Надо ли запретить банкам навязывание дополнительных услуг?

Надо ли запретить банкам навязывание дополнительных услуг?
Восток-Запад. Москва резиновая. Бесплатный адвокат – плохой адвокат? ЖКХ по-нашему. Вставать по будильнику вредно. Лучшая страна для детства
Какие ценности ближе и нужнее России: западные или восточные?
Сергей Лесков: Раньше обсуждение Конституции было фикцией, сейчас – нет. И уже одно это хорошо, потому что пассивность общества толкает государство назад
Владимир Воронцов: В органах есть хорошие, достойные люди, но система заточена так, что их оттуда выживают, выдавливают под разными предлогами
Сергей Силивончик: В Москве за год пресечены десятки попыток пронести в школы колюще-режущие предметы и другие запрещённые предметы и вещества
Леонид Головко: Адвокат по назначению - не работает бесплатно. Его труд оплачен государством по установленным тарифам
Татьяна Овчаренко: У вас в руках деньги - главный инструмент и рычаг в общении с управляющей компанией. А вы с ними расстаётесь бездумно!
В каких странах лучше всего растить детей? И где в этом списке Россия?
Вставать по будильнику - опасно для здоровья. А как без него?
Квартиру с долгами по ипотеке можно будет продать самостоятельно
Гости
Гарегин Тосунян
президент Ассоциации российских банков
Михаил Алексеев
эксперт проекта ОНФ «За права заемщиков»

Петр Кузнецов: «Банки к вашим дополнительным услугам». О них поговорим.

Ольга Арсланова: «Российским банкам нужно запретить навязывать страховки и другие совершенно ненужные клиенту вещи при взятии кредита».

Петр Кузнецов: Это предлагает Минфин. Россияне часто жалуются: «Хочешь взять ипотеку или потребительский кредит – выходишь из банка с пакетом дополнительных услуг, а потом не знаешь, как с ними рассчитаться». На своем примере, уже в этой студии рассказывал. Берешь небольшой потребительский кредит…

Ольга Арсланова: А с ним сразу второй!

Петр Кузнецов: В итоге… Соответственно, я не заметил одну из навязываемых услуг. Соответственно, потребительский кредит закрываешь, а потом узнаешь через месяц, что какое-то списание – оказывается, это за страховку. А какая страховка, если я уже выплатил? В общем, вот такие истории случаются, на своем примере могу это подтвердить.

Ольга Арсланова: Но, возможно, твоих обидчиков в скором времени смогут за такое наказать, оштрафовать, и банки сами перестанут эти услуги навязывать. По крайней мере, такие поправки сейчас готовят чиновники.

Петр Кузнецов: Обойдется ли мне и всем другим это дороже в конечном итоге? Вот в чем вопрос.

Ольга Арсланова: Почему они это делают? Почему вообще этой теме уделяется столько внимания? Давайте посмотрим.

Ну, ни для кого не секрет, все знают по себе о том, что доходы россиян в последнее время снижаются. И люди готовы брать кредиты с каждым годом больше и больше при любых условиях, даже если им навязывают дополнительные услуги. Ну что можно сказать? Даже министр экономического развития Орешкин предупредил: буквально через два года в России будет взрыв «кредитного пузыря», и мало тогда никому не покажется.

Давайте посмотрим на эти цифры. В прошлом году треть кредитов банки выдали совсем небогатым людям – людям, у которых платежи по всем этим кредитам превышали 60% дохода. И это довольно серьезно. Сейчас сумма долга всех россиян по кредитам – более 14 триллионов рублей. И каждый год задолженность вырастает на 25%. Поэтому, если вовремя аппетиты банков не умерить, ситуация может стать всерьез опасной.

Петр Кузнецов: Слушай, в связи с этим вопрос. Получается ли так, что вот эти дополнительные услуги (а их много), могут ли они как раз стать основой этого «кредитного пузыря»? Давайте будем обсуждать с Гарегином Тосуняном, президентом Ассоциации российских банков. Но сначала – опрос. Вам навязывали услуги в банке? «Да» или «нет» – на короткий SMS-номер.

А вот сейчас – Гарегин Тосунян, президент Ассоциации российских банков. Гарегин Ашотович, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Мы можем, в принципе, у Гарегина Ашотовича тоже это спросить. Вероятно, вы не только эксперт, но и такой же клиент банков, как и мы все. Вы сами сталкивались с таким?

Петр Кузнецов: Вы слышите нас?

Гарегин Тосунян: Да-да, я вас слышу.

Петр Кузнецов: Отлично!

Ольга Арсланова: Слушаем вас.

Петр Кузнецов: Вы сталкивались? Мы уже свои примеры тут привели. Оля – нет.

Ольга Арсланова: Мне просто повезло, вероятно, да.

Петр Кузнецов: Но жить еще долго – может, еще навяжут что-нибудь. Хотя, может быть, к тому времени разберутся.

Гарегин Ашотович, вы сталкивались с навязыванием? Или вы просто как грамотный специалист читаете все и под звездочками, и изучаете по несколько раз? Или вы не берете потребкредиты?

Гарегин Тосунян: Я и читаю, и спрашиваю. Конечно, сталкивался. Мне объясняли, что это в общем пакете. Но я на это отвечал, что меня общий пакет не устраивает.

Я в советский период уже имел опыт с продовольственными заказами, когда тебе навязывали продукты, которые ты не хотел покупать. И я даже тогда с этим очень жестко боролся, я говорил: «Я не возьму этот продукт. Вы не имеет права мне не продавать то, что я хочу, и навязывать другое».

Петр Кузнецов: Хорошо, Гарегин Ашотович...

Ольга Арсланова: Подождите.

Петр Кузнецов: Давайте тогда масштабы оценим. Вот то, что Минфин предлагает наказывать за дополнительные услуги… Насколько у нас сейчас это распространенная практика в лице банков?

Гарегин Тосунян: Я полагаю, что это распространенная практика среди отдельной группы банков, которые не сильно борются за клиентов, потому что они считают, что никуда клиент не денется, все равно будет у них обслуживаться. В нашей не очень конкурентной среде, к сожалению, такие преимущества неконкурентные у ряда банков есть.

Петр Кузнецов: То есть не особо остра проблема? Понятно.

Ольга Арсланова: Давайте поговорим, о чем вообще идет речь. Вот у нас, например, зрители жалуются, что их заставляют при взятии ипотеки оплатить страховку на весь срок взятия ипотеки, причем сразу. И это встречается довольно часто, в том числе в крупных банках.

Гарегин Тосунян: Дело в том, что все-таки удельный вес таких кредитов действительно приходится на крупнейшие банки. И я еще раз хочу подчеркнуть, что банк клиентоориентированный все-таки не будет навязывать эту услугу, потому что он рискует потерять клиентов. А банк, который не боится потерять клиентов, будет много чего навязывать.

Другое дело, что если клиент не дотошный, не умеет свои права отстаивать, то, конечно, любой банк будет предлагать. Степень предложения и навязывания – это разные вещи. Я могу предложить в общем пакете, а могу сказать: «Нет, извини, я тебе не дам этот кредит, если ты…»

Петр Кузнецов: Гарегин Ашотович, то есть дело в отсутствии конкуренции, правильной и хорошей?

Гарегин Тосунян: Во-первых, отсутствие конкуренции. Точнее так: слабая конкуренция – раз. Во-вторых, недостаточная настойчивость клиента и неумение разделить, когда тебе действительно навязывают, говорят, что это неотъемлемая часть кредита, и когда тебе предлагают, а ты говоришь: «Спасибо, я без этого обойдусь». Понимаете, любой продавец…

Петр Кузнецов: Финансовая безграмотность.

Ольга Арсланова: Понимаете, а там предложения-то какие бывают? «Вы либо оплатите всю страховку – или у вас будет процент по кредиту выше». Что вы предлагаете в таком случае клиенту банка делать?

Гарегин Тосунян: Вы не имеете права банк лишить такой возможность. Конечно, в случае если банк говорит, что есть альтернатива, и вы уже начинаете торговаться по самому проценту, вы говорите: «Знаете, давайте все это отложим в сторону…»

Ольга Арсланова: А, то есть, в принципе, еще и торговаться можно? Вопрос…

Петр Кузнецов: Гарегин Ашотович, оставайтесь, пожалуйста, на связи. Возможно, будет вопрос. Разберем как раз еще одну конкретную историю от нашего телезрителя Бориса. Борис, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте. Говорите, пожалуйста, Борис.

Зритель: Я за данную инициативу, потому что банки под благовидным предлогом навязывают те или иные так называемые страховые обязательства якобы тем, кто пользуется условиями кредитования, выдавая так называемую привлекательную программу кредитования – от объемов кредитов и в том числе до процентной ставки. На самом деле это одна из сторон медали, когда вас страхуют от потери трудоспособности вплоть до летальных форс-мажоров. Это развязывает руки, в том числе и коллекторам, которые начинают на вас физически воздействовать, зная, что ваша жизнь застрахована, в том числе под благовидным предлогом…

Ольга Арсланова: Борис, а у вас есть опыт какой-то личный? Расскажите, пожалуйста, на чем основано ваше утверждение?

Зритель: Да. Когда я в одном банке пытался взять кредит, мне намекнули, что у них так называемые хорошие коллекторы. И мне пытались навязать данную страховку с так называемыми мнимыми предпочтимыми условиями, которые выгодны якобы для меня. Но на самом деле, если вдаваться в этот микроскопический текст, то там полностью индульгированы действия коллекторов в случае каких-то форс-мажорных ситуаций. Они знают, что вы застрахованы. И если даже вы окажетесь в реанимации, но не выплатите кредит, то они получат страховку…

Ольга Арсланова: Понятно.

Петр Кузнецов: Смотрите, Борис…

Ольга Арсланова: Мы Гарегина Тосуняна об этом спросим, да? По сути, что получается?

Петр Кузнецов: Гарегин Ашотович, есть комментарий?

Ольга Арсланова: Гарегин Ашотович, вы с нами?

Гарегин Тосунян: Я с вами.

Ольга Арсланова: Нашего зрителя пугают коллекторами в банке. Это вообще что?

Гарегин Тосунян: Вы знаете, если вас пугают, то сразу уходите. Дело в том, что банк, который вам какие-то такие угрозы или условия навязывает… Ну, уже дальше не имеет смысла работать. Уверяю вас, это банк, который, конечно же, видимо, владеет каким-то особым монопольным положением, раз пытается с вами на таком языке разговаривать. Если это нормальный рыночный банк, то он либо будет искать с вами решение, либо, соответственно, вы тогда все равно уйдете, но в соседний банк.

Но умейте отстаивать интересы свои – с точки зрения того, что не принимать никакие навязанные услуги ни при каких обстоятельствах. И вы, уверяю вас, добьетесь этого. Потому что одно дело – торговля по проценту, а другое дело – когда вам пытаются именно вменить какие-то дополнительные услуги, которые для вас не понятны.

Петр Кузнецов: Мы начали с закредитованности, со статистики по закредитованности. Это действительно проблема сейчас – эти дополнительные услуги? Особенно для тех, кто… Мы выяснили, что, по вашим словам, это делают не все банки, а те, кто считают прежде всего, что клиент никуда не уйдет. Серьезная ли это нагрузка, особенно для тех клиентов, кто и так еле-еле обслуживает кредит, но просто вынужден его взять? Можно сказать, что с этого и начинается закредитованность, и кредит обрастает допнагрузкой? Ведь мы понимаем, что цель Минфина в конечном итоге… Сейчас мы все боремся с закредитованностью. Конечная цель Минфина, наверное, и в этом?

Гарегин Тосунян: Закредитованность начинается с высокой процентной ставки. И почему-то борьба за косвенные факторы, влияющие на закредитованность, ведется очень интенсивно. Она такая популярная, она очень подхватывается ведомствами.

А вот борьба за то, чтобы действительно было снижение процентной ставки… А это тоже в том числе вопрос конкуренции и вопрос денежно-кредитной политики. Мы нигде в таргетах почему-то процентную ставку не ставим. Вот инфляцию, сокращение долговой нагрузки рассматривает вне контекста высокой процентной ставки. Я эту логику никак понять не могу.

Петр Кузнецов: Все что угодно, но не это.

Гарегин Тосунян: При такой ставке может не быть… Это не «закредитованность» называется, а это называется «высокая долговая нагрузка». Закредитованность – это когда было бы много кредитов. У нашего населения не много кредитов в пропорциях к ВВП. У нас просто люди…

Петр Кузнецов: А нагрузка велика. Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Гарегин Тосунян, президент Ассоциации российских банков.

Ольга Арсланова: Тем не менее, помимо высокой ставки, банки хотят заработать еще и на дополнительных услугах. Нам представители банковской сферы предлагают просто на это не вестись и эти услуги не оплачивать. А вот как это сделать грамотно? Давайте спросим прямо сейчас у эксперта проекта ОНФ «За права заемщиков» Михаила Алексеева. Здравствуйте, Михаил.

Михаил Алексеев: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Смотрите. Вот мы приходим в банк брать кредит, потребкредит или ипотеку, и понимаем, что нам навязывают дополнительную услугу. Если мы сейчас ее не купим, то мы получим более высокую ставку или нам вообще откажут в продукте. Как себя вести?

Михаил Алексеев: Ну конечно, мы можем говорить «торгуйтесь», мы можем говорить о том, что это незаконно, махать флагами и так далее, но – добро пожаловать в реальность! На сегодняшний день в России кредиты за пределами Садового кольца (там тоже есть Россия) люди берут, исходя из социальной напряженности, исходя из того, что им иногда есть нечего, и они удовлетворяют потребности, которые на самом деле базовые, беря кредиты. И когда они приходят в банки в маленьком либо в большом городе…

Другого не дано на сегодняшний день. Мы должны просто назвать вещи своими именами в первую очередь. На сегодняшний день кредиты, их реальный размер – это процентная ставка плюс страховка. По потребительским кредитам это везде и всегда. Можно сказать, что это то, что включено. А возможность отказаться, «я буду жаловаться» – это единичные случаи. Везде и всегда нам навязывают, впаривают страховку.

Ольга Арсланова: Михаил, ну смотрите. Если нам что-то навязывали, а мы это купили, то мы же можем через две недели или раньше от этого отказаться, просто отказаться и не платить.

Михаил Алексеев: Вот здесь очень важный момент. Банки с самого начала… сотрудники банков, хорошо, не банки, они с самого начала начинают вводить людей в заблуждение. Не через две недели, а в течение двух недель мы можем отказаться от страховки.

Но у нас так «случайно» получилось, что теперь у нас везде поголовно во всех потребительских кредитах есть условие о том, что изменится процентная ставка. По нашим данным, Роспотребнадзор очень косо смотрит на эти условия, но на сегодняшний день практика не сформировалась.

И я предлагаю не обсуждать эту историю в ключе: «Ой, как это произошло?» – именно сегодня, а напомнить, что, начиная как минимум с 2011–2012 года, когда были комиссии за выдачу, за обслуживание кредитов, в 2013 году Владимир Владимирович Путин пригласил всех банкиров, и Греф, вытянувшись по струнке, сказал: «Комиссии больше нет, Владимир Владимирович!» И в этот же момент – в этом же 2013 году – они стали навязывать эти самые страховки.

Ольга Арсланова: То есть свое все равно пытаются заработать, получается.

Михаил Алексеев: Они это делают

Ольга Арсланова: Так запреты, которые сейчас будут, штрафы, которые сейчас будут, что-то изменят, с вашей точки зрения?

Михаил Алексеев: Вы знаете…

Петр Кузнецов: Извините. У нас есть хороший пример в этом плане, Михаил, – закон о связи, когда запретили просто рассылать спам, какие-то штрафы за это. Спам продолжается – ну, может быть, не в таких количествах. Как повлияет в данном случае инициатива, запрет, законопроект уже со штрафом на банки? Смогут ли они свободно таким же образом обходить запрет?

Михаил Алексеев: Это очень симпатичный случай, когда закон еще не принят, а его уже банки обошли. Потому что на сегодняшний день…

Петр Кузнецов: Слушайте, предупредительная мера – это самое эффективное, что работает в России.

Ольга Арсланова: А как обошли-то?

Михаил Алексеев: Ну как обошли? На сегодняшний день запрещено навязывать услуги и запрещено в принципе по закону «О защите прав потребителей» обуславливать оказание одной услуги при покупке другой. Но они это делают. Они говорят: «Нет, мы должны жить в реальности, она на всех одна. Нам не нужно это зазеркалье».

Ольга Арсланова: А давайте о реальности.

Петр Кузнецов: Я еще о страховке хотел спросить, не отключайтесь. Сначала Валентину послушаем. Возможно, у нее будет прямой вопрос, а у вас прямой ответ на ее вопрос. Здравствуйте, Валентина.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Вы с нами? И вас слышит наш эксперт, поэтому…

Ольга Арсланова: …не молчите.

Петр Кузнецов: …не тратьте время, пожалуйста.

Ольга Арсланова: Валентина, вы в эфире?

Петр Кузнецов: Валентина, а вот за это время в банке вам бы уже знаете сколько всего навязали!

Зритель: Хорошо. Я брала кредит – 300 тысяч. И меня, можно сказать, вынудили застраховаться. Кредит я выплатила в течение месяца. Страховка не возвращается. Я, конечно, в течение двух недель не отказалась. Она действует на три года следующих.

Ольга Арсланова: Давайте у Михаила спросим, что делать в такой ситуации.

Петр Кузнецов: Михаил, я как раз про страховку. Очень многие не понимают, что такое страховка, что это за финансовая услуга. Но в конечном итоге нам преподносится это как польза нам: «Вам только лучше, потому что, случись чего, подушка…»

Ольга Арсланова: «Вы финансово застрахованы».

Петр Кузнецов: «Ваши родственники и так далее – они застрахованы и спасены».

Ольга Арсланова: Насколько эффективно работает эта страховка? Это еще отдельный вопрос.

Петр Кузнецов: Другой вопрос, да. Ну, если можно, коротко и по сути – вот по этому вопросу и по этой истории.

Михаил Алексеев: Самая главная формулировка, самое важное здесь – «случись чего». Никто содержание этой страховки не читает. Просто, как правило, продают суррогаты страховые, потому что это нереальные страховки. Это когда кирпич упал на голову – то, что произойдет один на миллион. Нужно это понимать.

Второй момент. Есть противоречивая судебная практика по стране, когда люди досрочно выплачивают кредит, а страховка у них действует. И у нас есть в Гражданском кодексе статья, которая говорит: ну да, вы можете отказаться от страховки, только деньги не возвращаются.

Поэтому здесь Валентине можно и нужно пробовать обращаться в страховую компанию. У нее была страховка привязана, по сути, к кредиту. «Кредит досрочно погашен, поэтому прошу произвести перерасчет». В редких случаях банки сами это делают.

Петр Кузнецов: Коротко перед тем, как вас отпустить, прошу прощения. Банки зарабатывают на таких услугах – да или нет?

Михаил Алексеев: Еще как! Это выяснялось на судебных заседаниях неоднократно.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Михаил Алексеев: Они получают агентское вознаграждение от страховой.

Петр Кузнецов: Все! Завершили.

Ольга Арсланова: Спасибо, Михаил Алексеев.

Петр Кузнецов: Михаил Алексеев, эксперт проекта ОНФ «За права заемщиков».

Итоги опроса. Спрашивали: «Вам навязывали услуги в банке?» «Да» – 98%, «нет» – 2%. Ну, 2%, может быть, просто в банк не обращались.

Ольга Арсланова: Это ответ на вопрос: зарабатывают ли банки? Вот, пожалуйста, результаты опроса.

Петр Кузнецов: Переходим к еще одной теме, к еще одной инициативе интересной.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски