Сколько ждать автобус?

Гости
Кирилл Янков
член Общественного совета при Министерстве транспорта РФ
Илья Зотов
член Общественного совета при Министерстве транспорта России, председатель Общероссийского объединения пассажиров

Ксения Сакурова: Декабрь – время подведения итогов уходящего года. Одним из них можно назвать и начало федерального проекта по обновлению пассажирского наземного транспорта. В этом году регионы получили 477 новых автобусов и троллейбусов.

Виталий Млечин: Это только начало. Программа рассчитана на 10 лет. И за это время должно быть обновлено 30% общественного транспорта по всей стране.

Ксения Сакурова: В этом году больше всего новой техники появилось в Воронеже, Екатеринбурге, Новосибирске, Казани и Саратове. На обновление общественного транспорта в этих и других городах потратили более 12,5 млрд рублей.

Виталий Млечин: Со следующего года начнется ремонт контактных сетей трамваев, троллейбусов и электричек. А еще планируют привлечение инвестиций. Вот интересно тоже, как это все будет работать.

Ксения Сакурова: А как обстоят дела с общественным транспортом в вашем городе? Довольны ли вы состоянием автобусов, трамваев, троллейбусов? Что бы поменяли?

И очень интересно было бы услышать жителей как раз тех самых городов, в которых в этом году уже произошло масштабное обновление. Насколько довольны новыми автобусами, нравятся, достаточно ли их? А то, может быть, и есть новые, но не хватает на всех.

Виталий Млечин: Да, на всех не хватит, да.

Ксения Сакурова: Напишите, позвоните: 5545 – это короткий номер для ваших СМС-сообщений, 8-800-222-00-14 – телефон прямого эфира.

Виталий Млечин: Вот сразу из Воронежа: «Старые пазики по центру Воронежа ползают». Напишите еще, пожалуйста, из Воронежа, действительно ли это так.

Ксения Сакурова: Потому что вот у нас информация о том, что достаточно много новых автобусов. Очень интересно узнать.

Виталий Млечин: А еще лучше позвоните нам и расскажите: 8-800-222-00-14.

А у нас в гостях Кирилл Янков, член Общественного совета при Минтрансе России. Здравствуйте!

Ксения Сакурова: Здравствуйте!

Кирилл Янков: Здравствуйте!

Виталий Млечин: Ну вот видите, как, по документам новые автобусы в Воронеже, а зритель вот нам первым же сообщением написал, что старые. Как так?

Кирилл Янков: Это значит, что там и новые появились, и старые продолжают ездить. Более того, пазики на самом деле могут быть и новыми.

Павловский автобусный завод, выпускающий пазики, работает и выпускает новые автобусы. Это автобусы меньшей вместимости (средней вместимости, как правило), они тоже нужны. Конечно, чем больше город, тем больше там нужны автобусы большой вместимости и, конечно, хорошо, когда все автобусы новые. Главное, что обновление идет. Думаю, что и пазики в Воронеже тоже будут новые.

Ксения Сакурова: Вы знаете, я вот смотрю на эту цифру, ну почти полтысячи новых автобусов и троллейбусов, 477, это ведь на всю страну.

Виталий Млечин: Не так уж и много.

Ксения Сакурова: Не так уж и много получается. И даже если посмотреть вот по конкретным городам, там максимум, по-моему, в каком-то городе 40. Для крупного города, даже 40 новых автобусов с учетом того, что там не один, не два маршрута, это понятно – это все равно мне кажется очень мало. Или это нормально?

Кирилл Янков: Вы знаете, это нормально. Потому что автобус может служить не только 10 лет (вот почему-то считается, что 10 лет), он может при надлежащем уходе за ним, при надлежащем техобслуживании, он может и 15, и 20 лет служить; срок службы троллейбуса и трамвая еще больше, до 30-35 лет.

Нет задачи, чтобы все ездили на новом. Возникает вопрос: а куда девать старые? 5 лет отработал и списывать? Нет. И многие регионы еще сейчас получают московские старые троллейбусы. Троллейбус был закрыт в Москве два года назад и большинство машин разошлось по регионам, и для них это новые машины; им 5-10 лет. Трамвайный парк тоже из Москвы. В Москве он совсем новый, но «татры», которые в Москве тоже прекратили ездить, сейчас отправлены в некоторые другие города, и там они ездят. И 15-20-летние трамваи, это тоже вполне хороший вариант.

Виталий Млечин: Нет задачи ездить на новом, но все-таки есть задача ездить на комфортном. Новые, наверное, покомфортнее все-таки.

Кирилл Янков: Да, новые обычно комфортнее. Прежде всего, что новый подвижной состав, кроме автобусов малой вместимости, он, как правило, низкопольный; в него легче сесть, из него легче выйти, и он более доступен для маломобильных граждан, для мам с колясками, например.

Виталий Млечин: Но там еще все-таки зимой потеплее, а летом, наоборот, попрохладней, чем в старых.

Кирилл Янков: Ну, да. Новые автобусы, троллейбусы, трамваи по нынешним стандартам должны иметь систему кондиционирования. Что касается потеплее, то тут не скажешь. Дело в том, что отопление всегда было в транспорте и иногда люди даже зимой жалуются, что слишком тепло.

Виталий Млечин: Но обычно, знаете, жалуются на старые автобусы, троллейбусы, что там двери не закрываются плотно и поэтому дует, то есть печка-то есть, но дует холодный воздухом; очень неприятно.

Ксения Сакурова: Я больше того скажу, я ездила в трамвае, где я видела рельсы сквозь пол.

Виталий Млечин: Это специальное смотровое окошко, так и должно было быть.

Ксения Сакурова: Да.

Кирилл Янков: Ну, это уже экстрим! Это уже экстрим.

Ксения Сакурова: До сих пор они ездят в одном российском городе. Я знаю.

Кирилл Янков: А в плане отопления новый подвижной состав, кроме традиционных печек он имеет еще и тепловые завесы воздушные возле двери, и это, конечно, способствует тому, чтобы было тепло зимой.

Ксения Сакурова: Угу.

Виталий Млечин: Так что все-таки новое получше. А вот сразу, пожалуйста, Московская область, Старая Купавна: «Автобусы 37-го маршрута очень старые, часто не выходят на маршрут, а в маршрутку не влезть». – Ну, они же маленькие, соответственно.

Астраханская область: «Убрали трамваи, троллейбусы. Автобусов почти нет и старые. Задыхаемся в маршрутках». Оренбург: «Автобусы – новые. Троллейбусы все первобытные». Вот так.

Ксения Сакурова: Вы знаете, вот я на что еще обратила внимание? Для того чтобы принять участие в программе, регион должен иметь 40% от стоимости вот этих транспортных средств, 60% даст федеральный бюджет и еще нужно поучаствовать в конкурсе.

Вот мне интересно, много ли у нас российских регионов, которые в принципе могут себе позволить участие в такой программе?

Мы видим, что несколько городов да, приняли участие. Но у нас есть регионы доноры, у нас есть регионы, в которых денег никогда не хватает. Как будет у них? До них вообще обновление не дойдет?

Кирилл Янков: Ну, нельзя сказать, чтобы подвижной состав до этого дня не обновлялся. Обновление шло, но очень низкими темпами. Если это были трамваи и троллейбусы, обычно за счет местных бюджетов, там денег мало.

С автобусами другая ситуация. Дело в том, что автобусы у нас могут быть необязательно муниципальными, они могут быть частными, и частники тоже иногда покупали новые автобусы. Так что нельзя сказать, что вся Россия ездит на старых автобусах, на трамваях. Нет, это не так.

Вопрос, действительно, в том, чтобы это обновление было доступно более-менее всем регионам. Но хочу сказать, что безопасные качественные дороги, где сейчас есть федеральный проект, это только одна из возможностей.

Во-первых, есть поручение президента сделать комплексный проект к 1 мая следующего года. Во-вторых, есть инфраструктурные бюджетные кредиты.

Недавно правительство выделило 500 млрд на инфраструктурные бюджетные кредиты и развитие общественного транспорта, обновление подвижного состава и, что самое важное, инфраструктуры, той же контактной сети и тех же рельсов; оно тоже возможно. Вот недавно Калужская область получила такой кредит, допустим, около 2 млрд на обновление парка автобусов; в городе Обнинске будет потрачено, это один из примеров.

Ну и есть еще веб-корпорация развития, которая тоже участвует в отдельных городах. Вот, скажем, трамвайная сеть Таганрога сейчас проходит радикальное обновление силами ВЭБа и группы «Синара». И на очереди там же Ростов-на-Дону. То есть разные пути, разные каналы, но очень многое зависит от качества управления на местах. Это на самом деле ключевой вопрос.

Качество управления заключается и в том, чтобы получить по правильной процедуре те федеральные деньги, которые можно получить. И качество управления заключается в том, чтобы эти деньги пошли в дело, т.е. чтобы маршрутная сеть была с учетом пассажиропотоков, чтобы справлялись с пассажиропотоками все автобусы, троллейбусы и трамваи, чтобы схема взаимоотношений с перевозчиком была современная.

Кстати, перевозчики могут быть и частными, как в Москве. В Москве вот есть Мосавтотранс и есть несколько частных коммерческих перевозчиков; автобусы не отличишь один от другого, они все в одной ливрее, с одной эмблемой, там везде принимаются московские средства платежа, социальные карты.

И так можно в принципе организовать и других городах. Не нужно национализировать автобусное хозяйство, нужно организовать частников, чтобы они ездили по тем же стандартам, по которым это делают муниципальные предприятия.

Ксения Сакурова: Мы уже упомянули Ростов-на-Дону; как раз у нас есть оттуда звонок, Людмила с нами на связи. Людмила, здравствуйте!

Виталий Млечин: Здравствуйте, Людмила! Вы в эфире.

Зритель: Добрый день! Значит, я Людмила, Ростов-на-Дону. По поводу транспорта, что хочу сказать. У нас было обновление транспорта; замечательно. Вот когда у нас был проведен чемпионат мира по футболу, ну, это когда... года три тому назад – замечательные автобусы, с кондиционерами, с видео, форму водители носили, все замечательно было; и трамваи, кстати. Трамваи у нас стали появляться, но уже гораздо позже. Сейчас все обновляют трамваи; замечательные, красивые и каждый день они появляются все новые и новые.

Но что хочу сказать сейчас, что делается. Значит, летом у нас была очень сильная жара и многие водители просто кондиционер не включали. Народа у нас особенно в час пик очень много, тем более сейчас вот этот ковид, вы же сами понимаете, да? И потом, действительно, вот правильно ваш присутствующий здесь человек, я не помню кто это...

Ксения Сакурова: Кирилл Владимирович.

Зритель: Да. Значит, мне кажется, все это очень зависит все-таки от начальства, которое обязано обучить прежде всего своих водителей: как обслуживать, как относиться к людям, как вообще вести себя в работе с людьми, особенно с новым транспортом. Правильно?

Потом еду вчера, допустим, вчера я еду за новым этим красивым автобусом в центре города. Значит, еду сзади и из этого нового автобуса прямо как из паровоза, черный дым, солярка. Вы меня простите! Но это просто невозможно. И так дышать нечем. Это что такое? Почему у нас руководство и никто; водителю абсолютно наплевать на это, видимо. Я не знаю почему, по какой причине. Но вы догадываетесь почему. Вот и все.

Ксения Сакурова: Да, понятно.

Виталий Млечин: Понятно. Спасибо вам большое. А как у нового автобуса и дымится? Это как-то странно.

Кирилл Янков: Вы знаете, тут навевает мысль о том, что, может быть, если снять вот эти вот дополнительные фильтры, обеспечивающие стандарты Евро-3, Евро-4, то уменьшается расход топлива.

Виталий Млечин: Ага.

Кирилл Янков: И не исключено, что многие так потихонечку их сворачивают...

Ксения Сакурова: Но это же не водитель решает.

Кирилл Янков: Это решают не водители.

Ксения Сакурова: Конечно.

Кирилл Янков: Это, конечно, решают в автопарке. То же самое касается кондиционеров летом. Если не включать кондиционер, расход топлива также будет меньше. А уж куда деть дополнительное топливо, как вы понимаете, найдут.

Виталий Млечин: Это печально.

Ксения Сакурова: Да, нам этим летом писали, как раз из южных регионов о том, что там чуть ли не до драк доходило. Просили водителя включить кондиционер и конфликт...

Кирилл Янков: Да. Но я сразу посоветую телезрителям. В этом случае нарушение надо фиксировать: термометр, сотовый телефон, время, место, номер транспортного средства и жаловаться можно или в администрацию города, или можно жаловаться в Роспотребнадзор – это орган, защищающий права потребителей.

Тем более, что Роспотребнадзор же утвердил санитарные нормы и правила, которые определяют, какая температура должна быть в салонах транспортных средств.

Ксения Сакурова: Давайте еще другие города тоже послушаем. Наши корреспонденты спросили у жителей Бийска, Рязани и Перми: устраивает ли их городской транспорт? Посмотрим вместе с вами.

ОПРОС

Ксения Сакурова: Ну вот, кстати, Пермь – один из городов, куда как раз в этом году было отправлено достаточное количество новых автобусов, сейчас я посмотрю – 37! 37 и вот мы видели, какая стильная остановка в Перми. Мне кажется, что не все города могут похвастаться еще и такой инфраструктурой. Ведь мало того, чтобы автобус был хороший, нужно его еще и ждать в комфорте.

Кирилл Янков: Да, Пермь – одна из самых передовых городов-миллионников, которые действительно не только закупают новый подвижной состав, но и заботятся о маршрутной сети, о тарифной системе, о том, чтобы лица, имеющие льготы могли ездить в любом транспорте.

В Перми восстановили городскую электричку. Прежний губернатор закрыл участок железной дороги, при новом губернаторе открыли, и через центр города снова поехали электрички. Там об общественном транспорте заботятся, это чувствуется.

Но вот видите, в Рязани и Бийске ситуация не такая благостная.

Виталий Млечин: Да, когда люди говорят о том, что час и больше приходится ждать автобуса, который еще и ходит там, условно говоря, раз в день, это, конечно, печально.

Так, давайте побеседуем с Ильей Зотовым, членом Общественной палаты России, председателем Общероссийского объединения пассажиров. Илья Сергеевич, здравствуйте!

Илья Зотов: Добрый день!

Ксения Сакурова: Здравствуйте!

Виталий Млечин: Илья Сергеевич, как председатель общероссийского объединения пассажиров, вы видите улучшения с общественным транспортом в России?

Илья Зотов: Действительно, ситуация значительным образом стала меняться с 2019 года; в рамка проекта «Безопасные качественные дороги» впервые появились денежные средства на обновление подвижного состава.

Я сейчас нахожусь в городе Пермь как раз, который вы сейчас обсуждали, действительно могу подтвердить тот факт, что средний возраст автобусов здесь 3 года. И действительно транспорт обновился значительным образом.

Это происходит и в других российских городах в рамках нескольких программ. Есть программы «Чистый воздух», в рамках которой обновляется подвижной состав в 12 российских городах с наиболее плохой экологией; среди них можно выделить и Челябинск, и Новокузнецк. В Новокузнецке полностью обновлен автопарк и там газомоторные автобусы используются.

Если мы говорим про другие российские города, то они обновляются в рамках программы «Безопасные качественные дороги». Более того, со следующего года должен быть принят федеральный проект по модернизации общественного транспорта, который затронет десятки других субъектов Российской Федерации.

На данный момент доля транспортных средств, которую необходимо обновить, составляет 36 тысяч единиц, это согласно данным подготовленным и указанным в стратегии развития транспорта до 2030 года.

Ксения Сакурова: Мне вот интересно, а частные компании могут в этом процессе каким-то образом участвовать или это под силу только крупным муниципальным предприятиям?

Илья Зотов: На данный момент государственная лизинговая компания подготовила программы для обновления подвижного состава частными компаниями, но они носят такой, знаете, характер, скорее некий такой нормативно-рекомендательный.

По сути, эти инструменты пока не работают, и частные перевозчики, которые составляют порядка 70% от общего объема автобусного рынка в городах России, пока не испытывают никаких нормальных возможностей для того, чтобы обновить свой подвижной состав. Это дорого, а с учетом того, что пандемия была в 2020 году, то автобусные перевозки просели на 90% в период пандемии и сейчас до сих пор испытывают проблемы по лизинговым платежам. Поэтому говорить о приобретении новой техники не представляется возможным.

Ксения Сакурова: Вот, я почему спрашиваю, потому что очень многие наши зрители пишут, о чем? Что да, автобусы-то есть, но все равно большая часть транспорта – это все равно маршрутки и, видимо, принадлежащие частным компаниям, которые в таком состоянии, в каком они есть. И они не обновляются.

Нам нужны какие-то здесь дополнительные программы, чтобы стимулировать вот этих частных перевозчиков?

Илья Зотов: Нужно создать государственные инструменты пользования банковскими ресурсами, либо федеральные программы, которые бы четко давали понимание, как обновить транспорт муниципальным предприятиям, как обновить транспорт частным компаниям. Эти условия должны быть не кабалой для предприятий, а достаточно понятными инструментами.

Перевозчик должен обновлять свой подвижной состав, вне зависимости муниципальный либо частный. Но механизм этого должен быть достаточно понятный и указывать на то, что предприятие не обанкротится, если оно возьмет вот эти все инструменты и решит обновить свой подвижной состав.

Более того, сейчас принята программа по школьным автобусам, мы знаем, там инструмент работает. Хотелось, чтобы подобные инструменты были приняты не только для тех 13 регионов, которые в нынешнем году получили возможность обновить транспорт, но для всех регионов нашей страны, чтоб каждый пользовался этим инструментом. Но помимо обновления транспорта нужно обновлять и транспортную инфраструктуру и менять модель перевозок.

Виталий Млечин: Илья Сергеевич, про первый еще вопрос, вот наши зрители сейчас сказали, что автобусы хорошие, но ждать долго. Можете подтвердить?

Илья Зотов: Как раз сейчас нахожусь в Министерстве транспорта Пермского края. Действительно проблема есть, она вызвана рядом других факторов – это некачественная уборка дорожного полотна, что ведет как раз к образованию пробок. Отсутствие выделенных полос в Перми тоже способствует тому, что транспорт не успевает вовремя приехать.

Виталий Млечин: Угу. То есть Перми стоит готовиться к появлению выделенных полос?

Илья Зотов: Да. Об этом уже заявлено было сегодня ... совещании, в следующем году выделенные полосы появятся.

Ксения Сакурова: Да. Спасибо!

Виталий Млечин: Хорошо. Спасибо! Илья Зотов, член Общественной палаты России, председатель Общероссийского объединения пассажиров.

Вот автомобилисты пермские сейчас порадовались тому, что у них выделенные полосы...

Ксения Сакурова: Ну, вот узнаем, как это будет работать.

Иркутская область с нами на связи, Александр. Александр, здравствуйте!

Виталий Млечин: Здравствуйте, Александр!

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте! Это город Усть-Илимск. Вот хотелось бы вам сказать про нашу ситуацию. У нас бывший мэр города Усть-Илимска разогнал муниципальный транспорт; там и автобусы были хорошие, новые как бы половина автобусов, но разогнал, значит, и сам попался...

Виталий Млечин: А что значит, разогнал, скажите, пожалуйста?

Зритель: А, обанкротил. Обанкротил. Сам, значит, люди работали все лето на автобусах возили, рейсы делали, а он потом не выплатил за это дело, значит, транспорт. И сказал, что вы – банкроты. А договор заключали все. Сам попал, сам попал в не столь отдаленные места за взятки, сидит сейчас, отбывает срок.

Новая мэрия заключила с частником, нас возить. Значит, частные автобусы, пазики переполненные все; ковид, сейчас вот пандемия идет, все равно переполненные. И после семи часов вечера мы никуда не можем уехать. Потому что все говорят: «А мы частные, мы четыре человека, пять человек не повезем». И вот такая ситуация. Люди получается. И не соблюдается еще главное, режим движения, вот в чем дело. Не соблюдают расписание.

Ксения Сакурова: Все понятно. Спасибо вам.

Виталий Млечин: Понятно. Спасибо! Ситуация как бы безрадостная.

Кирилл Янков: Я могу прокомментировать. Ну, во-первых, в Усть-Илимске есть еще трамвай, кроме автобуса. Он связывает город с основным градообразующим предприятием. Может быть, он выручает усть-илимцев.

А, во-вторых, конечно, взаимоотношение с частником тоже надо организовать соответствующим образом. По контракту провести конкурс, есть специальный закон федеральный о том, как это делается. И заключить контракт, где обязать ездить не только тогда, когда много пассажиров, но и в другое время, скажем до 22 или до 23 часов; оговорить количество выпускаемых единиц на каждый маршрут.

Но, видимо, мэрия Усть-Илимска все это как-то, извините, спустила на тормозах и не сделала так, как надо.

Ксения Сакурова: Давайте еще примем звонок из Воронежа. 58 автобусов новых там появилось в этом году. С нами на связи Елена. Елена, здравствуйте!

Виталий Млечин: Елена, здравствуйте!

Зритель: Добрый день! Для меня вообще удивление, конечно, что какая-то муниципальная программа есть по автотранспорту.

Ксения Сакурова: Федеральная! Федеральная, Елена.

Зритель: Ну, тем более федеральная. Автобусные перевозки в Воронеже только в частных руках. Муниципальных, унитарных или каких-то иных предприятий в Воронеже нет.

Виталий Млечин: Хорошо, а что вы скажете относительно качества самого транспорта? Хорошие ли автобусы? Вовремя ли приходят?

Ксения Сакурова: Новые автобусы. Новые автобусы появились у вас? Вы заметили их?

Зритель: Периодически появлялись и раньше новые маршрутки. Я особенного обновления как-то не вижу. Но самой колоссальной проблемой Воронежа является то, что у нас уничтожили все трамвайные пути, которые объединяли все самые отдаленные уголки города.

Это было как московское метро; даже вот в свое время в институте дорожного транспорта в Москве, воронежскую вот эту трамвайную сеть ее приводили как пример вообще, потому что, действительно, разветвленная, охватывающая все районы.

Ее уничтожили при губернаторе Гордееве. Это и тысячи рабочих мест убрали, и убрали великолепный экологически чистый городской транспорт. А автобусы все в частных руках. Я не знаю, кто кому чего там закупил, но, в общем, у нас ни льгот ни для кого, все довольно грустно.

Ксения Сакурова: Угу. Спасибо.

Виталий Млечин: Понятно. Спасибо большое!

Кирилл Владимирович, по поводу частных автобусов и трамваев.

Кирилл Янков: Да, трамваи действительно в Воронеже еще в нулевые годы ликвидировали. Воронеж стал крупнейшим городом в России, где полностью ликвидировали трамвайную сеть. Конечно, это было неправильно. Потому что трамвай обеспечивает бо́льшую пассажировместимость и больший объем пассажироперевозок. И в таких крупных городах, как Самара или Екатеринбург, он там выполняет свою роль действительно основного магистрального транспорта.

В Воронеже после этого остались автобусы и троллейбусы: троллейбусы, как я понимаю, муниципальные, автобусы там действительно в частных руках. Ну, надо улучшать то, что есть, в конце концов.

Ксения Сакурова: А я никак не могу, простите, понять, а кому тогда вот эти 58 автобусов были закуплены? Вот перед нами сейчас...

Виталий Млечин: Хороший вопрос.

Кирилл Янков: По всей видимости, они как раз через государственную транспортную лизинговую компанию, о чем сказал Илья Зотов, были выданы в лизинг частным перевозчикам.

Ксения Сакурова: Все-таки частникам, да?

Кирилл Янков: Да. Но опять-таки, если это было правильно, хорошо все оформлено и организовано, входящий пассажир не должен различать, частный автобус или муниципальный. Все должно быть сделано по единому стандарту.

Сейчас в Воронеже, как я понимаю, думают над так называемой БРТ – это система, когда автобус едет по выделенной полосе. Причем не просто выделенная полоса по краям, а по центру проезжей части; такое сделано в одном городе, в Белгороде, в качестве опыта. Но вот воронежцы присматриваются сейчас к этому опыту.

Что касается восстановления трамвая, то не решили они пока делать это или не делать, но, наверное, рано или поздно какой-то магистральный рельсовый транспорт, трамвай или легкое метро потребуется городу Воронежу.

Виталий Млечин: А в чем смысл делать выделенные полосы посередине дороги?

Кирилл Янков: Например, выделенные полосы по краям, они мешают часто автомобилям подъехать, остановиться у дома и магазина, заехать во двор, выехать из двора. Вот как это в Москве сделано.

Выделенные полосы посередине не имеют пересечений с заездами во дворы, они никому не мешают. Остановки на островках посредине проезжей части; либо подземные переходы, либо пешеходные переходы со светофорами связывают эти островки и остановки с краями проезжей части.

Виталий Млечин: Но да, но это каждый раз надо либо переход, либо светофор?

Кирилл Янков: Ну, это не так дорого. В Белгороде сделали.

Виталий Млечин: Это не очень удобно, по-моему.

Ксения Сакурова: Виталий за водителей переживает. Я сейчас переведу вопрос Виталия. Он переживает, что станет больше светофоров, водители будут дольше стоять в пробках.

Виталий Млечин: Ну, в Москве уже не станет явно. В Москве уже больше некуда светофоры ставить.

А Волгоградская область с нами на связи. Татьяна, здравствуйте!

Ксения Сакурова: Здравствуйте!

Зритель: Здравствуйте! Я из города Фролово Волгоградской области. У нас были раньше автобусы, какие бы ни были, старые, не старые, но они курсировали вовремя, как положено. А сейчас у нас убрали эти автобусы, пустили маршрутки и то в одной половине города.

Вторая половина не обеспечивается, а здесь в основном живут у нас старики, бабушки, дедушки. В поликлинику поехать на такси не раскатаешься. Поэтому мы живем и не знаем, что нам делать и к кому обращаться. Пожалуйста, помогите нам.

Ксения Сакурова: Спасибо большое!

А вот, кстати, интересный вопрос. Действительно, допустим, не знаю, старый микрорайон, новый микрорайон, жители испытывают проблемы: не хватает общественного транспорта. Куда можно писать, чтобы к ним пустили какой-то маршрут?

Кирилл Янков: Ну, во-первых, я скажу есть стандарт комфортности. По стандарту для многоэтажной застройки не более 500 м должна быть остановка, для индивидуальной застройки не более не более 800 м; от любого места, где живут люди, должна быть остановка общественного транспорта.

То, что этот стандарт не выполняется, конечно, это уже повод писать. Ну, естественно, это самое первое, это администрации города, совет депутатов. В каждом городе у нас в городском округе депутаты, извините, избираются. В области у нас и депутаты избираются, и есть министерство транспорта.

Я думаю, тут на любой уровень из доступных стоит писать. Может быть даже на уровень субъекта федерации – это эффективнее, чем писать мэру города. Мэр города обычно хорошо знает об этих проблемах и говорит: «Ну вот у меня нет денег, не могу решить».

Но часто вопрос не в деньгах или не только в деньгах, а и в компетентности, и в управленческих качествах. И в тех городах даже небольших при небольших бюджетах, которые у них есть, если и у них есть соответствующие компетенции и качества управления, там вот такого не допускают, что половина города осталась без автобусов.

Ксения Сакурова: Спасибо огромное!

Виталий Млечин: Спасибо вам большое! Кирилл Янков, член Общественного совета при Минтрансе России, был у нас в гостях. Беседовали об общественном транспорте.

Очень много сообщений пришло и, к сожалению, абсолютное большинство – люди жалуются. Вот Курган: «С общественным транспортом беда. Имея свой завод по производству автобусов, на маршрутах почти все пазики в ужасном состоянии. Троллейбусов давно нет. Стоять на остановке приходится по 30-40 минут».

Липецкая область: «Обещали водителей в форме, чистые салоны. В результате, водители хамы, не все, но большинство, в автобусах грязь, душно. Сделаешь замечание, – «Не нравится, выходи!»»

Ксения Сакурова: Есть все-таки пара хороших СМС-сообщений: «В Омске обновленными троллейбусами пользовалась, летом гораздо комфортней». И Башкирия: «Начали обновлять в Уфе в лизинг».

Процесс пошел. Будем надеяться, что к 2030 году, как нам и обещали, будет везде хороший транспорт. Спасибо большое!

Виталий Млечин: Будем следить, естественно, за этим.

Сейчас прервемся буквально на несколько секунд, потом будем обсуждать, как встретить Новый год с фейерверками и ничего не нарушить при этом. И самому не пострадать.

Оставайтесь с нами!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)