Слишком много плохих новостей. Как сохранять душевное равновесие и не поддаваться панике - рекомендации специалистов

Слишком много плохих новостей. Как сохранять душевное равновесие и не поддаваться панике - рекомендации специалистов
Социализм - модель будущего. Кризисоустойчивое поколение. Нефть: что будет со спросом и ценами? Выплаты врачам и ресурсы здравоохранения
Сказка «Зимовье зверей». Читает ведущий ОТР Пётр Кузнецов
Быть или не быть в России социализму после кризиса?
Сергей Лесков: У Трампа один реальный соперник – коронавирус. Ему он может проиграть
Станислав Митрахович: Сделка ОПЕК+ – это что-то вроде перемирия на время. Нам придётся либо сокращать добычу нефти, либо ждать, когда уйдёт коронавирус
Михаил Беляев: Молодое поколение зарабатывает меньше, чем старшее, но оно умеет планировать и обращаться с деньгами рачительно
Европа на самоизоляции. Жители Бергена (Норвегия) и Порту (Португалия) - о ситуации в своих странах
Зарядка с кикбоксером из Читы
Не знаете, чем заняться? А мы знаем! Мастер-класс дрессировки от артистов Большого Московского цирка
А будет ли сделка?
Гости
Александр Федорович
врач-психиатр высшей категории
Артур Гараганов
клинический психолог

Петр Кузнецов: И в самом начале, да, Марина, в первой теме говорили, уже коснулись. Коронавирус – несколько месяцев главная тема обсуждений. Рост заболевших, дефицит медицинских масок, гречки, туалетной бумаги, закрытие границ, самоизоляция. И вот на этом фоне многие теряют спокойствие.

Марина Калинина: Появился даже такой термин: «инфодемия». А ведь тревожное состояние подрывает иммунитет. Как не поддаться панике из-за коронавируса, как держать себя в норме, как просыпаться и засыпать с хорошим настроением. Об этом будем говорить…

Петр Кузнецов: Просто засыпать хотя бы. Хотя бы заснуть.

Марина Калинина: …Хотя бы, да.

Петр Кузнецов: Спасибо, что хоть просыпаемся мы каждое утро. Ну что ж, Александр Федорович, психиатр, с нами на связи. Здравствуйте, Александр Михайлович.

Александр Федорович: Здравствуйте. Добрый день.

Петр Кузнецов: Что происходит с человеком в этот период? Понятно, что тут нужно, наверное, уточнить: что происходит с русским человеком в такой период? У каждого, у каждой нации свои особенности.

Александр Федорович: Если говорить прямо широко о русском человеке, который в принципе непобедим…

Петр Кузнецов: Да, да, вот я к чему. Конечно.

Александр Федорович: …который пережил войны, революции, голодовки и т. д., то русский человек в это время шутит.

Марина Калинина: Правда же, люди еще общительные очень.

Александр Федорович: …Шутит. Ну, шутит русский человек, шутит по черному. Вот. Но а как и среди любого населения, среди любой национальности, есть люди тревожные. Это те, для которых никакие внешние события значения не имеют, они тревожатся сами по себе. У них внутри есть специальный моторчик для этого. А вот для всех остальных показателем являются внешние какие-то события. Объективные события. Т. е., приходит человек в магазин, а полки пустые. Ему вроде как не очень хочется волноваться и тревожиться, но он вынужден. Приходит, например, в какое-то учреждение, а ему говорят: «А все закрыто». А школы на свободном посещении. И т. д. И тогда вот для этого человека объективная реальность становится неким предметом для размышления. И он думает: «Ну, вообще-то, наверное, все-таки что-то происходит». Вот. Поэтому…

Марина Калинина: А что делать-то с этим? Как себя…

Петр Кузнецов: Да, есть какие-то единые, на самом деле, рекомендации?..

Марина Калинина: …Как себя успокоить? Чем заняться-то?

Александр Федорович: А успокоить себя можно только одним образом…

Петр Кузнецов: …Или это индивидуально?

Александр Федорович: …Вот как прекратить панику? Надо прекратить о ней разговаривать. Потому что нельзя обсуждать, например, то, чего нет. Это первое, что нужно сделать: это отключить все …

Марина Калинина: Отключили. Отключили.

Петр Кузнецов: Отключить все средства связи?

Александр Федорович: …средства мас…

Петр Кузнецов: А. Была попытка.

Марина Калинина: Вот. Ну что ж такое.

Петр Кузнецов: Ну хорошо, давайте тогда с клиническим психологом Артуром Гарагановым побеседуем. Артур?

Марина Калинина: Артур, вы с нами?

Петр Кузнецов: Приветствуем вас.

Артур Гараганов: Да. Приветствую вас.

Петр Кузнецов: Ой, вы изменились.

Артур Гараганов: Стараюсь.

Петр Кузнецов: Коронавирус тоже, да? Не щадит никого. Нет, я в хорошем смысле.

Артур Гараганов: Нет. Нет, абсолютно.

Петр Кузнецов: Смотрите. Себя как-то можно отвлечь вот в этих условиях? Нужно ли отвлекать? Как себя вести? И могут ли (все-таки у меня вопрос остается), может ли быть какая-то единая рекомендация…

Марина Калинина: Какой-то рецепт.

Петр Кузнецов: …для человека, находящегося в неком состоянии паники здесь?

Артур Гараганов: Смотрите, нет единого рецепта для всех людей. Есть, наверное, в большей степени советы для разных категорий граждан. И здесь теория поколений, о которой очень часто говорят наши партнеры американские, она важна. Т. е. поколение, которое родилось с 43-го по 85-й год, его называют поколением икс. И вот эти люди обычно принимают решение самостоятельно. Они помнят вообще всю свою историю до гаджетов. Соответственно, они опираются на то, что они слышат с экранов телевизора, и вообще на свое собственное мнение. А мнение таково, что мы никогда не боялись эпидемий, и во время Чумного бунта в Москве при Екатерине Второй, и соответственно всегда опирались только на то, что боялись карантина и то, что нельзя ходить в определенные места. Вот это вызывало возмущение и непонимание. Но вот на сегодняшний день поколение уже миллениалов, поколение зет, они четко знают о том, что нужно делать и чего делать нельзя. Они все-таки больше чувствуют сплоченность. И поэтому, уходя в том числе онлайн, не прекращая свою деятельность, они говорят о том, что нужно в большей степени переключаться. А что это такое? Если вы привыкли к повседневной деятельности, то ваш мозг возмущается, если вы не успели переключиться. Значит, нужно… например, тут же пройти онлайн-тренировку. Многие фитнес-центры ушли в онлайн. Если вы закупили вдруг внезапно, спонтанно, на панике, какое-то количество крупы, муки и макарон, то не надо это сейчас все есть. Можно просто купить еще спортивный тренажер в фитнес-центре онлайн и начать тренировку. Т. е. нужна активная деятельность. Нельзя останавливаться и ничего не делать. Кучу образовательных программ перевели в онлайн. Т. е. нужна деятельность, которая для мозга будет равносильной деятельности такой же, как в офлайне. Да, слушаю вас.

Марина Калинина: Еще такой вопрос. Вот мы сейчас говорили все-таки о молодых людях. Но с сегодняшнего дня пожилые, старше 65 лет, люди – они сидят дома, им вообще никуда нельзя выходить вообще. И нам звонила наша зрительница в первой четверти часа и говорила, что для нее это смерть. Потому что никуда не выйти, дома душно, она не хочет сидеть дома, не хочет никаких волонтеров, чтобы они к ней там приходили, а хочет все делать сама. И таких наверняка очень будет много. Вот как таким людям себя успокоить? Что они вот не брошенные, что они сидят в такой вынужденной самоизоляции, получается. Они и так одинокие…

Артур Гараганов: Это очень хороший и важный вопрос на сегодняшний день. Потому что об этом очень мало говорят. Говорят о том, что есть предписание не посещать общественные места и вообще не выходить пожилым людям из дома, их карточки проездные заблокированы должны быть. Поэтому, еще раз повторю, что это поколение иксов, это поколение в том числе бэби-бумеров, которые не привыкли опираться на чужое мнение. Они всегда опираются и берут ответственность на себя, опираются на свое мнение. Поэтому с ними в первую очередь разговариваем о том, что происходит вокруг. Т. е. не прекращаем с ними коммуникации. Вот со старшим поколением нельзя останавливать коммуникацию. Т. е. можно выходить с ними на онлайн-связь, можно им звонить чаще, в несколько раз чаще, каждый день. И самое главное, нужно им рассказывать, что происходит в окружающем мире. Т. е. ни в коем случае нельзя создавать у них ощущение оторванности от окружающего мира, когда они просто раньше доходили до магазина, а сегодня они это делать не могут просто потому, что это запрещено. Поэтому нам нужно их поддержать и говорить с ними больше.

Петр Кузнецов: Артур, у меня как раз по молодому поколению небольшой вопрос. Вы сказали, что им проще, да, они как-то знают, как себя вести. Но мне-то казалось, что у нового поколения, наоборот, в моде быть в депрессии. Там, находить какие-то у себя фобии, расстройства: «ой, не трогайте меня, у меня биполярочка», – ну вот такое. С этим нужно бороться? Это проблема в этом смысле?

Артур Гараганов: Да, это проблема. Потому что многие называют, используют медицинскую терминологию и называют свои состояния именно этими терминами. Хотя «депрессия» – в Интернете это не депрессия, а состояние подавленности либо плохого настроения. Поэтому не стоит использовать те термины, если вы не медицинский работник, если вы не разбираетесь, не видели, не имеете клиническую практику. Поэтому здесь нужно очень четко ограничивать себя и не придумывать себе диагноза. Потому что придуманный диагноз может сработать как самооправдывающееся пророчество. Т. е. он может привести к такому самопрограммированию. Зачем нам это нужно, когда мы можем, наоборот, друг друга поддерживать?

Марина Калинина: Артур, да, еще у нас минутка остается. Буквально кратко хочу спросить. У вас клиентов за последнее время прибавилось? Люди обращаются в этой ситуации за психологической помощью?

Артур Гараганов: Обращаются за психологической помощью. И чаще всего основной запрос у людей, которые уже страдали какими-либо страхами или тревожными состояниями. Потому что в период эпидемии это все может обостряться, и люди не чувствуют стабильности, не знают, на что опираться, да и вообще как действовать, когда привычный ритм жизни просто нарушен.

Петр Кузнецов: Т. е. вы – один из тех немногих специалистов, у которых работы в этот непростой период только прибавилось?

Артур Гараганов: Это не работа. Это повседневная жизнь и практика. Это то, что может помочь людям выйти из этих страшных, в том числе и фейковых новостей.

Петр Кузнецов: Спасибо вам. Спасибо.

Марина Калинина: Спасибо.

Артур Гараганов: Спасибо. До свиданья.

Петр Кузнецов: Артур Гараганов, клинический психолог. Ну что, спасибо, что провели этот час вместе с нами, этот информационный поток. После новостей мы поговорим о рынке труда, о мерах поддержки тех, кто может заболеть или лишиться работы. Сегодня это наша большая тема.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски