Не может собака быть субъектом права. За нее всегда должен отвечать человек

Не может собака быть субъектом права. За нее всегда должен отвечать человек | Программы | ОТР

Кинолог - о «собачьих» законах

2020-08-21T14:00:00+03:00
Не может собака быть субъектом права. За нее всегда должен отвечать человек
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости

Иван Князев: В Германии хотят принять закон, обязывающий гулять с собаками минимум 2 часа в день и не оставлять их одних дома надолго. Ну, любят там животных, заботятся о них. А что у нас в России с собачьими законами? Можно ли бросить питомца на улице, например? Есть, как мы знаем, закон, чтобы убирали за своими собаками люди на прогулке, чтобы ходили они в намордниках, собаки в смысле.

Марина Калинина: И люди, иногда тоже хотелось бы, чтобы в намордниках ходили.

Иван Князев: В общем, как те законы у нас работают и кого все-таки нужно больше защищать сейчас: собак или людей, вот в отличие от Германии. Поговорим с экспертом.

Марина Калинина: Евгений Цигельницкий у нас на связи, кинолог. Евгений Генрихович, здравствуйте.

Евгений Цигельницкий: Здравствуйте.

Марина Калинина: Как вам такой закон в Германии?

Евгений Цигельницкий: Я прочитал перед сюжетом, перед эфиром, я ознакомился. Я вам могу сказать, что, конечно, моя точка зрения подтверждает мой тезис о том, что человечество если и вымрет, то не от вирусов, а от глупости и странных законодательных инициатив. Потому что на самом деле в этом законе, по сути, собака ставится выше человека. То, что придумали немцы. По нашему законодательству – у нас есть закон об ответственном обращении с животными. Там предписано, что собака должна в общественных местах находиться на поводке. Есть правила поведения собак в транспорте, как их перевозят. И есть требование владельцу убирать за своей собакой.

Ответственный владелец сам знает требования своего животного, сколько с ним гулять, как его кормить, как его поить. Когда за него пытаются это придумать законодатели, причем вот в этом германском законе еще написано, например, что собака, наоборот, не должна ходить на поводке, вот ее надо отпускать, чтобы она бегала. Допустим, если у меня собака, которая хочет ссориться с другими. Кто будет потом разбираться с конфликтами? Я, владелец, или вот этот дядя, который написал закон и предписал мне отпускать эту собаку?

Т. е., в общем, вы понимаете, тут крайности. Почему-то как-то в последнее время человечество швыряет в крайности, глобально.

Во-первых, собаку не надо наделять человеческими чертами. Самое большое количество трагедий и ошибок происходит тогда, когда мы антропоморфно относимся к собаке. У нее совершенно другие потребности. Вот что значит «нельзя собаку оставлять одну»? Собака взрослая 18 часов в сутки спит. Собака на протяжении тысяч лет жила у человека в будке, во дворе.

Иван Князев: И неплохо себя там чувствовала.

Евгений Цигельницкий: И совершенно отлично она себя чувствовала, ей там на мозги не капали, она туда уходила и отдыхала. Вот как может законодатель заставить владельца, работающего человека, занятого, чтобы он сидел с собакой? У нас люди с детьми не сидят, нет закона, предписывающего сидеть с детьми.

Т. е., конечно, это какой-то такой совершеннейший нонсенс. И, к сожалению, и у нас периодически делают попытки. У нас есть определенные такие зоорадикальные движения, которые тоже требуют, и от законодателей в частности, сделать собаку не объектом права, а субъектом права.

Марина Калинина: Так…

Евгений Цигельницкий: А собака – это домашнее животное, она является в собственности владельца. Если безнадзорная собака, она в муниципальной собственности находится. Но она в любом случае не может быть субъектом права.

Иван Князев: Я представляю, если будет субъект права, значит, появятся собачьи адвокаты.

Евгений Цигельницкий: За нее всегда должен отвечать человек. Владелец должен отвечать за все, что делает его собака. Как ему можно предписать, сколько с ней находиться времени, отпускать ее или не отпускать? У него есть ответственность, и он должен знать свою собаку и ответственно к ней относиться. Одной собаке надо гулять 3 часа в день, а другой собаке можно гулять меньше. А третьей собаке надо гулять 6.

Иван Князев: Евгений Генрихович, хотелось бы все-таки вернуться к нашим…

Марина Калинина: К собакам.

Иван Князев: …да, к нашим собакам и к тем законам, которые у нас сейчас есть. Насколько они эффективны? Насколько они хорошо выполняются и соблюдаются? Вот та же уборка за собаками, если гуляет во дворе. Чипирование, знаете, вот эти все… Хорошо, в больших городах там более или менее все нормально.

Марина Калинина: Прививки те же самые.

Евгений Цигельницкий: Чипирование, во-первых, законодательно пока нигде не требуется. И главное, что оно не имеет смысла при отсутствии сканеров. Т. е. нельзя ставить телегу впереди лошадки. Если массово отсутствуют сканеры, нет никакого смысла в чипировании.

А в отношении того законодательства, которое есть, – но там четко все вроде как написано. Просто мне не очень понятно… Вы понимаете, мы все время говорим, что закон плох, если его не выполняют. Закон плох, если его не выполняют, потому что никто не следит за его выполнением.

Марина Калинина: Вот. Это был следующий вопрос: а как…

Евгений Цигельницкий: Ответственные люди за собаками убирают. Любой ответственный владелец понимает, что собаку надо водить на поводке в общественном месте, что нельзя с ней ходить без поводка через дорогу, например. Что если собака драчливая, не надо ей давать реализовывать свои пожелания. Т. е. это как бы любой нормальный и ответственный человек понимает. Вы понимаете, нельзя написать закон, как дышать, как любить детей. Можно написать закон, как с ними обращаться. А как их любить, написать закон нельзя. У нас все время пытаются перевести в такую плоскость, что нас хотят научить правильно любить. А не нужно писать закон, как правильно любить. Нужно писать закон, как можно себя вести и как нельзя.

И самое главное, что любой закон не работает при отсутствии правоприменительной практики. А правоприменительная практика – это не законодательная власть занимается, а совершенно другие системы в обществе. При отсутствии правоприменительной практики – да какой угодно можно закон написать, никакого толка, никакого смысла в нем не будет.

Марина Калинина: А как вообще соблюдается этот закон? И соблюдается ли он в нашей стране? И кто за этим вообще следит? Штрафуют ли тех безответственных людей, которые не убирают за своими собаками, отпускают их без поводков?

Иван Князев: У меня по двору семья доберманов благополучно гуляет без намордников и вообще без ничего.

Евгений Цигельницкий: А ему по закону и не требуется одевать намордник во дворе.

Иван Князев: Но доберман – злая собака. На вид, в общем-то.

Евгений Цигельницкий: А почему вы решили, что злая? Наверное, его хозяин лучше знает.

Иван Князев: Ну, бог его знает. Может быть. Я, конечно, не кинолог и не хозяин этой собаки. Но я не хочу проверить на себе, когда она меня покусает или нет.

Евгений Цигельницкий: Другой вопрос. Если не стоит и смотрит, если он к вам подбегает и вам это не нравится, а его не отзывают, – это неправильное, безответственное поведение владельца. Потому что владелец должен так обращаться со своей собакой, чтобы она не доставляла дискомфорта окружающим. Просто я свою собаку тоже отпускаю с поводка. Не вижу в этом никакого криминала. Я ее отпускаю там, где она не мешает другим людям, и не разрешаю ни к кому подбегать, вот и все.

Марина Калинина: Но, понимаете, не все люди умеют воспитывать своих собак. И не все собаки так легко…

Евгений Цигельницкий: Не все люди умеют воспитывать собак, не все люди умеют воспитывать детей, не все люди умеют ездить на машине. Не все люди умеют все. Вопрос в другом. Вопрос в том, что у нас сейчас, в частности в СМИ, обнаруживается такая достаточно… для меня нехорошая, непонятная тенденция. У нас пытаются провести сегрегацию человека с собакой. Т. е. как будто он какой-то другой человек, с другой планеты, и водит на веревке опасного зверя. Во всем мире владелец собаки это такой же гражданин и избиратель, с такими же правами, только у него есть дополнительные обязанности. За тем, чтобы он их исполнял, следят, как правило. И человек с собакой должен не сегрегироваться из городской среды, а агрегироваться.

Вот я во многих странах был. Там, пожалуйста, с собаками пускают во многие общественные места. Там во многих странах могут оштрафовать за одетый на собаку в жаркую погоду намордник. Там в супермаркетах есть собаковязи. Вот нам надо к этому стремиться. А не попытаться загнать нас всех, собаководов, в какие-то резервации. Потому что когда мы все время говорим: «Собака ужасная, опасная, опасная и опасная»… Вот те же доберманы у вас во дворе. Вы не нужны этим доберманам. Они там занимаются своими делами. Проходите спокойно мимо, не обращайте на них внимания.

Иван Князев: Ага. Страшно.

Евгений Цигельницкий: Если я знаю, что у меня собака злобная, то я должен сам принимать меры, чтобы обезопасить окружающих. Одеть намордник, взять ее на поводок, не подходить к посторонним. Почему? Потому что если она что-то натворит, я буду отвечать. Ну, как бы это нормально, да? Вот. Невозможно для всех написать единый закон, потому что, во-первых, еще и собаки все очень разные, даже в пределах одной породы.

Марина Калинина: У нас есть звонок. Светлана из Смоленска. Светлана, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Светлана.

Зритель: Здравствуйте. Я бы хотела сказать: с собаками уже вообще обнаглели. Вот у нас. Я живу здесь 1100 лет парку, парк у нас. Выгуливают собак ужасно. Здесь же люди летом загорают, вечером и утром здесь же собаки. Из квартиры прямо выпускают собак из подъезда на детскую площадку. Стала ругаться: засрали всю песочницу, кругом песочницы. Подойти невозможно. Говорят: «А где ты видишь табличку, что выгуливать нельзя здесь собак?» На детской площадке!

Евгений Цигельницкий: Ну, вообще-то эта табличка не нужна, законодательно запрещено выгуливать собак на детских площадках, на территории образовательных учреждений. А в парке, если это общественный парк, там можно гулять с собакой. И если вам не нравится, что там гуляют с собаками, – ну, тем не менее, где им еще гулять, если другого места нет?

Марина Калинина: А кому жаловаться на то…

Евгений Цигельницкий: Хотите, чтобы в небо улетели, да?

Марина Калинина: Я понимаю. Кому жаловаться в таких случаях, если выгуливают собаку…

Евгений Цигельницкий: Когда гуляют на площадках систематически? Есть органы охраны правопорядка. Кому еще жаловаться? Кому жаловаться в случае, если происходит нарушение действующего законодательства?

Марина Калинина: Т. е. это участковый?

Евгений Цигельницкий: Ну, наверное, участковый, милиция.

Иван Князев: Ох, я представляю, как он отреагирует, если я приду и скажу, что, ну извините, у меня в песочнице собака кое-чего наделала, нужно составить протокол. Что он мне скажет в ответ.

Евгений Цигельницкий: Вы понимаете, это же вопрос к участковому. В законе написано. А он получает заработную плату, деньги от налогоплательщиков, за то, чтобы добиваться от налогоплательщиков выполнения закона. И вопрос упирается в то, что – «у нас плохие законы, их никто не выполняет», – а кто следит, чтобы их выполняли?

Иван Князев: Спасибо вам.

Евгений Цигельницкий: Зачем мы платим налоги, зачем мы платим налоги и содержим людей, которые не хотят работать и добиваться, т. е. свои обязанности не выполняют.

Марина Калинина: Спасибо. Евгений Цигельницкий, кинолог, был с нами на связи. Увидимся после большого выпуска новостей.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)