Скоро в школу. Как будет устроен учебный процесс и готовы ли школы при необходимости уйти на удалёнку?

Скоро в школу. Как будет устроен учебный процесс и готовы ли школы при необходимости уйти на удалёнку? | Программы | ОТР

школа, дети, учебный процесс

2020-08-17T15:07:00+03:00
Скоро в школу. Как будет устроен учебный процесс и готовы ли школы при необходимости уйти на удалёнку?
ТЕМА ДНЯ: Пандемия лишила доходов
Автомобиль становится роскошью
Пенсии для работающих: какой будет индексация?
Что нового? Хабаровск, Уфа, Волгоград
Бизнес после пандемии. Как подготовиться к пенсии. Долги за «коммуналку». Отпуск-2021
Гольфстрим стал очень медленным
Инвестпортфель на старость
Спасти и сохранить бизнес
Где и как россияне будут отдыхать в этом году
В долгах по самые ЖКУ
Гости
Евгений Ямбург
заслуженный учитель России, директор Центра образования № 109 города Москвы
Андрей Кадочников
директор Гимназии № 8 Лицея имени С. П. Дягилева. (г. Екатеринбург)

Иван Князев: Ну а у нас сейчас все более чем серьезно. Осталось две недели… Вот так и хочется сказать: и все – 1 сентября! Но – нет, друзья, еще не все. Надо понять, как будут учиться наши дети. Вот уже сейчас многие родители думают, а вести ли вообще ребенка в школу в этом году – боятся коронавируса. Тут уже в разных регионах линейки под вопросом. В Москве их отменили, в Калининграде оставили только для первоклашек и выпускников. Другие регионы пока думают.

Тамара Шорникова: Какие есть варианты у родителей, если не вести ребенка в школу? Можно ли учиться заочно или дистанционно? А если поведешь все-таки в школу, как будут дети сидеть в классах? Нужно ли надевать маски на уроках? Что будет на переменах? Отменят ли вторые смены? В общем, масса вопросов! Сейчас будем все это обсуждать с нашими экспертами.

Мамы и папы, дедушки и бабушки, присоединяйтесь. Ну и ученики – тоже. Что вы думаете? Какие мысли по поводу нового учебного года? Какие переживания? Высказывайте мнения, ждем вас.

Иван Князев: Спрашивайте все, что вас интересует.

Ну а сейчас с нами на связь выходит Евгений Ямбург, заслуженный учитель России, доктор педагогических наук и директор центра образования № 109 города Москвы. Здравствуйте, Евгений Александрович.

Евгений Ямбург: Здравствуйте, коллеги, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Евгений Александрович, действительно меняются вводные. Вот сейчас только что в новостях коллеги рассказывали о том, что учителя будут обязаны носить маски. До этого была информация, что маски – это только для коридоров, столовых, а на уроке при соблюдении должной дистанции можно находиться без них. Есть сейчас какие-то четкие и понятные правила, как будет построен образовательный процесс?

Евгений Ямбург: Вы знаете, я просто хочу сказать, что образовательный процесс нужно строить с учетом реальных условий региона, школы и так далее.

Вот начнем с линеек. Скажем, установка: запретить линейки! Ну подождите, если это маленький пятачок перед школой и там действительно огромная скученность детей, то, наверное, этого делать не нужно. Но если, скажем, это большая площадь перед школой, где с одной стороны стоят первоклассники, с другой стороны – выпускники, то лишать праздника детей не нужно.

Мэр ведь сказал, что не будет крупных мероприятий на улице Тверской, а будут локальные мероприятия. А что такое локальные мероприятия в сквере и так далее? Вот такая линейка – это локальное мероприятие. И от этого никто не пострадает. Ну не надо нарушать традицию. Это праздник – День знаний. И первоклассник должен его запомнить. Будут провожать одиннадцатиклассники. Это все нормально. То есть нужно исходить из тех реальных условий, которые есть.

А теперь, если брать такую вещь, как… Ну, тоже есть рекомендация: сократить наполовину классы, дистанция между детьми в классах и так далее. Но ведь это нереальная вещь. Представьте себе, кто войдет в эти классы. Что, у нас есть дополнительные учителя? Есть рекомендация, что те, кто свыше 65 лет, только на дистанции. А у нас подавляющее большинство в школах России – это учителя, скажем так, возрастные.

Поэтому здесь надо искать варианты по уму. Ну, например, если, скажем… Мы же не знаем, что будет. Я, кстати, глубоко уверен, что нормально пройдет 1 сентября. Но ведь может быть второй удар пандемии. И вообще таких патологических, патогенных вещей может быть еще много. Значит, нужно искать гибридные варианты. Случилась такая беда – значит, половина школы учится онлайн по четным неделям, а половина учится офлайн. Потом это меняется. И так далее и тому подобное.

Поэтому здесь я еще раз хочу сказать: я не пророк, но нужно просто очень хорошо понимать, что нельзя формально выполнять требования без учета реальных возможностей конкретной школы. Ну, скажем, одно дело – это, конечно, московские школы, чрезвычайно ресурсообеспеченные. Вот когда были эти несколько месяцев (это эпоха целая, уже обратной дороги не будет), мы выдавали дополнительные ноутбуки в семьи, где несколько детей. Кроме этого, слава тебе, Господи, ресурсами мы были обеспечены и кадрами, потому что в системе Московской электронной школы за два-три года до того, как это произошло, все учителя научились работать на дистанции.

Поэтому будет гибкое сочетание, интеграция или конвергенция – не или/или, а и/и. Поэтому будем маневрировать. В данном случае мы разрабатываем разные варианты расписания – на этот случай, на другой случай, чтобы не 31-го встать в тупик, а просто иметь в кармане много-много разных вариантов.

Тамара Шорникова: План «Б».

Иван Князев: Просто сейчас уже времени достаточно мало остается.

Евгений Ямбург: Но мы готовы.

Тамара Шорникова: Евгений Александрович, давайте послушаем вместе телефонный звонок. Может быть, сможем ответить на вопрос или что-то разъяснить для Лидии из Владимира.

Евгений Ямбург: Да, пожалуйста.

Тамара Шорникова: Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Лидия.

Тамара Шорникова: Да, слушаем.

Зритель: Да, здравствуйте. Я, конечно, прошла всю эту пандемию тоже с ребенком маленьким. У меня первоклашка. Мы против, вообще категорически против дистанционного обучения. Обратная дорога есть. Обучаться можно заочно. Или, например, наши родители согласны дежурить на переменах. Проветривать. За счет своих денег я согласна и многие родители согласны проводить санитарную гигиену – ну, протирать все. Мы все эти ограниченные меры не выполняли, а просто как обычно. У меня мама проработала 30 лет в Москве в Институте туберкулеза. Хорошее питание и гигиена личная – руки помыть, нос. Все!

Тамара Шорникова: Понятно. То есть вас перспектива заразиться пугает меньше, чем столкновение с дистанционным обучением?

Евгений Ямбург: Вы знаете, я отвечаю сразу. Нужно сказать, что никакая помощь здесь не нужна. Состав, который убирает, к этому готов. Средства дезинфекции есть, маски. Все это есть, и совершенно бесплатно. Поэтому здесь без всяких родительских денег мы этот режим готовы обеспечить.

Но ситуация другая. Вы же поймите, что не от хорошей жизни… Да, вы имеете право. Кстати говоря, формы обучения могут быть разные: очные, очно-заочные, заочные, то есть семейное обучение. Вы полностью имеете право перейти на семейное обучение по своему заявлению. Только, я прошу прощения, тогда вы должны либо учить сами ребенка, либо нанимать репетиторов. А школа будет по вашей просьбе, по договору после каждой четверти смотреть, насколько ребенок выполняет эту программу. Вот это государство берет на себя.

Но если будет действительно какой-то очень серьезный удар и наступление, скажем, даже следующего вируса… Вы поймите, это только начинается. И слава богу, скоро, наверное, будет вакцина найдена именно от коронавируса.

Иван Князев: Ну, она уже найдена.

Евгений Ямбург: Да-да. Но ее надо проверить еще. Кстати, проверять будут на нас, на учителях. И это тоже понятно. Но если такая история, то придется, прошу прощения, сидеть дома, чтобы не распространять эпидемию.

Иван Князев: Евгений Александрович, скажите, пожалуйста… Вот вы говорите, что есть вариант: полшколы, грубо говоря, перевести на одну неделю на заочное обучение, другие будут ходить, а потом их поменять местами. Но ведь это очень тяжело, наверное, будет для учеников. Не считаете?

Евгений Ямбург: Нет, не считаю. Дело в том, что наши ученики… Это тяжело для родителей, а особенно для бабушек и дедушек. Это совершенно другое цифровое поколение. А они уже в эти гаджеты залезают в детском саду, прошу прощения. У меня есть еще детский сад, где они работают с 3D-ручками, занимаются прототипированием. И в этой ситуации есть совершенно замечательные…

Вы поймите, я уже много лет директор, 45-й год. Моим старшим выпускникам 59 лет. И у меня есть мои собственные внучки, в том числе и первоклассницы, которые были на даче с бабушкой. И они заходили в очень удобные платформы и с удовольствием занимались там в то время, когда другой возможности не было.

Поэтому это пугает скорее родителей и бабушек, но никак не это поколение. Оно другое, оно цифровое. И тут та самая ситуация, когда яйца учат курицу. Они более продвинутые, даже дети начальной школы.

А вот для учителей это правда тяжело, потому что это нужно создавать такие контенты, чтобы не посадить глаза детям, потому что не может быть такое занятие у экрана: больше 20 минут в начальной школе, больше 30 минут в основной и больше 35 в старшей. Тем не менее это нагрузка прежде всего для учителей. Но учителя к этому готовы, они уже этот опыт имеют, он был накоплен. И обратной дороги, хотите вы или не хотите, уже не будет. Не или/или, а сочетание того и другого – и/и.

Иван Князев: Давайте посмотрим, что пишут наши телезрители. Дагестан: «Лучше дистанционное обучение. У нас не соблюдают санитарные нормы». Саратовская область, вот какое мнение: «Дистанционное обучение – это попытка постепенно вообще прекратить обучение наших детей». Краснодарский край, Новороссийск: «Я за обучение на дому». «В московскую физико-математическую школу – можно». «У нас не Москва, – пишет человек, – все равно как учиться – дома или в школе».

Тамара Шорникова: Давайте послушаем еще один телефонный звонок – Наталья, Краснодарский край. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хочу сказать, что я против дистанционного обучения. Я мама троих детей. Старший у меня студент, он учится на техника-ортопеда. И он учился делать протезы дистанционно. Я считаю, что это ненормально. То есть каких мы готовим специалистов, получается?

Тамара Шорникова: Да, понятно. Спасибо.

Иван Князев: То есть вы опасаетесь за качество образования?

Зритель: Конечно.

Иван Князев: Понятно.

Евгений Ямбург: Давайте я отвечу. Никто (кстати говоря, это есть и в послании президента) не собирается переводить школу целиком на дистанционное обучение. Никто не заменит живого учителя, поверьте мне.

У меня, кроме своего подразделения, где нездоровые дети, еще очень серьезное подразделение, где смертельно больные дети, онкологические дети. Кстати говоря, мы очень давно там работаем с ними таким образом, что он берет планшет, когда он в тяжелом состоянии после химиотерапии, и участвует в общей работе. Но все равно, еще раз я говорю, никто не собирается заменять живого учителя. Но сочетать это придется. Это уже другое время.

И самое важное. Если мы хотим, чтобы это были не фейковые вещи, нужно ликвидировать цифровое неравенство. Я так понимаю, что в Краснодарском крае одна ситуация, а в Башкирии – другая. Мне же пишет вся страна. Я же помню, как мальчика подвозили на телеге от деревенской школы к вышке МТС, он залезал туда, принимал задание, делал, а потом вечером подвозили на телеге родители опять. Ну это же беда большая! Поэтому здесь требуются вложения. Иначе это будет действительно фикция.

А что касается профессоров. Вы знаете, уж в высшей школе… Еще раз я хочу сказать, что очень серьезно работала с нами и профессура, потому что московские школы связаны с университетами. Там и стартапы, и так далее, и современное оборудование. И не прекратила работать профессура с московскими школьниками. И подготовили их к ЕГЭ блестяще! Результаты очень высокие в этом году, хотя скидок не было, они сдавали не онлайн, а офлайн. Понимаете?

Иван Князев: Спасибо.

Евгений Ямбург: У страха глаза велики. Тут меньше нужно паники и больше здравого смысла.

Иван Князев: Спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Иван Князев: Евгений Ямбург, заслуженный учитель России, был с нами на связи, директор центра образования № 109 города Москвы.

Тамара Шорникова: Послушаем телефонный звонок – Елисей, Саратов. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я бы хотел к вам обратиться и поделиться мнением об обучении. Я бы не очень хотел, чтобы в этом году учебный год был в дистанционном формате, потому что за компьютером сидеть очень долго – это все-таки вредно. И если мы будем учиться в школе просто, то тогда я бы не хотел, чтобы были следующие меры… А я так предполагаю, что они все-таки будут. Я бы не очень хотел, чтобы нас не выпускали в коридор. Я так предполагаю, что мы будем проводить перемены в классе.

Тамара Шорникова: То есть ты боишься, что все веселье пропустишь на переменах в коридоре?

Зритель: Да. Потому что в коридоре мы можем бегать, а в классе, к сожалению, только…

Иван Князев: …только ходить.

Тамара Шорникова: И учиться.

Иван Князев: Елисей, я прошу прощения, а вы в каком классе учитесь?

Зритель: Я учился в третьем классе, а сейчас меня переведут в четвертый.

Тамара Шорникова: Хорошо. Смотри. Отсутствие нормальных перемен. А что еще пугает вас, Елисей?

Зритель: Меня еще очень сильно пугает то, что как бы, не дай бог… чтобы не было ни у кого коронавируса. Потому что может быть, что кто-то не обследовался, и он принесет коронавирус в школу. А там, конечно, распространится это очень сильно. Могут заболеть учителя. И мы можем заболеть. Вот чего я боюсь.

Иван Князев: Понятно, Елисей. То есть в школу ходить все-таки надо, перемены нужны, но меры предосторожности соблюдать нужно, потому что есть риск заболеть.

Тамара Шорникова: Спасибо за звонок.

Иван Князев: Спасибо вам, молодой человек, за столь взвешенную и взрослую позицию.

Тамара Шорникова: Узнаем, подкрепим эту позицию другими. «Лучше учиться очно или дистанционно?» – наши корреспонденты такой вопрос задали жителям Саратова и Нижнего Новгорода. И вот какие ответы получили.

ОПРОС

Иван Князев: Кстати, многие эксперты говорят (и это на самом деле факт), что дети реже болеют коронавирусом, намного реже, поэтому прямо уж серьезные ограничения вводить не стоит.

Давайте узнаем мнение нашего следующего эксперта. Андрей Кадочников выходит с нами на связь по телефону, директор гимназии № 8 «Лицей имени Дягилева» из Екатеринбурга. Здравствуйте, Андрей Леонидович.

Андрей Кадочников: Добрый день.

Иван Князев: Андрей Леонидович, насколько легко можно будет перейти на эту очно-заочную форму для родителей, для ребенка, если они пожелают это сделать, вот у вас в городе?

Андрей Кадочников: Я не думаю, что это будет очень легко. Если кому-то из родителей такое будет нужно, конечно, мы постараемся выстроить для него определенную образовательную траекторию. Насколько я разговаривал с родителями за все это время, начиная с 17 марта, подавляющее большинство из них ждут не дождутся, когда дети пойдут в школу. Есть, конечно, такие, которые опасаются по медицинским показаниям, но я думаю, что это будут единицы. И вот такой глобальной проблемы это не составит для образовательных организаций, потому что соскучились дети и родители по школе.

Тамара Шорникова: Андрей Леонидович, ну действительно, может быть, меньше таких родителей, которые тревожатся, но тем не менее они есть, переживают, все-таки считают, что велик риск заразиться в школе конкретно. Вот как та самая траектория, о которой вы только что говорили, может выглядеть? Это будет образование, которое просто переложат на плечи родителей, а преподаватели будут сверяться раз в четверть с пройденным материалом? Или это все-таки, возможно, какое-то выстраивание обучения, онлайн-уроки и так далее? Как это может быть?

Андрей Кадочников: Вы знаете, мы за это время – с марта месяца по конец мая – получили тот самый бесценный опыт организации дистанционного образования, с помощью которого мы, собственно говоря, это и сделаем. То есть это и задания через определенные платформы, это и уроки тоже через какие-то платформы, через Zoom, через что-то еще. И я думаю, что особой-то проблемы в этом нет. То есть в каждом конкретном случае можно будет обговорить с родителями и сделать во взаимоудобной форме. Еще раз (простите за повтор), тот опыт, который мы накопили, он очень дорогого стоит, и он нас очень многому научил.

Тамара Шорникова: Просто этот опыт немного отличается от потенциально возможной ситуации, потому что одно дело, когда все сидят на карантине и, соответственно, преподаватели работают в Zoom и на других платформах…

Иван Князев: Ну да. А здесь для какого-то конкретного ребенка нужно что-то придумывать.

Тамара Шорникова: А здесь, помимо обычных очных уроков, организовывать какое-то параллельное обучение для кого-то. Насколько это будет физически возможно?

Андрей Кадочников: Я не думаю, что это будет невозможно. Это, конечно, не очень просто. Это дополнительная нагрузка на учителя. Но еще раз повторюсь… То есть я уверен, что таких случаев будет не так много. И мы это сделаем. Хотя для отдельных предметов это сделать достаточно сложно, потому что наша школа достаточно необычная. Мы имеем большой блок дополнительного образования. Учиться дистанционно хореографии, учиться дистанционно вокалу…

Иван Князев: Ну да, затруднительно будет, прямо скажем.

Андрей Кадочников: Да, это будет очень трудно. Я бы даже сказал – невозможно, наверное.

Тамара Шорникова: Давайте вместе послушаем телефонный звонок. Ирина из Ульяновской области хочет задать вопрос или высказать свое мнение. Сейчас узнаем. Ирина, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Ирина.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Зритель: К сожалению… Я бы хотела вроде как и недовольство высказать по поводу дистанционного обучения, и в то же время задать вопрос.

Иван Князев: Давайте.

Зритель: Я ранее слышала в передаче, по поводу дистанционного образования сказали, что мальчика маленького возили к вышке. Когда у меня дети учились, доучивались в этом году, то есть весной, они у меня учились по Viber. Вы представляете? Учитель присылает задание и требует от ребенка, чтобы он прислал ответ. Ребенок не понимает задания, он обращается к родителям, то есть к матери или отцу. А сейчас программа совсем другая, в отличие от той программы, которую мы проходили в советское время, то есть в 90-х годах. Она очень сильно изменилась. Изменились задачи, условия задач, решения изменились. И мы не понимаем, что он требует от нас. То есть мы не можем объяснить. Мы объясняем по старой программе, которую мы когда-то в свое время проходили, учились. А когда он отправляет это решение, учитель присылает, что ответ неправильный. То есть он занижает ему оценку, потому что решение задач, которое мы проходили в советское время, то есть в 90-х годах, оно неверное.

Иван Князев: Ну да, это факт. Это мы не понаслышке знаем.

Зритель: Ребенок у меня в этом году, слава богу, после четвертого поступил в суворовское училище. Он очень сильно хотел. Но поступил он с заниженной оценкой, потому что половину программы, которую они должны были на экзамене сдавать при поступлении, они вообще не проходили в связи с этой пандемией коронавируса.

Иван Князев: Ирина, а не боитесь, что ребенок ваш домой заразу принесет, когда с другими детьми пообщается?

Зритель: В моем положении… Конечно, с одной стороны, каждый родитель, мне кажется, будет переживать за это. Но в моем случае лучше он пускай переболеет в легкой форме сейчас, чем потом будет в тяжелой форме переносить это заболевание, если оно повторно появится.

Иван Князев: Понятно. Спасибо, спасибо вам большое.

Андрей Леонидович, а у вас все-таки будут линейки 1 сентября?

Андрей Кадочников: Очень надеюсь. В первый погожий сентябрьский денек должны они войти под светлые своды. Ну, в зависимости от той ситуации, которая будет в нашем регионе, я думаю, что нам скажут.

Но сейчас, допустим, мы готовим два варианта. Вариант, который на улице. Если не будет такое возможно по эпидемиологической ситуации, то мы уже снимаем ролики, мы уже делаем поздравления. То есть мы уже начали готовиться к этой первой линейке. Но все-таки очень хочется, чтобы это было живьем, потому что это традиция.

Тамара Шорникова: Это праздник.

Андрей Кадочников: Это наша скрепа, что называется. Это праздник, да, вот когда стоят маленькие дети. Тем более что у нас всегда любая линейка начинается с гимна нашего лицея, с выноса знамени и с клятвы флагу. Ну, это сделать по Zoom или сделать в ролике, конечно, можно, но…

Иван Князев: …но это не так интересно. Да и как же похвастаться перед друзьями и рассказать, чем занимался этим летом.

Андрей Кадочников: Конечно.

Иван Князев: Поделиться своими впечатлениями и всеми событиями.

Спасибо вам большое, Андрей Леонидович. Андрей Кадочников, директор гимназии № 8 «Лицей имени Дягилева», был с нами на связи из Екатеринбурга. А мы пытались понять, как будут учиться наши дети, когда наступит 1 сентября.

Тамара Шорникова: Что-то подсказывает мне, что не последний раз еще перед 1 сентября мы эту тему обсуждаем.

Иван Князев: Думаю, да.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)