Соцконтракт против бедности. Как он работает?

Соцконтракт против бедности. Как он работает? | Программы | ОТР

И станет ли универсальным инструментом борьбы с нуждой?

2020-11-16T19:51:00+03:00
Соцконтракт против бедности. Как он работает?
Должны ли дети работать и с какого возраста лучше приобщаться к труду
Пострадавшие от реагентов: дети, животные, машины, обувь
Истории российских туалетов: как старики и дети вынуждены ходить за сотни метров к холодной яме
ТЕМА ДНЯ: Россия без туалета. XXI век. Почему в некоторых школах нет канализации и как добиться её проведения?
Лечить зубы станет дороже
НДФЛ предложили платить самостоятельно
Крым столкнулся с катастрофической нехваткой воды. В Евпатории отключили горячую воду до конца декабря
Регионы. Что нового? Хабаровск, Воронеж, Тюмень
Зарплаты россиян. Нам грустно. Рецепт китайского чуда. Прививки от ковида. Цены с пробегом. «ЖКХ по-нашему». Кто лучший руководитель
Росстат представил свежие данные по зарплатам – всё лучше, чем мы думали
Гости
Лилия Овчарова
проректор ВШЭ

Александр Денисов: Лене просто не терпится начать первую тему, очень интересная.

Елена Медовникова: Действительно. «Соцконтракт против бедности». За этот год в некоторых регионах страны в десятки раз выросло число заключенных социальных контрактов между местными органами соцобеспечения и семьями, чей доход на одного человека ниже прожиточного минимума.

Александр Денисов: Да, всего в этом году было подписано 85 тысяч таких контрактов, по которым семьи обязались наладить свою жизнь, решить проблемы. А вот на что конкретно брали? По статистике, половина на выход из трудной ситуации (обтекаемая такая формулировка), треть с лишним на поиск работы; совсем немного тех, кому потребовались средства на образование и запуск своего дела.

А вот интересно, стал ли соцконтракт уже эффективным средством борьбы с нуждой, об этом и поговорим. Наш первый собеседник – Лилия Овчарова, проректор Высшей школы экономики. Лилия Николаевна?

Лилия Овчарова: Добрый вечер.

Александр Денисов: Добрый вечер, да.

Елена Медовникова: Добрый вечер.

Александр Денисов: Лилия Николаевна, приведу такой пример. Вот сейчас, знаете, с детства уже такой перед детьми ставят вопрос, как вот выйти из трудной жизни ситуации. В заданиях по ОГЭ, это вот девятиклассники пишут по русскому языку, есть такое небольшое сочинение по рассказу. Вот мальчик с мамой жили в нужде, и сочинение, как можно исправить свою судьбу. И там описывается, что он встретил бездомного, какие-то волшебные часы, вот он загадал, и мама вышла за богатого дядю, вот они едут на машине, он останавливается, видит опять бездомного и так далее. Можем ли мы сказать, что вот социальный контракт стал уже таким неким инструментом, помогающим наладить, исправить свою судьбу, или нет?

Лилия Овчарова: Ну, во-первых, я хочу сказать о том, что социальный контракт – это никакая не волшебная палочка, давайте как бы, что это не чудо, которое мгновенно исправит судьбу того, кто обратился. Но на самом деле социальный контракт – это инструмент для людей с низкими доходами, но у которых есть потенциал, для того чтобы получить доход, вот это очень важная вещь, которую нужно понимать. Как правило, что это за потенциал? Это возможность трудиться.

И вот давайте мы поймем, что сейчас у нас порядка 6,2 миллионов семей имеют душевые доходы ниже прожиточного минимума, поэтому пример про 85 тысяч – это, мы понимаем, капля в море. Для того чтобы социальный контракт мог существенно изменить численность бедного населения, он должен охватывать ну как минимум 2–3 миллиона семей.

Александр Денисов: Лилия Николаевна, поправлю вас: предполагается, что примерно 1,5 миллиона, вот по программе «Демография», куда входит вот этот вот, да-да.

Лилия Овчарова: Ну вот если мы сумеем выполнить показатели на 1,5 миллиона, то это действительно хорошо. И мы понимаем, что прежде всего это должна быть деятельность, которая связана с поиском работы. И мы понимаем, что это должна быть деятельность, которая связана с людьми, которые в настоящее время действительно сами эту работу найти не могут. Поэтому если службы занятости не начнут работать с данной категорией населения, если они не помогут им устроиться на работу, то мы не сможем добиться того результата, который запланирован.

Поэтому первое изменение, которое должно произойти во всех региональных службах занятости, – у них должны появиться такие подразделения, которые реально помогают людям устроиться на работу. При этом они должны разобраться в той трудной жизненной ситуации, о которой вы говорили, почему она возникла. Кроме того, что устраиваются на работу люди, нужно преодолеть ряд ограничений, которые есть у данного конкретного человека. Это может быть связано с тем, что ребенок не устроен в детский сад, поэтому нужно помочь ему устроиться в детский сад. Это может быть связано с тем, что люди действительно не умеют искать работу, и тогда им нужно помочь ее найти.

Александр Денисов: Лилия Николаевна, простите, уж прерву. О чем вы говорите, для этого соцконтракт-то не нужен. Устроиться на работу? – да, есть службы занятости, детский сад...

Лилия Овчарова: Нет-нет, вы не правы, вы знаете, вы не правы, что тут контракт не нужен.

Александр Денисов: Не прав?

Лилия Овчарова: Так очень многие считают.

Александр Денисов: Объясните, почему.

Елена Медовникова: Лилия Николаевна, может быть, наверное, вообще, мне кажется, для наших телезрителей, мне кажется, далеко не все понимают, что такое социальный контракт. Может быть, мы поясним, какое это взаимодействие, на каком уровне?

Лилия Овчарова: Социальный контракт – это когда человек обращается в органы социальной защиты с просьбой оказать ему помощь, для того чтобы выйти из бедности. При этом сам человек берет на себя определенные обязательства, он не просто получает пособие, а он берет также на себя обязательства что-либо сделать для этого.

Потому что соцконтракт – это всегда взаимные обязательства со стороны государства и со стороны человека. Это может быть, действительно, одно из заблуждений, которого люди не знают, потому что, если ты по программе социального контракта обратился в органы социальной защиты, значит, ты тоже готов взять на себя определенные обязательства. И вот эти в основном обязательства...

Дело в том, что традиционные программы службы занятости в настоящее время не направлены на поддержку бедных. Почему возникла история с социальным контрактом? – потому что нужно объединить усилия органов социальной защиты, которые защитой людей занимаются, и службы занятости, которая вообще-то должна заниматься трудоустройством на работу, но констатирую факт, что сегодня этим не занимается. Поэтому обращаю внимание...

Александр Денисов: Давайте суммы назовем, которые они выделяют.

Лилия Овчарова: ...извините, на то, что службы занятости должны начать заниматься трудоустройством людей.

Александр Денисов: Лилия Николаевна, давайте суммы назовем, какие они выделяют разово, я так понимаю.

Елена Медовникова: И зависит ли это от регионов.

Александр Денисов: Да.

Лилия Овчарова: Вы у меня спрашиваете?

Александр Денисов: У вас.

Лилия Овчарова: Я этого не знаю, это нужно спрашивать у регионов.

Александр Денисов: Вы не знаете?

Лилия Овчарова: Нет, в каждом регионе есть своя программа, поэтому... Но я думаю, что эти суммы должны быть сопоставимы с тем... Это, я говорю, я так думаю, что есть на самом деле, это вопрос не ко мне, это нужно задавать тем, кто эти программы проводит. Но речь идет о суммах, которые... Социальный контракт бессмысленно заключать, если месячная сумма меньше 15 тысяч рублей.

Александр Денисов: Вы знаете, я вам назову сумму. Вот я смотрел сюжеты, репортажи читал, какие выделяются соцконтракты, от 10 до 50 тысяч рублей выделяется семье. И вот зачастую, особенно в сельской местности, выделяется на покупку скота для подсобного хозяйства, например козы или коровы. Хотя я вот удивился, что коза и корова так дешево стоят, что можно уложиться в 10–50 тысяч, но тем не менее.

Лилия Овчарова: Ну, вы знаете, покупка козы или коровы – это не самый лучший вариант социального контракта. Потому что мы должны дальше понимать, как эта коза и корова принесет доход семье. Потому что если социальный контракт, действия, которые совершаются в рамках социального контракта, не приносят семье дохода, то это не лучшая форма социального контракта.

Александр Денисов: Лилия Николаевна, а с другой стороны, вот представим себе ситуацию, вот интересно еще рассказали в начале, есть ли потенциал. Вот приходит семье, говорит, что у них сейчас среднедушевой доход ниже прожиточного минимума, ну то есть меньше 10 тысяч рублей, я так обрисую. И вот смотрит сотрудник местной администрации и говорит: «Слушай, а какой у тебя вообще потенциал?» Как вот это можно объяснить, какой у меня потенциал? Я хочу купить козу, буду доить молоко, буду продавать – потенциал? Потенциал в принципе.

Лилия Овчарова: Ну понимаете, вы же не ходите в парикмахерскую лечить зубы. Мы должны понимать, те, кто стартуют программы социального контракта, должны объяснить людям, что программа социального контракта – это такая программа, в рамках которой есть взаимные обязательства у семьи и государства. Государство может предложить пособие, может предложить помощь в трудоустройстве, может предложить помощь в устройстве детей в детский сад при условии, что трудоспособный человек неработающий выйдет, устроится на работу и будет работать, согласится работать там, где ему будет предложено место; если ему не хватает компетенций, ему предложат подучиться. Вот в этом суть социального контракта. Поэтому...

Александр Денисов: Вы знаете, да, мы, наверное, все-таки...

Лилия Овчарова: Если это не объясняют людям, значит, это не совсем правильное понимание того, что такое социальный контракт.

Александр Денисов: Мы все-таки не очень понимаем друг друга, видимо. Устроиться на работу, по моему мнению, тут все-таки служба занятости должна решить вопрос, деньги тут ни к чему. Вот мы приводили пример, на что берут, вот сейчас уже взяли вот эти 85 тысяч, в основном на решение трудной жизненной ситуации, такая обтекаемая форма. То есть они не для того, чтобы переучиться, не для того, чтобы открыть свое дело, просто, возможно, закрыть какие-то существующие долги, все, передохнуть и двинуться дальше. И в данном случае тут...

Лилия Овчарова: Нет-нет, ну что значит «передохнуть и двинуться дальше»? Да, действительно, я с вами согласна, что не самым лучшим сейчас образом определена история, что такое трудная жизненная ситуация. Но это может быть ситуация только в том случае, если, предположим, кто-то из членов домашнего хозяйства заболел, за ним нужно ухаживать, и в это время кто-то, предположим, взял отпуск на работе без сохранения содержания, может быть такая трудная жизненная ситуация.

Но большинство трудных жизненных ситуаций – это когда у людей нет работы. Мы проводили исследование на эту тему, и большинство тех, кто нуждается в помощи в рамках социального контракта, – это те люди, которым нужно помочь устроиться на работу. Служба занятости является участником социального контракта, это не что-то, что пристраивается где-то рядом, где-то сбоку. Проблема только в том, еще раз повторю, что сейчас службы занятости не занимаются трудоустройством людей, они в основном занимаются выплатой пособий, а нужно, чтобы они начали трудоустраивать людей.

Елена Медовникова: Лилия Николаевна, скажите, а можно ли взять и заключить соцконтракт при, например, желании открыть свой бизнес?

Лилия Овчарова: Можно, конечно, конечно, да, можно заключить контракт, и мы знаем...

Елена Медовникова: А что для этого нужно делать? Собирается какое-то...

Лилия Овчарова: ...предпринимательская работа. Но при этом надо понимать, что здесь должны быть достаточно высокие гарантии того, что этот бизнес состоится. Государство, да, помогает, оно помогает открыть бизнес в секторах с не очень высокой доходностью, но с высокими гарантиями, что этот бизнес состоится.

Александр Денисов: Лилия Николаевна, можем мы сказать, что вот эта программа соцконтракта в какой-то мере позволит понять, нащупать эффективные именно рычаги для борьбы с нуждой? Потому что ну вот так четко прописать, да, вот есть у парня потенциал...

Лилия Овчарова: Вы знаете, давайте мы сразу определимся, что социальный контракт помогает преодолеть нужду только там, где есть определенный потенциал для его преодоления. Социальный контракт не поможет преодолеть нужду там, где, предположим, где все заняты, где нет рабочих мест и где, собственно, основным источником выхода из ситуации является пособие. Это не основание как раз для социального контракта.

Почему 1,5 миллиона запланировано людей вывести из бедности с помощью социального контракта? Такое количество бедных семей в настоящее время имеют в своем составе неработающего трудоспособного. Поэтому продолжаю настаивать на своей как бы версии социального контракта, что главное в социальном контракте – это...

Александр Денисов: ...помочь найти работу.

Лилия Овчарова: ...трудоспособным найти работу.

Александр Денисов: Лилия Николаевна, а может быть, вот сейчас почему так выделяют деньги на решение трудной жизненной ситуации? Непонятно, то есть это все что угодно можно подразумевать: кто-то взял на образование, совсем чуть-чуть, кто-то на открытие дела. И если потом мы проанализируем ситуацию, ну не мы, Минтруд, и он поймет, кто из этих людей потом не вернулся, кто не встал за пособиями другими, и сразу станет понятно, что эффективнее: на учебу выделяли – эффективно, на открытие собственного дела тоже эффективно. Может быть, тогда удастся скорректировать социальную политику и будет ясно, на что давить, на какие рычаги, на какие педали? Или я заблуждаюсь?

Лилия Овчарова: Ну... Я понимаю, что вам не нравится почему-то, что с помощью социального контракта нужно трудоустраивать людей. Но тем не менее если мы посмотрим, какая основная проблема у людей, которые находятся в трудной жизненной ситуации, как это называют, основная там проблема – это то, что у людей есть трудового дохода, а в семье есть люди, которые трудоспособного возраста, или люди, которые готовы и хотят трудиться. Поэтому да, давайте посмотрим, возможно, скажем так, социальные ресурсы на открытие собственного дела окажется более частой историей.

Но то, что вы показали, те цифры, они говорят о том, что, к сожалению, людей, которые в рамках социального контракта только повышают свое образование или открывают свое дело, их не так много. Основные, вот та категория людей, о которых рассказываю я, они как раз сконцентрировались в группе, которая называется «трудная жизненная ситуация».

Елена Медовникова: Лилия Николаевна, и буквально в двух словах. Для того чтобы заключить контракт, получить его, что нужно сделать?

Лилия Овчарова: Нужно обратиться в органы социальной защиты, нужно посмотреть условия, на основании которых людям предоставляется денежная помощь или какая-то другая, согласиться с этими условиями и начать реализовывать этот социальный контракт. Но нужно четко понимать, что это взаимные обязательства государства и человека, человек должен предпринять немалые усилия, для того чтобы стать участником социального контракта.

Александр Денисов: Спасибо большое, Лилия Николаевна.

Елена Медовникова: Спасибо.

Александр Денисов: На связи у нас была Лилия Овчарова, проректор Высшей школы экономики.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
И станет ли универсальным инструментом борьбы с нуждой?