Штрафуют за ремни и телефоны

Гости
Антон Шапарин
вице-президент Национального автомобильного союза

Тамара Шорникова: Камеры все видят: в Москве полицейские выписали 53 тысячи штрафов с начала года. Водители не пристегивали ремень безопасности и говорили за рулем по телефону.

Иван Князев: Ну, кроме того, сотрудники ГИБДД следят за соблюдением скоростного режима с помощью мобильных компьютеров, аппаратно-программных комплексов «Барс». Что это за система? Как она работает? Только ли в больших городах люди за рулем не пристегиваются и отвлекают на телефоны? И нужно ли еще усиливать за эти нарушения какие-либо меры, штрафы и так далее? Спросим у экспертов.

Тамара Шорникова: Очень хотим сейчас получить звонки не только из столицы, но и, конечно же, из регионов. Что у вас с камерами? Потому что вот, путешествуя в командировках, заметно отличаются водители столичные от региональных: в регионах как-то, например, пристегиваться не очень принято, ну мое впечатление. Позвоните, расскажите.

Иван Князев: Ну а сейчас с нами на связи Антон Шапарин, вице-президент Национального автомобильного союза. Здравствуйте, Антон Владимирович.

Антон Шапарин: Здравствуйте.

Иван Князев: Антон Владимирович, как, во-первых, оцениваете вот эти 53 тысячи штрафов? Все-таки дает вот эта система положительный эффект? Буквально на днях тут все обсуждают в информационной среде вот тот случай, когда 19-летняя девушка сбила трех детей, при этом она отвлекалась на телефон... Это благо, когда вот так вот следят за нами?

Антон Шапарин: Понимаете, в чем дело, что касается ремней безопасности, здесь все абсолютно однозначно, абсолютно понятно – ремни спасают жизни. Люди, которые не пользуются ремнями, – это люди, которые могли бы принять и другие методы самоубийства к исполнению. Так что я считаю, что необходимо абсолютно в этой сфере ужесточать. И вы правильно абсолютно сказали, в регионах часто считается, что заглушка на ремнях безопасности – это нормально, так ездить и нужно. Это ну совершенное безумие, и с этим по сути дела никто не борется, вот только сейчас начали с камерами использовать механизмы цифровые.

Что же касается телефона, разговора по нему, то тут ситуация менее однозначная, потому что, к сожалению, правила дорожного движения устарели. Нельзя разговаривать по телефону, приложив его к уху, вот это нельзя делать. Соответственно, когда писали ПДД, нынешнюю действующую редакцию, никто даже не подозревал, что в теории возможно, что коммуникатор будет мессенджером, навигатором, источником музыки и всем остальным, и кто-то еще будет в Instagram сидеть в процессе. Тогда этого ничего, собственно, не было, и поэтому норму необходимо адаптировать, и да, действительно, нужно запрещать использовать гаджеты за рулем, это во многих странах мира уже принято. В Италии, например, вы не только телефон не можете взять в руки, вы бутылку воды не можете взять, пока вы находитесь за рулем, и это разумно и правильно, и штрафы там за это драконовские. Потому что правила дорожного движения, мы знаем, они написаны кровью, и в данном случае кровью в том числе детской.

Но если говорить про аварию, там даже не то что телефон в руке сыграл роль, там сыграла роль развалившаяся вообще система подготовки водителей в стране. Потому что мы готовим тех, кто может сдать экзамен, но не тех, кто умеет водить, это большая разница.

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: Что касается, много сейчас просто SMS приходит по поводу качества фотографий, насколько они точно помогают, не знаю, тень не так упала, кажется, что это телефон и так далее.

Антон Шапарин: Ой, это очень интересная история. Дело в том, что формально все постановления выписывают профильные сотрудники, то есть люди, это не автоматизированная система, автоматизирован только сбор фотоматериалов, а дальше их должны люди оценивать. Но фотоматериалов такое колоссальное количество, их так много, что человек отсмотреть их не может в принципе. Это, знаете, как в мультике про Масяню, недавно вышел: одни нарушают правила, а вторые сразу их контролируют, вся страна должна разбиться на два лагеря в данном случае. Так что ситуация сложная, вот, и я не думаю, что только лишь камерами можно решить проблему, потому что автоматизированной системе, когда штраф за тень и так далее, ей люди перестают доверять, и это проблема на самом деле фундаментальная.

Иван Князев: То есть они будут нарушать при этом так же, да?

Антон Шапарин: Дело не в этом, даже не в нарушениях. Дело в том, что, например, если вы возьмете, на машину в Забайкальском крае повесите номера машины, которая зарегистрирована в Москве, и будете там ездить, и если у вас есть возможность, так сказать, давления на сотрудников ГИБДД, то штрафы будут приходить на московскую машину, а там вас никто не оштрафует. Вот здесь проблема – вся система фото- и видеофиксации, к сожалению, построена на одной большой профанации: считается, что типа выписывает человек, но на самом деле все выписывается давным-давно автоматически, а сотрудники превратились по сути в электронную подпись. А если ты не согласен или если вдруг... Например, вы знаете, есть машины с двухточечными ремнями безопасности, передними даже, и их таких достаточно много, эксплуатируется много, а есть машины вообще без ремней...

Иван Князев: Ну это совсем старые.

Антон Шапарин: Достаточно старые, да. И вот что в таких случаях делать? Да, есть ремни, которые совпадают по цвету салона, это тоже часто бывает...

Иван Князев: Ну... Антон Владимирович, у нас немного времени. Хорошо, вы говорите, система эта несовершенна с камерами – а какую тогда систему вводить? Какая тогда может быть?

Антон Шапарин: К глубокому сожалению, единственный человек, который может по-настоящему предотвратить такое правонарушение, – это сотрудник ГИБДД. Но их с улиц практически убрали, во-первых, во-вторых, их редко, к сожалению, интересуют такие «мелочи», как ремни, телефоны и так далее; их интересуют сейчас только, исключительно «лишенческие» так называемые статьи, то есть встречка и алкоголь. С одной стороны, это правильно, это такие фундаментальные, базовые страшные ситуации; с другой стороны...

Иван Князев: ...здесь прекрасная основа для коррупционной составляющей, я правильно понимаю?

Антон Шапарин: Вы сами это сказали.

Иван Князев: Понятно.

Антон Шапарин: Абсолютно, от нее никто никуда не убежал, она есть.

Тамара Шорникова: Антон Шапарин, вице-президент Национального автомобильного союза.

Иван Князев: Спасибо вам.

Тамара Шорникова: Успеем выслушать телезрителя. Владимир, Калининградская область, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, коротко ваше мнение.

Зритель: Я насчет телефонов согласен, вернее по ремням безопасности не согласен...

Тамара Шорникова: Так.

Зритель: ...потому что они не всегда спасают жизнь. А вот телефоны мешают даже с гарнитурой.

Иван Князев: Да, ну это интересное мнение, учитывая, что за историю развития автомобилестроения сколько было тестов проведено по поводу того, спасают или не спасают ремни безопасности, но тем не менее...

Тамара Шорникова: В общем, не обсуждается уже вроде как эта тема...

Иван Князев: Да, уже даже не обсуждается. Спасибо тем не менее за ваш звонок.

Тамара Шорникова: Спасибо, да, за звонок, за ваше мнение.

Иван Князев: Ну что ж, после небольшого перерыва у нас будет очень интересная тема: хотим мы вместе с вами и с нашими экспертами разобраться, а что из того, что у нас было в нашей жизни в СССР, можно, например, возродить сегодня в современной России. Разные предложения есть, кто говорит про бесплатную медицину, а кто говорит, что автоматы с газировкой надо вернуть на улицы. Какие мысли у вас? Звоните-пишите нам в прямой эфир.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Камеры всё видят, а ещё мобильные компьютеры «Барс». Что это за система и как работает?