Силовики смогут блокировать подозрительные переводы

Гости
Александр Михайлов
член Совета по внешней и оборонной политике

Виталий Млечин: МВД и ФСБ смогут без решения суда блокировать денежные переводы и банковские карты россиян. Соответствующий законопроект разработали в Росфинмониторинге. Согласно задумке авторов, силовики получат право приостановить списание средств со счета или вклада на срок до 10 рабочих дней в случаях, не терпящих отлагательства, и при наличии достаточных сведений об использовании счетов или карт для противоправных действий. В случае, если ограничения эти необходимо продлить, тут уже понадобится решение суда.

Ксения Сакурова: Как все это будет работать на практике? Как скажется на возможности порядочных граждан принимать или отправлять переводы на банковские карты, а так или иначе мы все это делаем…

Виталий Млечин: Да.

Ксения Сакурова: …собираем на цветы учителям, на дни рождения коллегам и т. д., в общем, никто из нас вроде как не застрахован. Обо всем этом будем говорить вместе с вами. Что вы думаете? Поделитесь своим мнением, 5445 – короткий номер для ваших SMS-сообщений.

Виталий Млечин: Вообще часто переводите деньги с карты на карту? Вообще это достаточно удобно. Поделитесь своим опытом.

А мы сейчас побеседуем с Александром Михайловым, членом Совета по внешней и оборонной политике. Здравствуйте.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Александр Михайлов: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Скажите, пожалуйста, понятно, разумеется, тут никаких нет сомнений в том, что наши силовики должны бороться с терроризмом, бороться с финансированием терроризма, это ни в коем случае не обсуждается и не отрицается. Но сразу возникает вопрос: если что-то делается в экстренном порядке, без решения суда, моментально, по запросу силовика, если силовики вдруг по каким-то причинам посчитают незаконной операцию, которая на самом деле законная, вот как в таком случае? Какие механизмы вообще есть у нас, у обычных граждан, для того чтобы доказать, что мы переводим деньги все-таки не на финансирование террористов, а, скажем, на цветы для школы?

Александр Михайлов: Ну, если мы с вами столкнемся с таким фактом, то в любом случае это будет очень проблемно. Потому что мы прекрасно с вами знаем, что спорить с силовиками бессмысленно и бесполезно. То есть более того, я скажу, что тут в законе-то и в тех поправках есть такое указание, что в необходимых случаях, так сказать, доказанных случаях. Но, к сожалению, мы сталкиваемся с тем, что очень часто блокируются и без этого закона наши карты абсолютно на недоказанной основе. И потом нам очень долго приходится, как говорил в свое время Владимир Владимирович, глотать пыль по коридорам, пока мы восстановим свою справедливость.

Вы знаете, вообще с точки зрения логики, с точки зрения оперативной логики это очень правильно, потому что мы с вами очень часто сталкиваемся, когда различного рода телефонные мошенники обманывают людей, деньги переводятся на их карту, но, к сожалению, уже не успевают заблокировать карту получателя, для того чтобы вернуть потерпевшему. Это очень серьезная проблема, наверное, именно этим и продиктована логика, в которой написана эта поправка или этот закон.

Но мы с вами прекрасно понимаем, что, в общем-то, нас интересуют не общие вопросы, а исключительно частности. Ведь каждый из нас может оказаться в положении, когда мы, так сказать, получаем или переводим деньги, которые вдруг неожиданно кому-то покажутся как бы незаконным переводом, и тут же возникают всякие проблемы. Вы знаете, у меня такие случаи были, я очень часто езжу, бываю на строительном рынке, покупал какие-то там, не знаю, ну какую-то ерунду, и мне вдруг неожиданно заблокировали, вернее не заблокировали саму карту, заблокировали перевод, потому что банк посчитал, что этот перевод подозрителен. Вот я пришел на рынок, пытаюсь, уже взял некие изделия и пытаюсь с ним рассчитаться, и мне говорят, что вас перевод подозрительный. Вот у меня вопрос, к кому я должен обращаться, если кому-то это показалось подозрительным. Это серьезная проблема.

Виталий Млечин: Александр Георгиевич, я прошу прощения, а как вообще силовики в МВД, в ФСБ узнают о том, что тот или иной гражданин что-то кому-то перевел? Есть же все-таки банковская тайна. Или для силовиков нет ее?

Александр Михайлов: Вы знаете, вообще, конечно, это в основном будет связано исключительно с банковскими проблемами. Потому что блокируют-то все равно не силовики, блокирует все равно банк, потому что силовики не могут заблокировать карту, в общем-то, это не их деньги, как говорится. А банк будет блокировать стремительно по их запросу.

Виталий Млечин: А как они узнают?

Александр Михайлов: А вот я про то и говорю. Вот представьте себе, Росмониторинг вдруг неожиданно обнаруживает, что есть некий какой-то подозрительный перевод. Смысл этого перевода очевиден: человек находится за границей, у него возникли какие-то финансовые трудности, он просит своих близких, чтобы ему бросили на карточку деньги, для того чтобы он рассчитался с кем-то или каким-то образом использовал средства, которые ему просто абсолютно необходимы, да?

И в это время, значит, определяется, что карта находится за рубежом, что сумма достаточно приличная, ну а мы с вами знаем, что иногда и приличные суммы приходится переводить, и блокируют. Вот человек, который находится за рубежом, ждет, так сказать, получения денег, а ему заблокировали карту. Поэтому, конечно, все вот эти вот технологии требуют определенной апробации, потому что здесь помимо пользы бывает много вреда, так как человек, оказавшись в сложной финансовой ситуации, не в состоянии доказать свою правоту, доказать, что он не верблюд. Поэтому вот это вот самая большая проблема.

Но сам смысл, смысл, наверное, сегодня вызван жизнью, потому что мошенники, которые у стариков забирают деньги, силовики не успевают блокировать их карточки, для того чтобы вернуть потерпевшим, а это достаточно серьезная проблема. Тем более что, вы знаете, я как бы понимаю, что мы все списываем на терроризм, но здесь, скорее всего, все-таки не вопрос терроризма или финансовой поддержки террористических организаций, а здесь, скорее всего, все, что связано с финансовыми и банковскими махинациями. Вот, наверное, отсюда и растут ноги этой инициативы.

Ксения Сакурова: Что бы вы порекомендовали порядочным гражданам, которые периодически переводят деньги кому-то, близким, неважно, другим, чтобы все-таки на них не пало подозрение?

Виталий Млечин: Может, в назначении платежа что-то указывать?

Александр Михайлов: Ну, может быть и указывать. Но вы понимаете, какая вещь? Когда порядочный, я подчеркиваю два раза, порядочный гражданин, так сказать, осуществляет перевод, то вопрос-то не к самому порядочному гражданину, а к тому, кто его блокирует. И вы знаете, у меня очень много раз были случаи, когда мне блокировали тоже денежные средства по якобы каким-то там неоплатам. Я разбирался с налоговой, потому что по идее налоговой полиции это блокировалось, инспекцией блокировалось, они мне говорят: «Вы знаете, наш робот ошибся». Вот мне всегда интересно, почему-то роботы, которые сегодня являются неким элементом искусственного разума, они приучились воровать больше, чем, так сказать, оказывать помощь. Вот они как-то усваивают вот эти все ужимки и прыжки наших контролирующих ведомств, и они, естественно, очень часто блокируют, так сказать, вопреки логике и, самое главное, нарушая права и свободы гражданина.

Ксения Сакурова: Ну то есть защититься от этого нельзя, нет какого-то способа?

Александр Михайлов: Вы знаете, когда мы имеем дело с подобного рода явлениями со стороны силовиков, мы с вами их понимаем и воспринимать можем только как радиацию, она без запаха и цвета. Вот вам заблокировали, и вы пока будете объяснять, кто вам заблокировал, позвоните в банк, банк там начнет разбираться… Вы знаете, вообще, конечно, с одной стороны, наши вот эти карточные счета невероятно удобные, наверное, никто не будет спорить с прогрессом, но, к сожалению, они нам создают большое количество геморроя, который вот может поставить человека в сложное положение в самой, самой критической ситуации. Вот это вот очень важный момент, но это покажет практика.

Ксения Сакурова: Спасибо большое.

Виталий Млечин: Спасибо.

Ксения Сакурова: Александр Михайлов был с нами на связи, член Совета по внешней и оборонной политике.

Виталий Млечин: Есть что-нибудь интересное? У меня есть.

Ксения Сакурова: Давай.

Виталий Млечин: Давай я. Пишут нам из Московской области: «Пользы мало, а злоупотреблений будет много». И действительно, можно себе представить, что начнут звонить опять же те же мошенники: «Здравствуйте, мы из ФСБ, мы заблокировали вашу карту, пришлите… Вам сейчас придет SMS с кодом, продиктуйте нам этот код». Пожалуйста, будьте внимательнее все-таки: если вам звонят мошенники, не поддавайтесь на это.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)