это?

Иван Князев: Фейк.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем телефонный звонок, Василий к нам дозвонился.

Иван Князев: Здравствуйте, Василий.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Василий, хотим узнать ваше мнение по этому поводу. Вот вы часто верите тому, что пишут в интернете?

Тамара Шорникова: Как отличаете новости от фейков?

Зритель: Во-первых, новости – это одно. А это не новость. Сейчас модно стало рассылать анекдоты, которые против нашей страны настраивают людей. Вот одна из новостей, мне дали почитать: Япония к 2020 году запретит выпуск микроволновок, потому что они приносят больше вреда, чем две бомбы, сброшенные на Нагасаки и Хиросиму. Китайцы тоже вроде бы следуют этому. А у нас в России это подтверждается или нет? Вот что я хотел бы узнать.

Тамара Шорникова: Хорошо, вот вы прочитали такую новость. Вы что с ней сделаете? Просто пройдете мимо? Расскажете друзьям?

Иван Князев: На заметку возьмете? Расскажете кому-нибудь?

Зритель: Я прочитал и сказал своей супруге, чтобы она микроволновку отключила, я буду разогревать теперь все на газовой плите.

Тамара Шорникова: То есть – поверили?

Зритель: Да, поверил. Вот хотел бы выяснить. Сначала хотел в газету написать. Смотрю вашу передачу – решил вам позвонить.

Иван Князев: Понятно.

Тамара Шорникова: Мы обязательно экспертам, если представится случай, передадим.

А сейчас послушаем еще одного эксперта. С нами на связь выходит Федор Кравченко, управляющий партнер «Коллегии медиа-юристов». Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Федор.

Федор Кравченко: Здравствуйте.

Иван Князев: Федор, вот смотрите, если касаться первоисточника… Нам некоторые телезрители пишут: «Лучше доверять только официальным СМИ», – газетам, радио, новостям по телевизору опять же и тому подобное. Ведь смотрите, там работают обычные люди. Если человек вдруг ошибся, что-то не так понял, написал, и люди поверили – как все-таки в этих случаях быть?

Федор Кравченко: Я думаю, что мы с этим спокойно работаем последние десятилетия. СМИ постоянно ошибаются – даже самые достоверные, даже самые добросовестные. И потом они нормально публикуют опровержения. Поскольку разных СМИ много, то часть из них публикуют одни достоверные новости, часть – другие. И в результате складывается такая целостная информационная картина, в которой есть чуть-чуть, конечно, вкраплений недостоверных фактов, которые по мере уточнения корректируются.

Мне кажется, нет ничего страшного в том, что периодически люди добросовестно заблуждаются. Закон, как вы помните, предусматривает ответственность не за ложную информацию, а за заведомо ложную информацию – что совершенно другое. И вы правильно сказали, что невозможно доказать, что человек заблуждался.

Тамара Шорникова: Но оштрафовать-то, оказывается, возможно. Вот здесь как можно было доказать, что у двух женщин был злой умысел действительно как-то взбаламутить общество, не знаю, вывести кого-то на улицы и так далее?

Федор Кравченко: Ну, есть два пути. Один – сложный и практически невероятный. Это если бы была проведена какая-нибудь психолого-лингвистическая экспертиза, может быть, были бы обнаружены какие-то их другие переписки, где они говорят: «Вот мы сейчас специально напишем неправду».

А вторая версия – гораздо более вероятная. Просто женщин, ну не знаю, запутали, может быть, запугали, и они сами сказали, знаете, явка с повинной подписали, что называется.

Иван Князев: Федор, а вот такой момент. Предыдущий наш эксперт сказал, что практически вот такая норма, в принципе, должна существовать, потому что были случаи, когда последствия были достаточно плохие, в разных странах такое было, даже кровавые последствия были в разных странах. Но тем не менее некоторые эксперты говорят, что, наоборот, нужно отпустить, пускай люди сами разбираются, что правда, а что неправда. Ну, наказывать всех за глупость, если ты чего-то не понял или какую-то откровенную чепуху распространяешь, в принципе невозможно. Как вы думаете?

Федор Кравченко: Я думаю, что, безусловно, граница должна быть в свободе распространения информации, но она должна проходить не просто дальше, а в совершенно другой степи, что называется. Нельзя распространять те призывы к насилию, которые действительно могут побудить людей выйти на площади и начать кого-то избивать, убивать, портить чужое имущество. То есть это то, что на Западе называется hate speech, «язык ненависти».

Что же касается ложной информации, то я думаю, что любая информация с определенной степенью является ложной, не существует абсолютно достоверной информации. И поэтому СМИ, которые обязаны сообщать новости быстро, ну конечно, они будут периодически сообщать какие-то недостоверные факты.

Но я думаю, что в этой сфере гораздо лучше столетиями… пардон, десятилетиями работает журналистская этика, чем очень неуклюжая попытка наших законодателей. Даже удивительно, что только спустя полгода после принятия этого закона мы получили вот такую новость из Амурской области. То есть гора родила мышь. И просто удивительно, действительно, что мы все эти месяцы не получали абсурдные новости про различные преследования по стране. Если закон принят, если ружье повешено на стену и заряжено, то когда-нибудь оно обязательно выстрелит. Вот как раз это – холостой выстрел.

Иван Князев: Федор, еще один такой вопрос, вот смотрите. Штрафы для физических лиц все-таки достаточно высокие – до 100 тысяч. Если повторно так случилось, то до 300 тысяч. Так, может, не нужно все-таки обычных людей штрафовать? Оставим это для средств массовой информации, все эти ограничения.

Федор Кравченко: Я абсолютно согласен с предыдущим экспертом, что вообще этот закон применять не стоит. Исключение составляют, может быть, те чиновники, которые, получив абсолютно достоверную информацию за деньги налогоплательщиков, обладая действительно важной для общества информацией, по какой-то причине ее исказили. Ну давайте вспомним любые сообщения про любые наши ЧП – и мы увидим, что чиновники говорят диаметрально противоположную вещь тому, что им на самом деле известно.

А что касается простых людей, то, конечно же, они могут… Ну возьмем этих женщин. Скорее всего, они действительно испугались за цианид. И что, им запретить говорить о том, что важно для них, для их детей? Запретить пугаться? Запретить предупреждать своих родственников?

Конечно, WhatsApp – это не то место, где нужно искать достоверную информацию. И там может оказаться огромное количество «уток». Но здесь скорее вина тех, кто доверяет любому подобному сообщению, чем тех женщин, которые, вероятнее всего, не с корыстными или какими-то другими плохими намерениями сообщали об опасности своим землякам.

Тамара Шорникова: Да, спасибо большое.

Иван Князев: Спасибо вам.

Тамара Шорникова: Федор Кравченко, управляющий партнер «Коллегии медиа-юристов», был с нами на связи.

Сообщения продолжают падать к нам. «Просто с 2020 года будут оформлять за критику всего». Вот это такая подготовка. Адыгея: «У нас неправильно понимают термин «свобода слова». То есть нужно все-таки следить за тем, что ты постишь или перепощиваешь в Сети.

Иван Князев: Амурская область: «Всех бабушек на скамейке надо жестко штрафовать». Кстати, Волгоградская область пишет абсолютно то же самое: «Еще бабушек на лавке оштрафуйте. Совсем уже с ума сошли с этой слежкой». Помнишь, песня Высоцкого: «Ходят слухи по умам, а беззубые старухи их разносят по домам».

Тамара Шорникова: Давай поговорим сейчас с нашим телезрителем, Николай к нам дозвонился. Может быть, он тоже вспомнит песню или конкретную историю. Николай?

Зритель: Да-да. Здравствуйте, студия.

Тамара Шорникова: Что вы думаете по поводу фейков? Нужно за них штрафовать? Или нужно просто не обращать внимания на чушь, которая периодически появляется в интернете?

Зритель: Ну, это должно конкретно отделяться – явная ли это дезинформация, фейк или настоящее мнение каких-то людей, населения. Тут надо конкретно смотреть и конкретно разбираться, а не так, что руби головы налево-направо, маши саблей.

Иван Князев: Николай, а как вы это делаете, как вы понимаете?

Тамара Шорникова: И кто должен разбираться? И как?

Зритель: Ну, это те, которые… надзорная наша власть, которая этот закон сделал. У нас сейчас несанкционированные митинги – нельзя, мирные шествия – нельзя. Нельзя то, нельзя это. Короче, население должно сидеть, молчать по своим углам, и не должно быть никаких движений, никаких возмущений. Это же тоже нельзя. Вы посмотрите на Запад: там мирная демонстрация идет, полицейские рядом…

Иван Князев: Ну понимаем, да. Спасибо.

Зритель: Они ничего не громят, ничего не делают…

Тамара Шорникова: Да, спасибо, Николай. Мы поняли.

Иван Князев: Спасибо вам, Николай, спасибо.

Тамара Шорникова: И предлагаю две эсэмэски под занавес, потому что, конечно, обсуждать эту тему можно бесконечно, сложно прийти к какому-то одному выводу. Омская область: «Уровень бреда превысил уровень жизни». И Краснодарский край: «Каждый все-таки должен отвечать за свои слова и действия». С этим поспорить трудно. К следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Дмитрий
Почему используется иностранное слово фейк, у нас что русские слова закончились?

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски