Снова в школу

Гости
Анна Девятка
семейный психотерапевт
Алексей Гусев
ответственный секретарь Координационного совета Национальной родительской ассоциации

Ксения Сакурова: Это программа «ОТРажение», мы продолжаем.

Иван Князев: Итак, через неделю – ну, чуть больше, неделя и один день – новый учебный год у нас. На финишной прямой, можно сказать, родители и ученики. Первые еще стараются успеть купить все, что нужно: форму, канцелярию, рюкзаки. Напрягают мозг, ничего ли не забыли, лихорадочно вспоминают. И также думают, хватит ли на все это денег. А вот школьники?

Ксения Сакурова: Ну а что школьники? Школьники морально готовятся сесть за парты. Это еще хорошо, если у кого-то это ожидание проходит в радостном предвкушении. Но у кого-то, наоборот, тоска на душе – опять уроки, домашние задания. А некоторые вообще прямо заявляются родителям: «Не пойду, хоть убейте!» А действительно, что делать, если ребенок не рад наступающему 1 сентября? Вот об этом мы и будем говорить сегодня с вами, конечно же, и со специалистами.

Иван Князев: Но для начала давайте посмотрим интересный опрос. В разных городах спрашивали школьников, соскучились ли они по школе, хотят ли на занятия. И вот что отвечали.

ОПРОС

Иван Князев: Как говорится, спасибо за честные ответы все-таки.

Запускаем опрос: вы 1 сентября в школу шли с радостью? «Да» или «нет» – на 5445. Уважаемые телезрители, отвечайте. Посмотрим, сколько нас таких было.

Ксения Сакурова: Ну а кроме того, позвоните нам и расскажите, как чувствуют себя ваши школьники, может быть, будущие школьники, будущие первоклассники, с каким настроением собираются в школу, какое настроение у вас, родителей. Сами-то вы этого 1 сентября ждете с нетерпением? Я, кстати, от многих родителей слышала, что не столько дети не хотят 1 сентября, а сколько родители школьников, потому что они ужасно устают от того, чтобы делать с детьми уроки, решение всех этих школьных вопросов.

Иван Князев: Есть такое.

Ксения Сакурова: Так что тут еще вопрос: кто больше утомляется?

Иван Князев: Алексей Гусев на прямой связи со студией, ответственный секретарь Координационного совета Национальной родительской ассоциации. Алексей Владимирович, здравствуйте.

Алексей Гусев: Добрый день.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Иван Князев: Рассказывайте, с каким настроением у вас в семье ждут 1 сентября? Может быть, вспомните, когда вы были маленьким, как шли в школу.

Алексей Гусев: Ну, в моей семье ждем 1 сентября с таким многогранным праздником. У нас, во-первых, будет первоклассница. Младшая дочь идет в первый класс. Средний сын идет в четвертый класс. Старшая дочь идет на пятый курс университета. Поэтому у нас такой многогранный праздник. И мы готовимся, действительно, как к празднику, потому что это цветы, это красивая одежда, потом собираемся погулять в этот день. То есть мы изначально создаем, знаете… Это уже к ответу на вопрос заданный. Мы изначально создаем позитивный настрой в части этого дня.

Ну, если вспомнить мои годы, честно скажу, что я не шел с радостью в школу. Хотя я учился всегда очень хорошо, у меня все золотые медали, тиснения в этих самых аттестатах и все прочее, я вообще в первый класс шел со слезами, поскольку для меня как-то домашняя обстановка, творчество и то же самое изучение предметов, оно для меня не ассоциировалось непосредственно с процессом школьным.

Ну, у каждого свой путь, поэтому здесь, знаете, нельзя делать каких-то единых выводов и общих лекал для того, чтобы это все стандартизировать. У каждого свой путь и своя жизнь. Вот это прежде всего один из аспектов ответа на заданный сегодня вопрос.

Ксения Сакурова: Вы знаете, мне кажется, что это задача, с одной стороны, родителей, а с другой стороны, школы – сделать так, чтобы ребенок туда хотел ходить. А мне кажется, что в последнее время школа превращается в какую-то одну большую проблему. Я даже не буду говорить сейчас про экзамены, ЕГЭ и про то, в каком состоянии у нас находятся будущие выпускники. Но в целом взаимодействие между школой, родителями и детьми – это какая-то постоянная проблема, это постоянное напряжение. Школа говорит, что родители должны участвовать. Родители говорят, что школа должна научить. Где-то между этим всем дети, которые в стрессе. И явно им там не очень хорошо. Почему у нас сейчас так?

Алексей Гусев: Ну, ни для кого, наверное, не секрет, что школа и система образования является слепком нашего общества. И те проблемы, которые существуют внутри общества, они, конечно, отражаются в школьной жизни. Я не скажу опять же, что тотально ситуация такая сложная, как вы ее описали. То, что диалог семьи и школы – это базовая ценность и важнейшая составляющая, – однозначно. И если идет, знаете, такое перекладывание ответственности школы на родителей, а родителей на школу, то ничего хорошего не получается.

Есть, конечно, коллективы школьные (слава богу, их тоже немало), в рамках которых есть реальная дружба, реальное взаимопонимание, какая-то реальная взаимная поддержка. И самое важное – это создание той самой позитивной образовательной среды, в которую ребенку хочется идти. Но это та среда, в которую хочется идти и родителю. Это та образовательная среда, в которую хочется идти и творить педагогу. Очень многое в создании такой среды зависит от директора школы, от руководителя образовательной организации.

Иван Князев: Ну, можно и микросреду создать, если педагог этим озабочен, об этом заботится.

Смотрите, какие интересные SMS приходят от наших телезрителей. Владимирская область: «1 сентября – всегда радость. Грусть наступает 2 сентября». Из Нижегородской области: «Я – да, – ну, наверное, родитель. – Первый ребенок – да, второй – нет». Из Ростовской области: «Школа – лучшее место! Мы любили учиться. Нас любили учителя, а мы любили их». В общем, очень много SMS! «Даже с простудой любил ходить в 60-м году, с радостью». И мало SMS, что не любили все-таки ходить в школу наши телезрители. В основном все вспоминают с положительными эмоциями.

Послушаем телезрителей.

Ксения Сакурова: До нас дозвонился Сергей из Краснодарского края. Сергей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Ксения Сакурова: Да, слушаем вас.

Зритель: Я бы хотел сказать, что я ходил в школу с радостью, даже в первый класс. Было очень интересно! Преподаватели вели свои уроки занятно, прямо хотелось получать эти знания. Было автодело еще. Сейчас все исчезло, сейчас какие-то глупые вопросы. Они отвечают, им дают ответы, они выбирают из ответов. Не своей головой думают, а выбирают ответы, им предоставляется такая возможность. А вот если бы он своей головой думал…

И еще я бы хотел сказать, чтобы детям за хорошую успеваемость материально поддерживали – тогда была бы заинтересованность. Может быть, они лучше познавали и стремились к знаниям.

Иван Князев: Ой-ой-ой!

Зритель: Чтобы платили. Вот он закончил учебный год, допустим. Не надо за месяц, за полугодие. Ну, можно за полугодие. Получил, допустим, «отлично» – и ему денежку.

Иван Князев: Стипендия школьникам получается. Мне кажется, что и педагог любой, и родитель скажет, что такая денежная мотивация – это не всегда хорошо, чтобы ребенку платить еще за хорошие отметки.

Как вы считаете, Алексей Владимирович?

Алексей Гусев: Вы знаете, во-первых, я хочу, с одной стороны, поддержать сейчас Сергея, который выступал. На моем личном опыте, раз уж мы его касаемся сегодня… Я сказал, что в первый класс я шел со слезами и очень тяжело. Как раз я потом полюбил учиться, и все мои золотые медали связаны с тем, что меня школа-то увлекла, меня увлек процесс познания, в том числе научного творчества. Поэтому абсолютно хочу поддержать.

Что касается этой материальной поддержки, то это такой, знаете, классический, очень давний вопрос: вообще как нам поддерживать ребенка? Ведь здесь речь идет о материальной поддержке не только за учебу. Иногда родители задаются вопрос об участии ребенка в домашних делах: убрался, помог по хозяйству и так далее.

То есть эта грань очень специфична. И я бы не стал злоупотреблять. Конечно, какие-то поощрения могут быть, но делать это единой системой, тем более в масштабах страны, и тем более со стороны государства… Со стороны родителей какая-то мотивация, конечно, должна быть, но необязательно опять же в денежном эквиваленте. Ну, это могут быть и какие-то путешествия, это могут быть какие-то игры.

Иван Князев: В общем, каждый родитель решает сам?

Алексей Гусев: Конечно, конечно. Но первое, что нужно? Во-первых, создавать позитивное настроение относительно школы и его поддерживать – раз. И второе – конечно, поддерживать успехи ребенка, замечать их, разговаривать с ним. Не навязчиво, знаете, так безразлично спрашивать: «Как дела в школе?» – а говорить с ребенком об его успехах.

Ксения Сакурова: Давайте узнаем, с каким настроением пойдут в школу учителя. С нами на связи Нина из Санкт-Петербурга. Нина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Спасибо вам за эту передачу! Сама шла в школу всегда с огромным удовольствием. Я любила свою первую учительницу. И я стала тоже первой учительницей для огромного количества своих учеников. Я пойду в школу в пятидесятый раз вместе со своими в этом году уже второклассниками. Как поется в песне: «Помню всех учеников до одного. Звоню им и говорю: не смейте забывать учителей! Они о вас тревожатся и помнят». Жду с радостью огромной! Желаю всем успехов – родителям, ученикам. И еще раз огромное спасибо! Для меня так важна эта передача, я ее слушаю с огромным удовольствием и делаю выводы.

Ксения Сакурова: Нина, а вот расскажите, поделитесь, пожалуйста, опытом. Пятидесятый раз у вас 1 сентября, да?

Зритель: Да.

Ксения Сакурова: А что делать, если видите, что кто-то из ребят, из первоклассников или, может быть, уже второклассников, ну, с нежеланием возвращается за парту? Что вы делаете?

Зритель: Вы знаете, у меня интересно… Я очень давно, в 72-м году, придумала такой «Барометр настроения», наглядное пособие. Это такой большой круг. Дети приходят утром, я сижу и тихонечко вижу, как они заходят. У кого мрачное настроение – коричневый, у кого веселое – яркий, желтый. Я исподволь наблюдаю. Подойду, спрошу: «Как дела?» Обниму, поговорим, пошепчемся. Ну не знаю, может быть, это моя излишняя нескромность, но с огромной радостью… Сама иду 27 ноября, мрачно, холодно, дождь. И вдруг рядом со школой (это гимназия) такой звонкий девичий голос: «Нина Ивановна, доброе утро!» И жить хочется! И хочется идти в школу.

Иван Князев: Спасибо вам огромное, Нина Ивановна!

Ксения Сакурова: Спасибо, спасибо!

Иван Князев: Всем бы таких учителей.

Алексей Владимирович, смотрите. Прошлый год был достаточно непростой и для учителей, и для родителей, и для школьников: пандемия, дистанционные занятия, новые платформы, на которых нужно было учиться, осваивать. В этом году в вашей школе что поменялось вообще в целом для родителей? Попроще все станет?

Алексей Гусев: Я уверен, что и в нашей школе, и во всех школах страны мы вернемся к нормальному ритму. Ну, к этому предрасполагают все не только обещания федерального министерства, но и та обстановка, которая складывается.

Я думаю, что мы на самом деле в рамках этих пандемийных вещей приобрели два важных момента. Первое – мы оценили, насколько значимо присутствие в школе, насколько значимо именно непосредственное общение учителя, учеников друг с другом и так далее. И мы приобрели как раз тот самый инструментарий, вот эти дистанционные онлайн-технологии, которые при разумном и плановом использовании в пользу на самом деле.

И родителям стоит, знаете, не выстраивать какой-то щит, барьер, а погружаться в эти тематики. Это инструментарий современный, который благодаря импульсу пандемии пришел в нашу жизнь более активно, чем он мог бы прийти. Поэтому я верю в хорошее, доброе и яркое в этом учебном году.

Ксения Сакурова: Спасибо большое. Алексей Гусев был с нами на связи, ответственный секретарь Координационного совета Национальной родительской ассоциации.

Наши корреспонденты спросили взрослых, с какими ощущениями они шли в школу и как адаптируют к ней своих детей. Давайте посмотрим.

ОПРОС

Ксения Сакурова: Надо же! Вот кто-то уже за неделю, все уже готово, даже подстрижены все. Буквально надел костюм – и все, отпускай ребенка. Главное…

Иван Князев: У меня так.

Ксения Сакурова: У тебя все так?

Узнаем, как все-таки подготовить ребенка, если он в школу идти не хочет. С нами на связи семейный психолог Анна Девятка. Анна Владимировна, здравствуйте.

Анна Девятка: Добрый день. Рада с вами пообщаться на эту тему.

Иван Князев: Взаимно.

Ксения Сакурова: Взаимно. Вот расскажите, пожалуйста… Наверное, это разные истории, да? Есть первоклассники, а есть дети, которые в школу возвращаются. Вот если первоклассник у нас не хочет идти в школу, упирается и говорит: «Все, никакой школы! Хочу оставаться ребенка», – как быть родителям?

Анна Девятка: Это очень умный первоклассник, который знает что-то о школе, знает, что там все не так просто. И родителям важно поговорить с ребенком, что когда он пойдет в школу, он все равно останется ребенком для них. И вот та семейная поддержка, то, что было в детском садике, оно останется какое-то время вместе с ним и в школе тоже.

Психологи рекомендуют в первый класс брать с собой игрушки. Может быть, на уроках их не всегда возможно доставать (ну, учителя этому не рады), а во время перемены можно поиграть в эти игрушки и снова прикоснуться к детству.

И есть еще такой момент. Когда детки идут в первый класс, родители тоже идут вместе с ними в первый класс. И родителям хочется дать детям самое лучшее, дать им как можно больше. Иногда они перестараются, то есть запишут ребенка на все возможные кружки, а потом думают, что с этим теперь делать. То есть важно сохранить какой-то баланс.

Важно, чтобы ребенок не переутомлялся, чтобы он потихонечку входил в ритм, чтобы он понимал, что школа для него – это что-то вроде родного дома, но не дом, а какое-то другое место, где он учится и получат образование, где у него есть новые друзья, но при этом старые друзья и поддержка родителей никуда не делись.

И очень важно следить за физическим состоянием, потому что многие детки уходят в болезнь от перегрузки или начинают симулировать болезнь от перегрузки. Поэтому очень важно внимательно следить за своим ребенком, добавлять постепенно. Если вы видите, что ваш ребенок перегружается в первом классе, можно иногда брать дни разгрузки. Например…

Ксения Сакурова: Анна, а что ребенку нужно рассказать о школе? «Вот это не дом, это не детский сад, это что-то другое». Что важно ребенку рассказать про это, чтобы он был готов к тому, что его там ждет?

Анна Девятка: Обычно подготовка психологическая к школе начинается за год. Работают психологи в детских садах, работают психологи при подготовке к школе. Ребенку объясняют, что в школе обязательно сидеть, обязательно слушать учителя. Рассказывают про правила, которые существуют в школе. Ребенок адаптируется, смотрит, где доска, где парты, где зал, где занимаются физкультурой. Ребенок изучает правила взаимодействия в школе. И правила в школе отличаются от правил дома. Вот это главное, что должен понять ребенок.

С психологической точки зрения важно, чтобы эти правила были интегрированы не через насилие и через жесткое «надо», а через понимание, что вот здесь действуют правила такие, и это сделано для блага, для пользы ребенка.

Еще такой интересный момент, который и для родителей несколько тревожный. Авторитетом в школе для ребенка является учитель. И в какой-то момент авторитет родителей становится ниже, и начинает мама беспокоиться. И ребенок в такой диссонанс попадает: кто главный – мама или учитель? Вот ребенку нужно объяснить, что в школе учитель – главный человек, но мама дома – тоже главный человек. Я говорю про мам, потому что у нас основной учитель – это женщина.

Ксения Сакурова: Мне кажется, конфликт возникает, знаете, когда мамы с детьми делают уроки, а учительница по-другому объясняла, «Марья Ивановна говорила по-другому». А мама помнит, как ей объясняли, и как может, так и объясняет. Вот здесь, мне кажется, бывают эти конфликты.

Анна Девятка: Вы попали в точку. Ваш ребенок обязательно вам скажет: «Марья Ивановна говорила по-другому». Здесь нужно быть с Марьей Ивановной на связи и в какой-то момент можно позвонить Марье Ивановне. Это не нужно принимать на свой счет, это нормально для ребенка.

Иван Князев: Анна, ну смотрите. Если сейчас, конечно, качество связи нам позволит, вот такой вопрос. С первоклассниками понятно.

Ксения Сакурова: Разобрались, да.

Иван Князев: Да. А те, кто постарше? Когда не хочет, например, идти – не может ли это быть сигналом, что в школе что-то не то? Не хочет возвращаться ребенок. Что-то пропустил родитель еще в прошлом учебном году.

Анна Девятка: Хорошо так перекладывать ответственность на родителей, но родители не всегда могут пропустить. Родители могут не знать, а ребенок может не говорить. Но если ребенок категорически не хочет идти в школу, то это важно не проскочить, важно заметить и выяснить, в чем причина. Вот выяснение причины – это первостепенная задача.

Иван Князев: А как это сделать? Они ведь закрываются. Ну просто не хочет говорить, и все.

Анна Девятка: Смотря в каком возрасте. Если это ребенок до десяти лет, к нему можно подобрать еще какой-то ключик. Если ребенку уже одиннадцать, двенадцать, тринадцать или четырнадцать, где авторитет родителя в принципе сносится и авторитетными становятся сверстники, то вот там посложнее. Ну, можно окольными путями вывести ребенка на разговор. Можно поспрашивать в школе. Ситуацию нельзя игнорировать. Нужно попробовать узнать, что же такое происходит.

Ксения Сакурова: Давайте послушаем наших зрителей. Да, понятно. Послушаем зрителей.

Иван Князев: Асфар из Адыгеи у нас на связи. Попробуем сейчас нашего эксперта набрать по телефону. Асфар, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вот говорите про школу. Я бы хотел сказать, что я уже давно школу закончил. Ну, у нас были любимые предметы. Например, мы изучали в школе тракторное дело, физкультура. Вот такие у нас были любимые предметы. Ну, школа уже прошла. В этом году у меня внук идет в первый класс. Вот я смотрю на него. Он очень хочет в школу! Я надеюсь, что он будет нас радовать своими знаниями. Он умеет уже читать, писать.

Так что школа, я думаю… Я завидую всю жизнь учителям. Они все время с детьми, и у них детство не кончается. Вот в таком плане. Ну, я очень уважаю их и хорошо к ним отношусь. Я лично сейчас своему внуку желаю, чтобы он успешно поступил в школу, чтобы дальше учился и чтобы радовал нас своими знаниями. Вот в таком ракурсе. Спасибо вам за то, что вы дали время…

Иван Князев: Спасибо вам, что позвонили нам, спасибо.

Ксения Сакурова: Да, спасибо.

Снова с нами на связи Анна Девятка, семейный психотерапевт. Анна, вы слышите нас? Мы по телефону с ней связались.

Анна Девятка: Да, да. Надеюсь, связь будет лучше.

Ксения Сакурова: Да, мы тоже надеемся.

Анна, вот смотрите. Если мы говорим про школьников уже старшего возраста, допустим, девятый и десятый классы, то это ребята, которые хлебнули (многие) удаленки, и некоторым понравилось. Я видела опросы: некоторая часть ребят не хочет возвращаться, а наоборот – хотели бы остаться именно в таком формате. Но, увы (для них увы), им приходится возвращаться за парты. А они признаются, что они лучше и эффективнее учатся дома. Как быть в таком случае?

Анна Девятка: Если ребенок действительно лучше и эффективнее учится дома, и родители это видят, то на это нужно обратить внимание и перевести ребенка на домашнее обучение или хотя бы рассмотреть такой вариант.

Если ребенок по каким-то другим причинам не хочет идти в школу, а родители понимают, что ребенку в школе лучше, чем дома, то тогда опять же нужно поговорить с ребенком и уточнить, что же такое происходит, почему он не хочет идти в школу. И здесь мы, скорее всего, попадем в сферу отношений между детьми, в то, как ребенок себя чувствует в школе, является ли он на каких-то лидирующих позициях в классе или наоборот, он является в отстающих. И мы будем иметь дело с коммуникацией между детьми, скорее всего.

Ксения Сакурова: В каком случае и что должно стать сигналом для того, чтобы школу нужно было поменять?

Анна Девятка: Интересный вопрос! Если говорить с точки зрения коммуникации между детьми, то если ребенка начинают травить в школе или ребенок… Кстати, про это часто замалчивают. Особенно если это мальчик-подросток, он считает, что лучше он промолчит и не будет расстраивать маму, особенно если соло-мама, ей и так тяжело. Ребенок терпит и старается выдержать этот буллинг в школе самостоятельно, не рассказывать про него. Если вы, родитель, узнали, что вашему ребенку в школе достается…

Иван Князев: Тогда менять?

Анна Девятка: Это однозначно влияет на процесс обучения, да, и нужно школу менять.

Иван Князев: Спасибо вам.

Анна Девятка: Если вы будете пытаться выровнять ситуацию, то это очень сложно.

Ксения Сакурова: Спасибо, спасибо большое.

Иван Князев: Спасибо. Анна Девятка, семейный психотерапевт, была с нами на связи.

Спрашивали вас: вы 1 сентября в школу шли с радостью? И вот какие результаты.

Ксения Сакурова: «Да» – ответили 59%, «нет» – 41%. В общем, мнения разделились 50 на 50. Будем надеяться, что те ребята, которые идут в школу 1 сентября, все-таки больше с радостью.

Иван Князев: Ты сама-то с радостью шла или нет? Только честно!

Ксения Сакурова: По-разному, бывало по-разному.

Спасибо всем, кто был вместе с нами. Ксения Сакурова и Иван Князев. Вернемся к вам завтра. До встречи!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Что делать, если ребёнок не рад наступающему 1 сентября? Узнаем у психолога и опытного педагога