Сколько в стране недостроя? Много!

Сколько в стране недостроя? Много! | Программы | ОТР

Итоги исследования Счётной палаты обсуждаем с аудитором. Как решать проблему долгостроев в регионах?

2020-11-19T14:43:00+03:00
Сколько в стране недостроя? Много!
Не зови меня по имени
Не добро пожаловать! Регионы гостям не рады
В новый год - с долгами по зарплате
Дед Мороз, забери ковид
Нуждающимся начислят продуктовые баллы
Что нового? Симферополь, Биробиджан, Чебоксары
«Чёрный список» игр и игрушек. Россияне замерзают! Начало вакцинации от ковида. Социальная аренда. Что читаем. Цифровизация – во благо?
Игровая «игла»? Опасные для детской психики игрушки будут изымать из оборота
Принудительная цифровизация
Запрос на справедливость. За какие ценности богатые люди должны платить больше
Гости
Светлана Орлова
аудитор Счетной палаты Российской Федерации

Денис Чижов: Вот о чем хотим поговорить с вами в ближайшие полчаса, какую тему обсудить. Счетная палата провела инвентаризацию объектов незавершенного строительства и насчитала в госсекторе почти 75 тысяч долгостроев.

Ольга Арсланова: Да. Общая сумма вложений превысила 5 триллионов рублей. Среди регионов лидеры по числу недостроенных объектов – это Москва, Краснодарский край, Башкирия, Ханты-Мансийский автономный округ и Тюменская область.

Денис Чижов: Что же это получается за такая борьба с ветряными мельницами? С долгостроями вроде бы как борются из года в год, но их становится все больше и больше.

Узнаем «Личное мнение» Светланы Орловой, это аудитор Счетной палаты нашей страны. Светлана Юрьевна, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Добрый день.

Светлана Орлова: Добрый день.

Денис Чижов: Ну что ж происходит-то такое? Почему количество долгостроев не сокращается? Уж столько мер принимается, на разных уровнях это обсуждается, но все без толку.

Светлана Орлова: Ну, я бы так не сказала, что все без толку.

Денис Чижов: Так.

Светлана Орлова: Это серьезные системные меры, они должны быть последовательными, а они не везде последовательны.

Есть ряд серьезных моментов, когда объекты строятся по 5, 10, 15 лет, по 5 лет, к примеру, это 1,1 триллиона. Общее количество у нас, правда, 63 тысячи, ну более 63 тысяч, но это разного уровня объекты, как муниципальные, городские, региональные, федеральные, а сумма, абсолютно вы правильно сказали, более 5 триллионов, это очень большая сумма. Но у нас еще есть закрытая часть бюджета, это другие аудиторы ее контролируют, это тоже очень важные и нужные объекты.

В чем проблема? Первая проблема… Почему такой долгострой сложился, есть несколько моментов. Первый момент: всегда все говорят о нехватке денег. Но наш анализ показывает, не только нехватка денег. Первое – это недобросовестная проектно-сметная документация, недобросовестные строители, порой регионы, да и федералы сталкиваются с этим. Не всегда качественные торги сейчас несмотря на все поправки по федеральному закону.

Теперь пойдем по конкретным объектам и регионам. Еще в 2017 году правительство приняло план по незавершенке, но только 19 регионов сделали такой анализ, вот сейчас, на сегодняшний день 20. 28 регионов вообще к такому анализу не подступили. А это очень важно, здесь же надо иметь анализ, какие объекты, какая земля, почему он не достраивается. Некоторые сданы, но они не приняты на баланс, значит, не выплачиваются налоги, не поставлено на кадастровую оценку. Поэтому Счетная палата сделала такой глубокий анализ, и у нас на сайте Счетной палаты этой анализ есть.

Теперь мы пошли по регионам. Первый регион, который мы глубоко взяли, выехала туда наша проверка, это Дагестан, 1 341 объект. Это важнейшие объекты жизнеобеспечения, водоснабжения, водоотведения. И конечно, надо отдать должное руководству Дагестана предыдущему, Васильеву Владимиру Абдуалиевичу, сейчас Сергею Алимовичу, они выверили по каждому объекту. Программа была федеральная «Юг России», деньги в 2013 году отдали, но объекты не сданы – значит, кто-то должен за это ответить. Сейчас руководство Дагестана проведет сверку в федеральных министерствах и ведомствах, и мы будем четко понимать картину, кто, когда достраивает какие объекты, какой ввод. А так сказать, что опять дайте деньги, – нет, давайте посмотрим на маркер вашего управления этим процессом.

И здесь, конечно, важна открытость, потому что люди должны знать, почему они не построены, кто за это должен отвечать. Потому что очень важно, что среди объектов есть объекты, которые касаются социальной сферы, которые касаются школ, больниц тех же, вот мы сегодня столкнулись с COVID, понимаете, да? Это очень важный такой момент. Поэтому в этом ключе мы действуем скрупулезно, последовательно и дальше так же будем действовать.

Денис Чижов: Светлана Юрьевна, а вот вы когда говорите про недостроенные объекты, там 60–70 тысяч, – это какие объекты? Ну конкретно, детские сады, школы, а обычные квартиры многоквартирные в этот список тоже входят? И если да, то примерно какое соотношение в общем недострое по каждому пункту?

Светлана Орлова: Ну, квартиры в этот список не входят...

Денис Чижов: Совсем?

Светлана Орлова: Это входят объекты, которые были по федеральным программам, по региональным программам...

Денис Чижов: Ну это что? Это детские сады, школы? Что еще?

Светлана Орлова: Это и детские сады, и школы. К примеру, центр в Волгограде 25 лет строился, который по гемодиализу, понимаете, ну важнейший объект, но он строился 25 лет; станция обезжелезивания, к примеру, Хабаровский край, 24 года строится. Есть объекты, к примеру, рыбные заводы, такой, к примеру, объект. Конечно, школы, вы абсолютно правильно говорите, многие школьники учатся и в 2, и в 3 смены.

Тем более сейчас, когда наступает новый этап национальных проектов, эти объекты, вот эти все недострои, должны быть взяты на особый контроль. Почему? Потому что либо вы их достраиваете, либо вы их списываете, либо они уже у вас введены, но вы не зарегистрировали.

Здесь, конечно, очень важный фактор, и в чем загвоздка, чтобы вы понимали. Дорожная карта правительством сейчас вот уже Хуснуллиным, новым вице-премьером, значит, утверждается, и смысл в этой дорожной карте, что каждый объект должен иметь кодификационный номер. То есть вы, имея номер, можете проследить все: почему поменялась проектно-сметная, почему произошло удорожание. Когда начинают просить больше денег, а когда копнешь, то это элементы даже непрофессионализма, вот как мы сейчас рассматриваем тему по дольщикам. Но тема-то по дольщикам не в том, что она сейчас в таком объеме сложилась, а в том, что многие вещи некачественно, недобросовестно были сделаны. Поэтому для этого создали фонд дольщиков, который должен сейчас дать реестр по каждому дольщику, когда он получит это жилье. А здесь будет код, понимаете, да, и по этому коду вы можете отслеживать каждый номер.

Потому что по итогам 2019 года несмотря на все информационные ресурсы мы сводили практически вручную вместе с казначейством, потому что кто-то хотел давать информацию, кто-то не хотел, потому что это же тогда сразу явно проявляется, почему поменялась политика, почему так долго выдается разрешение на строительство. И надо отдать должное, что сейчас правительство принимает ряд таких серьезных мер, что касается вот территориальной застройки, что касается единого заказчика, это я уже вам не говорю еще про проблемы, связанные с социальными категориями людей.

Поэтому мы считаем, что вот такая политика, что касается незавершенного строительства, открытости, у нас своя платформа будет в конце года, мы ее презентуем, сейчас мы сделали анализ по всем регионам России, можете зайти и увидеть, какие объекты. 48 объектов по федеральным министерствам и ведомствам, когда вы закладываете, вы же все рассказываете: индикатор такой, выйдем на это, получим это. А когда выходим, народ ждет что от нас? – хорошую, качественную услугу. Как спрашивает Владимир Владимирович с органов власти: «А где результат?» Должен быть результат. Тем более это подстегнет, понимаете, мне кажется, и систему управления немножко, ну так называемый маркер, и тогда, если он имеет недострой, он уже не может попадать в другие федеральные программы, вы должны это закончить, а потом уже отстаивать интересы по тем или иным объектам. А чего вы не берете типовые проекты, когда начинаешь спрашивать, зачем вам такой дорогой проект? – «ну деньги же бюджета, чего там дорогой проект».

Поэтому вот это и есть борьба за каждый бюджетный рубль, а в каждом бюджетном рубле это услуга для населения, она в социальной сфере услуга, она в медицине услуга, когда хороший ФАП, поликлиника, больница с хорошей логистикой, она в школе услуга, где детям комфортно, хороший там интернет и многое другое. Поэтому вот мы за эту тему взялись, скажу вам, это все непросто, сейчас на выходите распоряжение правительства, внесло Министерство экономического развития это распоряжение, о части списания объектов, ну которые уже невозможно достроить, практически невозможно, тогда их надо списать и на этом месте построить, проведя разговоры с людьми, с теми, кто живет в этих городах, что на этом месте комфортно можно будет построить.

Ольга Арсланова: Светлана Юрьевна, а я правильно понимаю, что сейчас чиновники региональные никак не отвечают за вот такие здания? Ну то есть «у вас много недостроя в регионе, ну плохо» – все?

Светлана Орлова: Ну, во-первых, давайте так, не так как бы это, когда приходит новый руководитель, он всегда делает анализ, что в регионе. Но если вот достраивался онкологический центр 12 лет, к примеру я говорю, во Владимирской области, конечно, его было сложно достраивать 12 лет, когда прошли уже другие технологии, другое оборудование и так далее. Конечно, это серьезный такой спрос должен быть.

Но то, что там совсем не ведется, я так не могу сказать. Вот уже более 20 регионов серьезно взялись за этот вопрос, и они понимают, видят в этом результат, не только там в стройке мультипликативного эффекта, что, если они разберутся с незавершенным строительством, они освободят земли, они решат многие вопросы, которые не решались, они увидят качество работы строителей. Тем более сейчас уже не так просто с учетом работы системной Главгосэкспертизы, чтобы вы повышали цену. У нас же еще проблема в том, что раз! – и повысилась цена. Объясните, почему. А на поверку, когда вы проверяете, не те стройматериалы, которые в 5 раз дешевле... Тут многое другое тоже цепляется одно за другое.

Но то, что мы системно это показываем и органы власти начинают на это не просто реагировать, и правительство... Я хочу отдать должное, что правительство вместе со Счетной палатой сегодня действительно серьезно занялось этой темой. А дальше это уже те объекты, которые по закрытой части бюджета, а это еще большой объем. И здесь, конечно, нужно будет разрешить много вопросов, в том числе ту цель, которую ставят по национальному проекту «Комфортная и безопасная среда для жизни», она тоже, возможно, эффективнее будет решаться тогда в достижении тех целей, которые есть.

Денис Чижов: Светлана Юрьевна, а на эти недострои в основном приходятся проекты, которые финансируются за счет государства, или там есть какая-то доля... ? Ну вот, например, вы сказали про детские сады и школы, их часто строит по проекту застройщик, который застраивает весь район.

Светлана Орлова: Ну, частно-государственное партнерство не такое долгое время. У нас сегодня действительно есть и частно-государственное партнерство, но здесь только мы можем проверять деньги бюджета, и мы проверяем только те деньги по федеральным программам, по региональным программам, где софинансирование федерального и регионального бюджета. Конечно, это деньги бюджета.

Денис Чижов: А что у нас с уровнем коррупции вот в этой отрасли, в строительной? Ну не в целом, а вот именно по этим объектам. Ведь строительство – это такая бездонная, как мы знаем, бочка, куда можно вливать, вливать и вливать, и деньги куда-то уходят. Вот сократилось количество коррупции в этой области?

Светлана Орлова: Ну, если сказать, что прямо в большом объеме она сократилась, это не соответствует действительности. Но то, что идет сокращение с учетом принятия... Вот, к примеру, сегодня счета эскроу, уже 46 регионов России работают по счетам эскроу, уже вы не сможете обмануть тех же дольщиков, потому что все контролируется Центральным банком, четко принятое законодательство, ваша финансовая история, а не так, как раньше они делали: они только деньги получили и тут же, через два дня перевели все в офшоры...

Ольга Арсланова: Ага.

Светлана Орлова: ...а дольщикам рассказывали: «Приходите завтра, послезавтра». Когда ты уже вникал в эту тему, та же компания, которая бросала дольщиков, она уже пятый участок земли получает. Понятно, что там коррупционная схема, но это уже работа и правоохранительных органов, и у Счетной палаты есть возможность отправить письмо в прокуратуру.

Мы информировали президента по вопросам незавершенного строительства, кстати, в декабре у нас будет промежуточный доклад. Правительство будет рассматривать этот вопрос тоже, потому что мы отправляли письмо и в правительство Российской Федерации. И конечно, это деньги бюджета, и здесь за каждую копейку нужно нести большую и серьезную ответственность.

Ольга Арсланова: Вот предложение от нашего зрителя: «Давайте как-то поменьше многоэтажных зданий строить, ввести запрет, строить не выше 5-го», – вот так. Но действительно ли наибольшие проблемы с финансированием, а в итоге и с достройкой, складываются у многоэтажных домов?

Светлана Орлова: Ну, то, что коммерческая составляющая в стройке растет, все это прекрасно понимают. Но не выполняются стандарты. Почему «Комфортная и безопасная среда для жизни»? Есть стандарты, по которым должно вестись строительство. И вот у нас очередная будет проверка в том числе по малым городам, историческим городам, где мы об этом серьезно указываем. Но эта проблема и в других территориях Российской Федерации, потому что многоэтажное строительство, нет сегодня еще полного объема обеспечения безопасности многоэтажного строительства. Поэтому здесь уже работа блока строительства, они понимают как раз сейчас, вот я сказала, что касается комплексной застройки территории.

И конечно, здесь очень важно то, что касается по городской среде, когда с людьми советуются, обсуждают и только после этого принимаются решения, потому что это деньги бюджета, естественно, с людьми нужно советоваться. Поэтому наш зритель абсолютно прав, мы его поддерживаем в этом вопросе будем дальше контролировать ситуацию.

Денис Чижов: Светлана Юрьевна, вы вот напомнили про счета эскроу, про переход на эти счета. Но это, насколько я понимаю, касается только частных строек, многоквартирных домов, или вот в этой государственной стройке эти эскроу-счета тоже стали использоваться теперь?

Светлана Орлова: Ну, эскроу-счета – это то, что мы говорим в целом о наведении порядка в строительном сегменте. Это же строители как частные, так и государственные могут этим пользоваться, это они берут заимствования. Поэтому это хорошая схема, и здесь бы я поблагодарила Центральный банк Российской Федерации, потому что мы несколько мероприятий проводили… У меня есть второй мой коллега Саватюгин, он контролирует ипотеку, ипотечное кредитование, это его сфера деятельности, но так как стройка и ипотека взаимосвязаны, мы здесь работаем с ним вместе. И мы это неоднократно обсуждали у нас в Счетной палате, надо отдать должное здесь Центральному банку, они выстроили серьезную систему как бы контроля.

Денис Чижов: Ага.

Ольга Арсланова: Вот что пишут наши зрители. Вот это из Архангельской области зритель пишет: «Строительство – это сплошная коррупция, и дело не только в обманутых дольщиках. Как же с обманутыми рабочими на стройках? Кто в этом будет разбираться?» Ну, у меня вопрос как раз о рабочих. Сейчас же мигранты уехали, в Москве на 40% сократилась их численность, это значит, что на стройках по сути работать некому. Как вам кажется, это скажется на состоянии отрасли и на количестве недостроя в том числе?

Светлана Орлова: Ну, давайте так я отвечу на этот вопрос. Миграционная политика – это очень серьезный механизм, который принят в Российской Федерации уже не один год. Действительно, каждый регион имеет квоту, но не всегда эта квота обоснована. Но каждый регион имеет техникумы, имеет средние профессиональные училища, которые должны готовить кадры. Но всегда получалось так, что, естественно, эта сила мигрантов более дешевая.

Вот здесь с учетом того, что сегодня стройка стала действительно серьезным приоритетом и выделены, я бы сказала, большие возможности для поддержки строителей... Это же не только ипотека, я еще раз повторяю, это много механизмов. И общий план правительства, который касается кризиса, связанного с COVID, он предусматривает серьезную поддержку строительных организаций.

Поэтому наш житель, кто задает вопрос, он прав, стройка – это не только мигранты, стройка – это выделение земли. Не во всех регионах земля на уровне региона, есть земля на уровне городов и муниципалитетов, и там есть так же коррупционные схемы: она может выдаваться 6 месяцев, а может выдаваться за 8 дней, если это открыто. Почему мы говорим о наведении порядка в незавершенке? Мы же увидим тогда с вами, сколько объектов не на кадастровой, значит, оценке, почему они не зарегистрированы, первое; почему земля так долго выдается, второе; почему строится без территориального плана; почему построили, нет дороги, чтобы туда подъезжали люди. Поэтому тут масса вопросов сразу как бы раскрывается, и здесь очень важен контроль.

Кстати, наши отчеты Счетной палаты стали очень открытыми, и мы работаем как бы постоянно сейчас и в открытом режиме, и отвечаем, и очень много идет писем к нам, мы на них реагируем, потому что мы же даем и заключения на многие законопроекты, которые касаются стройки. Поэтому стройка действительно серьезный, сложный механизм, почему, еще раз повторяю, сейчас единый заказчик, чтобы увидеть. Ну как можно строить по 25? У нас есть объекты с 1980 года, ну они чего стоят, остовами такие стоят? На них обычно живут, значит, люди без регистрации, без всего, что хотите мы там можем иметь.

Но еще раз повторяю: миграция – это серьезнейший вопрос, и квоты должны обсуждаться. А не так, как когда я пришла к губернатору Владимирской области и мне никто не мог ответить, почему 14 тысяч квота; я их сократила наполовину, и они оказались так же вполовину не нужны. И давайте посмотрим на стройку, на эти профессии как на хорошее образование, которое сегодня дается во многих техникумах и прочих образовательных наших учреждениях.

Поэтому здесь как бы не только там должно отвечать одно Министерство строительства, а и другие министерства и ведомства. Потому что у нас же по программам есть объекты по министерствам и ведомствам, они тоже строятся, уж не буду их сейчас называть, и по 10, и по 15 лет.

Ольга Арсланова: В общем, еще и такую важную проблему тоже мы с вами подняли.

Спасибо. С нами была на связи Светлана Орлова, аудитор Счетной палаты Российской Федерации.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Итоги исследования Счётной палаты обсуждаем с аудитором. Как решать проблему долгостроев в регионах?