Снег в большом городе

Гости
Константин Крохин
председатель Союза жилищных организаций Москвы
Константин Земляникин
корреспондент ОТР (г. Биробиджан)

Иван Князев: Ну а мы начинаем. В Москве прошел рекордный с 1989 года снегопад. Как в столице чистят дороги и какая ситуация в регионах?

Вот мэр Биробиджана недавно подал в отставку. Его критиковали за неубранные улицы.

Оксана Галькевич: Ну вот, посмотрите, как все завалило снегом в Москве. Вот я сегодня так пробиралась, правда, было совсем еще темно, рано-рано утром шла к метро.

Иван Князев: До остановки?

Оксана Галькевич: Да, пробиралась так, протаптывала сама себе дорожку.

Иван Князев: Как в детстве были тропинки.

Оксана Галькевич: Ну, мне на самом деле, да, как в детстве радость была какая-то. Но, с другой стороны, когда вам нужно на машине выбираться, детей в детский сад или еще что-то – это уже гораздо сложнее.

Друзья, как у нас действительно в стране обстоят дела (зима не только в Москве, но и в других городах тоже) с уборкой улиц, с уборкой дворов, тротуаров, проезжей части – пишите, звоните, делитесь своими ситуациями.

А мы сейчас давайте с Биробиджаном как раз тем самым свяжемся.

Иван Князев: Разберемся, что там произошло.

Константин Земляникин выходит на прямую связь со студией, это наш корреспондент в Биробиджане. Константин, здравствуйте!

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Константин!

Иван Князев: Рассказывайте.

Константин Земляникин: Добрый день!

Оксана Галькевич: Константин, ну, хорошо, Москва, допустим, здесь погода – то снег выпал, то снег растаял, его то убрали, то не убрали – это такая постоянная борьба.

Но у вас-то там широты другие, климат несколько иной; вы вроде как привыкли с зимой не бороться, а с ней жить. Что ж такое? Что случилось-то, что за история с мэром?

Константин Земляникин: История с мэром, если начать действительно, вернее, если заканчивать снежную эту историю, историю веселых снеговиков, то, конечно, вчера стало известно о том, что мэр Биробиджана подал заявление в городскую думу об отставке.

Официально сначала Телеграм-каналы и СМИ тиражировали версию о том, что главной причиной добровольного сложения своих полномочий является то, что он не справился с уборкой снега. Но, на мой взгляд, ситуация несколько глубже и намного серьезней, и в том числе претензии со стороны руководителей региона все-таки имеют под собой немножко другие основания.

А все, что касается снега, вы сейчас видите наши кадры, москвичи, которые сегодня или накануне переживали вот эти все волнительные, радостные для кого-то моменты, нас хорошо прекрасно понимают. Дело все в том, что в конце ноября (24-25-го) фактически за сутки на Биробиджан обрушилось две с половиной месячных нормы осадков. И поэтому, разумеется, эта нагрузка на коммунальные службы оказалась ну, очень уж не по силам достаточно слабым ресурсам предприятия.

Оксана Галькевич: Ого! Слушайте, вот мы сейчас видели кадры, да...

Иван Князев: Школьник по пояс. Школьник пытается...

Оксана Галькевич: Да, человек по пояс пробирается, ребенок очевидно. И вон там кто-то откапывает машину.

Константин Земляникин: Просто сама по себе вот эта вся история имела ряд продолжений, это действительно так. Люди отметили, что, несмотря на то, что такой снег в городе выпадает в среднем, может быть (и синоптики тоже об этом говорят), раз в 7-8 лет, к этой ситуации морально как минимум можно быть готовым.

Другое дело, что технических ресурсов не совсем хватает, потому что держать достаточный парк техники для уборки города – это все-таки достаточно большие расходы, которые на сегодня скудный бюджет города просто их не потянет...

Иван Князев: Ну, а кстати, что по парку-то техники?

Константин Земляникин: По договоренности губернатора области с командованием Восточного военного округа были выделены значительные ресурсы, как людские да, вот военнослужащие, так и техника, которая помогла в расчистке как минимум дорог, территорий, пробить хотя бы трассы к отдаленным пунктам области.

Поэтому отставка мэра для многих она стала достаточно неожиданным явлением. Хотя, подчеркиваю, вопросы к его работе копились.

Иван Князев: Ну, то есть здесь не только ЖКХ.

Я все-таки хотел прояснить по поводу техники: сколько единиц? Потому что сейчас во многих регионах руководители муниципалитетов жалуются, что, например, мигрантов не хватает, своих дворников не хватает. Как у вас обстановка?

Константин Земляникин: Вопросы есть. Изначально, как только пошел снегопад, и стало видно, что осадки действительно превышают какие-то ожидаемые расчетные показатели, на улицы было выдвинуто до 10 единиц техники.

Я хочу сказать, для города это все-таки маловато, потому что...

Иван Князев: До 10 единиц? Ну это, конечно же, мало! Это для одной улицы-то...

Константин Земляникин: Конечно. Речь не идет там о сотнях, о десятках. Речь идет о семи тракторах, трех грейдеров и тому подобное. И поэтому, естественно, этих вот достаточно малых ресурсов не хватало.

Как только появилась возможность снять с консервации дополнительное оборудование, задействовать ту технику, которая ранее поступила в регион, столкнулись с другой проблемой: надо же, чтобы на ней кто-то работал. А, скажем так, все эти процедуры: устройство на работу там, даже та же самая обязательная вакцинация, да и т.п., от этого никто не отмахивался, она тоже занимала определенное время.

Ну и самое-то главное, действительно просто не хватило рабочих рук. Собственно, именно поэтому вышли на улицы и во дворы волонтеры, сами жители.

Оксана Галькевич: Вот! Как раз об этом хотела спросить: люди-то сами как-то участвуют в этом, да? Потому что, наверное, вот эти 10 единиц техники, которые есть в распоряжении местных властей, эта ситуация, наверно, давно уже такая, да? 5, 10, 20, 30 лет, 40 лет, сколько так вообще продолжается? То есть в принципе; так расскажите.

Константин Земляникин: Понятно. Достаточно давно эта ситуация наблюдается. Понятно, что своего муниципального парка у города, конечно, нету; есть аффилированная с ним коммунальная организация, которая, в принципе, занимается обслуживанием территорий городского округа.

Естественно, у нее имеется, скажем так, парк техники, достаточный для уборки последствий того же самого снегопада, ну, в каких-то разумных среднестатистических пределах.

Когда мы говорим о двух с половиной месячной норме осадков за сутки (все-таки это немножко явление другого порядка), здесь, конечно, надо привлекать, в том числе технику от предприятий, организаций. Насколько мне известно, такая работа практически сразу же разворачивалась.

Но вопрос-то не только в том, что мало того, что работать некому и надо еще провести какие-то переговоры с предприятиями, вопрос еще и в том, что и предприятий-то как таковых, которые могут сегодня выставить технику – их просто в городе нет.

Иван Князев: Ну, все-таки, коллеги, Константин, согласитесь, что это все-таки вопрос хозяйствования, причем умелого хозяйствования.

Константин Земляникин: Конечно.

Оксана Галькевич: Вопрос бюджета тоже.

Иван Князев: Ну, бюджета, раз в год купить, я думаю, какой-нибудь трактор очередной можно себе позволить бюджету. Можно попросить помощи у соседних регионов, если что-то там случилось. Это просто вопрос организации на самом деле.

Оксана Галькевич: Иван.

Иван Князев: Не будем сильно защищать мэра.

Оксана Галькевич: Иван... А я сейчас буду защищать вообще Сибирь, Дальний Восток, Биробиджан, в частности. Попросить у соседнего региона? Давайте посмотрим ближайший населенный крупный пункт с большим парком техники, от Биробиджана, где он находится?!м

Иван Князев: Хорошо. Хорошо, не у соседнего региона. Подключить к работе предприятия действительно, с которыми можно заключить договоры.

Оксана Галькевич: Давайте посмотрим бюджет Биробиджана и посмотрим стоимость хорошего уборочного трактора! И какая часть бюджета это будет? И буду защищать, потому что, подождите...

Иван Князев: Я думаю, при желании ресурсы найти всегда можно. При желании.

Оксана Галькевич: Страна у нас такая большая, да, что нам всем вот как-то видится по-разному, да.

Иван Князев: Спасибо!

Оксана Галькевич: Константин, спасибо вам большое! Спасибо за те подробности и впечатляющие, весьма впечатляющие кадры из Биробиджана! Спасибо. Константин Земляникин, корреспондент нашей телекомпании в Биробиджане, был с нами на связи.

Иван Князев: Давайте прямо сейчас вновь перенесемся в Москву. Наши корреспонденты вышли на улицы нашего города и опросили жителей, как сегодня они добирались на работу? Вообще, что заметили с утра, какой был снегопад?

ОПРОС

Оксана Галькевич: Так, и к нам присоединяются к обсуждению этой темы другие города и населенные пункты нашей большой, очень разной в климатическом плане страны. Новосибирск нам позвонил, Валентин на связи.

Валентин, здравствуйте! Слушаем вас. Как у вас, сибиряки?

Зритель: Здравствуйте! У нас тоже очень много снега в Новосибирске!

Оксана Галькевич: Неудивительно!

Зритель: И коммунальщики не успевают убирать этот снег. А вы знаете, почему?

Оксана Галькевич: Так.

Зритель: Вот я работал в свое время на жилкомбинате (сейчас уже этого комбината нет), и тогда за жилкомбинатом была закреплена определенная территория.

Иван Князев: Да, было такое.

Зритель: И мы, работники, т.е. у нас были свои машины, своя уборочная техника, убирали. И тоже самое, у нас больше заводов было, за ними закреплена вся эта территория. А сейчас этого нет. Сейчас вот эти вот коммерческие эти, они не убирают. И поэтому город не справляется, когда много снега-то. И не потому, что город не хочет, а потому, что вот эта вот система нарушена, нарушена и не успевают город убирать. Вот почему, причина-то!

У нас вот дворы эти, они только убирают, естественно, возле дома и дворовую эту территорию. А основные-то участки? Ну, в городе в центре убирают, конечно. Потому что там движение, общественный транспорт. А если где-то на окраине, естественно, не успевают. А вот там тогда убирали заводы! Вот это нужно сейчас восстановить!

Иван Князев: Ну, понятно, да, Валентин. Спасибо! Спасибо вам большое!

Оксана Галькевич: Спасибо, Валентин.

Иван Князев: Поговорим уже с экспертами.

Оксана Галькевич: Давайте да, председателя Союза жилищных организаций столицы подключим к разговору, раз уж у нас москвичи в таком грустном настроении сегодня именно из-за снегопада. Константин Крохин с нами связи.

Константин Викторович, здравствуйте!

Иван Князев: Приветствуем вас!

Константин Крохин: Здравствуйте!

Иван Князев: Что в Москве-то произошло? Казалось бы, столица – здесь всегда с этим проблем не было.

Оксана Галькевич: Может быть, просто снег всю ночь шел? Я вот еще об этом подумала. Вон он просто всю ночь шел, шел, шел, поэтому в 7 утра, когда я шла на работу, было еще трудно пробираться.

А может, другие причины, Константин Викторович?

Константин Крохин: Ну, вот я посмотрел сюжет и увидел, что в Москве-то ситуация лучше, чем в других городах.

Оксана Галькевич: Лучше, чем в Биробиджане, да.

Константин Крохин: И, кстати, об этом говорят и респонденты, с которыми общались ваши журналисты.

Но хочу сказать, что вот в Москве 13 тысяч, более 13 тысяч единиц техники. И первое у меня такое желание было, когда я посмотрел про Биробиджан, наверное, Москве нужно задуматься и подарить, передать хотя бы 100 единиц техники в автономную область, для того чтобы там все-таки люди могли...

Иван Князев: Вот и я о том же!

Оксана Галькевич: Константин Викторович, слушайте, но понимаете, как бы в Биробиджане люди вот живут в этой ситуации, сами там как-то разгребают. Ну вот мэра в отставку отправили. Но они не стонут.

А в Москве, представляете? Вы подарите 100 единиц техники – СМИ сообщат, что на дороге во время снегопада вышло 12 800, а не 13 тысяч – какой тут хай поднимется!

Константин Крохин: Вы знаете, мне кажется все-таки не будет таких негативных последствий, потому что, что 13 тысяч, что 12 800 – результат примерно один и тот же: пропускная способность автомобильных дорог она ограничена.

И если, как вы правильно заметили, всю ночь шел снег, т.е. это какие-то, скажем, превышающие среднюю норму осадки, то первые часы и первый день сложности на дорогах будут возникать.

Москва традиционно хорошо справляется с дорогами, благодаря вот этим тысячам единиц техники, и все негативные моменты, которые будут в плане мнения собираться вами и, значит, мы в течение дня будем слышать, они касаются, безусловно, дворов.

То есть, там, где есть механизированная уборка и налаженная координация, там ситуация лучше – это прежде всего автомобильные дороги.

А во дворах координация, значит, налажена хуже; у нас объективно есть ограничения по использованию механизированной техники (не везде она проедет – дворы заставлены машинами), и у нас не хватает дворников для ручной работы.

Поэтому полагаю, что ближайшие два-три дня мы будем слышать справедливые во многом отклики наших жителей, что дворы убираются плохо. И тоже правильно заметили молодые люди в сюжете, что, чем ближе к окраинам, тем ситуация хуже. А чем ближе к центру, где расположены органы власти – федеральные, региональные, тем ситуация будет лучше. Примерно вот такой прогноз.

Иван Князев: Константин Викторович, давайте мы вместе послушаем наших телезрителей. Алтай у нас, по-моему, сейчас?

Оксана Галькевич: Александр да, у нас на связи?

Александр, здравствуйте!

Зритель: Александр из Барнаула.

Иван Князев: Здравствуйте!

Оксана Галькевич: Да, здравствуйте!

Зритель: Ну, вот у нас мэр города справляется, улицы убираются, все чистится, так что обижаться не приходится.

Оксана Галькевич: Ну, прекрасно! Замечательно.

Иван Князев: Прекрасно! Спасибо, что поделились.

Зритель: 250, кстати, километров от Новосибирска.

Иван Князев: Вот так вот. Совсем недалеко.

Оксана Галькевич: Ага, от Новосибирска.

Константин Викторович, вы знаете, меня вот еще всегда нормативы как-то интересовали, все хотела спросить вас или кого-то из других экспертов ваших коллег. Нормативы по уборке снега.

Вот мне кажется, зима – это такой самый изумительный сезон в Москве, когда периодически я наблюдаю, как от снегопада нужно дочистить так, чтоб прям вот асфальт чтоб было видно. Действительно, вот так надо сделать, да? Засыпать солью так, чтоб там воды по щиколотку стояло, да? Вот нормативы выглядят именно так: убери снег вообще!

Иван Князев: На санках не проедешь.

Оксана Галькевич: Чтоб его не было, чтоб зимой ты просто не видел этого снега. Видимо, москвичу снег в глазах он как-то портит картину жизни?

Константин Крохин: Нет, конечно, это не так. У нас снег может лежать (в зависимости от того, какой день уборка) от 5 см до 2-х см. То есть наличие снежного покрова 2 см считается нормой и дальше чистить не надо.

Вот эта вот привычка чистить до асфальта, я об этом уже говорил, что это было и при мэре Воркуты бывшем, это и при вице-мэре Бирюкове, в Москве ввели вот эту моду, что зимой надо ходить женщинам на каблуках, значит, в сапогах на каблуках либо просто на каблуках.

Конечно, это излишки. Это позволяет тратить огромные средства на химические реагенты, а это освоение средств, по сути. Ни в Европе, ни у нас в стране до прихода вот этого вот руководства в город, в столицу, не было таких нормативов. И в каком-то смысле я считаю, это не просто лишняя работа, это, в том числе, и ухудшение экологической обстановки. То есть так портить природу...

Оксана Галькевич: Конечно. Мы же дышим этим всем, да?

Константин Крохин: Это пыль! После зимы весной...

Оксана Галькевич: Вот эти все, а после зимы еще...

Иван Князев: Трава не растет, да, вот у меня, в частности, в районе.

Константин Крохин: ...По сути, да

Иван Князев: Константин Викторович, мы с вами обсуждали на прошлой неделе, вот эта история с тем, чтобы граждане сами посыпали песком остановки, она еще работает? То, что комментировала заммэра?

Константин Крохин: Да, этот курьез (я его воспринял как курьез) да, действительно размещены именно у остановок эти средства.

Но можно над этим смеяться и критиковать, но я так понимаю, что ситуация с дефицитом рабочих, мигрантов, она аховая. И, наверное, когда город осознал, что людей не будет и значит, если дворы там можно как-то потерпеть, но остановки движения транспорта необходимо, чтоб были хоть какие-то средства борьбы с гололедом. И сегодня очень многие...

Оксана Галькевич: Ну, как-то «помоги себе сам», в конце концов, да.

Иван Князев: Ну, а почему бы и нет? Конечно.

Оксана Галькевич: Я вот, честно говоря, тоже не понимаю, почему нет, если там для этого все есть. Я говорю, я вспоминаю каждый раз, как я в Финляндии увидела, как после снегопада люди на собственный автомобиль крепят отвал и едут чистить дороги.

Возможно, муниципалитет каким-то образом там это оплачивает, вряд ли большие это деньги, но тем не менее, да? Это некое волонтерство. Как финны после снегопада в городе, в столице в Хельсинки чистят тротуары и вокруг там своих машин тоже. Почему нет?

Иван Князев: Гораздо лучше и проще, чем жаловаться.

Оксана Галькевич: И немцы, кстати, делают то же самое.

Понятно, тут можно сказать: что финну там и немцу хорошо, то нам не подходит, но в принципе, надо как-то тоже уровень своих требований, ожиданий, ну, как-то до разумного предела поднимать, опускать – у кого как.

Константин Крохин: Вы знаете, это вот как раз то, о чем вы говорите – то, о чем говорили в Новосибирске.

Почему так делают финны? Потому что за каждым владельцем здания, а это может жилое здание, нежилое, закреплен участок, и поэтому они выходят и чистят, как раньше, в Новосибирске и в других городах был закреплен за каждым предприятием определенный участок территории города. То есть это вопрос организаций и у нас есть пример из нашего прошлого, где можно было бы им воспользоваться.

И мы видим, что развитые страны Европы, которые климатически нам ближе, это и Финляндия, и Швеция, Норвегия, там точно так же все это делается, и у каждого разделана ответственность, кто за что убирает.

У нас же получается: централизация функций по уборке, концентрация огромных у бюджетов, а потом говорят, что вот нет иной возможности, как применять химические реагенты.

Я хочу вам сказать про Хельсинки, я был в зимнее время там несколько лет назад, там нигде реагент не применяется. Там физически убирают...

Иван Князев: Они за экологию.

Оксана Галькевич: Ну да, финны в этом смысле, но они же да, на экологии в общем зациклены в хорошем смысле.

Константин Крохин: А чем мы хуже?

Иван Князев: Нисколько.

Оксана Галькевич: Да, не хуже, конечно, абсолютно!

У нас был эксперимент в Петербурге, когда они тоже пытались отказаться от реагентов; первый снегопад и терпение горожан тут же лопнуло. Хотя сначала говорили: «Какая сказка, как все красиво!», а потом: «Нет, давайте нам, чтоб вот как в Париже на каблуках».

Иван Князев: Спасибо! Спасибо вам, Константин Викторович! Константин Крохин, председатель Союза жилищных организаций Москвы.

Оксана Галькевич: Спасибо!

Иван Князев: Я пробегусь немножко по регионам, где плохо со снегоуборкой.

Оксана Галькевич: Так.

Иван Князев: Брянск, Карелия: Петрозаводск, Рязань, Ленинградская область, Санкт-Петербург, Челябинск и Алтайский край; вот в принципе все сообщения сводятся к тому, что снег убирают плохо.

Оксана Галькевич: Угу.

Иван Князев: Идем дальше.

Оксана Галькевич: А я утром вышла на работу, шла по этому снегу, так хорошо прям – детский восторг, честное слово!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)