Сколько стоит собрать ребёнка в школу?

Сколько стоит собрать ребёнка в школу? | Программы | ОТР

И как изменяются эти суммы от региона к региону?

2020-08-28T16:20:00+03:00
Сколько стоит собрать ребёнка в школу?
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о covid-19
Что нового? Якутск, Санкт-Петербург, Нальчик
Дорожает даже мусор
Индекс Масленицы. Торговля личными данными. Дорогой мусор. Связь в глубинке. Помощь безработным
Хоть какая, но занятость
Село: абонент недоступен!
Домик с окнами в ад
Безработные с приданым
ТЕМА ДНЯ: Мусор дорожает

Дарья Шулик: Здравствуйте. Мы продолжаем программу «Отражение», дневной эфир. Дарья Шулик и Петр Кузнецов для вас сегодня работают в дневном «Отражении» в студии. И мы переходим к нашей теме дня.

Учебному году все-таки быть! Совсем скоро наступит 1 сентября, и российские школьники начнут-таки учебный год за партами. Ну, с одной стороны, новость радостная для родителей, ибо дистанционное обучение далеко не всем понравилось в нашей стране. Но, с другой стороны, собрать ребенка в школу нынче – дело весьма не из дешевых.

Петр Кузнецов: А особенно после карантина.

Итак, посмотрим на минимальный базовый набор ученика в этом году. Ну, тут по содержанию ничего не изменилось. Школьная форма, рюкзак и канцелярские товары по-прежнему составляют базовый этот набор. И все это дело в августе в целом подорожало на 24%. Соответственно, сравниваем с тем же периодом прошлого года, предучебным. Основной прирост дали форма и ручки-тетрадки – плюс 30%. Ценники на рюкзаках при этом держатся – они прибавили всего 4%.

И вот тут перед новым учебным годом депутаты вдруг вспомнили, что была пандемия, что было просевшее финансовое состояние семей, и предложили ввести выплаты родителям к 1 сентября, но не с этого года начиная, а только со следующего. Нужно же всех посчитать как-то, поэтому только со следующего. Но при этом эту сумму хотят ежегодно дальше индексировать относительно, соответственно, инфляции по стране.

Дарья Шулик: Ну а пока законопроект только внесен на рассмотрение, родители собирают детей, исходя из имеющихся возможностей, которые, как ты уже абсолютно правильно заметил, к сожалению, из-за пандемии у многих изменились совсем не в лучшую сторону.

Петр Кузнецов: Пройдемся по нашим регионам. По данным сервиса «Авито», дороже всего сборы в школу обходятся в этом году в Казани, в Нижнем Новгороде и, конечно же, в Москве. А сэкономить смогут жители Тольятти, Ульяновска и Саратова. То есть можно успеть переехать и поступить в ульяновскую школу, чтобы сэкономить.

Подготовка к школе. Как от региона к региону изменяются цены? И как на них повлияла пандемия? Об этом репортаж Рустема Давыдова.

СЮЖЕТ

Петр Кузнецов: И нам пишут наши телезрители на SMS-портал, приходят такие сообщения на SMS-портал. Воронежская область: «В Воронеже цены на форму – более 5 тысяч рублей». «На сборы в школу мне пригодились выплаты на ребенка в июне и июле – 20 тысяч рублей. Даже немного не хватило», – сообщение из Самарской области. То есть задолго подготовилась наша телезрительница. «Еще смело можно добавить сборы на дезинфекцию классов и школ». Вот! Об этом тоже поговорим – что этот базовый набор, конечно, потом добавляется еще не базовым, но ох каким обременительным набором!

Дарья Шулик: Ну что же, давайте мы сейчас послушаем нашего первого эксперта. Как раз по поводу товаров для детей она знает если не все, то почти все. Это Антонина Цицулина, президент Ассоциации предприятий индустрии детских товаров. Антонина Викторовна, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Антонина Цицулина: Здравствуйте.

Дарья Шулик: Антонина Викторовна, смотрели, наверное, наш сюжет, да? Цены, конечно… Сейчас собрать ребенка в школу ох как не всем по карману, действительно. По поводу этого, скажем так, базового комплекта, который мы озвучили. На что еще, скажем так, самые большие траты идут? На что? Что самое дорогое еще, помимо того, что мы уже озвучили?

Антонина Цицулина: Вы знаете, вы озвучили практически все. Вы обратили внимание, что родителям приходится с этого года еще оснащать дома учебное место для школьника. И в школьный комплект теперь входит, по сути, мебель, компьютер – то есть полностью рабочее место. Это, конечно, еще увеличивает затраты, помимо школьно-письменных принадлежностей (портфеля, ручки, карандашей). Каждый год в связи с осенним сезоном, в принципе, обновляют еще и одежду и обувь. И одновременно на семью затраты очень сильно возрастают.

Дарья Шулик: А что можете сказать о качестве товаров? Потому что и в чате нам пишут, да и сама как мама школьника знаю, что порой покупаешь ту же самую форму – и, в принципе, через два-три месяца эту школьную форму если не выбрасывать, то как минимум очень сильно ремонтировать нужно. В плане качества товаров для школьников.

Антонина Цицулина: Давайте разделим. Любой детский товар, даже в эконом-сегменте, он должен быть безопасен. Это очень важно. И у каждого должен быть документ, который подтверждает это. Если мы говорим о низком ценовом сегменте, об эконом-сегменте, то, безусловно, у него механические свойства, его функциональность и срок носки короче, чем у более качественной одежды, например, или обуви. Вот здесь мы уже употребляем слово «качество». Качество и стоимость – это две взаимодополняющие вещи. Поэтому…

Дарья Шулик: Но хочется, чтобы ребенок и качественное носил, но чтобы и семья это себе позволить могла.

Антонина Цицулина: Три вопроса в одном вопросе, три пожелания. Абсолютно с вами согласна, это тяжелая, достаточно серьезная нагрузка. Меня, например, очень сильно беспокоит та кредитная нагрузка, которая вынужденно ложится на плечи семей с детьми, которые не могут себе позволить.

Сегодня детские товары… Для производителей нет каких-то специальных субсидий. Не выделяются деньги, которые позволили бы… Например, как было ранее в Советском Союзе? Дотировали производство детских товаров. И на поверхности лежит так называемая школьная карта или какая-то финансовая поддержка семей с детьми, какие-то льготные кредиты, которые бы позволили сконцентрированно по времени, по затратам, по сезону снизить нагрузку на семьи с детьми.

А родители, действительно, стараются взять покачественнее, чтобы на год хватило. И это, конечно, удорожает. Мы видим, что в этом году родители выбирают более качественное, берут меньше, но более качественное. Отсюда и такая разница по стоимости.

Дарья Шулик: А производители? Ну, помимо качества, смотрят, где произведено? Россия? Китай?

Антонина Цицулина: На любом детском товаре – неважно, это рюкзак, одежда, тетрадка – обязательно на маркировке написано место производства. В сертификате, в декларации тоже написано, кто и где сделал. Без этого товар не может продаваться.

Дарья Шулик: Нет, я понимаю, что на товарах, естественно, это должно написано. Я имею в виду – родители чему отдают предпочтение, скажем так? Вот если одна ценовая категория, то больше отечественным товарам доверие или все-таки импортным?

Антонина Цицулина: Родители рублем голосуют за зарубежный товар. Сегодня у нас более 75% – это продукция зарубежного производства.

Дарья Шулик: А почему? Наши производители не готовы конкурировать в качестве еще до сих пор?

Антонина Цицулина: Наши производители по разным сегментам показывают неплохие результаты роста, но это взаимосвязанные проблемы, связанные с долгими инвестициями, с дешевыми деньгами, с высококлассным, высокотехнологичным оборудованием. Целый комплекс проблем. И это за три года или даже за десять лет решить можно только через серьезные финансовые интервенции, например, как было в Китае. То есть там производство детских товаров финансируется очень серьезно.

Петр Кузнецов: Одно дело – отдавать предпочтение, а другое – отвечать стандартам. Возьмем тот же стандарт школьной формы. Насколько, по-вашему, программы Минобразования, которые, казалось бы, призваны улучшить качество образования, утяжеляют жизнь родителей и детей, прежде всего в финансовом плане (мы сейчас об этом говорим)?

Антонина Цицулина: У нас есть обязательные требования, которые закреплены в технических регламентах, которые четко определяют, чему должна соответствовать, например, одежда для обучающихся либо игры, школьно-письменные принадлежности. Этому необходимо следовать. И здесь очень жесткое и серьезное наказание, серьезные штрафы.

Что касается стандарта на школьную форму, который призвал в добровольном порядке разработать некоторые еще повышенные требования, – не видела, не читала, не знаю, комментировать не могу. Считаю, что начинает искажаться то решение, по которому должен быть деловой стиль. И порой навязывание какого-то определенного цвета, еще и смена его из года в год, которые приводят только к увеличению бюджета.

Вот честное слово, будет ли ребенок ходить сегодня в одежде синего цвета, а на следующий год – красного… Знаете, наверное, может быть, швейная промышленность заработает чуть больше денег, но, честно говоря, за такие решения становится стыдно. Мы все вместе должны думать о том, как снизить затраты без ущерба для качества и как сделать ее доступной.

Поэтому главная стратегия развития индустрии детских товаров – это доступность, качество и безопасность детских товаров. И здесь решения, которые только уменьшают доступность… Ну, лично моя позиция: я категорически против этого, не поддерживаю.

Петр Кузнецов: Что касается этой (ну давайте назовем ее так) школьной инфляции – все это происходит в пределах рынка, вот это сезонное удорожание? Или это резкий рост в целом стоимости базового набора школьника?

Антонина Цицулина: Вы знаете, к моему глубокому сожалению здесь несколько составляющих. Это и курсовая разница. Когда рынок на 75% из зарубежной продукции, то та инфляция, которая есть, и стоимость сырья, и стоимость готового продукта, конечно, будет видна в цене, и она подорожает. Сейчас мы увидим в стоимости те три месяца, когда все производства детских товаров, за исключением товаров, включенных в перечень первой необходимости, не работали и несли убытки, а сейчас только возобновляют свою действительность. Чудес не бывает, все это будет в стоимости продукции.

Петр Кузнецов: Послушаем наших телезрителей вместе. Саратов сейчас на связи. А потом, Антонина Викторовна, у вас будет возможность прокомментировать выступление Александры. Здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Ну как, вы подготовились к новому учебному году?

Зритель: Да, мы готовились. Я хотела сказать, что я смотрела вашу передачу… Я волнуюсь так! У вас совершенно чудесные и замечательные ведущие. Хотела сказать только одно…

Петр Кузнецов: Это правда.

Зритель: Да, у вас чудесные ведущие. Хотела сказать, что покупали форму шесть лет назад. Слава богу, сейчас не покупаем, просто в школе с этим лояльно. Купили тогда. Посчитайте, это шесть лет назад. За 8 тысяч купили форму. То есть туда входила блузочка, белая футболочка. Качество было очень и очень плохое. Я не знаю, где такую форму делают. У меня ребенок в ней потел, ей было очень плохо, очень некомфортно. А потом с целью того, чтобы сэкономить, мы еще два года расшивали манжетики, чтобы ее удлинить.

Я не понимаю. Я работаю в магазине, у меня зарплата около 20 тысяч. Говорят, что, оказывается, у меня хорошая зарплата. 8 тысяч – форма. Ну как это себе возможно представить? И такого качества. То есть она была такого серого цвета, дешевая-предешевая синтетика, то есть там не то что хлопком не пахло… Ну я не знаю, как это назвать. И когда говорят: «Чем больше вы платите денег за форму, тем вы качественнее получаете товар», – я в сомнении.

Петр Кузнецов: Ну да, на вашем примере не особо это чувствуется.

Дарья Шулик: Цена совершенно не гарантирует качество.

Зритель: А когда еще собираешь ребенка и покупаешь все сверху, и видишь, что какой-то ортопедический рюкзак с хорошей спинкой стоит 4 тысячи, и смотришь на свою зарплату в 20 тысяч, то хочется просто заплакать. В общем, короче… Я не знаю, руки опускаются сразу. Ну, я такой оптимист, думаю: слава богу, что один раз я собираю на год. Вот так вот. Беру, а потом мы будем очень и очень экономно жить. Но это же не дело!

Петр Кузнецов: Александра, восемь лет назад, да? Шесть лет назад.

Зритель: Шесть, шесть.

Петр Кузнецов: То есть это к первому классу вы покупали, да? А сейчас в седьмой пошли?

Зритель: Да-да.

Петр Кузнецов: И какие расходы в шестом классе? Что нового добавилось в этот набор? На что вам пришлось потратиться?

Зритель: К сожалению, сейчас я не знаю, потому что… Ну, мы в деревне просто живем. В деревне нужно вообще все. Знаете, что я вам хотела сказать очень важное? В деревне очень отличные школы.

Вот есть деревня в Ленинградской области, там учителя просто замечательные. Туда не нужно ребенка особо как-то одевать. У них только одно предпочтение – чтобы ребенок был чистенький и аккуратненький. Там не нужно ничего платить, нет никаких поборов, нет ничего, то есть не нужно никаких рюкзаков особенных. Там все сосредоточено только на обучении. Там прекрасно кормят, прекрасное отношение. И туда можно, кстати, очень даже бюджетно собрать ребенка. Учебники бесплатные. То есть минимум – карандаши, пенал. То есть расходы совершенно минимальные.

И вот эта форма – это шесть лет назад было. А сейчас я даже не знаю, какие цены. Честно говоря, я даже боюсь заходить в магазины, если честно, где форма продается. Я в обморок упаду сразу же.

Петр Кузнецов: Как в салон BMW заходить и смотреть, да?

Зритель: Ой, салон BMW – это вообще для нас!

Петр Кузнецов: Нет, ну я так…

Зритель: Если салон BMW, то у нас инфаркт и все, и до свидания, жизнь закончена.

Петр Кузнецов: У меня больная тема просто, не обращайте внимания. Александра, Саратов. Спасибо вам.

Дарья Шулик: Спасибо за ваш звонок.

Петр Кузнецов: Антонина Цицулина к нам возвращается, президент Ассоциации предприятий индустрии детских товаров. Видите, Антонина Викторовна, такая печальная ирония. От этой формы даже пришлось в деревню сбежать.

Антонина Цицулина: Я понимаю такую печаль, но хочу отметить, что не может продаваться детская одежда, сделанная полностью из синтетики. Она должна быть не менее чем на 65% сделана из натуральных материалов. Это нарушение, и она продаваться не может. Поэтому здесь нужно посмотреть на состав либо провести испытания. Я не готова так огульно сказать. Есть проблемы? Конечно, есть. Но тем не менее…

Вот мы считали, например, сейчас, что девочку можно собрать, если взять одежду за 3,5 тысячи рублей. Для мальчика подороже комплект обойдется. Вы знаете, я очень рекомендую родителям: сейчас есть очень большое количество скидок и даже карт с кешбэком, когда деньги возвращаются со скидкой. И здесь можно значительно сэкономить. Пожалуйста, посмотрите, присмотритесь к этому.

Тем не менее мне еще понравилась семья такая замечательная, с мальчишками. Они сказали, что им школьную форму не надо покупать, она им на следующий год вполне подходит и по росту, и по качеству. Значит, она качественная, если она пережила мальчишку-то такого шустрого и замечательного, и еще год выдержит.

Поэтому все-таки есть качественная школьная форма и российских производителей, и старейших советских, бывших советских фабрик, и современных. Если кто-то совсем найти не может – ну напишите мне, мы вам поможем.

Дарья Шулик: Спасибо.

Петр Кузнецов: Антонина Викторовна, последний вопрос, пожалуй. Не знаю, к вам или нет. Вы встречались с ценовым злоупотреблением уже на уровне конкретной школы? То есть когда ценники формирует сама школа, она определяет стандарты, и родители просто становятся заложниками. Не общеобразовательные стандарты…

Дарья Шулик: И еще говорят, где нужно купить.

Петр Кузнецов: Да, совершенно верно.

Дарья Шулик: Купить эту форму нужно именно у этого человека, в этом магазине.

Петр Кузнецов: Да-да-да.

Дарья Шулик: Очень часто так бывает.

Антонина Цицулина: Вы знаете, нас, особенно на первом этапе, очень сильно беспокоило это, были злоупотребления. Ну, не будем называть. Мы понимаем, о чем мы говорим. Сейчас, когда школа определяет общий стиль, не всегда плохо, когда они говорят, где покупать. Они собирают и производят коллективную закупку – и очень сильно экономят.

Я все время говорю: зайдите в самый популярный детский магазин, в интернет-магазине проверьте, сколько стоит похожая или такая же одежда. Она точно не может быть дороже. Мы видим, что очень часто начинают манипулировать. В этом году очень много жалоб (а мы мониторим ежегодно) на то, что меняют цвет. Был один цвет, а теперь решили другой цвет. Мы рекомендуем менять цвет раз в три года, чтобы можно было сносить полностью юбочку, брюки, комплект. Через три года ребенок точно вырастает – и можно тогда безболезненно, по каким-то таким основаниям.

И очень много ситуаций, когда родители, например, не согласны. Они хотят купить такую же, но дешевле, либо какие-то предпочтения есть. Любой может отказаться. То есть сказать, что будет именно такой модели, не имеют права. Имеют право сказать, что должна быть такая-то длина, такой-то цвет, такой-то стиль, но в целом никто не ограничивает. И я не знаю такого законодательного акта, который бы не позволил, например, сшить самим или заказать где-то что-то более экономное по стоимости. Это навязывание вызывает…

Знаете, сейчас в Республике Кыргызстан вообще в этом году в связи с тяжелым финансовым положением семей с детьми они отменили требования по школьной форме. Я не призываю к этому. Наоборот, мы видим лучшие практики регионов, когда выделяют поддержку семьям, оказавшимся с трудной жизненной ситуации, либо, например, всем первоклассникам. Мы понимаем, что первоклассник обходится дороже всего. Но злоупотребления, безусловно, есть.

Петр Кузнецов: Мы о помощи как раз, Антонина Викторовна. Спасибо, что этот мостик перекинули.

Дарья Шулик: Сейчас поговорим, да.

Петр Кузнецов: Как раз и поговорим. О таком варианте, который вы привели, речь пока не идет. Речь о помощи деньгами. Антонина Цицулина, президент Ассоциации предприятий индустрии детских товаров, была с нами на связи.

Пишет нам Челябинская область: «Все для школы, что стоит недорого – все это одноразовое и быстро рвется». И сообщение из Волгограда…

Дарья Шулик: А в Ульяновске наоборот. Извини, перебила. В Ульяновске говорят, что у них своя фабрика, школьная форма очень хорошая и качественная. Так что школьную форму можно покупать там.

Петр Кузнецов: Хакасия, реклама оттуда: «Школьную форму можно купить в Абакане недорого и качественную на школьных базарах». «Молодые родители все в долгах. Редко кто захочет иметь второго ребенка. С каждым годом все дорожает», – сообщение из Иркутской области. И SMS из Волгограда: «Школа № 85. Почему родители должны оплачивать работу уборщицы, охрану и многое другое?»

Перед следующим экспертом Галину еще успеем послушать. Как раз Волгоград, кстати. Здравствуйте, Галина.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Вы не из 85-й школы случайно?

Зритель: Нет, мы из 67-й школы.

Петр Кузнецов: Ну давайте узнаем, что в 67-й.

Зритель: Хотела сказать, что у нас с формой, наоборот, ситуация радует. У нас форма серая – ежедневная. И парадная – черно-белая. То есть родитель на любой кошелек, на любой вкус может купить форму, по своему вкусу. И может найти, где хочет.

Петр Кузнецов: Нет, подождите. Два варианта надо иметь, что ли? Серую и на праздники черно-белую?

Зритель: Можно черную. Можно носить каждый день черно-белую. Ну, белый элемент должен присутствовать, то есть белая рубашка. А на линейке – парадный вариант.

И хотела еще сказать, что удивилась, откуда такие цены на рюкзаки. Вот мы покупали рюкзак. У нас два ребенка, школьники. Ну, за 1 000, за 1 100, за 1 300 можно купить рюкзак какой-то такой фирмы хорошей. В интернет-магазинах всегда есть скидки. Опять-таки, если это все делать не в августе месяце, если это делать в конце учебного года, в мае месяце, например, то всегда можно что-то найти.

Дарья Шулик: То есть заранее – дешевле.

Петр Кузнецов: Да. Галина, чтобы мы понимали, в каком классе и сколько у вас в итоге получилось в этом году на сборы?

Зритель: Два ребенка в начальной школе. Ну я не знаю. Я не считаю…

Петр Кузнецов: Ну, рюкзак уже есть. Рюкзаки вы покупали? Износились предыдущие?

Зритель: Да. Тысяча рублей – один рюкзак. Другой рюкзак за тысячу рублей он уже два года носит, сейчас третий год пойдет с ним. За тысячу рублей. Прекрасно! Там ни дырочек, ни потертостей, ничего нет.

Петр Кузнецов: А форма не нужна в этом году? Или нужна?

Зритель: Форма есть.

Петр Кузнецов: Есть.

Зритель: Форма тоже покупалась. Ну я не знаю, это все не выходит за 5 тысяч, вот я даже так скажу. То есть опять же все покупается своевременно, заранее и по скидкам.

Дарья Шулик: Такое мнение.

Петр Кузнецов: Спасибо вам за советы.

Дарья Шулик: Спасибо, Галина.

Зритель: И все качественное.

Петр Кузнецов: Ну, самый главный совет – заранее. Но на следующий год уже пригодится, к сожалению, этот совет.

Иван Абрамов, член Комитета Совета Федерации по экономической политике, с нами на связи. Иван Николаевич, здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Иван Абрамов: Да, добрый день.

Петр Кузнецов: Автор инициативы по выплатам.

Иван Абрамов: Да. Мы предлагаем, совместно с депутатами фракции ЛДПР предложили законопроект, в котором предположили, что государство… ежегодно на одного ученика будем выделять выплату в размере 10 тысяч рублей.

Петр Кузнецов: Вы исходили из размера этой помощи во время пандемии – 10 тысяч рублей?

Иван Абрамов: Ну, мы исходили из того, что… Кстати, вот эта помощь во время пандемии показала очень хорошие результаты. У нас сегодня мы переживаем очередной кризис. На моей памяти это пятый кризис, если мы возьмем с 90-х годов. Наверное, во время всех этих кризисов мы помогали… Вот в 2014 году – банкам, большим предприятиям. Но впервые в этом году мы применили такую прямую помощь семьям, выделяли. Я считаю, что это наиболее лучший результат, когда мы из бюджета… А мы как источник указали Фонд национального благосостояния, который формируется из нефтегазовых доходов. Это как раз народные деньги. Вот мы предположили, что 10 тысяч рублей ежегодно на одного ученика мы можем выделять этих средств.

Петр Кузнецов: Сыплются вопросы сейчас. Чтобы все точки расставить: к 1 сентября на следующей неделе (новый учебный год, который наступает) выплат не будет? Это все пока предложения на следующий год и так далее?

Иван Абрамов: Мы направили сегодня законопроект, направили на заключение в Правительство. Такой регламент у нас. Если Правительство быстро отреагирует, если Правительство быстро даст свое заключение, то, конечно, мы можем рассмотреть этот законопроект и на первой сессии после каникул, которая будет 15–16 сентября.

Петр Кузнецов: Речь идет о тех, кто ходит в классы с первого по одиннадцатый? То есть просто на семьи школьников?

Иван Абрамов: Да, все семьи, в которых есть школьники.

Петр Кузнецов: А если два ученика, то двадцать, да? И так далее.

Иван Абрамов: Да, 20 тысяч и так далее.

Дарья Шулик: А процедура получения будет такая же, как вы платы, которые были летом? То есть через Госуслуги можно будет?

Иван Абрамов: Да, процедура будет иметь заявочный характер. На Госуслугах можно заявку и получить без проблем эти средства. Причем мы посмотрели: 90% граждан получали эти выплаты. В принципе, ни у кого проблем не возникало, все довольны и рады, в течение буквально одного дня это происходило.

Петр Кузнецов: Так, еще раз, дорогие телезрители. Нам редакторы просто подсказывают – град звонков! Еще раз четко. Мы, по-моему, эти моменты проговорили. Это всего лишь предложение. Пока не надейтесь.

Иван Абрамов: Да, это проект закона. Если он будет поддержан Государственной Думой, одобрен Советом Федерации и подписан президентом, соответственно, он вступит в законную силу, и такие выплаты будут.

Дарья Шулик: Насколько я понимаю, будет эта сумма индексироваться? То есть вы предложили 10 тысяч. А потом, исходя из реалий экономики и обстановки мировой, я так понимаю, вы сумму эту будете корректировать каждый год? Я правильно понимаю?

Иван Абрамов: Да, мы предусмотрели индексацию. В каждый февраль текущего года проходим, смотрим индекс цен и индексируем эту сумму. Вы знаете, я сам отец четырех детей. И ни разу не было такого года, что ты идешь, покупаешь форму, а она, например, дешевле, чем в прошлом году. Каждый год цены увеличиваются.

Дарья Шулик: К сожалению, да.

Иван Абрамов: И мы предусмотрели эту индексацию с целью, чтобы люди покрывали расходы на то, что собирают ребенка в школу.

Петр Кузнецов: Скажите, что у вас по тратам как у отца четырех детей в этом сезоне получилось? Что по базовым наборам?

Иван Абрамов: У меня двое детей ходят в школу, поэтому порядка 35 тысяч, если мы возьмем новые костюмы, новую физкультурную форму, кроссовку, портфель и так далее. Вот на двух детей – порядка 35 тысяч.

Петр Кузнецов: А, на двух? Я думал, что на каждого 35 тысяч.

Иван Абрамов: Нет, на двух, на двух. Вот по 17 тысяч приблизительно, туда-сюда.

Петр Кузнецов: Иван Николаевич, самое обременительное что? На что цена вас особенно удивила, поразила?

Иван Абрамов: Ну, она не удивила, но это форма. То есть хорошая форма стоит более 10 тысяч, порядка 11–12 тысяч. Это хороша форма, которая действительно прослужит целый год. Ну, она столько стоит сегодня.

Петр Кузнецов: Как раз ваши предложенные 10 тысяч.

Еще раз, господа: это всего лишь предложение! Пока забудьте про 10 тысяч к 1 сентября, тем более этого года. Мы просто будем следить за тем, как эта инициатива будет проходить.

Иван Абрамов: Чем больше людей поддержат это предложение, тем…

Петр Кузнецов: Безусловно! Просто сейчас…

Дарья Шулик: Я думаю, что поддержат-то все, мало кто откажется от помощи.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, Иван Николаевич, все-таки по поводу того, насколько сильно государство должно помогать собирать детей в школу. Какие инструменты могут еще здесь быть? И как нам подключить к этому, может быть, бизнес на местах, в регионе? Чем его можно заинтересовать? Потому что лучшие инвестиции – это как раз в будущее поколение.

Иван Абрамов: Ну какие инструменты? Здесь инструментов-то немного. Либо должна быть достойная зарплата, чтобы для семей это было необременительно. Либо, если люди не имеют такую зарплату, государство напрямую дает эти средства.

Дарья Шулик: То есть других вариантов никаких нет?

Петр Кузнецов: Простая математика, как в школе. Спасибо.

Дарья Шулик: Спасибо.

Петр Кузнецов: Иван Абрамов, член Комитета Совета Федерации по экономической политике, был с нами на связи.

А сейчас его сменяет Марина Семенова, президент Всероссийского союза общественных организаций по работе с многодетными семьями. Марина Анатольевна, здравствуйте.

Марина Семенова: Здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Поздравляем вас с началом учебного года! А у вас сколько? Напомните. У Ивана Абрамова – четверо. А у вас же шесть?

Марина Семенова: Шесть, да. Сейчас седьмого ждем.

Петр Кузнецов: Ой! Отдельные поздравления.

Расскажите, как вы собирались в этом году. На кого пришлась основная расходная часть, на какие вещи?

Марина Семенова: На будущего первоклассника, естественно. То есть это и портфель, который хочется купить хороший, с ортопедической спинкой и достаточно легкий, потому что все-таки ребенок еще маленький. А это от 6 до 12 тысяч – средняя цена портфеля. В связи с тем, что все-таки достаточно сложный период у нас был в стране, в этом году дети у меня, двое старших, пойдут со старыми портфелями, на этом мы сэкономили.

Сейчас очень много говорится про форму. Я так скажу: в принципе, мои дети очень быстро перерастают эту форму (не знаю, как у депутатов Госдумы), поэтому я покупаю не один, а два размера. Либо, допустим, покупаю сейчас какую-то часть формы, а ближе к Новому году мы закупаем еще комплект.

Петр Кузнецов: А все это должно соответствовать стандарту, да?

Марина Семенова: Обязательно. Это должно быть обязательно определенного цвета – что крайне неудобно, потому что бывает, что какая-то форма распродается. Например, допустим, у нас в школе она темно-синяя, а распродается бордовая – в принципе, тоже школьная форма. И я бы с удовольствием купила в два раза дешевле, но приходится соответствовать стандартам.

Петр Кузнецов: А каждый покупает где-то в своем месте?

Дарья Шулик: Где хочет? Или где школа говорит?

Петр Кузнецов: Нет, может быть, родители собираются. У кого-то есть хорошая возможность где-то взять. Тем более если их много, то можно получить скидку за опт.

Марина Семенова: По-разному бывает. Бывают и совместные закупки. Но, как правило, все-таки родители покупают сами, потому что дети не совсем стандартные. Кто-то даже шьет на своего ребенка отдельно, не покупает школьную форму. Кому-то размерный ряд одной фирмы не подходит, они покупают у другой фирмы. То есть здесь слишком большая вариация.

Дарья Шулик: Давайте послушаем, у нас есть звонок из Хабаровска, к нам дозвонилась Ольга. Ольга, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Ольга.

Зритель: Добрый день.

Дарья Шулик: Как готовитесь к 1 сентября?

Зритель: Ой, к 1 сентября готовимся, конечно, очень сложно, потому что в этом году у нас цены почему-то подпрыгнули. Мы стараемся где-то выискивать по скидкам, где-то подешевле. Конечно, это отражается на качественной форме. В прошлом году мы брали подороже, чтобы ребенку было и комфортнее, и уютнее. Да, эта форма дожила до этого года. Но так как ребенок быстро растет (она в начальных классах у меня), поэтому она маленькая стала.

Приходится в этом году заново все покупать. Но, конечно, уже стараемся смотреть не на качество, а на цену. Что касаемо еще учебников дополнительно, рабочих тетрадей – тоже накладно. Поэтому цена остается в пределах 10–15 тысяч на одного ребенка, но это прямо по минимуму, по минимуму.

Дарья Шулик: А учебники тоже покупаете? Учебники школа не выдает?

Зритель: Нет, не учебники, а рабочие тетради. Допустим, в прошлом году у нас на одни рабочие тетради ушло около 2,5 тысячи. И то, что мы приобрели по списку – оказалось, что половина из того, что нам предложил преподаватель, оказалась не нужно, просто они пролежали у нас год. Но в этом году вроде бы как стараемся по минимуму тоже все брать. Ну не знаю, насколько это получится у нас.

Петр Кузнецов: Спасибо. Хабаровск.

Дарья Шулик: Спасибо.

Петр Кузнецов: Марина, многие с этой суммой не справляются. Дальше что начинается? Ну, ребенка надо в школу вести. Кредиты? Есть ли у нас программы региональной помощи? Насколько вообще сильно государство помогает детей в школу собирать? Знаете, у нас вопрос тут через сайт пришел: «Так я не понял, – пишет наш телезритель, – родители должны собирать своего ребенка или государство их ребенка в школу?»

Марина Семенова: Естественно, собираем мы, но очень бы хотелось и помощи государства. То, что региональная поддержка есть в некоторых регионах, вот так я бы сказала, в более обеспеченных – она, конечно, есть. В Москве выдается 5 тысяч рублей. В Московской области по 3 тысячи, например, на ребенка.

Скажем так, это не совсем соизмеримо с теми тратами, которые настигают родителей. Тем более что после, скажем так, последних событий – карантина тогда – сейчас постепенно школы начинают переходить очень активно на цифровое обучение. А это значит, что ко всему тому, что было ранее нами закуплено, необходимы еще и гаджеты, подключение к интернету стабильное и так далее.

Петр Кузнецов: И это все на вас.

Марина Семенова: Это тоже большая нагрузка. Конечно, это все на родителях. Мы, конечно, очень надеемся, что второй волны не будет. Но если вдруг она будет, то вы сами понимаете, что это очень сильно ударит по кошельку родителей.

Петр Кузнецов: Марина, а сами школы как-то могут своим ученикам помочь? Что в силах, не знаю, дирекции? Может быть, какой-то фонд с адресной помощью?

Дарья Шулик: Фонд взаимопомощи родителей.

Петр Кузнецов: Ну, бесплатные обеды. Если успеем, сейчас о них поговорим. Они должны с 1 сентября везде быть.

Марина Семенова: Да, бесплатные обеды. Мы в Московской области мониторим. В принципе, школы готовы к бесплатным завтракам и обедам. Все очень здорово.

Что касается опять же того, насколько может школа помочь. В период самоизоляции, в период карантина некоторым семьям, которые особо остро нуждались в гаджетах, школа из своих компьютерных классов выдавала эти гаджеты. Но вы понимаете, когда учеников 1,5 тысячи, а гаджетов всего 30, то понятно, что все точно не будут обеспечены. Поэтому школы точно так же на бюджете, который уже рассчитан на целый год в начале года был. Деньги поступают из региона. То есть если регион деньгами не располагает, то, соответственно, и школе неоткуда их взять.

Вы говорите про кассу взаимопомощи. Ну, может быть, это и выход. Но с учетом того, что родители и так тратят большие деньги, для них, конечно, еще и отдельно касса взаимопомощи…

Дарья Шулик: Тяжеловато совсем будет.

Марина Семенова: Это будет очень накладно.

Дарья Шулик: Спасибо, спасибо, Марина Анатольевна.

Петр Кузнецов: Себя бы собрать.

Да, спасибо. Марина Семенова. Мы говорили о том, как собирать наших детей к школе. Очередной сезон. Коллеги в вечернем «Отражении» эту тему продолжат. Подключайтесь, кто не успел высказаться.

А мы продолжим совсем скоро. Новости, а потом еще один час и две темы.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)