Собачьи паспорта

Собачьи паспорта | Программы | ОТР

С 2021 года россиян обяжут за свой счет маркировать домашних животных. Сколько это будет стоить?

2020-09-15T13:12:00+03:00
Собачьи паспорта
Снова самоизоляция? В Арктике тает лёд. Здоровая и счастливая жизнь. Многодетная парковка. Соцсети: от 14 и старше. Как призвать к ответу бизнес, который травит подростков. Можно ли научить искусственный разум справедливости?
По приговору искусственного интеллекта
Индустрия анти-детства
Сергей Лесков: Человек без маски в нынешних условиях - это элементарный уголовник, который нарушает общественный договор и ставит себя выше общества
Дети в соцсети: вред или норма?
Домашний режим для пенсионеров
Большой семье - бесплатная парковка. Это правильно?
Кинополководец Сергей Бондарчук: какой вклад в мировое искусство он внёс?
Здоровая и счастливая жизнь – какая она в нашей стране?
Лёд Арктики потерял две трети своей толщины
Гости
Борис Кокотов
президент Национальной ассоциации природопользователей, член экспертного Совета Комитета ГД по экологии и охране окружающей среды

Тамара Шорникова: С января 2021-го россиян обяжут за свой счет маркировать домашних животных. Соответствующий законопроект Госдума должна принять до конца этого года. Штраф за безучетного Тузика, Шарика или Буренку составит от 500 до 1 000 рублей.

Иван Князев: Эксперты считают, что инфраструктура для реализации закона еще не готова, но принимать его надо. А что думают владельцы домашних животных? Вот поможет ли маркировка, к примеру, убрать с улиц бродячих собак, или их еще больше станет? Вот что думаете вы по этому поводу? Звоните и пишите нам прямо сейчас.

Тамара Шорникова: Да.

А сейчас поговорим с экспертами – Борис Кокотов, президент Национальной ассоциации природопользователей, член Экспертного совета Комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды. Здравствуйте.

Борис Кокотов: Да, добрый день, здравствуйте, коллеги.

Тамара Шорникова: Да. Борис Владленович, можете поподробнее рассказать, на кого конкретно и что нужно будет нанести, повесить, как-то отметить?

Борис Кокотов: Ну во-первых, вы сказали уверенно, что в этом году закон будет принят, пока на самом деле непонятно, есть как сторонники данного закона, законопроекта федерального, так и его противники. Понятно, что есть лица, которые в принципе являются инициаторами его принятия.

Основное целеполагание принятия данного закона, как нам объясняют его разработчики, – это необходимость контроля за заболеваниями животных, которые, безусловно, в тех или иных ситуациях могут быть неконтролируемы, а вот через идентификацию, учет животных путем маркирования можно будет решить вопрос, значит, с определением тех мест, где происходит заражение животных, их болезни и так далее. Это как бы основной лейтмотив принятия закона.

Что касается его последствий, то, безусловно, мы можем говорить о том, что, как вот вы сказали, домашние животные, к которым относятся, кстати говоря, естественно, не только вот собаки и кошки, которые, собственно, проживают вместе в квартирах и так далее, но и достаточно большой перечень животных: это и, значит, крупный и мелкий рогатый скот, это и свиньи, олени, верблюды, домашняя птица и так далее. То есть не огромный, но перечень в принципе определен, Минсельхоз России еще своим приказом №161 определил перечень видов животных, которые подлежат идентификации и учету. Я повторяю еще раз, это вот маркирование будет являться как бы способом определения, способом индикации и учета животных.

Какие последствия, если мы говорим про последствия позитивные, негативные? Очевидно, что для тех лиц, у которых есть животные, которые попадут в перечень подлежащих маркированию, они столкнутся, видимо, с ситуацией, связанной с необходимостью затрат, определенных финансовых затрат. В зависимости от вида маркировки она может быть разной: это может быть маркировка в виде так называемого кольцевания животного, это наименее затратная маркировка, говорят, стоимость будет от 5 до 20 рублей, заканчивая чипированием животных, которое будет стоить порядка 250–500 рублей. Ну вот те самые экономические затраты, которые, к сожалению, как считают авторы законопроекта, должны быть возложены на владельцев животных. Поэтому с точки зрения, скажем так, граждан, последствий, для них последствия принятия этого законопроекта – это вот финансовые траты, которые им придется нести с точки зрения тех животных, которых они содержат.

Что касается такого, что называется, целеполагания с точки зрения, значит, общей цели его принятия, наверное, можно говорить о том, что учет животных, маркирование животных и возможность определения собственника животного, владельца животного, конечно, это, наверное, должно привести в том числе к прекращению или уменьшению количества животных, которые оказываются, к сожалению, каждый год в большем и большем количестве на улицах наших городов и не только, поэтому, безусловно...

Кстати, обращаю внимание и вас, и зрителей на то обстоятельство, что сегодня маркирование животных является, например, уже обязательной частью, например, содержания животных в приютах. Вот у нас есть так называемые приюты для животных, их деятельность сегодня регламентирована, вот, и когда животное оказывается в приюте, то приют, если это животное бесхозное, не имеет владельца, обязан его маркировать. Поэтому вопрос маркирования – это продолжение той концепции, которая сегодня уже реализуется на уровне приютов домашних животных.

А в принципе, наверное, можно говорить о том, что маркирование как цель законопроекта, если она приведет к уменьшению количества животных на улицах и не будет за собой влечь тех негативных последствий, о которых говорят эксперты, а они говорят о том, что некоторые, значит, хозяева животных ввиду отсутствия денег, не знаю, посчитав, что экономически нецелесообразно заниматься маркированием, будут выбрасывать животных на улицу… Если этих последствий не будет, то, безусловно, с моей точки зрения, маркирование животных может за собой повлечь определенные положительные аспекты.

Кроме того, не будем забывать еще и желание статистов. Дело в том, что статистики тоже говорят о необходимости маркирования животных именно потому, что, как они считают, официальные данные статистики на 50%, а то и больше, расходятся с фактической ситуацией, которая имеет место быть, в частности, с сельхозживотными, животными, которые являются домашними в том числе в сельских регионах.

Тамара Шорникова: Да.

Давайте прервемся, послушаем телефонный звонок. Здравствуйте. Алло?

Зритель: Здравствуйте.

Вы, конечно, все красиво говорите по поводу того, как хотите, как желание. Но на практике, особенно в садоводствах, очень много недобросовестных, я бы сказала, наглых людей, которые заведут щеночка, посюсюкаются и бросят. Я живу в садоводстве постоянно почти, и, как приходит зима, вот варю, это могут подтвердить все мои соседи, варю кастрюлю 7-литровую, иду и вот уже кормлю так несколько лет. И что? Конечно, собаки поедят, мне их жалко просто.

Но я считаю, что нужно обязательно создать группу, которая бы прошла все... Я уже предлагала своим садоводам, но не все хотят, потому что это, как говорится, ругань, они не хотят, чтобы соседи про них плохо думали, ссорились с ними. Поэтому надо создать нейтральную группу от руководства какого-нибудь района или так далее, пройти, записать, зафотографировать, сделать базу, и, если собака бегает, зимой особенно, голодная, босая, неухоженная, прямо, знаете, в тюрьму садить таких собаководов, вот мое мнение.

Иван Князев: Понятно, спасибо, спасибо вам за ваше мнение. «Босая собака» – это, конечно, интересное зрелище на улице увидеть.

Борис Кокотов: Если позволите, могу прокомментировать.

Тамара Шорникова: Ага.

Борис Кокотов: Просто важно понять, хорошо, что телезритель об этом сказал. Дело в том, что маркировка животных как раз и преследует цель выявления тех хозяев, тех собственников животных, которые поступили в отношении того или иного животного неправомерно. Если мы понимаем, что вот животное, которое оказалось бесхозным на улице, имеет маркировку, по маркировке можно понять, кто является его хозяином, соответственно, привлечь хозяина к ответственности за то, что он поступил недобросовестно. Дело в том, что сегодня в соответствии с законодательством нельзя просто бросить животное, отправить его на улицу, вы можете...

Тамара Шорникова: Борис Владленович, извините, что прерываю, – мне кажется, что человек, который решит чипировать домашнее животное, вряд ли его выбросит.

Иван Князев: И второй вопрос, кто это будет все контролировать. Ну вот наша телезрительница предложила, да, создать какие-то группы в поселках или в садовых товариществах, ну а кто этим будет заниматься на улице? Кто будет проверять?

Борис Кокотов: Ну, у нас определены два органа, которые этим занимаются, Россельхознадзор и Роспотребнадзор, которые могут осуществлять контроль за соблюдением санитарных правил. Дело в том, что вопросы...

Иван Князев: Я просто пытаюсь это представить, ну вот, к примеру, на улицах большого города, какое количество там домашних животных и какое количество сотрудников ведомств.

Борис Кокотов: Нет, коллеги, понятно, что вот в той ситуации, которую вы описываете, очевидно, есть вещи, которые объективно не могут быть, например, соблюдены. Но понятно, что, когда мы говорим про принятие данного законопроекта, в том числе расчет идет и на, значит, адекватность людей, которые будут его применять. Понятно, что вопрос еще и в том, что... Я об этом, кстати, не сказал: многие люди или некоторые люди боятся принятия законопроекта, полагая, что следующим этапом за маркировкой животных будет, значит, введение некоего условного налога на животных, потому что теперь будет понятно, у кого какие животные есть, теперь дальше, значит, следующий этап, дальше будем за это платить.

Тамара Шорникова: Ага.

Борис Кокотов: Но я хочу сразу перейти от подобной позиции, сказать о том, что пока этого, естественно, не планируется, я полагаю, что этого не будет. Повторяю еще раз: задача законопроекта – создать у людей, в том числе у людей, еще раз повторяю, объективное понимание необходимости в отношении тех животных, о которых мы только что говорили, которые оказываются на улице, ситуацию понимания ответственности за тех животных, которых, что называется, вы приручили. Поэтому, когда мы говорим про контроль, безусловно, есть органы контроля, в городах или в поселках существуют местные администрации, которые в рамках выполнения требований...

Иван Князев: Ну понятно, да, Борис Владленович...

Борис Кокотов: ...нормативных документов по благоустройству занимаются выявлением животных, отловом животных и поддержанием санитарного состояния тех или иных территорий. Очевидно, в рамках отлова животных будет устанавливаться принадлежность тех или иных животных к тем или иным хозяевам, а дальше уже через нашу систему...

Тамара Шорникова: Спасибо, да, понятно.

Иван Князев: А дальше дело техники. Спасибо вам большое. Борис Кокотов, президент Национальной ассоциации природопользователей, член Экспертного совета Комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды.

Несколько SMS. Из Московской области: «Проще запретить людям вообще держать собак и дома, и везде».

Тамара Шорникова: Краснодарский край: «Будет еще больше бездомных». Мария в чате нашего телеканала пишет: «Те люди, которые не захотят тратиться на собаку, просто ее выбросят. Значит, нужно строить собачьи приюты».

Что сейчас происходит на улицах, предлагаем посмотреть видео. В Златоусте бродячие собаки покусали 6-летнюю девочку. Стая животных давно разгуливает по городу и не дает покоя жителям. Как рассказала бабушка пострадавшей девочки, она вместе с ребенком возвращалась из детского сада, уже возле дома на Дашу набросилась одна из собак, которые постоянно бегают возле их пятиэтажки. Пришлось ехать в травмпункт. В Златоусте это уже не первое нападение уличных псов на людей.

Татьяна Королева: Посмотрели, укус, да, внизу в области живота и локоть. Вчера нам поставили сразу же укольчик, вот сейчас еще 9 надо ставить.

Татьяна Бабикова: У меня укусили собаки мужа, он у меня кое-как ходит, с тросточкой, у него варикоз, он ходит еле-еле. Шел прогуливался, ни с того ни с сего сзади подбежала собака, укусила прямо за ногу. Он домой весь пришел в крови.

Алексей Коновалов: На сегодняшний день существует большая проблема с собаками, действительно очень огромная, и постоянно жители обращаются. На данный момент конкурс идет на содержание отловленных собак. До конца сентября будет второй конкурс на отлов собак.

Иван Князев: Жители уверены, проблему мог бы решить специальный питомник, но уже несколько лет власти никак не могут его построить. Ведь сейчас по закону бродячих собак можно только стерилизовать, чипировать, а затем выпустить там, где и поймали.

Тамара Шорникова: И сейчас подключаем Евгения Цигельницкого, кинолога. Здравствуйте, Евгений Генрихович.

Евгений Цигельницкий: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Как по-вашему, поможет такая мера как-то решить проблему Златоуста и других городов?

Евгений Цигельницкий: Какая из мер?

Тамара Шорникова: Маркировка.

Евгений Цигельницкий: Маркировка? А каким образом она может повлиять на что-то?

Тамара Шорникова: Ну, люди, как вот нам сейчас говорили о том, что...

Евгений Цигельницкий: Если у нас законодательно можно взять собаку, кастрировать ее и выкинуть обратно на улицу, каким образом от этого поможет маркировка?

Иван Князев: Ну, предполагается, что, например, если вот в этой стае будет собачка с чипом, которая покусала ребенка или кого-либо еще, можно найти ее бывшего владельца.

Евгений Цигельницкий: Можно будет, да, найти кого оштрафовать. А если эта собачка без чипа покусала, как это повлияет на безопасность граждан в городе Златоусте? Понимаете, у нас очень странно, у нас закон устроен почему-то как понятие. То есть если гражданин выкинул собаку, это ай-яй-яй, ее надо поймать, его оштрафовать. А если организация, называющая себя зоозащитной, берет собаку, кастрирует, через 3 дня выкидывает ее обратно на улицу в опасную, враждебную для собаки среду, это получается нормальная законодательная деятельность, ну то есть предусмотренная законодательством, и плюс к тому она еще должна осуществляться за счет бюджетных средств, тут про всякие конкурсы, тендеры говорили.

Иван Князев: Ну, предполагается, что эти собаки не кусачие.

Евгений Цигельницкий: Каким же это образом предполагается?

Иван Князев: После стерилизации они спокойные и безопасные.

Евгений Цигельницкий: Простите, секундочку, а я не видел ни одну собаку, которая кусалась бы вторичными половыми признаками или внутренними половыми органами.

Тамара Шорникова: Да, интересная взаимосвязь.

Евгений Цигельницкий: Стерилизация – это удаление гонад у собаки. Собака – это животное, которое относится к хищным плотоядным биологически, по систематике. И вот у них существуют различные формы агрессивного поведения, потому что агрессия – это поведенческая реакция.

У животных агрессия бывает только инструментальная, никакая другая. У них существует территориальная, иерархическая, связанная с половым поведением агрессия; есть агрессия, связанная с добычей и ее охраной. Так вот если мы стерилизуем собачку, мы убираем агрессию, связанную с половым поведением, и частично влияем на ее иерархическую агрессию. Территориальная агрессия остается на месте, агрессия, связанная с пищедобыванием и охраной пищевых ресурсов, остается на месте.

Более того, если мы берем одну собачку, проверяем ее, тестируем, делаем все тесты, она у нас абсолютно неагрессивная, она наоборот, такая, знаете, застенчивая собачка. Вот мы ее одну выпустили, вторую, третью, четвертую, пятую; они сбились в группу, и поведение группы кардинальным образом отличается от поведения одиночной особи, точно так же как отличается поведение толпы людей от поведения одного человека, составляющего эту толку, когда он вне ее.

Иван Князев: Так что же делать тогда, Евгений Генрихович?

Евгений Цигельницкий: Ну, вообще-то во всем мире известно, что делать, – безвозвратный отлов обычно везде делается. Там, где эта проблема решена, она решается с помощью безвозвратного отлова.

Тамара Шорникова: Вы не хотите в эфире называть слово «отстреливать»?

Евгений Цигельницкий: Нет, почему? Я это называю словом «безвозвратный отлов», в цивилизованных странах собак не стреляют.

Тамара Шорникова: Ага.

Евгений Цигельницкий: Там вообще нельзя на улице стрелять по животным, ну как бы не принято такое. Их можно отлавливать, потом, как правило, это животное выставляется, так сказать, на доски такие, то есть есть СМИ, вот столько-то собак находятся в муниципальном приюте. И эти собаки предлагаются, что их могут взять либо новые хозяева, либо их могут взять частные приюты. Потому что государство ни одно, даже такое богатое, как Англия или Соединенные Штаты Америки, не может себе позволить всех собак содержать за государственный счет бесконечно. И по прошествии какого-то времени, в разных странах оно различное, это животное либо элиминируется, либо находит руки, если оно востребовано. Значит, это один способ решения проблемы.

Есть другой способ. Если мы этих собак будем ловить, стерилизовать за счет государственного бюджета и выпускать на улицу. Видите ли, в чем дело, эта структура вот такая из трех членов, это тот, кто выделяет деньги, тот, кто ловит, и тот, кто стерилизует, она не заинтересована в том, чтобы эти собаки исчезли. Вы понимаете, что как только собаки исчезнут, все участники этой цепочки должны пойти на биржу труда.

Иван Князев: Ну, останутся без работы, да. Понятно, спасибо.

Евгений Цигельницкий: Да. И...

Иван Князев: Евгений Цигельницкий был с нами на связи, кинолог.

Несколько SMS в завершение прочитаем. «В Архангельске неделю назад пять собак разорвали... Тачку... Кишки на земле, пока разогнали...» – ничего не понятно, кого разорвали.

Тамара Шорникова: «Нужны приюты для животных, а не паспорта», – считает наш телезритель из Москвы. Собственно, да, как всегда согласия нет.

Следующая тема.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)