Сидим дома! Что происходит сегодня в Париже, Эдинбурге и Лос-Анджелесе

Сидим дома! Что происходит сегодня в Париже, Эдинбурге и Лос-Анджелесе | Программы | ОТР

Рассказывают жители

2020-05-18T20:02:00+03:00
Сидим дома! Что происходит сегодня в Париже, Эдинбурге и Лос-Анджелесе
Россия нацелилась на криль. Продуктовые карточки. В Новый год – с долгами по зарплате. Бюрократы. Борьба с безработицей. Регионы не рады гостям
Криль – один из последних нераспределённых биоресурсов на Земле
Поможет ли Минтруд безработным?
Сергей Лесков: Создание вакцины от ковида – это такой же фактор мягкой силы, каким был полёт Гагарина на заре космической эры
Как работают чиновники?
Не зови меня по имени
Не добро пожаловать! Регионы гостям не рады
В новый год - с долгами по зарплате
Дед Мороз, забери ковид
Нуждающимся начислят продуктовые баллы

Александр Денисов: Наша рубрика «Сидим дома»…

Анастасия Сорокина: Любимая рубрика.

Александр Денисов: Можем ее переименовать: «Хорошо сидим». Потому что мы все время общаемся с нашими соотечественниками, и они все довольны жизнью, слава богу. И проверим, как сейчас…

Анастасия Сорокина: …сегодня обстоят дела. На связи с нами сегодня Шотландия, Франция и Соединенные Штаты Америки. Многие наши уже традиционные, скажем, гости этой рубрики. Владимир Дашевский, например, из Парижа. Давайте с вас и начнем.

Владимир, какая у вас обстановка?

Владимир Дашевский: Спасибо. Бонжур, Александр.

Александр Денисов: Владимир, да. Владимир, не могу не отметить. Вы, мне кажется, открыли, может быть даже подпольную, фабрику по производству атрибутики ОТР. То там у вас логотип был прямоугольный, то круглый. Расскажите, сами делаете?

Владимир Дашевский: …Общественного телевидения. Я просто постоянно слежу и мониторю рейтинг поднятия канала.

Александр Денисов: Ага. Т. е. значки все-таки оказывают влияние, и во Франции тоже, да?

Владимир Дашевский: Очень. Очень большое влияние. Все, конечно, от значков. А потом непосредственно от качества программ, которое соответствует ОТРажению.

Анастасия Сорокина: Владимир, но вы сегодня опять в прекрасном месте находитесь. Я так подозреваю, что Лувр за вами?

Владимир Дашевский: Да, за мной Лувр. Как вы видите, он закрыт пока. Так как Париж находится в Иль-де-Франс, а это красная зона, все музеи у нас, к сожалению, пока закрыты. Так же как и парки. Вот парк, который с другой стороны там, дальше, находится, – парк Тюильри, он тоже закрыт. Но мэр города сейчас ведет непосредственные дебаты с префектом по возможности быстрого открытия парка и музеев. А также всех других мест нахождения парижан, таких, как кафе. Но, я думаю, кафе раньше 15-го, ну может быть 10-го июня – пока будут закрыты.

Анастасия Сорокина: И вот на заднем фоне видно, что ходят люди, жизнь все-таки становится, возвращается в привычное русло.

Прочитала новость о том, что исследователи Института Пастера пришли к выводу, что количество людей, которые заразились во Франции коронавирусом, где-то приблизительно 4,4% от общего населения. Почти 3 млн. человек. Этого недостаточно для выработки коллективного иммунитета. Вот сейчас для того, чтобы выйти из самоизоляции, вернуться к привычной работе, к учебе, обращает ли Франция внимание на выработку этого самого коллективного иммунитета? Или они на какие-то другие вещи опираются?

Владимир Дашевский: Вы знаете, поэтому я думаю, что президент Франции решил как бы пойти на меры, которые на сегодня он найдет. Т. е. мы стараемся как можно быстрее открыть все точки соприкосновения людей. Мы немножко задерживаемся по сравнению с Италией. Потому что Италия на две недели раньше нас вошла в историю коронавируса и в историю закрытия людей в квартирах. Т. е. я думаю, что сейчас в ближайшие две недели все возможные, будем так говорить, все возможные места пребывания людей – рестораны, кафе, спортивные залы, театры и все остальное – будут потихонечку открываться.

Александр Денисов: Владимир, у нас вот тут в Москве есть такое понятие: индекс самоизоляции. Т. е. чем он выше, тем лучше. Т. е. люди сидят дома. Чем ниже (в районе двойки, единицы) – это значит: плохо. А у вас что-то такое есть в Париже? Как определяют люди ситуацию?

Владимир Дашевский: У нас никакого индекса нет вообще. Потому что, начиная уже как 8 дней, любой человек может спокойно выйти на улицу и пойти куда он хочет. Единственное, он не может передвигаться далее 100 км от своей точки пребывания, точки, в которой он находится. Это как бы круг птичьего полета. Дальше он пройти не может. Но люди везде находятся, ходят совершенно спокойно. Кто в масках, кто без масок. В транспорте обязательны маски.

Александр Денисов: Интересное какое примечание: круг птичьего полета. Это так и формулируется, что ли, Владимир?

Владимир Дашевский: Да-да-да.

Александр Денисов: А что это за привязка к птицам?

Владимир Дашевский: Голубиный полет.

Александр Денисов: Голубиный полет?

Владимир Дашевский: И птичий полет. Птичий полет, да.

Александр Денисов: Птичий полет. Как романтично вот это все у вас сформулировано.

Владимир Дашевский: Да, романтично. Притом сразу же появились карты, в которых вы выставляете, где вы живете, и вам дают радиус круга, по которому вы можете передвигаться.

Александр Денисов: И говорят: голубок, сидим в своем кругу.

Владимир Дашевский: Да-да-да. Дальше нельзя. Дальше штраф €135.

Анастасия Сорокина: Владимир, раз уж заговорили о романтике. Тут такая новость, которую многие обсуждают. Наша соотечественница Наталья Водянова 9 лет ждала, можно сказать, свадьбы, которая была назначена на это лето с Антуаном Арно. И вот они решили ее отменить из-за коронавируса. Вообще чувствуется ли, что во Франции меньше стало влюбленных, как-то не тянутся туда уже молодожены, и вообще люди меняют свои планы и отменяют такие праздничные мероприятия?

Владимир Дашевский: Судя по первому дню, когда открыли 11-го числа, это вообще не чувствовалось. Потому что все набережные Сены, набережные канала Сен-Мартен просто кишели народом. Молодежью, которые целовались, пили вино, радовались. Это был такой национальный праздник, который, наверное, скорее всего так и войдет как национальный праздник. Т. е. пришлось вызывать полицию…

Александр Денисов: Да вот, пока Владимир сейчас связь наладит… Настя, а мне интересно: Арно – он имеет отношение к дому «Луи Виттон»? Т. е. там все свои миллиарды… Имеет, да?

Анастасия Сорокина: Да.

Александр Денисов: Ну, тогда, конечно, нужно торопиться со свадьбой, не откладывать. Все-таки такая именитая фамилия. Да, сейчас восстанавливаем связь с нашими соотечественниками. Напоминаем, что с нами…

Анастасия Сорокина: …Рубрика «Самоизоляция», которая сегодня нас связывает и с Францией – мы поговорили с Владимиром Дашевским из Парижа; и также Джоанна Рос из Шотландии в Эдинбурге ждет возможности с нами поговорить; а также Геннадий Котлярчук из Соединенных Штатов, Лос-Анджелес, сегодня с нами на связи. Поскольку прямой эфир, бывают разные ситуации, тем более – расстояния между нами огромные, безопасные.

Но вот есть возможность поговорить наконец-то у нас с Джоанной. Джоанна?

Джоанна Рос: Да. Здравствуйте.

Александр Денисов: Джоанна, вот мы сейчас остановили разговор на Наталье Водяновой, у которой, к сожалению, свадьба откладывается. Как вы думаете, стоит ей поторопиться? Все-таки такой жених завидный, из дома «Луи Виттон».

Джоанна Рос: Я не знаю насчет свадьбы, но, да, по крайней мере в Великобритании, наверное, все отменится на какой-то длительный срок. Потому что у нас ситуация здесь достаточно серьезная. У нас самая высокая смертность в Европе. Уже превысила 4 тыс. людей. И карантин еще идет.

Хочу сказать, что мы сидим в Шотландии 2 месяца уже на карантине. И, естественно, устаем. …

Анастасия Сорокина: Джоанна, какие-то помехи.

Александр Денисов: Джоанна, такие помехи, как будто у вас открыто окошко и дует сильный ветер. У вас? Или это из Франции, это ветер из Парижа?

Владимир Дашевский: Париж, да. Наш ветер парижский.

Александр Денисов: Джоанна, продолжайте, пожалуйста.

Джоанна Рос: Да, вот в Англии сняли какие-то ограничения, а в Шотландии они все еще есть. Поэтому мы не можем выйти больше 2 раз в день из дома. Только на упражнения или для покупки еды. Все очень строго.

Школы еще, конечно, закрыты. Возможно, в Шотландии до конца августа еще будут закрыты. А в Англии они уже пойдут открывать школы 1 июня. Поэтому родителям будет проще все-таки в Англии, чем в Шотландии.

Александр Денисов: А вам на какое расстояние разрешается удаляться от дома? Вот Владимир сказал, что на полет голубя у них там, не дальше, чем голубь летает. А у вас как?

Джоанна Рос: У нас как бы официально нету…

Александр Денисов: Голубей? Я понял, да.

Джоанна Рос: Нет, голуби есть, конечно. Очень много у нас голубей. Но как бы особые какие-то правила, сколько можно отъехать от дома, – Борис Джонсон высказался, что как бы каждый просто использует свой ум. И как бы доверяет народу, что он будет принимать правильные решения. Но, естественно, милиция тоже сидит. И милиция будет учитывать, кто там что делает. Они уже останавливали людей, которые гуляли в горах, спрашивали, откуда они приехали и т. д. И штрафовали, естественно.

И недавно они подняли тоже вот штраф. Уже на больше £100 штрафуют людей, если он долго уехали из дома.

Анастасия Сорокина: Да, но у вас даже глава Минздрава покинула свой пост из-за того, что нарушила карантин. Она, по-моему, уехала на дачу, которая в часе езды от Эдинбурга находится. И вообще очень строго следят, да, за соблюдением мер? Даже глава Шотландии вот похвасталась, Никола Стерджен, что она самостоятельно подстриглась и покрасилась на самоизоляции. А недавно она подстригла сама своего мужа, побрила его.

Александр Денисов: И что, так и сказала: «Я на дачу поехала?» Как у нас, что ли, формулируют?

Анастасия Сорокина: Ну вот поймали ее за этим, всё, и общественность осудила. Она вот покинула свой пост. Т. е. у вас действительно такие меры очень строгие.

Джоанна Рос: У нас очень строгие. Но Никола Стерджен все-таки взяла более строгую позицию на этот счет. Потому что все-таки, но здесь играет роль политика тоже. Потому что Шотландия, Шотландская национальная партия хочет независимость. Поэтому, естественно, Никола Стерджен будет принимать какую-то особую, другую политику, свою политику, отдельно от Вестминстера. Поэтому она немножко по-другому делает. Она сказала, вот 28 мая будет только снятие ограничений. А Борис Джонсон сказал – уже до этого. Поэтому Никола Стерджен, естественно, она хочет делать по-своему.

И я считаю, что это правильно. Потому что у нее полная поддержка народа здесь. Смертность продолжается. Еще сегодня 170 человек уже умерли сегодня в Великобритании. Поэтому нету смысла пока что-то снимать. На самом деле это надо ждать, как все будет дальше развиваться.

Анастасия Сорокина: Джоанна, вот вы сказали, что самые высокие показатели в Шотландии в Европе. Но по-прежнему лидерами в мире остаются Соединенные Штаты. Давайте поговорим с Геннадием, который сейчас находится в Лос-Анджелесе. Геннадий, какие меры предпринимаются? Есть ли послабления? Или по-прежнему этот режим чрезвычайной ситуации сохраняется?

Геннадий Котлярчук: На данный момент у нас уже сейчас есть большие послабления. И, начиная с 8 мая, у нас открыты уже пляжи, открыты парки и даже, для тех, кто играет в гольф, для них открыли площадки. И теперь любой желающий может прийти на пляж и гулять рядом с водой. Просто гулять. Единственное ограничение, что должна быть дистанция, которая составляет 6 футов: это 1,8 метра между людьми. И нельзя загорать. А заниматься спортом, просто гулять по паркам – это все возможно. Ситуация на данный момент такая.

Александр Денисов: Т. е. пляжи открыты, а загорать нельзя, да? Вот такой нюанс.

Геннадий Котлярчук: Да, загорать нельзя. А гулять можно. Но, скажем так, полиция и охрана очень лояльно относятся в большинстве случаев к людям. Потому что все понимают, что два месяца находились практически дома. И поэтому уже сейчас практически не берется штраф, а просто делают предупреждение о том, что… если они подходят слишком близко или что-то еще друг к другу, то 2 человека только. Поэтому – вот такая ситуация.

Анастасия Сорокина: Геннадий, а что касается тестирования на антитела: производят ли его массово? Или сами люди решаются его делать? Вот как с этим обстоит дело?

Геннадий Котлярчук: В Лос-Анджелесе? Мэр Лос-Анджелеса сделал очень большое, скажем так, событие, и теперь любой желающий может бесплатно пройти и сдать на коронавирус. У нас открыты специальные пункты, где любой желающий… У человека не спрашивают ни документы, ничего, ни какой его легальный статус в стране (поскольку у нас большое количество мексиканцев, которые живут нелегально). И поэтому любой желающий может просто прийти и просто провериться.

Анастасия Сорокина: А вы проверялись уже?

Геннадий Котлярчук: Я – нет.

Анастасия Сорокина: А почему? Вы боитесь этого теста? Или как, боитесь, что можно заразиться там, в этом пункте?

Геннадий Котлярчук: Не знаю. Я не думаю, что мне это нужно. Я себя чувствую здоровым абсолютно. Поэтому мне нормально.

Александр Денисов: Геннадий, я прекращу этот женский допрос и задам свой вопрос вам. Скажите, вот у нас, у русского человека это в голове не укладывается, вот такая история. В Америке же проходят демонстрации против ограничительных мер. И самое интересное – к ним присоединяется Дональд Трамп. Это как? Вот представим себе Россию. Ограничительные меры, и вдруг наш президент появляется и говорит, что да, я тоже против. Как это в Америке все это умещается, и одно, и другое? Объясните нам. Непонятно.

Геннадий Котлярчук: Я попытаюсь объяснить вкратце. В Америке есть две партии. Это партия демократическая и партия республиканская. И в Америке 50 штатов, которые отличаются друг от друга и по ментальности, и по многому другому. Есть демократические штаты, и есть республиканские штаты. Республиканские штаты на данный момент многие практически открыты. Демократические штаты, скажем так, закрыты. И поэтому представители республиканских штатов … делают все, чтобы восстановление шло как можно быстрее. Демократические штаты, наоборот, задерживают этот процесс.

Александр Денисов: Да, хорошо вы разъяснили, конечно. Все теперь понятно.

Я еще хотел к Джоанне вернуться. Джоанна, где вы выучили русский язык так хорошо? Расскажите. Всем наверняка интересно.

Джоанна Росс: В университете в Эдинбурге у нас очень хороший университет. Хотя вот я слышала недавно, что … и он потеряет действительно деньги, потому что за них в какой-то степени от иностранных студентов. Мне вот реально очень жалко, если что-то с университетом случится, не дай бог.

Ну, да, и в Петербурге, этот прекрасный российский город, в Санкт-Петербурге я провела один год. И у меня были прекрасные учителя в СПбГУ.

Александр Денисов: Т. е. вы одновременно и эдинбурженка, и петербурженка в какой-то мере, Джоанна.

Джоанна Росс: В какой-то мере да. Оба такие хорошие города, литературные города. Самое лучшее место, где изучать искусство.

Александр Денисов: Спасибо вам большое за интересную беседу. Вот любопытно, сколько еще у нас будет общих тем для разговора? Вот у всех одно и то же: все сидят по-своему. Но будем надеяться, что скоро закончится, и все будет хорошо.

Анастасия Сорокина: Спасибо вам большое.

Александр Денисов: Спасибо большое за душевный и приятный разговор. Спасибо Парижу, Эдинбургу, Лос-Анджелесу. Будьте здоровы.

Анастасия Сорокина: Будьте здоровы.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Рассказывают жители