«Собственность - это не только право, но и обязанности по ее содержанию». За сорняки будут отбирать землю

«Собственность - это не только право, но и обязанности по ее содержанию». За сорняки будут отбирать землю
Промежуточные итоги марафона ОТР помощи Иркутской области.. Жизнь взаймы. запрещённое лекарство. Переобучение пенсионеров. «Автомобили»
Среднему заемщику для погашения кредитов потребуется почти 11 зарплат. Как себя обезопасить от пени и брать в долг у банка меньше?
Почему рост экономики сдерживается и из чего складываются зарплаты
Советы по выбору автомобиля от Андрея Осипова, автоновости и тест-драйв Hyundai i30N
Сергей Левченко: Люди, лишившиеся жилья, смогут купить дома за госсчет с квадратными метрами не меньше, чем у них было
Почти 4 миллиона пострадавшим от наводнения в Иркутской области собрали зрители ОТР. Рассказываем, на что пойдут эти деньги
Переобучение для пенсионеров - поиск самореализации или дополнительного дохода?
Процентная ставка по кредитам должна быть адекватна доходам населения и росту экономики
Лекарство или срок. Почему родителей больных детей вынуждены добывать необходимые препараты контрабандой?
«Матери детей-инвалидов попадают под статью за то, что лечат своих детей. Это абсурд!»
Гости
Федор Мезенцев
исполнительный директор «Союза дачников Подмосковья»

Петр Кузнецов: Достаточно улыбок и смеха, сейчас все намного серьезнее, потому что у дачников снова хотят отбирать участки – на этот раз за сорняки и мусор. Это правда, это серьезная инициатива от Минэкономразвития. Предлагает ведомство изымать землю за нарушение пожарной безопасности. То есть если на вашей территории высокая трава, которая потом, соответственно, высохнет, горы мусора (фантики, автомобильная резина), вам сначала выпишут предписание, это первый этап.

Тамара Шорникова: Да, а если вы в течение полугода эти нарушения не устраните, то участок выставят на торги. Поправки в Земельный и Гражданский кодексы опубликованы на федеральном портале проектов нормативно-правовых актов. Законопроект касается не только собственников и арендаторов, но и тех, у кого участок находится в бессрочном или безвозмездном пользовании.

Исключения, давай о них расскажем.

Петр Кузнецов: Их сделают лишь для тех, кто взял землю в ипотеку или проходит процедуру банкротства. Если инициатива Минэкономразвития будет одобрена, землю с нарушениями будут забирать уже через суд.

Тамара Шорникова: Многих дачников законопроект напугал, в том числе и жителя Липецка Артема Осипова. Свои 6 соток он купил чуть больше 2-х лет назад, за участок в черте города заплатил 0,5 миллиона рублей. Планировал построить небольшой дом, беседку, привести в порядок огород, но после покупки денег на это не осталось, участок превратился в джунгли. Теперь Артем боится, что его могут отобрать.

Артем Осипов: Из-за травы отнимать дачу, которая находится в собственности, – кто мне это будет компенсировать? Какие вложения, как, что? В нее были вложены деньги все-таки. Потому что как пожарники приедут, как они тут будут мерить эту траву, что они с ней будут делать? Завезу я стройматериалы, они скажут, что это тоже пожароопасно.

Петр Кузнецов: Значит, Артем откладывает деньги, чтобы привести дачу в порядок, но накопить нужную сумму он сможет только через год. Ну а мы обсудим инициативу Минэкономразвития не через год, а прямо сейчас. У нас в студии Федор Мезенцев, исполнительный директор Союза дачников. Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, здравствуйте.

Федор Мезенцев: Добрый день.

Тамара Шорникова: Итак, все напуганы, очевидно, потому что, казалось бы, никогда не было, и вот опять новый повод, для того чтобы изъять что-то из частной собственности. Насколько этот повод действительно серьезный?

Федор Мезенцев: Это коснется прежде всего тех землепользователей, которые в течение многих лет свои участки не обрабатывают. Это касается тех, кто 5, 10, 20 лет назад получил землю, как правило, это было бесплатно, если мы говорим о садоводческих объединениях: давали участки – почему не взять? И вот такие дачники эти участки не обрабатывают, ждут, пока соседи за свой счет сделают всю инфраструктуру. А в это время участки зарастают сорняками, борщевиком, вырастает трава, и действительно соседи жалуются, председатели СНТ не могут определить, кто является собственником, не могут взыскать взносы.

По сути вот такие земельные участки являются балластом и представляют собой опасность. Действительно бывает, что и траву поджигали, и дачи из-за этого горели, поэтому это большая проблема. Многие просили направить инициативу о том, чтобы земельные участки изымались именно у недобросовестных пользователей.

Петр Кузнецов: Все это здорово, но мне кажется, что уже есть закон, который позволяет изымать участки, которые используются не по назначению. Или это только сельхозназначение? Был же закон.

Федор Мезенцев: У нас есть разные положения законодательства. Есть нецелевое использование земельного участка, когда, например, на землях сельхозназначения строится коттеджный поселок без изменения вида разрешенного использования для категории земель, либо в СНТ строится коммерческий объект, многоквартирный дом, гостиница. Это нецелевое использование земельного участка, в рамках Градостроительного кодекса такие объекты признаются самовольными постройками, и если собственник не хочет приводить их в порядок, то этот объект сносят за его счет, а земельный участок может быть выставлен на торги.

А есть просто неиспользование земельных участков, когда на участках никогда за 15–20 лет ничего не делалось. Здесь нужно разбираться, в чем проблема, почему собственник не занимается этой землей: либо он ее бесплатно получил и ждет, пока цены поднимутся, и потом продаст, но ему в любом случае придется этот участок привести в порядок, потому что сегодня на рынке избыток земли, покупатель посмотрит, оформлены ли документы на участок, в каком состоянии он находится, нет ли там каких-то подводных камней и только после этого примет решение о покупке. А в это время соседи страдают от сорняков и боятся, что кто-то бросит спичку, окурок, загорится сухая трава и пойдет пожар.

Тамара Шорникова: А каков механизм? Кто-то будет с линейкой определять, какого размера сорняки, достаточно для того, чтобы предписание выдавать, или нет? Как это действует?

Петр Кузнецов: И сколько бумажек, да? Одиннадцать нет, двенадцать – уже в суд?

Федор Мезенцев: На сегодня планируется, что будет отдельный документ, который будет разработан постановлением Российской Федерации, он будет утвержден, определенная методика. Но мы понимаем, что есть добросовестное землепользование, а есть, когда человек в принципе ничего на этой земле не делает. Поэтому прежде всего это идет от жалоб соседей. Есть муниципальный земельный контроль или государственный земельный надзор: соседи обращаются в местную администрацию и пишут…

Петр Кузнецов: О, доносы.

Федор Мезенцев: А как защищать свое имущество, если у меня справа и слева необрабатываемые земельные участки? Что я должен сделать? Либо договориться с соседями, выяснить… Если это бабушка, которая не может обрабатывать землю, надо ей помочь по-соседски, это абсолютно нормальная история, многие дачники так делают.

Петр Кузнецов: Многие порадуются, что, наоборот, соседа нет, я знаю таких людей, хорошо, что никто рядом не ходит.

Федор Мезенцев: Могут и порадоваться, но опять же нам надо понимать, когда мы пишем обращение, нам с этими соседями еще жить вместе, а если эти соседи никогда не появлялись, то нужно заставить их либо привести участок в порядок, либо пусть они продают этот участок. А если они ни того ни другого делать не хотят, то есть дополнительные меры воздействия, как изъятие по нарушению правил пожарной безопасности.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем телефонные звонки. Александр, Татарстан, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Это хорошо, конечно, штрафовать, отбирать землю у дачников за мусор, за траву. А что будет с теми сельхозпредприятиями, которые тысячи гектаров забросили, там бурьян, борщовник, уже лес растет? Вот это куда девать?

Тамара Шорникова: Понятно, спасибо.

Петр Кузнецов: Ну как, писать, обращать внимание на такие бурьяны.

Федор Мезенцев: Мы недавно говорили о том, что Росреестр применяет теперь квадрокоптеры, поэтому можно быстрее выявить все нарушения, будет контроль еще и с воздуха. И общая позиция законодателя в части земли – земля должна работать. Если это сельскохозяйственные угодья, значит, там должна вестись деятельность, там должны пахать, сеять рожь, сажать картошку, должны обрабатывать землю, как минимум косить траву. И сейчас, когда началась борьба с борщевиком, например, землепользователю сельхозугодий штраф юридическому лицу до 1 миллиона рублей. Это реально действует, и владельцы этой земли (в основном это девелоперские компании, банки, которые в свое время скупили колхозные паи и разорили эти предприятия) сегодня начали обрабатывать эту землю, начали сдавать ее в аренду, и земля реально вернулась в сельхозоборот.

И на дачных садовых участках у нас тоже есть до 10% таких брошенных земель, особенно это касается отдаленных от городов районов. Если рядом с городом земля востребована, люди хотят строиться, строят полноценные дома, коттеджи, то классические дачи (или, например, за Уралом их называют «сады», «мы поедем в сад», они так говорят), 6–7 соток брошенная земля, никто не занимается, есть такие проблемы.

Петр Кузнецов: Мы так поняли, что новые меры прежде всего связаны с заявлением президента, которое оно сделал в свою очередь после пожара в Забайкалье. Но давайте разберемся: пожары в Забайкалье явно не начались из-за бумажки в СНТ условном, да? То есть в данном случае основные детонаторы пожаров разве садовые участки, как они называются, не общие или не ничье, не лесные участки?

Федор Мезенцев: Девяносто процентов причин пожаров – это бесхозяйственность и безалаберность, это человеческий фактор. То есть либо когда кто-то специально поджигает траву, весной у нас постоянно эта проблема происходит, это может возникнуть где угодно, это может быть и в Забайкалье, и в Московской области, и в Кемерово, в любом регионе, сухая трава является источником повышенной опасности, поэтому требуют опахивать населенные пункты, требуют, чтобы каждый собственник земельного участка следил за своей землей. Поэтому это общая проблема, пожары в Забайкалье были такой, может быть, точкой, от которой это все началось, поводом обратить на это внимание. Собственник должен следить.

Тамара Шорникова: Да, но бесхозяйственность действительно в лесу, когда люди просто выезжают на шашлыки и не убирают за собой, от этой искры разгорается пламя, или? Мне кажется, что действительно на садовотоварищеских участках как-то все-таки коллективно следят за общим состоянием территории.

Федор Мезенцев: Конечно, коллектив – это дело большое, но у коллектива должны быть какие-то полномочия. На сегодня председатель СНТ не имеет никаких полномочий выписать штраф или предписание устранить нарушение. Максимум, что он может сделать, – это собрать список земельных участков, на которых никто ничего не делает, попробовать поговорить с хозяевами, чтобы они либо их привели в порядок, либо он тогда будет обращаться в местную администрацию, чтобы помогли. Потому что штраф на сегодня за неиспользование земельного участка, когда нарушение правил пожарной безопасности, сухая трава…

Петр Кузнецов: То есть он есть, да?

Федор Мезенцев: …до 5 тысяч рублей максимум.

Петр Кузнецов: Ага, то есть это и есть…

Федор Мезенцев: Физическое лицо 5 тысяч рублей. Это не освобождает, конечно, от наведения порядка на своей земле, но что такое 5 тысяч рублей для девелопера, например, который скупил несколько участков в хорошем коттеджном поселке и ничего не делает?

Петр Кузнецов: А вы знаете случаи, когда такой штраф выписывали?

Федор Мезенцев: Конечно, были случаи, когда привлекали.

Петр Кузнецов: Ходят, да, все-таки?

Федор Мезенцев: Это в основном было по инициативе либо дачников, либо председателя СНТ, просто так специально органы пожарного надзора не приезжают. Это уже такой вопиющий случай, когда на участке деревья или борщевик выше человеческого роста, вот тогда действительно вызывают инспектора, это объективная ситуация.

Тамара Шорникова: Ставрополь, Екатерина. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Вы знаете, мне кажется, что наша Дума, ей больше нечем заняться, кроме того, что разбирать дачников. Они вообще бы вышли на поле и посмотрели. Что такое скошенная трава? Вот сейчас трава еще стоит зеленая, через 2 дня у нас в Ставрополе температура плюс 32, за месяц один раз дождь. Но через 2 дня она высохнет, и скошенная трава полыхает, как факел.

У нас был случай на даче, вокруг дач покосили траву, кто-то шел, благо вовремя заметили, и просто бросил спичку. Но если бы была трава, стояла, ничего бы не загорелось, а скошенная трава полыхает, причем и корень, и все. Как вот с этим быть? Им, по-моему, нечем заняться, как за дачников взяться.

Петр Кузнецов: Екатерина, скажите, но с другой стороны, у нас очень много заброшенных дачных участков с мусором, с высокой травой – что с ними сделать? Владельцев порой не найдешь.

Зритель: С мусором я очень согласна, с мусором.

Петр Кузнецов: Смотрите, если вы не мусорите, вы постоянно живете, благоустраиваете свой участок, никто к вам и не придет.

Зритель: Ой, ну я скажу…

Петр Кузнецов: Что значит «хотят отнять»?

Зритель: У нас дачи вроде считаются дачи, но света нет, газа нет, сейчас и воду отключили. Поэтому у нас люди бросают просто дачи. Любят, очень любят… Мы вот ездим, с собой водичку возим. Но траву сейчас косить… Вот у нас сейчас напротив нас покосили дачу, у меня муж пошел отгребать эту, потому что она высохла. Бросит кто-то спичку – все, полыхать будет все, понимаете?

Я не знаю, как с этим быть. Но мне кажется, сравнить Забайкалье, где леса поджигают, причем уже об этом говорили, что поджигают специально, чтобы лес сплавлять, а тут берутся за дачников.

Петр Кузнецов: Да, спасибо, Екатерина из Ставрополя. Федор, будете комментировать телефонный звонок?

Федор Мезенцев: Для таких пользователей… Во-первых, есть разумное пользование землей. Понятно, что у нас могут и стройматериалы поджечь на участке. Проще всего, конечно, подойти с позиции «ничего не делать». Но очень многие дачники просили, обращались во все инстанции, чтобы навели порядок и помогли, дали административный ресурс, чтобы каким-то образом заставить тех, кто не пользуется землей, наконец навести на этих участок порядок.

И есть вполне понятная процедура: если инспектор выписал предписание об устранении нарушений, есть 6 месяцев, для того чтобы привести это в порядок, вполне достаточный срок. Вот если в течение 6 месяцев нарушение не устранено – не убрали деревья, не убрали сухую траву на участке, у нас, получается, это и в зиму может уйти, – то через 6 месяцев уже принимается решение о том, чтобы орган местного самоуправления, то есть администрация, обратилась в суд за изъятием такого земельного участка и впоследствии выставить его на публичные торги.

У собственника тоже будет возможность в период, когда будет идти судебное заседание, исправить эти нарушения и доказать в суде, что он добросовестный землепользователь. Поэтому такой процесс займет до 1 года, это не просто так собственник приезжает весной на дачу и выясняет, что он уже не хозяин, а собственником является администрация, таких историй не будет. Но если человек 5 или 10 лет не интересуется своей землей, бывают случаи и самозахватов, когда он приезжает, соседи поставили на кадастр его участок, у него осталось от 6 соток 3 сотки… Поэтому за своим имуществом надо следить, это вполне логично.

Петр Кузнецов: А многие, кстати, считают… Вот вы заговорили о захвате, многие считают, что новый законопроект этот или поправки как раз провоцируют новый виток рейдерских захватов. Потому что мы все прекрасно знаем, точнее будет сказать совсем не знаем, как эти участки продаются с торгов, куда, кому они идут. И здесь вот такое «пробелище» еще одно.

Федор Мезенцев: Ну давайте будем честными: администрация – это не рейдеры, во-первых. Администрации на самом деле больше головной боли изъять вот эти неиспользуемые участки, такая практика была очень единичная. Но если администрация все-таки принимает это решение, это идет через суд, это публичная история, это не в тайне где-то делается, во-первых. Во-вторых, все торги сейчас идут на электронных площадках, они идут в свободном, открытом доступе, и любой владелец, любой потенциальный покупатель может в этих торгах поучаствовать.

И надо отметить, что на сегодня ситуация с землей такая, что участков на продажу больше, чем покупателей, не все могут заплатить, поэтому торги могут не состояться, и законодатель сегодня предусмотрел возможность: если торги не состоялись, то назначаются повторные торги с уменьшением продажной стоимости участка на 20%. И в этом смысле собственник получает деньги после торгов за минусом всех расходов на организацию этих торгов и с учетом снижения цены, если такое произошло. Поэтому это не просто у собственника отняли и ничего ему взамен не дали. Некоторые, может быть, и просили бы продать эту землю по кадастровой стоимости, но не у всех получается.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем еще Ирину из Иваново. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. А скажите, вот это все будет распространяться только на дачные участки? А если в черте города жилой дом, участок, который уже много лет не обрабатывается, зарос деревьями, бурьяном, борщевиком и так далее, что-то будет приниматься, какие-то меры? Можно с такой соседкой как-то бороться?

Тамара Шорникова: Да, спасибо за вопрос.

Федор Мезенцев: Проект поправок не ограничивается СНТ, это касается всех земельных участков, которые не используются, поэтому к любому собственнику или правообладателю, землепользователю эти меры могут применяться.

Тамара Шорникова: Давайте посмотрим видеоматериал. «Есть ли у вас по соседству неухоженные участки?» – такой вопрос мы задавали. Вот какие ответы получили.

ОПРОС

Тамара Шорникова: Разные варианты предлагают наши телезрители. Например, Липецкая область: «Организуйте бесплатную выдачу уборного инструмента. Не каждый может себе позволить купить бензокосу». Насколько вот такая мера жесткая по предписаниям, по изъятию все-таки актуальна? Может быть, можно было какими-то такими более легкими вариантами обойтись?

Федор Мезенцев: Это комплексная мера, это зависит от коллектива. В любом случае коллектив должен договариваться, смотреть, кто из соседей нуждается в помощи. Потому что если это приезжает, например, многодетная семья, родителям некогда заниматься земельным участком, можно оказать помощь. Есть пенсионеры. У нас в свое время было очень замечательное тимуровское движение, об этом писали, которые помогали. Поэтому это наши традиции, мы будем жить по-соседски только тогда, когда у нас будет, с одной стороны, взаимопомощь, ну а для тех, кто совсем не хочет жить по закону, для них как раз будут эти санкции.

Тамара Шорникова: С другой стороны, возможность рассказать о своем соседе куда-то.

Давайте послушаем Анну из Тульской области.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем.

Зритель: Анна Григорьевна. Вот я из Щукино, у нас… было 250 участков, 250, сейчас осталось где-то 20 или 30, не больше, и то в них работают одни старики, и то в основном маленькие-маленькие может быть, сотки 2 обрабатывают, а остальное все не обрабатывают. Конечно, у нас горит трава, горят домики. Они вот нас пугают, что они будут отнимать, – а кому они нужны? Они уже сейчас могут их забирать спокойно, и никто не будет против, потому что… Почему вот при коммунистах, у меня сад 50 лет уже, – почему при коммунистах все обрабатывали, все? А потому что как пришла эта власть, началось воровство страшное…

Петр Кузнецов: Да…

Тамара Шорникова: Да, спасибо большое.

Петр Кузнецов: Восемьдесят второй пишет, регион неизвестен, правда: «Предлагаю бесплатно отдавать заброшенные участки кому нужно». Была, кстати, такая идея распространить дальневосточный гектар на европейскую часть и отдавать целые заброшенные деревни под условие просто поддержания там жизни.

Федор Мезенцев: Сегодня рынок нам дает такую возможность. У нас, например, и в Московской области, в Шатуре есть земельные участки по цене 10 тысяч рублей за 15 соток. Собственник готов отдать за символические деньги, для того чтобы не иметь проблем с законом. Поэтому собственники идут на контакт, они этим занимаются. Есть возможность написать заявление в местную администрацию и бесплатно отказаться от этого земельного участка, если он не продается. А если человек ничего не хочет делать, вот тогда появляется дополнительная возможность забрать эту землю в пользу администрации и дать многодетным.

Тамара Шорникова: Да, очень хороший вопрос Анна Григорьевна подняла: а власти местные готовы к такой инициативе? Потому что действительно наверняка вверх регионах окажется такая ситуация, что и второй, и третий раз на торги, а желающих не будет. И это значит, что это будет находиться в муниципальной, например, собственности, это значит, что власть должна будет находить деньги на то, чтобы поддерживать эти земли в порядке, это ляжет на их плечи.

Федор Мезенцев: А вот это очень правильная история. Если соседей нет, которые хотят взять эту землю, то получается, что государство обязывает местную администрацию следить за землей, обеспечивать безопасность жителей. Поэтому от этого выигрывают все, и добросовестные землепользователи, и администрация, которая получит ресурс изымать землю и обеспечить очередников. У нас очень много очередников, есть ветераны Отечественной войны, есть заслуженные люди, участники боевых действий, члены многодетных семей, которым положено по закону предоставлять землю бесплатно, в каждом регионе своя норма. Они могут им предоставить эту землю.

Петр Кузнецов: Главное, чтобы именно тем отдавали, да.

«А как же конституционная неприкосновенность частной собственности?» – интересуется Александр из Владимирской области про высокую траву и мусор на участке.

Федор Мезенцев: Вот эта неприкосновенность частной собственности как раз запрещает заходить на земельный участок, если он огорожен забором, и мы можем видеть сколько угодно эти нарушения…

Петр Кузнецов: Высоким забором еще.

Федор Мезенцев: Любой забор, даже если собственник натянул веревку, то по закону на участок заходить нельзя, он препятствует проходу. Поэтому здесь закон был бессилен до сегодняшнего момента. Как только эти поправки вступят в силу, то появится возможность сверху снять аэрофотосъемку или квадрокоптером нарушение и после этого выписать предписание этому владельцу.

Петр Кузнецов: У-у-у…

Федор Мезенцев: Поэтому собственность неприкосновенна, но есть еще и обязанность: каждый собственник участков в течение 3-х лет обязан его освоить и обязан нести бремя содержания своего имущества.

Петр Кузнецов: То есть особо не позагораешь теперь на участке-то на своем?

Анатолий из Саратовской области с нами на связи. Здравствуйте, Анатолий.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Слушаем вас.

Зритель: Я очень рад этому закону! Скорее, мы так ждали его! Вот я живу в селе, у нас тут очень много домов, у меня, в частности, где мы землю не обрабатываем. Я пытался ее вернуть государству, мне говорят: плати 15 тысяч, вызывай комиссию, вызывай БТИ, вызывай то-то и то-то, в общем, 15 тысяч придется отдать. Ну мне не нужна эта земля, и у нас таких, как я, очень много, таких, как я, старушки, мне вот скоро будет 79 лет. Ну если бесплатно заберут, да я еще дам денег – ну пожалуйста, ну заберите эту землю, только оставьте дом, только оставьте дом.

Тамара Шорникова: Вы можете подождать немножко и не косить траву, тогда возможно.

Петр Кузнецов: Попробовать вот здесь вот внизу объявление еще пустить, может быть, наши редакторы пропустят его. Спасибо большое, спасибо, Анатолий.

Тамара Шорникова: Еще одна SMS была, что как раз есть такой сосед, травой участок зарастает, обратились в МЧС, МЧС не едет. Как много таких случаев и что делать, если не реагируют на обращения?

Федор Мезенцев: Обязана администрация отреагировать. Нужно написать обращение в администрацию, и муниципальный земельный контроль обязан выехать, будет комиссия. Они с собой привлекут и МЧС, если надо, возьмут сотрудника полиции, попадут на участок, все это зафиксируют. Ну вот против таких нововведений те, кто никогда ничего с землей не делал, так же как, когда принимался новый закон о садоводах, против были те, кто никогда не платил взносы. Та же самая история у нас с земельными участками: возмущаются именно те, кто хотел вложить в свое время деньги или получить бесплатно и ждать, получить с этого какие-то дивиденды за счет соседей.

Петр Кузнецов: Сразу можно понять, да, сразу на категории разделяются.

К вопросу о штате: хватает ли у нас тех самых сотрудников Госпожнадзора, которые должны мерить траву и считать мусор на участке?

Федор Мезенцев: Это не только сотрудники Госпожнадзора, это сотрудники местной администрации. Вместе с органами Росреестра они могут проводить муниципальный земельный контроль либо государственный земельный надзор…

Петр Кузнецов: Все равно же все вместе они там, в составе этой бригады должен быть каждый представитель.

Федор Мезенцев: Понятно, что они это и так делают, они обязаны следить и за строительством домов, чтобы у нас не получались многоквартирные дома в частном секторе, где это нельзя, или на дачных товариществах. Поэтому администрация с этим справится, а с учетом того, что с администрации сегодня очень жестко спрашивают за нарушение режима противопожарной безопасности, то они найдут средства. По сути этот закон обязывает администрации работать лучше.

Тамара Шорникова: Спасибо большое за разъяснения. Мы говорили об инициативе Минэкономразвития об изъятии земли за нарушение пожарной безопасности. У нас в студии был Федор Мезенцев, исполнительный директор Союза дачников.

Это были темы дневного выпуска «Отражения», а вот что будем обсуждать вечером.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски