• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Софья Харькова: Наш хоспис обращался за помощью в крупнейшие корпорации из списка «Форбс», но никто не откликнулся

Софья Харькова: Наш хоспис обращался за помощью в крупнейшие корпорации из списка «Форбс», но никто не откликнулся

Гости
Софья Харькова
руководитель пресс-службы детского хосписа «Дом с маяком»

Юрий Коваленко: Это про те самые букеты, которые обычно не умещаются в руках классного руководителя. А если купить один, а сэкономленные деньги отправить тем, кому они нужнее. Так и делают участники благотворительной акции «Дети вместо цветов». За 5 лет их количество заметно выросло.

Тамара Шорникова: Давайте посмотрим цифры. В минувшем в акции приняли участие 6500 классов из 132 городов России. Вместе им удалось собрать почти 40 млн рублей. Помощь получили 463 семьи с тяжелобольными детьми по всей стране. И продолжим говорить о том, как можно помочь, кто присоединился к этой акции, а кто, может быть, не знает о ней. Сейчас как раз узнает подробности и тоже к ней присоединится. Мы поговорим обо всем этом с Софьей Хорьковой, руководителем пресс-службы детского хосписа «Дом с маяком». Здравствуйте, Софья.

Софья Харькова: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: И первый вопрос. Возможно, кто-то из телезрителей, посмотрев наш эфир, действительно захочет присоединиться к этой акции? Есть у него еще время и как это сделать?

Софья Харькова: Да, конечно, время есть. Эта акция проводится совместно фондом «Вера» и детским хосписом «Дом с маяком». И вся подробная информация размещена на сайте фонда «Вера». Можно на него зайти, нажать на цветастый баннер «Дети вместо цветов». И там будет рассказано, как можно присоединиться. Это несложно. Самое главное – зарегистрироваться и указать школу, класс. И потом там перечислены способы помочь, способы перевести деньги в детский хоспис «Дом с маяком» и фонд «Вера».

Юрий Коваленко: Это может сделать абсолютно любой человек, не обязательно тот, который готовит к 1 сентября, я так понимаю? А как скооперировать класс на то, чтобы действительно не сказали «да», а потом все пришли все равно с букетами?

Софья Харькова: Такое на самом деле тоже бывает, что все решают поучаствовать, но все равно приходят с букетами. Но на самом деле самое главное, что эта акция объединяет людей в каком-то добром деле. Поэтому запретить людям приходить с букетами мы не можем и такого плана у нас нету. Просто нам кажется, что это довольно красивая история, которая родилась 4 года назад в одном из московских лицеев, придумала эта все учительница Ася Штейн, которая предложила каждому принести по 1 цветку и сложить из него один общий какой-то красивый букет. И нам кажется, что здорово, когда инициатива на самом деле исходит от учителей, от школ. Это по-настоящему объединяет и родителей, и классы, и самих детей.

Тамара Шорникова: Думаю, что здесь дело не в том, чтобы отказаться, запретить цветы, а в том, чтобы направить деньги в нужное русло. И нам подсказывают телезрители, это уже альтернативные варианты: «Почему только учителю можно дарить один букет? А если продолжить и один букет от зрительного зала дарить на концерте, на спектакле, любому юбиляру – это вам не школьные копейки, это уже серьезные суммы».

Софья Харькова: На самом деле есть довольно много интересных способов участвовать в благотворительности. Например, у нас один раз была история, когда люди отказались не от новогодних подарков. Они положили по золотой шишке в новогодние корпоративные подарки. И как-то казалось, что никакой серьезной помощи от золотой шишки быть не может, а в итоге собрался 1 млн рублей для детского хосписа «Дом с маяком». Это, конечно, огромная для нас помощь.

Поэтому мы всегда рады, когда люди придумывают какие-то необычные интересные способы нам помогать.

Юрий Коваленко: А у вас есть какая-то статистика? Как эволюционирует это движение? Сколько в год присоединяется больше новых членов?

Софья Харькова: Я надеюсь, что мы сможем это посчитать в этом году, чтобы как-то понять. Но я могу сказать, что мы с коллегами вчера разговаривали на эту тему. На вчерашний день было на 500 больше регистраций, чем в прошлом году в этот же день. То есть число присоединившихся растет, и это, конечно, не может не радовать.

Тамара Шорникова: Мы примерно поняли, как деньги уходят в фонды и уже из фондов на помощь конкретным детям. Как это действует? Как происходит выбор, кому конкретно помочь в тот или иной год?

Софья Харькова: Нету какого-то специального выбора. Есть дети, у которых есть нужды.

Тамара Шорникова: Нужно наверняка больше, чем собранных средств.

Софья Харькова: Да. Но получается, что дети, которые находятся под опекой как фонда «Вера», так и детского хосписа «Дом с маяком», регулярно нуждаются в какой-то помощи. То есть это не оплата операции или какого-то лечения. Это постоянная помощь, постоянная покупка расходных материалов, постоянная покупка медицинского питания и прочего. Поэтому те дети, которым на момент организации акции помощь больше всего нужна, именно они ее и получают.

Тамара Шорникова: У нас есть сюжет как раз об одном из детей, кто как раз получил такую помощь. Давайте послушаем. Ксюша Ирхина из Москвы. Ее историю узнала наш корреспондент Ксения Игнатова.

СЮЖЕТ

Юрий Коваленко: У меня возникает ощущение, что к вам очередь выстраивается на то, чтобы попасть в вашу программу. Потому что она активно развивается. Она каким-то образом мотивирует на то, чтобы все остальные тоже задумались и каким-то образом сделали свой вклад. У вас есть кто-то, кто действительно нуждается прямо больше всего и вы к нему направляете помощь? Или еще как-то. Как действительно происходит распределение всего?

Софья Харькова: У нас, конечно, больше всего в помощи нуждаются, если можно так сказать, дети, которые находятся в реанимациях. Одно из направлений нашей деятельности – мы помогаем забрать неизлечимо больного ребенка из реанимации, потому что несмотря на то, что сейчас принят закон о том, что родители имеют право реанимацию в любое время посещать, все равно это совершенно другое качество жизни, все равно это совершенно не то, что жить дома, рядом с любимыми родителями, рядом с братьями, сестрами, рядом с любимой собакой и прочее. Поэтому для нас это очень важное направление деятельности. И, конечно, когда к нам люди обращаются с просьбой помочь ребенка из реанимации забрать, мы стараемся максимально быстро им помочь.

Тамара Шорникова: Вы потом как-то связываете тех, кто помог, с теми, кому помогли? Потому что наверняка понять, кому именно пошли эти деньги, чем помогло именно это финансирование, это пожертвование конкретному человеку – оно очень важно для тех, кто этим занимается.

Софья Харькова: Это зависит, во-первых, от того, проявляют ли сами жертвователи такую инициативу. Это, кстати, не всегда на самом деле так. И, потом, конечно, мы стараемся не нарушать лишний раз тоже покой семьи. Но часто бывает, что семьи сами очень благодарны и сами очень хотят познакомиться. Но на самом деле лучший способ общаться с подопечными детского хосписа – это стать волонтерами детского хосписа.

Тамара Шорникова: Как это сделать?

Софья Харькова: Можно заполнить анкету на нашем сайте. Пройти собеседование, довольно строгое, но справедливое. И можно начать помогать. Можно начать с того, что, например, привозить детей на мероприятия детского хосписа. Можно ходить в семьи дружить с детьми, общаться с ними. Потому что, несмотря на все наши усилия, конечно, очень часто таким детям не хватает общения, не хватает социализации какой-то.

Тамара Шорникова: Помогать не разово, а регулярно?

Юрий Коваленко: Очень тяжелая работа, могу сказать. Это и морально, и психически очень тяжело, наверное, работать волонтером. Или к вам и здесь люди в очередь выстраиваются?

Софья Харькова: Очередей пока нету. Но мы надеемся, что начнут выстраиваться. Тем более, что у нас сейчас заканчивается строительство нашего стационара. И мы очень надеемся, что у нас будет возможность его открыть в этом году и туда точно начнут ходить замечательные наши волонтеры. Но на самом деле, часто общаясь и с волонтерами, и с сотрудниками, и с коллегами, мы обсуждаем и говорим такую фразу, что дети нам дают намного больше, чем мы им. То есть то, как мы подзаряжаемся от этого общения, то, как мы подзаряжаемся от общения с этими детьми, с этими семьями, больше ни от чего я в жизни так не подзаряжалась.

Тамара Шорникова: Вы сказали – строгое собеседование. А на каком пункте могут срезать желающего быть волонтером?

Софья Харькова: Это, наверное, лучше пообщаться с координаторами волонтеров по этому поводу. Но, естественно, мы стараемся, чтобы все люди, которые приходят к нам, и приходят в том числе волонтерами, чтобы у них была хорошая правильная мотивация и чтобы сами они были в хорошем благополучном каком-то внутреннем психологическом состоянии, чтобы общение было для всех комфортных, и для семей в том числе.

Юрий Коваленко: Давайте телезрителей послушаем. У нас Федор из Новосибирска. Федор, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я считаю кощунством паразитировать на празднике детей, когда у нас всегда 1 сентября был не только днем знаний, но и оказанием внимания первому учителю начальных классов, который не понаслышке и не символично открывает дорогу в жизнь тем ученикам, которые учатся дальше, и прививает любовь к знаниям, которые являются стимулом не только по карьерной лестнице, но и человека, который непосредственно будет адаптирован в нашем сложном обществе. Господа, иди к банкам, идите к корпорациям, которые культивируют простым людям жить на самоокупаемости, самофинансировании, но, тем не менее, сидят на бюджетной игле и из года в год, несмотря на кризис, триллионы рублей получают от правительства. Какие волонтеры? Во всех цивилизованных странах, к которым мы себя причисляем, это осуществляют прежде всего на тех же фондах, учат на специальных курсах и отдают этому не один год, обучая людей обращаться с теми детьми, о которых вы сегодня говорите. В Москве эта программа благодаря мэру, благодаря федеральным властям (я работал в социальной службе) осуществляется… региональной власти. Не надо превращать праздник в поборы под такую коммерческую основу, порой нетранспарентную, непрозрачную.

Тамара Шорникова: Спасибо, Федор. Ваше мнение понятно. Мнение спорное. Но резонный вопрос. Только всем миром вскладчину мы можем помогать детям? А где государственная помощь? Где бизнес-помощь?

Софья Харькова: Смотрите. Что касается государственной помощи, в какой-то мере она присутствует. В этом году мы получили субсидии от правительства Москвы. 19% бюджета детского хосписа «Дом с маяком» - это государственные деньги в 2018 году. Но это общемировая практика. То есть во всем мире детские хосписы – это благотворительные частные организации. Чтобы ребенок мог получить на 100% самую качественную помощь со всех сторон – и социальную, и психологическую, и приход игрового терапевта, и какие-то мероприятия, и прочее, прочее, это невозможно делать только государственными деньгами. Во всем мире это частные благотворительные организации, на которые всем миром люди по небольшой какой-то сумме скидываются.

Тамара Шорникова: Если все-таки о математике, к этому разбору подвел нас телезритель, если сравнить, вы говорите 19% финансирования хосписа – это бюджетные деньги, а вот из оставшихся 80% что пожертвования корпораций, бизнес-структур?

Софья Харькова: Это все небольшие пожертвования каких-то частных людей. У нас нет какой-то корпорации, нет какого-то большого бизнеса, который бы детскому хоспису помогал. И я разговаривала с Линой Мониавой, с заместителем директора детского хосписа. Она говорит, что была такая история, когда сели, посмотрели список Forbes, обратились во все эти компании, и думали, что сейчас начнется какая-то большая помощь от корпораций. Но, к сожалению, этого не произошло.

Юрий Коваленко: Неужели никто не откликнулся?

Софья Харькова: Нет.

Юрий Коваленко: Вообще никто?

Софья Харькова: Вообще никто. Поэтому так и получается, что собираем… Например, огромная помощь от телевизионных сюжетов. Выходит сюжет на телевидении, сбор на какого-то конкретного ребенка. И, как правило, за 1 выход этого сюжета собираются какие-то гигантские суммы, потому что люди по 50-100 рублей отправляют. То есть на самом деле часто человек, который думает, что «у меня есть 50 рублей, я не могу никому этими деньгами помочь, это очень маленькая сумма», на самом деле он не прав, из этих 50 рублей складываются потом сотни тысяч и миллионы, которые помогают детям.

Юрий Коваленко: Телезрители спрашивают: «А как можно проверить целесообразность расходования этих средств?». Потому что деньги уходят у человека с карточки куда-то. Он фактически не видит в дальнейшем этих денег. У вас есть какая-то прозрачная финансовая отчетность, сколько куда пошло, где что было куплено, и так далее?

Софья Харькова: Конечно. Но вообще все благотворительные фонды, которые переживают о своей репутации, вкладывают строжайшую финансовую отчетность на свои сайты. Можно зайти на сайт фонда «Вера», можно зайти на сайт детского хосписа «Дом с маяком». Что касается и конкретно акции «Дети вместо цветов», и вообще ежемесячного существования этих организаций, каждый месяц мы выкладываем подробнейшую финансовую и описательную отчетность.

Юрий Коваленко: А вот очень часто люди говорят, что «мы не знаем, кому верить». То есть какие-то фонды принадлежат каким-то детским домам, какие-то курируют какое-то заболевание, какие-то ходят с ящиками и собирают деньги у метро. Есть какие-то способы распознать недобропорядочных людей, которые собирают деньги?

Софья Харькова: Вы знаете, по поводу ящиков у метро и вообще сбора денег на улице – пару лет назад все благотворительные фонды, которые друг с другом общаются и дружат, решили, что этой практики не будет, потому что очень просто тогда смешаться в сознании людей с мошенниками. То есть если вы видите людей, которые собирают на улице в ящик деньги, то у них должна быть тоже очень строгая документация, привязанная к какому-то конкретному месту, почему они именно в этом месте деньги собирают. Если вы видите, что просто гуляют люди и собирают в кэшбоксы пожертвования, то это, скорее всего, мошенники.

Тамара Шорникова: Не отдавайте свои деньги, а еще лучше пригласите полицейского, если видите рядом.

Софья Харькова: Да, действительно. Сейчас мне показалось, что эта проблема перестала существовать. Но на самом деле так или иначе  я и в интернете встречаю описание этих случаев.

Тамара Шорникова: В электричках очень часто.

Юрий Коваленко: Я в день дважды вижу у метро.

Софья Харькова: Бывает, что мы ставим наши кэшбоксы, например, на каких-то мероприятиях. Например, какие-то городские ярмарки или что-то еще. Но это стоит стационарный ящик. И у нас всегда есть с собой договор, который заключен с организаторами мероприятия на установку этого кэшбокса.

Тамара Шорникова: Есть еще один звонок. Раиса из Ульяновска к нам дозвонилась. Давайте послушаем. Добрый вечер, Раиса.

Софья Харькова: Здравствуйте. Я учитель с большим стажем. Мне 70 лет. Сейчас я уже на пенсии. Но я десятью руками за то, что проводится сейчас «Дети вместо цветов». 1 сентября обычно учителю приносят много-много цветов. И эти букеты потом учитель не знает, куда деть. Отбираются несколько хороших букетов, и все, остальные цветы уничтожаются. Потихоньку, скрытно, чтобы дети не видели. И, конечно же, огромное спасибо тому, кто придумал такую акцию.

Тамара Шорникова: Спасибо вам за ваш отклик.

Софья Харькова: Учителя все за – получить один красивый букет, и достаточно.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо. Радует, что есть такая акция. Радует, что есть отзывчивые люди. Но невероятное количество СМС на нашем портале, которые все-таки задаются вопросом: «Почему так мало государственной помощи? Почему только 19% из бюджета? Почему нет программ, которые это денежное соотношение подвинули бы наоборот в сторону 19% от частных жертвователей?».

Софья Харькова: Опять же, опираясь на общемировую практику, например, в Англии это тоже 20-30% государственных денег. Не какое-то обратное соотношение. Потому что все-таки именно частные пожертвования позволяют детским хосписам существовать так, как они существуют, оказывать такой спектр услуг, который они оказывают. И, потом, мне кажется, это здорово, когда вообще в принципе у людей есть привычка к благотворительности, привычка к помощи тем, кто в ней действительно нуждается. И здорово в населении эту привычку как-то… я не скажу слово «воспитывать», но по крайней мере рассказывать о возможности помочь.

Юрий Коваленко: Как говорили миллиардеры о том, как воспитать хорошего ребенка, который будет действительно успешным бизнесменом. Надо прививать ему желание дарить добро, делать пожертвования и заниматься благотворительностью. Давайте послушаем еще один звонок. Нам Лидия из Москвы дозвонилась. Лидия, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я в унисон вашим словам хочу продолжить, что вы говорите. Самое главное из того, что делают эти люди – это приучают детей к добру, к состраданию. И если все это поймут, то не надо этих возмущенных разговоров о том, что у нас государство. Да, оно есть. Оно есть, оно участвует. Но если каждый человек будет чуть-чуть помогать своему ближнему, то, по-моему, хуже от этого не будет. И это очень хорошее начало. И я считаю, что его надо продолжать и надо объяснять родителям, взрослым, что это только на благо тех маленьких детей, этих бабушек и дедушек, которые сейчас возмущаются и говорят про государство, тоже не обойдут стороной, а тоже будут о них думать.

Тамара Шорникова: Спасибо вам большое. Вот такой положительный отклик. Вам огромное спасибо. Удачи вашей акции. Приходите к нам снова в эфир.

Софья Харькова: Спасибо.

Тамара Шорникова: Обсуждали помощь больным детям с помощью акции «Дети вместо цветов» с Софьей Хорьковой, руководителем пресс-службы детского хосписа «Дом с маяком».

Юрий Коваленко: Спасибо.

Софья Харькова: Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты