Социальная стипендия: кто из студентов вправе её получать? Разъяснения омбудсмена в сфере образования Амета Володарского

Социальная стипендия: кто из студентов вправе её получать? Разъяснения омбудсмена в сфере образования Амета Володарского
Сергей Лесков: Не исключено, что многие проблемы Superjet связаны с тем, что не удалось построить правильную математическую модель этого самолёта
Что делать, если на первом этаже дома открыли магазин, бар или круглосуточный офис?
Александр Бражко: Роспотребнадзор практически самоустранился от контроля за содержимым и товарной этикеткой
Мать-одиночку из-за частых больничных перевели на работу за 130 км от дома. По её мнению, это принуждение к увольнению
«Собственность - это не только право, но и обязанности по ее содержанию». За сорняки будут отбирать землю
Безопасный загар - миф или реальность? Советы онколога. Что такое паспорт кожи и зачем он нужен
Онкология. Блокировка банковских счетов. Рынок подержанных авто. Бензин. Работа для подростков. Промышленная политика
Рак: каждый имеет право на бесплатное обследование, лечение и реабилитацию по ОМС в крупных центрах
Алексей Рощин: Ранний детский труд поможет. Потому что хорошее образование приобрести трудно, а вот навыки пойдут на пользу
Как производят вентиляционное оборудование и системы отопления на заводе в Бронницах
Гости
Амет Володарский
руководитель проекта Росвуз.РФ, омбудсмен в сфере образования
Олег Цапко
председатель Всероссийского студенческого союза, руководитель правозащитного проекта «Студенческий дозор»

Тамара Шорникова: Сегодня много считаем, продолжим это делать. Сейчас будем выяснять, на что живет молодежь в нашей стране. Студенты требуют поднять стипендию до уровня МРОТ.

Виталий Млечин: Накануне с требованием увеличить выплаты вышли на митинг учащиеся ВУЗов в Оренбурге. Они пришли на центральную улицу города, принесли плакаты с собой. Среди лозунгов, например, такие: «Хватит урезать бюджетные места», «Не хотим работать продавцами», «Работодателям нужны 18-летние, рожавшие, с 3-летним опытом работы». Казалось бы, смешно, но на деле действительно и такое встречается.

Тамара Шорникова: Такое встречается, да.

Виталий Млечин: Вот. И, естественно, юмористические тоже были: «Продаю гараж, или пельмень требуют наши сердца», – очень креативно.

Тамара Шорникова: Пельмень.

Анастасия Морозова: Пельмени – это потому что студенты хотят есть, а стипендии маленькие, денег на еду не хватает. Транспорт стоит дорого, с каждым месяцем повышается цена на транспорт. Жить студентам сложно, особенно не местным.

Константин Гусев: У нас уровень инфляции один, а рост стипендий другой совершенно. И стипендии далеко не каждый год индексируются. У нас в основном каждый второй студент сейчас занимается чем в принципе в университете? Пытается подрабатывать, чтобы обеспечить, чтобы меньше расходов ложилось на его родителей, предположим, чтобы обеспечивать свои потребности. Поэтому мы просто требуем, чтобы студенты занимались тем, чем они должны заниматься, – учились.

Тамара Шорникова: Митинг продлился не больше получаса, на него пришли около 10 человек, хотя ожидалось 150. Как объяснили организаторы, в некоторых ВУЗах преподаватели рекомендовали студентам не посещать митинг, хотя он и был согласован с властями, то есть мероприятие проходило абсолютно на официальных условиях.

Стипендии, собственно, будем обсуждать в это время, поэтому ждем ваших звонков. Если вы учитесь, расскажите, в каком регионе какую стипендию получаете, на что вам ее хватает или не хватает. Родителей тоже ждем.

Виталий Млечин: Да, если учатся ваши дети или внуки, то тоже, пожалуйста, обязательно позвоните и расскажите.

Тамара Шорникова: Да. С кем будем обсуждать сейчас это у нас в студии? У нас в гостях Амет Володарский, руководитель проекта «РосВуз.рф», омбудсмен в сфере образования. Здравствуйте.

Амет Володарский: Добрый день.

Виталий Млечин: Здравствуйте.

Понятно, что всем бы хотелось получать зарплату большую, стипендию большую. Вообще требования студентов, как мне кажется, довольно скромные все-таки, поднять стипендию до минимального размера оплаты труда. На мой взгляд, это существенным образом не изменит жизнь студента к лучшему, хотя, разумеется, 10 тысяч лучше, чем 2. Вот в наших реалиях, в нашей стране вообще возможно повышение хоть какое-то стипендии?

Амет Володарский: Да, это возможно. Насчет того, что повышение до минимального размера оплаты труда, вот этот тезис о том, что это не улучшит положение студента, не совсем верно, – улучшит. Вот как раз в том же Оренбурге было продолжение вот этого митинга, ребята вышли на велосипедах, они сделали велопробег, их больше 150 человек. Почему? Это как раз в рамках темы повышения стипендий. Потому что проезд в частных маршрутках там поднялся с 15 до 20 рублей, на 5 рублей. Для них 5 рублей – это серьезная поддержка, или наоборот, если как раз у них забирают, то это серьезные средства, которые им важны. Поэтому повышение до МРОТ серьезно бы поддержало детей.

Виталий Млечин: Но все равно же на 10 тысяч не проживешь. Если бы они просили, не знаю, 30-40 тысяч, то есть суммы, на которые можно реально жить месяц, это одно.

Амет Володарский: Смотрите, сейчас…

Тамара Шорникова: Например, в связи со средней зарплатой по региону, такая связь.

Амет Володарский: Да, смотрите, сейчас у студентов колледжей стипендии не больше 900 рублей, 800 с чем-то. За последние 3 года повышение, индексации стипендий идет в среднем 4.5%, не больше 5%. При этом…

Тамара Шорникова: Давайте в рублях: на 4% недавно индексировали, это получилось 62 рубля для учащихся ВУЗов и 34 для обучающихся в техникумах и колледжах.

Амет Володарский: Да.

Тамара Шорникова: Потому что когда мы говорим слово «индексация», хочется просто понимать, какие рубли мы под этим понимаем.

Амет Володарский: Да. Давайте сначала расскажем о том, какие есть виды стипендий, потому что у меня такое ощущение, что некоторые студенты либо боятся, либо стесняются, либо просто махнули уже рукой и не выясняют, какие есть стипендии. В хороших ВУЗах при деканатах есть отдельные стенды, где четко в инфографике показано, какую стипендию человек, студент может получить. Но многие не знают.

Сегодня есть государственные стипендии, это академическая обязательная, которую ребенок получает сразу на первом курсе, это около 1.5 тысяч рублей. Дальше после первой сессии, если человек сдает на пятерки экзамены, идет повышенная стипендия. Дальше есть такое понятие, как социальная стипендия, и вот тут очень многие переживают, что они ее не могут получить. На самом деле получить социальную стипендию можно, это дополнительно 2.5 тысячи рублей. Это стипендии для инвалидов, для детей-сирот и для людей, чьи родители, чей прожиточный минимум у родителей оказался ниже МРОТ. То есть, конечно, это нужно собирать справки, доказывать, но все-таки это дополнительные 2.5 тысячи рублей.

Дальше есть стипендия региональная, губернаторская, вплоть до президентской. Я знаю людей, которые получают около 20 тысяч рублей в совокупности со всех стипендий. Плюс есть еще, кстати, материальная помощь – это когда вы имеете возможность прийти в деканат, написать заявление о том, что у вас ухудшилось материальное положение, и вам обязаны выплачивать минимум раз в семестр единоразовую помощь. Тоже если вам отказывают в деканате, это вот мой совет студентам, требуйте письменный отказ.

Виталий Млечин: Так проще доказать будет что-то, конечно.

Тамара Шорникова: А давайте выясним, как много студентов действительно активно отстаивают свои права, знают о них. Поговорим с Олегом Цапко…

Виталий Млечин: Чего хочет российский студент, узнаем сейчас.

Тамара Шорникова: Непременно. Председатель Всероссийского студенческого союза, руководитель правозащитного проекта «Студенческий дозор» с нами на связи. Здравствуйте.

Виталий Млечин: Олег, добрый день.

Олег Цапко: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Вот сейчас перечисляли разные стипендии, различные виды помощи. Знают ли об этом студенты, обращаются ли в деканат за этой помощью и что там отвечают, что самое интересное?

Олег Цапко: Безусловно, студенты в целом владеют информацией о своих стипендиях, знают, сколько примерно они должны получать, какие виды стипендий. Про материальную помощь, конечно, реже, потому что не всегда эта информация доводится и профсоюзными, и студенческими организациями, да иногда и просто старосты этого не знают, не доносят информацию. Но это стараются, конечно, деканаты максимально студентам, которые нуждаются в этой помощи, максимально помогать.

Тамара Шорникова: То есть помогают все-таки, идут навстречу, если вот по обращениям? Чаще отказы, положительные рассмотрения?

Амет Володарский: Чаще помогают, у меня статистика такая.

Олег Цапко: Безусловно, с точки зрения самой помощи она небольшая, как правило, показывают, что сами стипендии невысокие. Размер материальной помощи зависит от конкретной ситуации: это может быть какая-то действительно сложная ситуация, в которую попадает человек, там будет сумма более весомая, потому что ВУЗ сам устанавливает сумму такой поддержки. Но касаемо стипендий, конечно, максимально и деканаты, и студенческие организации, если есть такие возможности поддержать студентов, они, конечно же, стараются это сделать.

Виталий Млечин: Олег, а какова сумма стипендий, которая бы устроила студента сегодня? Ну примерно.

Олег Цапко: Вы знаете, в каждом регионе нужно смотреть по-разному. Доля правды и логики в том, что стипендия должна каким-то образом быть ближе к МРОТ, имеет место быть. Потому что если вот сейчас говорить, что студент целый день у нас находится в учебном заведении, не работает, занимается только своим образованием, значит, нужно исходить из того, что человек должен обеспечить себя минимальными какими-то благами. Если мы говорим, что студенту уже дали общежитие, наверное, ему уже есть где жить, соответственно он будет только тратить на проезд, на какое-то питание, проживание, учебники и так далее. Это, наверное, не меньше 12-15 тысяч рублей. А если мы сюда добавим историю про то, что ему не дали общежитие в своем ВУЗе, то добавляем сумму как минимум аренды комнаты в любом городе, в котором он учится, это уже в зависимости от города может быть и 5, и 10, и 20 тысяч рублей за съем комнаты.

Тамара Шорникова: Готовясь к этой программе, мы читали различные интервью с преподавателями, которые активно поддерживают вас, всех студентов. Говорят о том, что в их время приходилось подрабатывать, чтобы учиться, а сейчас приходится подучиваться во время работы. Вот как много студентов сегодня работают? Где они работают? Как это влияет на то, какими специалистами они выходят в итоге?

Олег Цапко: Студенты в большинстве своем сейчас действительно работают, первый и второй курс работают на самых неквалифицированных специальностях, от промоутеров и официантов до грузчиков. Если мы говорим чуть старше, третий, четвертый курс или в магистратуре, конечно, они уже стараются находить что-то связанное с их профессией и работать уже, так сказать, на свое будущее портфолио, при этом зарабатывая какие-то небольшие деньги.

Вы абсолютно правы про то, что сегодня студенты скорее подучиваются, а раньше они подрабатывали, потому что действительно выжить на стипендии невозможно, а если мы говорим про обучение, например, в столичных городах, Питер или Москва, то, знаете, даже средних зарплат по региону родителей из любого региона не всегда может хватить на то, чтобы обучить ребенка на бюджете, откладывая на его питание, проживание и так далее. Поэтому вот то, о чем вы говорите, действительно имеет место быть.

Тамара Шорникова: Спасибо. С нами на связи был Олег Цапко, председатель Всероссийского студенческого союза, руководитель правозащитного проекта «Студенческий дозор».

Сразу SMS просто хочется прочитать, зрители пишут. Ивановская область, достаточно жесткая SMS, но популярное мнение: «Студенту не хватает? – пусть кредит берет, отдаст». Что у нас с образовательными кредитами? Есть ли они сейчас, доступны для студентов?

Амет Володарский: Нет, уже спала такая… Еще 5 лет назад был ажиотаж с образовательными кредитами, вы сегодня если проводите мониторинг, увидите, что осталось очень мало банков, которые занимаются этим. Потому что механизм отдачи и механизм поддержки, когда есть студент, работодатель и, допустим, заказчик, заказчиком может быть организация, которая отправляет студента на учебу, они не договорились, и банк как четвертая сторона, они сегодня не договорились. Я думаю, что мы должны в обществе, в Аналитического центре при Правительстве РФ мы могли бы провести такой круглый стол, как разрешить эту проблему.

На сегодня, общаясь с ректорами ведущих ВУЗов России, я сталкиваюсь со следующим вопросом. Ректоры готовы напрямую заняться проблемой молодежной политики и студентов, но у них времени не хватает. Сегодня ВУЗы целыми днями занимаются знаете чем? – тем, что отписываются от Рособрнадзора. Рособрнадзор сегодня превратился в такого Змея Горыныча, который просто уничтожает у нас сегодня образование, я по-другому назвать это не могу. И именно тогда, когда наш президент обратился к Федеральному собранию о том, что нужно ограничить контрольно-надзорные функции и провести вот эту регуляторную гильотину, ректорский корпус нашей страны просто аплодировал, потому что у них просто не хватает времени на, во-первых, работу кафедр, развитие науки, на поддержку молодежной политики, – они целыми днями пишут отписки от Рособрнадзора.

Виталий Млечин: Понятно.

Узнаем, что думает Светлана из Липецка. Светлана, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я бы хотела подтвердить все сказанное выше. У меня дочь в прошлом году закончила 11 класс, 2 года мы платили репетиторам, чтобы удачно сдать экзамены. Поступила она в Санкт-Петербургскую государственную академию ветеринарной медицины, и со стипендией около 2 тысяч рублей, там 1 900 или 1 800 с копейками, вся эта стипендия уходила на оплату комнаты в общежитии, которая при институте, то есть там ровно в ноль выходило. И поэтому она вынуждена была пойти подрабатывать, как вы говорите.

Подработка закончилась тем, что она отчислилась из института, потому что решила, что как-то зарабатывать деньги оказалось для нее важнее, потому что жить в институте с нулем, притом что папы у нас нет, я воспитываю ее одна, я поддержать ее никак не могу. Поэтому вот ребенок отчислился из института до первой сессии еще, она даже не пошла на сессию, в октябре месяце она уже отчислилась. Сейчас она снимает комнату, самостоятельно оплачивает аренду, работает в студии Осипова на неквалифицированной должности, то есть она совсем неквалифицированная, не знаю, стоит ли об этом говорить. То есть она выбрала работу, потому что материально не смогла бы учиться, жить.

Виталий Млечин: Понятно. Очень интересная история.

Зритель: Поэтому… Вот в свое время, когда я училась, у меня стипендия была 30 рублей, комната в общежитии была бесплатная от учебного заведения, и этих денег мне хватало на то, чтобы жить в другом городе. Конечно, это был не Санкт-Петербург, но родители тоже помочь особенно не могли, это была половина от зарплаты родителей моих моя стипендия, на нее можно было жить. Но сейчас…

Виталий Млечин: Понятно. Спасибо, Светлана.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Еще один звонок сразу возьмем, Василий из Ханты-Мансийского автономного округа. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, доброго дня и нашему гостю, эксперт Амет, по-моему, зовут, да?

Тамара Шорникова: Ага.

Зритель: Я хотел бы вопрос эксперту задать. Дело в том, что не лучше бы нам было вернуться к советской системе, когда студенты получали стипендию достойную, такую, что они вполне могли прожить месяц спокойно. Я вам коротко очень обрисую ту ситуацию. Вот я в 1970-е гг. учился, в конце 1970-х гг., 10 рублей мы платили за место в общежитии за год. Стипендия была 40 рублей, ее получали все независимо, с какими баллами поступали. Этих 40 рублей хватало. Почему? Завтрак, например, стоил в студенческой столовой 10-15 копеек, обед 50 копеек, ужин 20-30 копеек, это раз.

Далее: естественно, что вот этих 40 рублей нам вполне хватало, чтобы месяц прожить. Но хотелось и букет девушке подарить, и шоколадку купить, как говорится, поэтому мы тоже подрабатывали: например, на стройке денег поработаешь, 10-15 рублей заработаешь; вагон разгрузил, 10 рублей, 3 вагона разгрузил – 30 рублей.

Амет Володарский: Вагоны разгружать, да…

Зритель: Это были существенные деньги. На уборочной, помню, мы работали на юге Тюменской области, мы там за 3 недели заработали по 400 рублей. Это сумма была! В стройотрядах очень неплохо зарабатывали.

Виталий Млечин: Да, Василий, ваша мысль ясна. Спасибо.

Тамара Шорникова: Понятно, да.

Зритель: Почему нам не вернуться к прежней системе? Спасибо.

Амет Володарский: Это правильное предложение. На самом деле мы сейчас в рамках развития, вы слышали, наверное, такое в законе об образовании, у нас новый закон с 2013 года, закон об образовании, в нем есть такое понятие, как ГЧП, государственно-частное партнерство или частно-государственное партнерство, кто как называет. Вот в рамках этого ГЧП можно разработать, мы будем предлагать механизмы, по которым хотя бы питание, завтрак и обед, как в школах, хотя бы субсидировался на 50%. Вот это был бы первый шаг для серьезной поддержки студентов.

Тем более что сегодня мы говорим – и не только говорим, это действительно так – об экономике цифровой, об экономике знаний. Действительно мир переходит в эпоху экономики знаний. Предыдущий наш звонивший к нам в студию человек, она рассказала про свою дочку. Я в таких случаях предлагаю не бросать обучение: сегодня в хороших ВУЗах есть модули, которые можно проходить хотя бы дистанционно, и подкреплять свои знания, сертифицировать в этих же учебных заведениях, с тем чтобы потом, когда улучшится материальное положение, вернуться в свое образовательное учреждение.

Тамара Шорникова: Еще несколько SMS почитаем. У Ивановской области как раз претензии к столовой: «Это не ресторан, но цены кусаются. Лапша «Роллтон» выручает». Хабаровский край: «Дочь учится в Хабаровске, стипендия 2 тысячи рублей, общежитие 800, Интернет 600». Башкортостан: «Башкирия, дочка учится в колледже в Уфе, стипендия 490», – это возможно, если мы смотрели, минимальная как раз 900… Почему вполовину меньше?

Амет Володарский: Нет, это надо проверять, почему. Есть официальные данные, академическая стипендия 1 500. Это надо…

Тамара Шорникова: Нет, здесь колледж.

Амет Володарский: А, колледж.

Тамара Шорникова: По колледжу. Это в любом случае меньше минимальной официальной.

Амет Володарский: Это надо выяснять в регионе, почему так. Это как, знаете, у нас есть подушевое финансирование образовательных организаций независимо от того, где ребенок учится, в частной школе или в государственной, деньги должны идти за ребенком. Но как ребенок поступает в частную школу, за ним сразу идет в 3 раза меньше денег, и мы найти не можем, куда они уходят. То есть Минфин выделяет денег определенное количество, а в итоге частные образовательные организации недополучают примерно треть. Вот тут нужно просто копаться, смотреть, куда уходят деньги.

Виталий Млечин: Спасибо вам большое. Наше время неумолимо заканчивается, к сожалению, хотя тема, в общем, большая, я думаю, что будет повод еще обсудить, как помочь студенту, поддержать его.

У нас в гостях был руководитель проекта «РосВуз.рф», омбудсмен в сфере образования Амет Володарский. А прямо сейчас мы вам расскажем, что будем обсуждать в вечернем блоке программы «Отражение».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео