Социальная помощь от государства: почему россияне плохо знают, кому какие льготы и пособия полагаются?

Социальная помощь от государства: почему россияне плохо знают, кому какие льготы и пособия полагаются?
Кого и как учить? Китайцам въезд запрещён. Хакеры атакуют банки. Опасен ли 5G? Передел рыбного рынка. Индексация для работающих пенсионеров
Сергей Лесков: У нас очень неравномерное распределение ресурсов по стране. Где-то не хватает рабочих, а где-то работы. Это беда!
Сергей Обухов: С тех пор, как отменили индексацию работающим пенсионерам, их количество резко сократилось. Стало меньше налогов и отчислений в ПФ
Герман Зверев: В стоимости рыбы - 35% отпускная цена рыбака. Остальное - это перевозка и ритейл
Татьяна Овчаренко: У сбытовых компаний манера обсчитывать и начислять долги просто фантастическая!
Как оплачивают счета в глубинке, где нет почты и денег на интернет?
Валентина Иванова: Норматив школьного питания вырос вдвое – до 75,6 рублей. Но есть проблема ежедневного контроля качества и разнообразия рациона
Почему наши мегаполисы превращаются в гетто?
5G убьёт абонента? Действительно ли высокочастотные сети провоцируют онкологию?
Пассажир, выключи музыку! Надо ли запретить использовать в транспорте гаджеты без наушников?
Гости
Марина Семенова
президент Всероссийского союза общественных организаций по работе с многодетными семьями
Сергей Рыбальченко
заместитель председателя комиссии по поддержке семьи, материнства и детства Общественной Палаты РФ

Анастасия Сорокина: «Какие ваши льготы?» Оказывается, мы не в курсе, какую социальную помощь от государства мы можем получить, таковы данные Общественной палаты. Двадцать пять процентов многодетных семей не обращаются за подарками к праздникам, пятьдесят три процента семей с детьми-инвалидами не получают все положенные пособия. Россияне упускают и льготные путевки, и компенсации за услуги ЖКХ, потому что не могут понять, положены они им или нет.

Александр Денисов: Вот в дневном выпуске «ОТРажения» наша гостья Людмила Пронина, государственный советник второго класса, доктор экономических наук, профессор, высказала предположение, почему это происходит, – потому что все льготы у нас носят заявительный характер, то есть, грубо говоря, нужно самому явиться, а люди ошибочно полагают, что раз льгота есть, то она сама их как-то найдет.

Людмила Пронина: Всегда человек сам должен быть активным, недаром у нас с вами государство, скажем так, субсидиарное, когда ты минимум получаешь, а дальше зарабатываешь. Если ты хочешь обеспечить свою семью, льготы ведь очень разноплановые, есть такая масса льгот, что даже, честно говоря, трудно их проанализировать даже специалисту. Сейчас социальная политика у нас еще повернута на то, чтобы решать такие проблемы, трудно решаемые мерами того же самого льготирования, пособиями и так далее, – повышение рождаемости. Посмотрите, когда мы с вами материнский капитал ввели, постоянно расширяли возможности его использования. Поэтому продолжается вот эта тенденция, сами должны зарабатывать, но государство то, что нужно в данный момент государству, то и предоставляется.

Анастасия Сорокина: Звонили нам зрители, жаловались, что мало знать о льготах, субсидиях, нужно еще подсуетиться, чтобы их получить, то есть явиться вовремя, не опоздать, написать все нужные бумаги. Вот что рассказал Александр из Московской области.

Зритель: Есть такая услуга, как бесплатный проезд для многодетной семьи из Москвы во Владимир, в Тулу и в ближайшие области. Но нюанс такой, что билеты продаются за 10 дней до непосредственной даты поездки, то есть можно взять бесплатный билет, но зачастую билетов нет, потому что билеты раскупаются примерно за месяц. А второй момент, который я хотел бы обозначить: многодетным семьям посещение музеев, аквапарков, развлекательных каких-то мероприятий по будням, когда родители работают. То есть услуга есть, а многодетная семья зачастую не может воспользоваться, потому что нужно работать.

Александр Денисов: Тему обсуждаем вместе с вами, подключайтесь, звоните-пишите.

В студии у нас Марина Семенова, президент Всероссийского союза общественных организаций по работе с многодетными семьями, – Марина, добрый вечер, рады вас видеть.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Марина Семенова: Здравствуйте.

Александр Денисов: И Сергей Рыбальченко, заместитель председателя Комиссии по поддержке семьи, материнства и детства Общественной палаты Российской Федерации. Сергей, добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Добрый вечер.

Сергей Рыбальченко: Добрый вечер.

Александр Денисов: Как мы с вами шутили до эфира, отцовство-то и потеряли из вашей…

Сергей Рыбальченко: Нет, ну в опросе он есть.

Александр Денисов: В опросе есть, в названии нет.

Сергей Рыбальченко: Нет, есть отцовский капитал, который очень положительно, получил массу положительных оценок, особенно учитывая то, что отвечала женская аудитория.

Александр Денисов: Поговорим про это, да.

Анастасия Сорокина: Начнем с того, что действительно сейчас вот эти цифры, которые говорят о том, что льготы есть, они положены, положены, положены. Марина, вы как многодетная мама наверняка тоже входите в категорию человека, которому положено большое количество льгот. Вы как про них узнавали? И все ли льготы вам были доступны?

Марина Семенова: Ну, во-первых, не большое количество льгот, это во-первых. Во-вторых, у нас все-таки привязка к малоимущности…

Александр Денисов: Ну как, шесть детей, должно быть много льгот, у вас шесть детей.

Марина Семенова: Ну, должно быть, но привязка к малоимущности, в общем-то, большую часть льгот, скажем так, отрезает от многодетной семьи. Если ты не малоимущий либо не смог доказать, что ты малоимущий, соответственно, ты и не получаешь преференций от государства практически никаких, это первое.

Второе: так как я руководитель всероссийского союза, то понятно, что я-то о льготах знаю не только своих, но и региональных. Но многие многодетные родители правда не знают о своих льготах. В принципе наши организации, конечно, занимаются тем, что консультируют многодетные семьи о тех или иных мерах поддержки, но не все многодетные семьи доходят до нас, не все многодетные семьи могут получить качественную консультацию, а соответственно, так как правильно было сказано еще днем, все это носит заявительный характер, соответственно, если ты не пришел и не заявился, значит, ты просто ничего и не получаешь.

Александр Денисов: Скажем прямо, сами виноваты?

Марина Семенова: Сами виноваты, да.

Александр Денисов: Вы согласны, что сами виноваты люди?

Сергей Рыбальченко: Ну, не совсем.

Марина Семенова: Ну понятно, что это утрировано.

Сергей Рыбальченко: Хотя Марина очень информированный человек, но тем не менее нужно разделить льготы на две категории. Первая – это серьезные льготы, такие как материнский капитал. Безусловно, информированность людей, семей о наличии такой льготы максимальная, близка к 100%. А есть льготы очень небольшие, например, бесплатное посещение музеев, или в Москве в свое время было бесплатное посещение бани.

Марина Семенова: Зоопарка сейчас.

Сергей Рыбальченко: Да, зоопарка. Такие льготы, как правило, опросы как раз и показывают, что об этих льготах не осведомлено очень большое количество…

Александр Денисов: А насчет зоопарка, кстати, я ходил с ребенком в зоопарк, я что-то не увидел объявления о бесплатных билетах.

Марина Семенова: Для многодетных бесплатно.

Сергей Рыбальченко: Для многодетных…

Марина Семенова: Но опять это нужно знать, и нужно подойти в кассу и сказать, что ты многодетный.

Сергей Рыбальченко: Да, это вы должны внимательно…

Анастасия Сорокина: Что же это за бремя-то такое с этими льготами, что еще надо куда-то пойти, заявить, чтобы тебе еще рассказали, это еще могут утаить эту информацию? Почему? Вот вы говорите про материнский капитал – так была реклама по всей стране, рассказывали про материнский капитал, что за ним надо пойти в Пенсионный фонд. А здесь-то получается ситуация, что как будто эти льготы специально, умышленно скрываются.

Сергей Рыбальченко: Вы понимаете…

Александр Денисов: Анастасия деловая такая, хочет, чтобы к ней пришли и рассказали, да?

Сергей Рыбальченко: Вы понимаете, очень часто эти льготы являются некоторой такой скрытой формой поддержки своих организаций, бюджетных организаций. Например, вы должны каким-то образом профинансировать или дать дополнительные средства, давайте введем льготы для вот этой категории семей, и понятно, что там половина семей этими льготами не воспользуется…

Марина Семенова: Не воспользуется.

Сергей Рыбальченко: …а финансирование все равно пойдет в эту организацию. Но для меня даже было странным, что порядка 25% тех людей, которые пользуются детскими садами, не знали о том, что существует компенсация, и вот это, конечно, уже другой вопрос, это вопрос к информированности.

На мой взгляд, мы должны наладить такую очень многоступенчатую, многоэтапную систему не просто информированности семей, а опроса востребованности тех или иных мер для семей. Может, они и не нужны, потому что опросы показывают, порядка 15% в среднем, по разным мерам видно, что семья не нуждается в этих мерах, она самодостаточна, или она, допустим, недоступна, эта опция.

Александр Денисов: Это в каких мерах не нуждаются, например?

Сергей Рыбальченко: Во всех. Если мы посмотрим, даже в ипотечном кредите. Вот если мы посмотрим вот это последнее…

Марина Семенова: По многодетным семьям.

Сергей Рыбальченко: Да, последняя льгота, которая была принята совсем недавно по инициативе президента о списании части ипотечного долга в размере 450 тысяч рублей, и то в ответах мы видим, что часть семей не нуждается. Но часть не может взять ипотечный кредит, а часть не нуждается в этом.

Марина Семенова: Причем очень большая часть не может взять.

Сергей Рыбальченко: Да. Очевидно, у них все хорошо с жильем, то есть понимаете, да.

Александр Денисов: А тут я с вами не соглашусь, я поспорю.

Анастасия Сорокина: Саш, прости, пожалуйста, я тебя перебью, потому что у нас прямой эфир, и мы хотим вас спросить, какие льготы или налоговые вычеты вы получали, и мы об этом спросили в разных городах. Давайте сейчас и посмотрим.

Александр Денисов: Да, потом вернемся к ипотеке и поспорим с вами.

ОПРОС

Александр Денисов: Ну вот возвращаясь к ипотеке. Да, я тоже читал про это, что, оказывается, очень мало семей многодетных…

Анастасия Сорокина: Льгота эта есть вроде бы как, но чтобы в нее попасть…

Александр Денисов: Да, это все очень обставлено целой засекой, там условий таких-сяких, пятых-десятых…

Марина Семенова: Да.

Александр Денисов: …что человек просто натыкается на одно, другое, третье, он просто подступиться к этой ипотеке в итоге не может, чтобы ее получить, поэтому складывается впечатление, что это никому не нужно, потому что это недоступно по факту.

Марина Семенова: Так и есть, все правильно вы говорите, потому что для многодетной семьи вообще очень сложно взять ипотеку, потому как банки отказывают, не аргументируя свой отказ, во-первых. Во-вторых, когда они видят, что иждивенцев как минимум трое, а то и пятеро, и шестеро, соответственно банк понимает, что это большой риск для него дать этот ипотечный кредит. Поэтому многодетные семьи очень редко пользуются вообще ипотекой, а соответственно сейчас у меня, например, очень много запросов…

Александр Денисов: За льготный-то тоже тяжело все это провернуть, всю эту процедуру.

Марина Семенова: Естественно. И соответственно, вот вы правильно сказали, потому что у меня огромное количество сейчас обращений многодетных семей, которые взяли-таки ипотеку и сейчас попытались воспользоваться как раз правом списания вот этих 450 тысяч, и нет возможности это сделать, потому что банки по тем или иным причинам отказывают, либо слишком много нужно что-то тоже там дособрать, дописать и так далее. То есть это прямо ну целая какая-то очень непонятная история, игра какая-то банков с этими деньгами.

Александр Денисов: Сергей, а вы говорите, что людям это не нужно. Вот видите, какая история: нужно, только воспользоваться нельзя.

Анастасия Сорокина: Потому что одним нужно, они не знают, а другим не нужно.

Сергей Рыбальченко: Я говорю на основе цифр, которые мы получили в результате опроса.

Александр Денисов: Мы вам раскрыли, так сказать, на чем цифры держатся.

Сергей Рыбальченко: Да. Вот последняя буквально мера, которая была озвучена президентом, на Дальнем Востоке ипотека под 5%.

Александр Денисов: Даже 2%.

Анастасия Сорокина: Про 2% говорили.

Сергей Рыбальченко: Первоначально было 5% на Дальнем Востоке.

Александр Денисов: Да, 5%, теперь 2%.

Сергей Рыбальченко: Опрос показывает, что 19% не нуждаются в этом, они пишут. Ну, очевидно, по каким-то причинам, но тем не менее очень много не получают, например, 44% не обладают этой информацией. Это значит, что просто люди пока не знают об этом несмотря на то, что они смотрят телевизор. Тем не менее нужно как-то разъяснять и доводить. Это мы приготовили прекрасный обед, но он не получил, не дошел до тех, кому он нужен, вот это самое главное.

Причем в чем, на мой взгляд, уникальность этой ситуации? Мы же опрашивали, у нас же инициативный опрос, то есть в нем участвовали люди информированные, которые работают в Интернете, у нас Интернет-опрос. А те, которые не имеют доступа? То есть это значит, наши показатели в реальности, я имею в виду, если мы посмотрим более широкий круг всех, будут еще хуже.

Поэтому, на мой взгляд, нужна такая поэтапная информированность в каждом случае. Например, наступила беременность, обратилась мама, встала на учет, получила первую информацию о том, что ей полагается. В роддом пришли, получили информацию вместе с подарком новорожденного. Пришли в ЗАГС регистрировать ребенка, тоже получили. А еще желательно при этом и получать определенный опрос, нужна эта мера или нет.

Анастасия Сорокина: Вот. А как вообще эти льготы создаются? Кто придумывает, что вот такая будет сумма, вот такая субсидия, вот такой бесплатный билет? Такое впечатление, что иногда какое-то издевательство: мы вам поможем, только эта помощь, в общем-то, только пыль в глаза, получается.

Сергей Рыбальченко: Ну, я могу сказать, как рождаются общественные инициативы. Как появляются государственные инициативы, у них есть разные варианты. Общественные инициативы мы обсуждаем обычно в целевых группах на круглых столах, общественных слушаниях. Вот, пожалуйста, у нас есть представитель сообщества многодетных, который обсуждает это на форуме. Ну, например, вот мера, которая на сегодняшний день получила очень хорошую поддержку по нашему опросу – это бесплатное высшее образование для детей из многодетных семей.

Марина Семенова: Да.

Сергей Рыбальченко: Эта мера была подсказана на форуме в Ульяновске, на Демографическом форуме, когда вышла многодетная мама и спросила, почему у нас нет такой меры. Мы начали изучать историю вопроса и попробовали, опробовали в опросе на Дальнем Востоке, получили очень хорошие результаты, особенно у семей с двумя детьми и с тремя детьми. И сейчас вот наш опрос показывает, что 55% семей, которые имеют на это право, поддержали эту меру, значит, надо вводить. А вот другой подход, когда предлагаются, допустим, меры, скажем, считаем, что надо еще что-то предложить, на мой взгляд, не всегда эффективен.

Александр Денисов: Марина, вопрос. Вот Сергей говорит, что в роддоме давать какую-то информацию, – это будет вообще большой томик с перечислением всех этих льгот? Вы же все прекрасно знаете.

Марина Семенова: Да.

Анастасия Сорокина: Или зависит от региона?

Марина Семенова: Смотрите, во-первых, зависит от региона, во-вторых, здесь же опять же адресный подход. То есть если мама, например, стала многодетной мамой, мы даем одну брошюру. Если мама-одиночка, например, это тоже в роддоме все, в амбулаторной карте в том числе прописано, мы даем другую брошюру, и так далее. То есть здесь же… С первым ребенком, может быть, там мама замужем за военным, за срочником и так далее, то есть тут целый… Конечно, должен быть соцработник, ну конечно, то есть при роддомах, для того чтобы консультировать этих уже родивших мам и, может быть, даже их родственников.

Анастасия Сорокина: Это недавно появилось, вот такая инициатива?

Александр Денисов: Этого нет еще.

Марина Семенова: Нет, этого нет сейчас.

Сергей Рыбальченко: Это мы разрабатываем.

Александр Денисов: Это у Марины идеальный мир.

Марина Семенова: Это то, как должно быть, то есть начиная правда с ЗАГСа семью должны вести, именно информировать в течение, скажем, всей жизни человека должны информировать, то есть в том числе и пенсионеров наших, которые по факту, конечно, много чего знают, но бывают такие моменты, когда и им нужно тоже что-то разъяснить, что-то объяснить.

Александр Денисов: Марина, а не много ли мы хотим, чтобы нас всю жизнь за руку водили и все разъясняли? Не кажется ли вам, что это уже смешно?

Анастасия Сорокина: Саша за то, чтобы ты сам добивался своих льгот.

Марина Семенова: Нет, смысл в том, что ты сам не всегда… Ты можешь прийти… У нас же государство все-таки экономит бюджет, и соответственно, когда ты приходишь даже в определенные органы, в территориальное управление социальной защиты и так далее, то тебе не все расскажут, не все скажут. Как сказал Сергей Игоревич правильно, какие-то меры поддержки, которые не особенно нужны, на них выделяется какой-то бюджет, какие-то люди прорабатывают этот бюджет, на зарплате сидят, а по факту эта мера практически не пользуется спросом.

Александр Денисов: Поэтому дешевле будет все-таки нанять работника, чтобы он разъяснил?

Марина Семенова: Конечно!

Александр Денисов: Сергей, вы так зло на меня посмотрели, когда я высказался…

Анастасия Сорокина: Саша, у нас несколько звонков…

Сергей Рыбальченко: О соцработнике или о чем?

Александр Денисов: Что за руку водить нужно, вам не понравилась моя реплика?

Сергей Рыбальченко: Неужели это так отразилось?

Анастасия Сорокина: Давайте выслушаем зрителя из Саратовской области, Николай у нас на связи. Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Добрый вечер.

Зритель: Вот у меня такая история. Значит, я инвалид, я получил от государства, короче говоря, электроколяску. Но так получилось, что подруга после инсульта маломобильная, и я без двух ног. Мне приходится и в магазин поехать, и мусор вынести, и коммуналку заплатить, прочее, прочее, ну как нормальному человеку, просто я передвигаюсь на электроколяске. Но покрышки выходят из строя.

Написал просьбу в соцстрах, чтобы мне сделали компенсацию, потому что это маленькое колесико стоит 1,5 тысячи и больше, а покупать колеса за свой счет пенсия не позволяет. А коляска нужна не просто, как говорится, покататься, на Волгу поехать посмотреть, на природу, а вот жизненно необходима. Написал я, приехали два человека из Саратова, вот такую дорогу проехали, посмотрели, что да, покрышки пришли в негодность, да, протекторы стерты уже, как говорится, до камеры, и уехали, все. Все приходится добиваться, все приходится… Хотя есть, значит, федеральный закон, где предусмотрено все точно до каждого шага, как делать, сроки, все.

Александр Денисов: То есть резину вам не поменяли на вашей коляске?

Анастасия Сорокина: Хотя должны.

Зритель: Нет, получить эту льготу я никак не могу, потому что… И звоню, и интересуюсь: «Да-да, вот-вот», – и все, и, как говорится, без конца.

Мне положены чулки на культи, значит, этот чулок, срок службы этого чулка 6 месяцев, а уже 8 месяцев прошло, как я прошу, чтобы мне выдали. Вот я до сих пор не получил чулки, а уже срок, я уже износил, а их штопать нельзя, потому что, когда надеваешь на протез, он трет. Ну это я могу штопанный носок или чулок надеть, туфлю. Я не говорю про, допустим, льготные лекарства или про ЖКХ, здесь вообще 5 лет я не могу получить льготные лекарства, 5 лет!

И я ни в суд не могу, нигде. И говорите, что вот надо обращаться, – и что? И прокуратура, и суд… Я трижды подавал на лекарства в суд, и трижды мне под такими вот, извините меня, смешными, надуманными историями мне иск не принимают. Вот как быть?

Вот мы, инвалиды, мы вот, как говорится, самые обиженные, самые богом обиженные, и вот государство нас еще вот так… Я понимаю, когда человек может что-то сделать, а вот я, представьте, без двух ног, больная подруга после инсульта, которую признали работоспособной, два таких вот человека. И мы сидим, я ничего не могу добиться.

Александр Денисов: Николай, не кладите трубку, сейчас постараемся вам ответить. Сергей Игоревич, наверняка у Общественной палаты есть отделение, может быть, кто-то займется из ваших?

Сергей Рыбальченко: У нас… Адрес запишите, пожалуйста, если можно, или телефон свой оставьте, мы вам перезвоним, свяжемся и узнаем. Я думаю, что это какая-то крайняя ситуация, по крайней мере к нам часто обращаются, но чтобы так комплексно…

Александр Денисов: Сможете помочь, да?

Сергей Рыбальченко: Да, давайте мы возьмем…

Александр Денисов: Все, телефон у наших редакторов, после эфира вам передадим.

Сергей Рыбальченко: Да, хорошо.

Александр Денисов: Николай, Сергей Игоревич вам поможет, перезвонит вам, свяжется. Спасибо, что позвонили.

Анастасия Сорокина: Спасибо вам за звонок.

Александр Денисов: Еще у нас звонок…

Анастасия Сорокина: …из Воронежской области. Юлия, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, алло.

Александр Денисов: Юлия, добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Да, Юлия, мы вас слушаем.

Зритель: Я с Воронежа, это самое. Вопрос такой. В журнале «Пенсионер» я прочитала, что кому за 70, платить за капремонт 50%, кому за 80, вообще не платить. Так вот я никак не пойму, пошла в соцзащиту, а мне сказали: «Вы являетесь ветераном труда?» Я говорю: «Да, являюсь». – «Ну а что же вам надо? Вы же получаете какие-то там средства». Я говорю: «Да, получаю». – «Ну и все, больше вам ничего не положено». Я так и не поняла, пишут одно, другое… В общем, вот такая ситуация.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Юлия, за вопрос.

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Это, наверное, к тому, что очень часто…

Александр Денисов: Похоже, просто отфутболили. Положены, конечно.

Сергей Рыбальченко: Я хочу поддержать, это жалобы постоянные по поводу капремонта, и даже те люди, которым уже за 80, им все равно начисляют капремонт, и жилищно-коммунальная компания под всякими предлогами отказывается…

Александр Денисов: …делают морды кирпичом и говорят…

Сергей Рыбальченко: Да, совершенно верно, причем постоянно идут начисления. Но могу сказать, что и с мусором точно так же происходит. Безусловно, Общественная палата держит это на контроле. В зависимости от региона ситуация разная, но тем не менее нужны, на мой взгляд, сейчас системные меры, не просто разъяснения, а какие-то… Если нарушается закон при начислении, допустим, капитального ремонта, то должны быть меры административного характера для начала, чтобы те чиновники или те представители служб, которые это делают, в конце концов, или руководители все-таки отвечали по заслугам, потому что…

Анастасия Сорокина: Так вот пока нет этой меры, вот написали в газете, люди читают, понимают, что, в общем-то, есть у них право такое, и им отказывают. Как вот в этой ситуации быть?

Сергей Рыбальченко: Ну, я могу сказать, как в некоторых регионах поступают. Существуют горячие линии, например, в Московской области есть такой…

Марина Семенова: …«Добродел».

Сергей Рыбальченко: …«Добродел», куда вы можете обратиться. Могу сказать, что это такая хорошая иногда бывает взбучка для чиновников, потому что ситуация, эта жалоба тоже…

Марина Семенова: …под контролем у губернатора.

Сергей Рыбальченко: …находится под контролем у губернатора, его служб и, в общем-то, во многом способствует решению вопроса. В разных регионах это по-разному. Я думаю, что вот таким образом надо идти. Можно, конечно, предлагать другие какие-то экзотические ситуации, например, специальный телефон, специальная горячая линия по поводу тех или иных мер, как, например, у нас есть в отношении детей.

Марина Семенова: Да.

Сергей Рыбальченко: Но я не готов сейчас только по этому случаю. Мне кажется, в целом анализ таких ситуаций связанных, который проводится, вот как данный опрос, потому что мы обсуждаем семью, видите, а все время приходим к обсуждению вопросов, связанных с ветеранами, и это, конечно, очень близкие темы, хотя не идентичные.

Мне кажется, такой же опрос должен быть проведен и в отношении граждан старшего поколения; возможно, мы в следующий раз сделаем точно такой же опрос вместе с соответствующей комиссией, у нас есть комиссия по социальной политике. Потому что очевидно, что там тоже есть огромное количество проблем, которые мы не можем на сегодняшний день почувствовать. Вот сейчас в чем прелесть этого опроса? Да мы почувствовали… Мы говорим, почему у нас, допустим, рождаемость продолжает падать, ведь мы же принимаем новые меры, а когда мы сделали опрос, мы выяснили…

Александр Денисов: Именно ваш опрос, что 35% семей не знают об этом.

Сергей Рыбальченко: Нет-нет, я вам сейчас другие цифры назову, которые не назывались, что новыми мерами реально поддержки первого ребенка, второго ребенка, ипотечный кредит по ставке 6% пользуются 5–7% опрошенных нами, участвовавших в опросе. То есть около 70% не имеют на это права, потому что возраст ребенка не позволяет, еще какая-то часть по другим причинам, по вопросам превышения доходов и так далее, и так далее, там есть частные ответы.

Тем не менее мы же должны понимать, что если мы принимаем какие-то меры и они приходят в информационное пространство, то люди должны чувствовать это и понимать. И вот этот опрос… Я сам не знал, занимаясь этой проблемой, я не знал об этой ситуации. Я уверен, что коллеги из соответствующих федеральных органов тоже, обладая конечной информацией, не знают… Например, недавно совсем министр труда и социальной защиты Максим Анатольевич Топилин, выступая на президентском совете по реализации национального проекта «Демография», говорил: да, вот семьи почему-то всего лишь у нас, по памяти говорю, порядка 40 тысяч всего оформило ипотечный кредит под 6%. Почему?

А мы здесь видим, почему, то есть для семьи недоступен, банки отказывают, 2,5% ответивших ответили, что банки отказываются перерассчитывать. И вот исходя из этих опросов мы уже видим… В чем еще прелесть этого опроса? Регионы могут взять его за основу и сделать свой опрос, потому что у нас есть регионы-лидеры, например, Самарская область, порядка 2 тысяч человек ответило, вот они могут смело использовать этот опрос для своих нужд, включая в него региональные… Мы чаще должны спрашивать у людей, ориентироваться на людей, потому что…

Анастасия Сорокина: Вот давайте мы как раз людей и спросим, у нас они на связи.

Александр Денисов: Лидия, Московская область.

Анастасия Сорокина: Лидия из Московской области, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я город Москва, Новая Москва, алло.

Александр Денисов: Очень приятно, Лидия.

Сергей Рыбальченко: Старая Московская область.

Зритель: Да, старая Московская область. Знаете, вот такой вопрос. Я ветеран труда, я пенсионер, 71 год, почетный донор, инвалид III группы. Муж у меня ветеран труда, пенсионер. Но почему-то вот льгота… Я не знаю, как я должна получать льготы. Везде что-то пишут, говорят, что если инвалид, там что-то, какие-то льготы, 50% мне должны… Объясните, 50% – это от чего?

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Лидия.

Александр Денисов: Да, сейчас объясним.

Марина Семенова: Ну вот мы как раз об этом и говорим, о том, что информированности нет, и даже приходя в соответствующие органы, люди и там не получают ответа на свои вопросы.

Александр Денисов: То есть там тоже не знают, да?

Марина Семенова: Там не то что не знают, там, возможно, не…

Сергей Рыбальченко: И часто не знают. Вот у нас даже такие, низкая информированность…

Марина Семенова: Самих, да?

Сергей Рыбальченко: Да, самих сотрудников Пенсионного фонда, вот у нас такие есть тоже ответы. Но вообще то, что мы сейчас с вами наблюдаем, в основном вопросы от людей старшего поколения, и я вот сейчас уже задумываюсь…

Анастасия Сорокина: Так же льготная категория.

Сергей Рыбальченко: Да, я уже задумываюсь о том, как делать опрос как раз среди этой категории, потому что по семьям мы понимаем, здесь Интернет работает в этой категории, а здесь, я думаю, придется нам…

Марина Семенова: Крайне тяжело будет.

Сергей Рыбальченко: Да, придется крайне сложно. Но тем не менее нужно.

Анастасия Сорокина: Тогда мы еще одну вам тему для исследования можем предложить.

Александр Денисов: Перед этим, Настя, позволишь, историю расскажу, вернемся к молодежи, к программам с жильем и так далее. История была с моими знакомыми. Молодая семья, чтобы попасть в эту программу, льготную программу, человек пытался туда попасть, ну не брали его, не ставили, хотя по всем параметрам подходил, все, безуспешно бился, ему сказали: «Нужно 50 тысяч вот этой даме, которая заведует отделом, вручить в конверте». Все, созвонились, проблем нет, на улице он передает ей конверт.

Бах! – поворачивается, защелкивают наручники, потому что даму вели, прослушивали телефоны, и его за дачу взятки… Хорошо успел вытащить телефон в машине, как-то извернулся, позвонил знакомому из полиции из отдела по борьбе с экономическими преступлениями, тормознули машину, сказали: «Парень наш, клиент наш, ребята, забираем, не трогайте его». То есть человек, чтобы попасть, получить льготу, рисковал своей шеей, чуть не сел за это. Вообще дикая история!

Марина Семенова: Дикая история, да. Мы же вот сейчас как раз это все и обсуждаем.

Сергей Рыбальченко: Но она и со счастливым концом.

Александр Денисов: Да, повезло.

Марина Семенова: Слава богу, да. К огромному сожалению, если льготы и есть, то мы не можем ими воспользоваться, вот об этом как раз Сергей Игоревич говорит, что результаты опроса именно это показали, что те меры поддержки, которые даже новые были введены, всего 5–7% ими пользуются. А это значит, что остальные, извините, 95–93%, нет?

Александр Денисов: И легко ведь можно понять, глядя на вот эти отчеты, собственно, в ведомствах, в том же Минтруде, что что-то не то происходит. Ведь не нужно разгадывать загадку, да?

Сергей Рыбальченко: Да, мы видим. Почему вот сейчас принято решение о повышении уровня доходов с 1,5 прожиточных минимумов до 2 прожиточных минимумов и увеличении возраста, когда ребенок может получать, до 3 лет? Потому что нужно расширять категории этих семей.

Или, например, очень мало семей пользуются средствами материнского капитала на пособия до 1,5 лет, и одна из причин именно эта, потому что ну почему? Это же средства материнского капитала, почему мы не могли расширить эту категорию и всем детям, которые до 1,5 лет возрастом или до 3 лет, дать возможность пользоваться? А мы вообще предлагали до 16 лет, потому что мы таким образом уйдем от этих вот историй с обналичкой материнского капитала. Если семье нужно на сейчас, на текущие расходы, мы по крайней мере можем перейти к выплате ежемесячного пособия.

Александр Денисов: Вернемся к жилью, к молодым семьям опять.

Анастасия Сорокина: Давайте поговорим о том, как получить налоговый вычет. У нас есть сюжет Эрики Вилль из Ярославля.

СЮЖЕТ

Александр Денисов: Парень молодец, да, про зубы вспомнил, что ему помазали чем-то.

Сергей Рыбальченко: Да.

Анастасия Сорокина: Главное, родители помнят, сколько это стоило.

Марина, вот вы говорили про информацию от регионов, вы получаете ее. Есть ли какой-то хотя бы, может быть, один регион, в котором со льготами дела обстоят удачнее, чем во всех остальных регионах?

Марина Семенова: Ну это Москва и Московская область 100%, это, наверное… Вот у нас что сейчас…

Сергей Рыбальченко: Сахалинская область.

Марина Семенова: Сахалинская область, наверное, да.

Сергей Рыбальченко: И льготы серьезные.

Марина Семенова: Да, самая, наверное, лучшая, пилотная, потому что она субсидируется.

Сергей Рыбальченко: Не поэтому, а потому что там действительно очень сильные меры. У них, правда, есть определенные возможности финансовые, но они есть и в других регионах. Но там были в свое время приняты волевые решения руководством, поэтому там самый серьезный пакет мер поддержки многодетных семей, других семей. Можно смело ориентироваться на политику этой области.

Марина Семенова: Причем не все меры денежные.

Александр Денисов: А как они узнают? Пакет есть, а как информация о пакете?

Сергей Рыбальченко: Вы знаете, вот я лично встречался с министром Сахалинской области Касьяновой Еленой Николаевной, она мне тоже предложила скачать программу специальную по льготам.

Александр Денисов: Приложение в смартфоне, да?

Сергей Рыбальченко: Да, оно у меня есть сейчас, но смартфона нет с собой, я бы вам продемонстрировал. И там вы сразу определяете, к какой категории вы себя относите, вы старшее поколение либо у вас семья с ребенком, с детьми. И вот по этой цепочке вы смотрите все льготы, которые вам полагаются. Мне кажется, когда мы говорим об информировании, это не значит, что мы должны семье вручить вот такой талмуд и семья должна дома листать и потом не знать, куда деть.

Марина Семенова: Ну, мы давно говорили о калькуляции вот этой, чтобы семья сама могла посчитать даже онлайн.

Сергей Рыбальченко: Да, семья могла посчитать, увидеть. Более того, я думаю, что дальше мы… Как бы одно из предложений, которое мы обсуждали, чтобы на портале госуслуг, и оно, кстати говоря, получило очень высокую поддержку людей, чтобы на портале госуслуг появилась специальная опция, когда вы можете не только о своих узнать мерах поддержки, введя свой статус, а ведь госуслуги знают ваш полностью статус…

Анастасия Сорокина: Все знают, да.

Сергей Рыбальченко: Все о вас знают сейчас, и вы знаете, какие вам меры полагаются, в том числе региональные меры. Вы можете даже посчитать, сколько вам нужно, и тут же заказать. Вот мне кажется, что такие опции, если уж мы говорим о цифровой экономике, они должны прежде всего приходить в сферу поддержки семьи.

Александр Денисов: А кстати, вот мы про налоговый вычет когда смотрели сюжет (да, сейчас поговорим со зрителем), упустили ребята, но они просто ипотеку не брали, что еще налоговый вычет по процентам по кредиту.

Сергей Рыбальченко: Да, совершенно верно.

Марина Семенова: Да.

Сергей Рыбальченко: И, по-моему, на земельный участок, если мне память не изменяет, если вы приобретаете.

Марина Семенова: Да. Но я думаю, что очень мало процентов как раз наших жителей знают вообще и про то, что можно за медицинские услуги, например…

Анастасия Сорокина: Платные медицинские услуги.

Марина Семенова: За платные медицинские услуги, да, можно вернуть. То есть вот такие вот меры, вторая мера поддержки правда хорошая, ну хорошая мера поддержки, но просто о ней никто не знает.

Сергей Рыбальченко: С одной стороны, финансовая грамотность хромает. С другой стороны, мне кажется, что и банки недорабатывают.

Марина Семенова: Ну а мы и не должны быть финансистами.

Сергей Рыбальченко: Ведь банки сколько раз вам в день звонят и предлагают, что «мы вас хотим обрадовать, вам оформлен кредит»…

Александр Денисов: «Уж придите, пожалуйста».

Анастасия Сорокина: Это прямо предмет в школе тогда надо новый вводить.

Марина Семенова: Да, для того чтобы мы стали финансистами.

Сергей Рыбальченко: Да нет, ну пожалуйста, банк говорит, что вам оформлен кредит, но вы знаете, что вам при этом полагается налоговый вычет? И человек сразу может узнать, через этот налоговый вычет можно… Как маркетинговый ход. Почему его не используют финансовые учреждения?

Марина Семенова: Да, кстати.

Александр Денисов: Странно, что Герман Оскарович еще это не ввел.

Сергей Рыбальченко: Да, мне тоже очень странно.

Марина Семенова: Ну, может, вот как раз посмотрит передачу, услышит Сергея Игоревича и воспользуется.

Александр Денисов: Да наверняка.

Сергей Рыбальченко: Я думаю, что руководитель банка вряд ли нас видит, но, может быть, рядовые сотрудники…

Александр Денисов: Плохо вы о нас думаете!

Анастасия Сорокина: Ростовская область, на связи Наталия. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Меня зовут Наталия, это город Новочеркасск Ростовской области. У меня ребенок-инвалид, 8 лет, девочка с тяжелейшей формой заболевания крови, болезнь Виллебранда, это несвертываемость. У нас осложнения, рушится голеностопный сустав. Вот у меня два вопроса.

Первый вопрос – это санаторно-курортное лечение. Добиться его практически невозможно, за 8 лет мы единственный раз добились, и то в марте. Несмотря на то, что я всем показываю врачам, и в Минздраве Ростовской области показывала назначение, где черным по белому мединститут педиатрический питерский пишет про санаторно-курортное лечение на море в летний период, потому что нельзя делать физиопроцедуры, как альтернатива говорят, что все лето проводить на море. Неужели 21 день нельзя выдать ребенку где-нибудь возле моря? Это первый вопрос.

И второй вопрос. Мы не можем вообще в России вылечить нашу ногу, вообще нет лечебных заведений, мы не можем найти, кто нам поможет. Сейчас начинаем выходить на Израиль, Германию из-за того, что нет тех врачей, которые могут помочь.

Александр Денисов: Понятно, Наталия, спасибо. Марина, как вот думаете, санаторно-курортное лечение, действительно, ведь есть такая норма? Я, к сожалению, не знаю подробностей…

Марина Семенова: Она есть, и она, между прочим, в регионах отыгрывается по конкурсу, то есть эти самые и санатории, и лагеря для детей, то есть на самом деле все это есть.

Александр Денисов: А почему Наталия не может получить?

Марина Семенова: А вот это вот другой вопрос, то есть это как всегда у нас человеческий фактор, наверное, на местах, потому что путевки есть.

Сергей Рыбальченко: Здесь очень конкретная…

Александр Денисов: Сергей Игоревич, тоже вам телефон передавать?

Сергей Рыбальченко: Давайте. Это очень конкретный случай, давайте мы будем разбираться.

Александр Денисов: Тоже Наталии, да, и Николая из Саратовской области. Продолжайте, пожалуйста.

Сергей Рыбальченко: То, что касается лечения, я думаю, что все равно нужно обращаться по месту жительства, если не удается, то каким-то образом искать другие варианты. Опять же конкретный случай, давайте мы будем работать такой, скажем, по частным случаям, я думаю, что это уже как раз к нам.

Анастасия Сорокина: А нет ли каких-то вот таких, не знаю, проверок? Потому что ощущение, что вот говорили об экономии государства, как будто есть некая установка, какой-то лимит на количество льгот или еще что-то. Почему? Там же такие же люди работают, к ним обращаются люди с проблемами. В чем заинтересованность лишить человека того малого, что ему положено?

Сергей Рыбальченко: Я думаю, что это не заинтересованность. Давайте смотреть правде в глаза: в регионах не очень много средств на сегодняшний день, и с каждым годом бюджетная ситуация… не становится лучше. И поэтому, безусловно, такая, может быть, внутренняя установка есть на сокращение определенных мер социальной поддержки, при этом вводятся определенные нормы адресности, связанные с малоимущностью; мы видим перегибы, связанные с определенными ограничениями, связанными с имуществом, с наличием имущества или какой-то живности.

Марина Семенова: Введение дополнительных справок.

Сергей Рыбальченко: И это проблема, которая не в одном регионе, то есть она носит, приобретает в определенном смысле системный характер, который требует своего решения. Мне кажется, что путь, выход можно искать по двум направлениям.

Первый – это делать максимальным количество универсальных пособий. Если количество тех людей, которых мы каким-то образом выводим за уровень этих пособий, незначителен, то лучше его сделать универсальным, чем тратить средства на администрирование этого пособия. Как с материнским капиталом: много раз было предложение сделать его выплатой по доходам, но это понятно, что столько будет справок и столько мы получим всех расходов на администрирование, что легче его не делать, это первое.

Во-вторых, это все-таки демографическая мера, поэтому те меры из демографического пакеты, которые были введены совсем недавно, они имеют определенные ограничения по доходам, я прежде всего отношу это к многодетным семьям, мне кажется, что все-таки нужно подумать либо за счет региональных средств, либо за счет введения дополнительных средств в регионах с очень неблагоприятной демографической ситуацией делать эти меры универсальными.

Почему? Потому что, допустим, тот же многодетный папа, как правило, папа в многодетной семье уже работает, в 40% случаев и мама работает, они, если не имеют права на эту помощь, имея соответствующие доходы, они ведь вносят свой вклад в бюджет своим заработком, выплатой налогов. Почему они с точки зрения справедливости социальной не имеют права на поддержку государства?

Ведь все-таки эта поддержка оказывается не только по малоимущности, они оказывается прежде всего потому, что у них в семье появился третий ребенок, а ребенок всегда требует определенных расходов независимо от того, вдвоем вы работаете, получаете высокие доходы, все равно это какие-то дополнительные ваши траты. И это определенное стимулирование от государства, возможность получить от государства дополнительную компенсацию за ваши расходы, которые вы несете.

И начинать, на мой взгляд, вот эту универсальность прежде всего следует с многодетных семей, то есть вот это вот ограничение по малоимущности, особенно когда это ограничение дается по прожиточному минимуму, это уж совсем, мне кажется, стоит избавляться от этого и идти все-таки по другому пути, вводить некоторый набор универсальных мер.

Марина Семенова: Да.

Сергей Рыбальченко: Количество многодетных семей самодостаточных, богатых не очень велико. Я вам даже скажу один очень интересный опыт, мою информацию. Я знаком, просто знаю, знаком с одной многодетной семьей, где мама… Папа действительно, так сказать, человек, который основной вклад вносит в доход семьи, а мама очень дорожит этими пособиями, которые она получает на детей, только потому, что она действительно может ими распоряжаться, это тоже у нее остается самостоятельно.

Анастасия Сорокина: Самостоятельно.

Сергей Рыбальченко: И мы должны уважать вот эту возможность семьи получать поддержку от государства.

Марина Семенова: Да, согласна на 100%.

Анастасия Сорокина: Есть у нас звонок из Марий Эл, Александр дозвонился. Александр, здравствуйте.

Зритель: Добрый день, добрый вечер, вернее.

Анастасия Сорокина: Добрый вечер.

Зритель: Я федеральный пенсионер, ветеран военной службы. Значит, положена куча льгот, которые я все знаю: бесплатный проезд, 50% коммунальных, бесплатное зубопротезирование. Но из всего этого здесь только якобы коммунальные, летом 100 рублей, зимой 300–400, непонятные суммы. Все, что можем, что ли?

Александр Денисов: Это единственные льготы, которые вам удается получать из всего списка?

Зритель: Да-да.

Сергей Рыбальченко: Ну что-то…

Зритель: Сейчас самый больной вопрос – это зубы. К депутату ходил, а он сказал: «А что ты раньше думал?» Два года назад горсобрание здесь вот таких, как я, приравняло вообще к общим гражданам, не имеющим никаких льгот, имеют какие-то там те, которые вообще не имеют льгот, ни федеральных, ни региональных.

Анастасия Сорокина: То есть у вас были эти льготы и вас их лишили, правильно?

Зритель: Да. Ну были только проезд, потом, значит, его компенсировали, то есть сами покупали проездной, потом компенсировали, а 2 года назад это тоже отменили все, постановление горсобрания.

Александр Денисов: Понятно, спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Александр, за звонок.

Александр Денисов: Марина, зубы-то в поликлинике должны были сделать, или я чего-то не понимаю?

Сергей Рыбальченко: Я думаю, что это вопрос, конечно, не к Марине.

Марина Семенова: Да.

Александр Денисов: Да.

Сергей Рыбальченко: Может быть…

Александр Денисов: Опять к вам?

Сергей Рыбальченко: Ну я могу сказать, просто у меня есть опыт муниципальной работы в органах местного самоуправления, поэтому я знаю эту проблему. Эта проблема всегда была острой, особенно для ветеранов, зубопротезирование и стоматологическая помощь ветеранам. Это, конечно, ответственность…

Александр Денисов: То есть по полису они это делать не хотят?

Сергей Рыбальченко: Нет, дело в том, что по полису… То, что касается… По полису могут, конечно, делать, но по полису обычное удаление зубов, то есть хирургическое вмешательство, а то, что касается дополнительного, это уже как бы за дополнительные средства. То, что касается, скажем, зубопротезирования, то это вообще отдельная история.

Марина Семенова: Да.

Сергей Рыбальченко: Могу сказать, что в 1990-е гг. это было кошмарной историей, потому что стояли огромные очереди, все это стоило дорого. После того, как, так сказать, в новых экономических условиях, в 1990-е гг. фактически это была ситуация во многих регионах и в муниципальных образованиях просто неразрешимой, и она решалась иногда вот в таком ручном режиме. Мы сейчас… Она как бы сейчас ушла уже из той остроты, которой она была 20 лет назад, но тем не менее, судя по всему, она снова приобретает такую остроту и нужно к ней возвращаться.

Нужны какие-то новые подходы, не готов ответить, какие сейчас, потому что мы больше сейчас сконцентрированы на поддержке семей с детьми. Но я думаю, что если серьезно заниматься этим вопросом, то нужно искать разные варианты, возможность человеку… Во-первых, надо заниматься стоматологией, потому что мы сейчас… Этот вопрос поднимает в том числе и Министерство здравоохранения, специалисты Министерства здравоохранения, потому что от состояния зубов зависит продолжительность жизни в конечном счете.

Марина Семенова: Да, здоровье человека.

Сергей Рыбальченко: Это есть соответствующее исследование…

Александр Денисов: Исследование, что органы сердечные и так далее.

Марина Семенова: Да-да.

Сергей Рыбальченко: Я могу сказать, что в Японии есть специальная программа, которая направлена на стоматологическую помощь гражданам старшего поколения. Я думаю, что нам нечто подобное нужно сейчас принимать. Это должна быть специализированная программа через сертификаты, еще через что-то, но она должна решаться.

Марина Семенова: Не только старшего поколения, но и многодетным мамам.

Сергей Рыбальченко: Я могу сказать, что сейчас поход к стоматологу, когда вы перед ним открываете рот, вы видите, как будто он золотую жилу нашел, это у обычного человека. А что говорить о ветеранах? Иногда лучше, так сказать, сидеть с закрытым ртом. А многие, кстати, мы недавно же видели эти исследования, не ходят, экономят на сегодняшний день на медицинской помощи, потому что не хотят обращаться, чтобы не найти какую-нибудь болячку и не начинать ее лечить, это действительно такая ситуация. Поэтому нужно искать возможность…

И могу сказать, что стоматологическая помощь среди детского населения – это тоже одна из проблем. Например, во Франции, опыт которой мы долго изучали, одна из причин бедности – это плохое состояние зубов ребенка, то есть один из критериев. У вас могут быть хорошие доходы, то есть приличные, но, если у ребенка плохое состояние зубов, значит, вы где-то экономите, то есть он либо не получает достаточного количества витаминов, либо не получает достаточного количества помощи. У нас нет такого критерия, но тем не менее обратите внимание на состояние зубов, это, на мой взгляд, одно из главных направлений. И вообще надо профилактикой заниматься, мы совсем этим не занимаемся, мы занимаемся в основном лечением, а не профилактикой.

Марина Семенова: Но все-таки, еще раз, про многодетных мам-то не забудьте, Сергей Игоревич.

Сергей Рыбальченко: Да, и многодетные мамы, у которых тоже… Это, кстати говоря, одна из проблем.

Марина Семенова: Это проблема, да.

Сергей Рыбальченко: У многодетных мам, что бы мы ни говорили, у многодетных мам количество проблем со здоровьем возрастает, в том числе одна из проблем – это зубы.

Марина Семенова: Как раз зубы.

Сергей Рыбальченко: Они связаны с тем, что большое количество кальция идет на детей.

Марина Семенова: Кальций вымывается, да.

Сергей Рыбальченко: Вымывается кальций из организма. Поэтому стоматологическая помощь многодетным мамам – это одно из направлений поддержки.

Марина Семенова: Это очень актуально.

Сергей Рыбальченко: Очень актуально.

Марина Семенова: И ко мне…

Сергей Рыбальченко: Есть и другие проблемы, но, на мой взгляд, медицинская помощь нужна.

Марина Семенова: …поступают очень часто такие запросы.

Анастасия Сорокина: У нас снова звонок, из Ленинградской области Лариса дозвонилась. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Сергей Рыбальченко: Здравствуйте.

Зритель: У меня такой вопрос. У мужа три ордена, правительственные награды, орден «Знак почета», орден Трудовой Славы III степени и орден Дружбы народов. Ну вот никогда… Ему хотя бы к празднику что-то такое, никто о нем даже и не знает. Сейчас ему почти 80, с 1940 года, никто… Вот хотелось бы что-нибудь, хотя какие-то действительно тысячу или две добавили бы к пенсии, но он получает пенсию 22 тысячи, вот сейчас ему 22. Сейчас начал болеть, зрение, глаза вот надо делать, у него катаракта. В общем, я говорю, никто ни внимания, как бы льготы. У него 60 лет стажа, он вообще ветеран труда…

Сергей Рыбальченко: Можно будет вопрос задать, да?

Александр Денисов: Да, конечно.

Анастасия Сорокина: Спрашивайте, конечно.

Сергей Рыбальченко: А скажите, пожалуйста, он ветеран труда?

Зритель: Да, обязательно.

Сергей Рыбальченко: Вы льготы имеете какие-то? У него идут какие-то льготы как у ветерана труда?

Зритель: Ну вот за ветерана труда, наверное, ему там доплачивают немножко, что там за ветерана…

Сергей Рыбальченко: Ну подождите, льготы ведь он имеет как ветеран труда? Наверняка льготы по жилищно-коммунальным услугам вы имеете?

Зритель: Ну, немножко есть, там что-то такое, да.

Сергей Рыбальченко: Ну вот, видите, значит, не совсем безнадежная ситуация.

Зритель: Да-да.

Сергей Рыбальченко: То есть на сегодняшний день, безусловно, то, что касается… Во-первых, то, что у него есть награды, это уже дает ему право получить звание ветерана труда, а звание ветерана труда дает право на достаточно значительное количество льгот. Могу сказать, что на сегодняшний день идут, очень часто проходят, совсем недавно были обсуждения, кто-то предлагал снимать эти льготы, были такие горячие головы, но общественность в целом обратилась с тем, настояла на том, чтобы все-таки это было сохранено. И поэтому вы сейчас имеете возможность этим пользоваться, это уже есть, это уже достаточно существенная прибавка.

Что касается праздников, я думаю, что… Не знаю, в каком регионе, вообще-то я знаю, например, по Московской области и по своему муниципальному образованию, такие праздники постоянно проводятся.

Марина Семенова: Регулярно, да.

Сергей Рыбальченко: Причем я могу сказать, возможно, может быть, вы о них не знаете, но почти в каждом городе есть совет ветеранов. У вас есть совет ветеранов в вашем городе?

Зритель: Есть совет ветеранов. Но вы знаете, у нас знакомый в Оренбургской, он сказал, что губернатор ему за орден за один доплачивает тысячу рублей, как бы от губернатора там какая-то помощь, понимаете?

Марина Семенова: А, региональный.

Сергей Рыбальченко: Ну за какой орден? Ордена бывают разные.

Зритель: Ну, я не знаю, какой у него орден, а просто, я не знаю, за орден. У меня тоже правительственная награда.

Сергей Рыбальченко: Ну, я могу сказать, что у меня орденов нет, у меня есть медали, никакой доплаты ни за одну я не получаю.

Александр Денисов: Сергей Игоревич, а еще с катарактой давайте разъясним вопрос, ведь должны же сделать операцию?

Сергей Рыбальченко: Да, операцию должны сделать, должны сделать бесплатно…

Александр Денисов: Безо всяких денег.

Марина Семенова: Бесплатно, да.

Сергей Рыбальченко: Бесплатно. Необходимо вам обратиться к офтальмологу, к вашему окулисту, он даст направление в специализированную клинику. Сейчас эта операция во многих регионах передается как высокотехнологичная медицинская услуга непосредственно в поликлиники по месту жительства, но те, которые обладают соответствующим потенциалом. Поэтому вы не затягивайте, это болезнь такая, которая…

Марина Семенова: Сергей Игоревич, уточните, что это не только для ветеранов труда либо для…

Сергей Рыбальченко: Это для всех граждан.

Марина Семенова: Для всех граждан бесплатно.

Марина Семенова: Бесплатно предоставляется. Но, безусловно, там качество могут быть разным в разных регионах, но тем не менее эта услуга предоставляется всем на сегодняшний день.

Александр Денисов: Спасибо большое! Тему льгот обсуждали с Мариной Семеновой, президентом Всероссийского союза общественных организаций по работе с многодетными семьями, а также с Сергеем Рыбальченко, заместителем председателя Комиссии по поддержке семьи, материнства и детства Общественной палаты Российской Федерации.

Что остается пожелать? – чтобы наконец-то по всей России появилось такое приложение, как на Сахалине, может быть, потому что там Хорошавина сняли, вот быстро тут и подсуетился новый губернатор, приложение запустил. Давайте будем ждать, что у всех у нас такое будет.

Анастасия Сорокина: Предложение запустить приложение.

Александр Денисов: Да, и какой ценой…

Анастасия Сорокина: Спасибо, что были у нас в студии.

Александр Денисов: Спасибо.

Сергей Рыбальченко: Спасибо вам.

Марина Семенова: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (2)
сергей
им просто невыгодно....-не воспользовался льготой,деньги ушли в бюджет на следующий год и можно дальше пилить
Татьяна
Многодетная семья не могу никак получить квартиру, стою на очереди, как долго ждать???

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски