Сокращение бюджетных мест идет за счёт заочного образования. И это вполне правильно, потому что оно во многом было некачественным

Сокращение бюджетных мест идет за счёт заочного образования. И это вполне правильно, потому что оно во многом было некачественным
Промежуточные итоги марафона ОТР помощи Иркутской области.. Жизнь взаймы. запрещённое лекарство. Переобучение пенсионеров. «Автомобили»
Среднему заемщику для погашения кредитов потребуется почти 11 зарплат. Как себя обезопасить от пени и брать в долг у банка меньше?
Почему рост экономики сдерживается и из чего складываются зарплаты
Советы по выбору автомобиля от Андрея Осипова, автоновости и тест-драйв Hyundai i30N
Сергей Левченко: Люди, лишившиеся жилья, смогут купить дома за госсчет с квадратными метрами не меньше, чем у них было
Почти 4 миллиона пострадавшим от наводнения в Иркутской области собрали зрители ОТР. Рассказываем, на что пойдут эти деньги
Переобучение для пенсионеров - поиск самореализации или дополнительного дохода?
Процентная ставка по кредитам должна быть адекватна доходам населения и росту экономики
Лекарство или срок. Почему родителей больных детей вынуждены добывать необходимые препараты контрабандой?
«Матери детей-инвалидов попадают под статью за то, что лечат своих детей. Это абсурд!»
Гости
Татьяна Абанкина
профессор Департамента образовательных программ ВШЭ, почетный работник высшего профессионального образования РФ

Иван Князев: А сейчас снова переходим к общению в нашей студии. К нам уже пришел гость, но пока заявим нашу тему: «Как поступить в вуз на бюджетное место?» Раньше ответ на этот вопрос был весьма простым – хорошо учись, хорошо сдай ЕГЭ, и бесплатное место тебе обеспечено. Однако не все так просто. В СМИ появились сообщения о том, что шансы получить высшее образование за счет государства к 2024 году уменьшится на 25%, то есть на четверть сократится количество бюджетных мест. Остальные – извольте платить. В Госдуме пока эту информацию опровергают. А родители и нынешних, и будущих выпускников не на шутку забеспокоились. Что происходит на самом деле? Тем более, что понимание того, что в России нужны образовательные специалисты, есть в нашей стране. Причем, понимание на всех уровнях.

Оксана Галькевич: «На всех уровнях» - наверное, Иван сейчас вспомнил слова Кудрина. Глава Счетной палаты тут на днях высказался о том, что «нам нужно увеличивать расходы на образование, потому что инвестиции в человека – самые эффективные». По его словам, например, в России сейчас тратится 3.6% ВВП, а вот в других государствах мира, на которые мы ориентируемся и хотели бы приблизиться к их уровню жизни, в Швеции и Германии тратят от 5% до 7% ВВП. Сейчас вы видите это все на экране.

Иван Князев: Тем временем в Минобрнауки рассказали, что больше всего бюджетных мест в российских вузах на специальности педагогического направления. В списке лидеров также IT-специальности и медицина.

Оксана Галькевич: Мы еще поинтересовались, где дороже всего стоит образование. И самым серьезным дорогостоящим в этом году стала учеба в коммерческом вузе «Иннополис». Он расположен в Татарстане. «Информатика и вычислительная техника» там просто золотая. 1 200 000 рублей в месяц. Огромные деньги. А средняя зарплата, друзья, там 34 000, согласно Росстату. Вот какая татарстанская семья потянет такое образование? Не всякая, прямо скажем. Занятия там, правда, ведутся на английском языке. Там все так модно, лекции читают преподаватели с большим опытом работы в ведущих IT-компаниях. В общем, все серьезно.

Иван Князев: Даже диплом обещают хороший.

Оксана Галькевич: На втором месте идет обучение по специальности «Экономика» в Высшей школе экономики с получением дипломов этого учебного заведения и Лондонского университета. Тоже все непросто.

И традиционно дорого, конечно, учиться в МГИМО. Дешевле всего получать образование в региональных филиалах вузов - Челябинской области, Дагестана и того же Татарстана. То есть есть и дорого, и доступно.

Иван Князев: Сегодня на эту тему мы поговорим с Татьяной Абанкиной, профессором Высшей школы экономики, почетным работником высшего профессионального образования Российской Федерации. Здравствуйте, Татьяна Всеволодовна.

Оксана Галькевич: Татьяна Всеволодовна, давайте сразу обратимся к нашим телезрителям. Уважаемые друзья, как вы считаете, образование в нашей стране должно двигаться в какую сторону? В сторону расширения бюджетных предложений, или все-таки и какой-то коммерческий сегмент должен присутствовать? Какие-то истории из своей жизни и своих детей тоже рассказывайте – как вы платили, как деньги собирали. Звоните нам, пишите. Мы в прямом эфире. Телефоны для связи с нами совершенно бесплатны. Уж мы то за это деньги не берем.

Татьяна Всеволодовна, смотрите, когда мы услышали, сначала прочитали в газете эту информацию, о том, что на 25% будет сокращен сегмент бюджетных мест в наших вузах, потом вскоре после этого последовали опровержения. Там и Голикова тоже высказалась. Тем не менее, хотелось бы спросить вас вот о чем. А динамика какова? Если говорить о трендах, мы идем куда?

Татьяна Абанкина: Я не думаю, что будет такое сокращение. У нас есть зафиксированное законодательством обязательство государства по доле бюджетных мест в вузах. Оно считается не очень просто. Это 800 человек на 10 000, но не населения, а возрастной когорты от 17 до 30 лет.

Оксана Галькевич: То есть вы хотите сказать, что этот процент бюджетных мест каждый год меняется?

Татьяна Абанкина: Пересчитывается.

Оксана Галькевич: Так.

Татьяна Абанкина: Пересчитывается в зависимости от численности этой возрастной когорты – 17-30 лет. Это основной возраст поступления в вузы.

Иван Князев: Должно быть 800 бюджетных мест.

Татьяна Абанкина: 800 бюджетных мест на 10 000 населения такой возрастной когорты.

Иван Князев: Сейчас выполняется этот регламент?

Татьяна Абанкина: Да. Это то, что зафиксировано в законе об образовании №273ФЗ в 2014 году. До этого расчет был – 170 мест на 10 000 всего населения. Но так как, когда обсуждали новый закон, население сокращалось, то решили, что более адекватно рассчитывать именно на возрастную когорту.

Оксана Галькевич: А какая математика дает большую нагрузку на бюджет – 170 человек на 10 000 населения, или 800 человек на 10 000…

Татьяна Абанкина: Второе. Но, знаете, когорта очень непростая. Она каждый раз пересчитывается. Она в статистике так не фиксируется. 17 лет – это такой возраст… Там у нас с 15 до 25, с 17 до 30. И в статистике с легкостью не увидишь. Что происходит сейчас с этой когортой? У нас все-таки растет доля выпускников, эта волна более благоприятная демографическая, то есть более молодых возрастов до 21-22 лет. Но сейчас верхний слой этой когорты – люди от 25 до 30 лет, это так называемое провальное поколение 1990-х, те, которые родились в начале 1990-х годов. Да, их правда очень мало. Поэтому в целом масштаб когорты сейчас сокращается­. До тех пор, пока будут выходить из этой когорты те, кто родились в начале 1990-х годов.

Оксана Галькевич: А вы считаете эту арифметику справедливой? Мы же знаем, что просто даже по статистике основные абитуриенты – это все-таки когорта 17-18 лет.

Татьяна Абанкина: Безусловно, вы правы. Обсуждался такой вариант, чтобы действительно зафиксировать обязательство по доле выпускников, но многие против этого возражали. Что я хочу сказать? Сейчас эти обязательства по доле выпускников порядка 50%. 49-50%. То есть мы удерживаем довольно высокий уровень возможности поступления, в том числе для абитуриентов. Сейчас меняются тенденции. Вы знаете, начиная с 2011-2012 годов они уже начали проявляться достаточно устойчиво.

У нас все большая доля ребят (и это намерение родителей) после 9 и после 11 класса идут получать профессиональное образование в колледжи, в техникумы и так далее. И часть из них после службы в армии, потому что служба в армии сейчас 1 год, и для того, чтобы на госслужбу устроиться, без этого невозможно, поэтому сегодня после колледжа, техникума и так далее выбор большинства именно… И после этого стараются, конечно, уже тогда поступить в вузы, а не сразу после школы. Доля таких (особенно не в Москве и Петербурге) возрастает.

Кроме того, хочу обратить внимание на структуру этих бюджетных мест. Сокращение идет за счет заочного образования. И это я считаю вполне правильным. Действительно, Рособрнадзор провел достаточно масштабную проверку именно заочного образования. Там довольно много некачественного образования. Поэтому много программ заочного образования было закрыто. По очному образованию цифры на самом деле растут, а не сокращаются. Поэтому возможность получить качественное образование на самом деле не сокращается.

Иван Князев: Мне кажется, там знаете, какую еще логику учитывали? Если ты заочник, значит имеешь возможность работать, значит у тебя есть деньги. Поэтому бесплатно учить тебя нет необходимости. Так это или нет?

Татьяна Абанкина: Вы знаете, в основном это связано с соответствием качеству заочных программ. Многие из них не отвечают аккредитационным требованиям, то есть не соответствуют стандарту высшего профессионального образования.

Иван Князев: Хотя вроде те же преподаватели. Ну да ладно.

Татьяна Абанкина: Хотелось бы еще тоже обратить внимание, чтобы и родители понимали, и все понимали: мы говорим о высшем образовании. Высшее образование у нас уровневое – это бакалавриат, магистратура. И теперь третий уровень – аспирантура. Тоже считается уровнем высшего образования. Поэтому, когда мы говорим о бюджетных местах, это бюджетные места всех трех уровней. Пропорции между ними не зафиксированы законодательством. Они могут быть свободны. Конечно, большая доля (примерно 430 000 мест) приходится, конечно, на бакалавриат. И здесь самая большая доля все равно сохраняется платного образования. Примерно половина. Магистратура – поначалу думалось, что там будет высокая доля платного. Ничего подобного. В магистратуре уже порядка 80% бюджетных мест. Это примерно 120-130 тысяч сейчас. В основном люди в магистратуру идут на бюджетные места. Потому что считается, что уже есть высшее образование. Если ты не можешь показать высокое качество подготовки и поступить на бюджетное место, люди просто идут работать.

Иван Князев: Конечно. 4 года отучился. Куда ж дальше еще? Обычно так студенты и говорят. «Пора уже работать».

Татьяна Абанкина: Поэтому на самом деле доля бюджетных мест в магистратуре высокая, так же как на самом деле и в аспирантуре.

Иван Князев: Хорошо. Давайте теперь посмотрим, что происходит у нас в регионах. В Ярославле стартовала приемная кампания в Педуниверситет имени Ушинского. В этом году этот университет принял 1200 человек. Из них 700 студентов попадут на бюджетные места.

Оксана Галькевич: Но не все смогут учиться бесплатно. В университете на целом ряде специальностей только платное обучение. Там это и журналистика, и реклама, и лингвистика, и менеджмент. Средняя стоимость обучения – около 120 000 в год. Таким образом, за весь курс (4 бакалавриата и 2 года в магистратуре) денег уйдет, как на новую иномарку. Родители будущих студентов нелегко находят средства на обучение своих повзрослевших детей. Иногда приходится выбирать будущую профессию не по душе, а на что денег, что называется, хватает.

СЮЖЕТ

Иван Князев: В университете уверяют, что стоимость растет незначительно, а только на процент инфляции. А накопительное обучение вполне реально. Кроме того, в приемной комиссии подчеркнули, что есть заочная форма, которая позволяет и учиться, и работать. Дальше посмотрим, что происходит в Ростове-на-Дону. О доступности высшего образования там узнали наши корреспонденты.

СЮЖЕТ

Оксана Галькевич: Татьяна Всеволодовна, смотрите, в сюжете сейчас прозвучало, что, устанавливая определенную стоимость обучения, ориентируются на государственный заказ, на себестоимость и на какие-то рамки обозначенные. А вот эти 800 человек на 10 000 человек возрастной категории от 17 до 30 – почему 800? Почему не 1000, почему не 2000?

Татьяна Абанкина: Это много обсуждалось при принятии закона. Фактически это сохраняло сложившиеся обязательства предыдущего периода и обеспечивало, как минимум, то, что половина выпускников у нас способны поступить на бюджетные места. Эта цифра законодательно уже закреплена. К ней были соответствующие обоснования.

Более того, я вам должна сказать, что на самом деле многие эксперты возражали против увеличения именно бюджетных мест, потому что, по сравнению даже с советским периодом, где у нас высшее образование получали 20%, у нас сейчас его получают 80%, из них 50% - бесплатно.

Оксана Галькевич: 80%?

Татьяна Абанкина: На самом деле да. У нас доля людей, предпочитающих и выбирающих высшее образование, среди выпускников… Последние годы только начало снижаться. Перевернулась абсолютно картинка в пользу колледжей, техникумов и так далее. При этом тут прозвучало, я хочу поддержать. Действительно, очень разное количество бюджетных мест на разные специальности. Действительно, государство сегодня в первую очередь поддерживает приоритетные для государства направления, связанные с технологией, технические, инженерные, IT-специалисты, медицинские, педагогические.

Оксана Галькевич: Там бюджетных мест больше?

Татьяна Абанкина: Там больше. Экономика, менеджмент, юриспруденция, журналистика, реклама – на них количество мест снижается, и в некоторых вузах вообще на эти специалисты вообще нет бюджетных мест. На них высокий спрос. И, в общем-то, по ним нет дефицита специалистов. А перепроизводством экономистов, юристов и так далее уже выступали очень многие. Поэтому здесь, безусловно, доля бюджетных мест скорее составляет всего 10%, в то время как по технологически сложным и инженерным – 80%.

Иван Князев: Прямо сейчас к нашему эфиру, как мне подсказывают наши режиссеры, присоединяется Анастасия из Белгорода. Анастасия, вы нас слышите?

Зритель: Да.

Иван Князев: Анастасия, вы поступаете, или у вас дети поступают?

Зритель: Я бабушка. У меня внучка окончила 11 классов. С детства хочет быть врачом. Но на бюджет мы не поступим. Папа у нас был онкологически больной. Он ушел. И мы получаем 8000 пенсии. Мама работает продавцом, получает копейки. Как нам быть? Путин очень хорошо говорит, чтобы все мечты сбылись у детей. Сейчас ваш человек в студии говорила, что 50% бюджетных мест. Это все вранье. Училища у нас все закрыты в Белгороде. Как нам быть дальше? Куда девать внучку с ее мечтой быть врачом? Хотя Путин говорил, что врачей у нас не хватает. Почему не сделать бесплатное образование для тех, кто очень хочет быть врачом?

Оксана Галькевич: Эмоции бабушки из Белгорода понять можно.

Татьяна Абанкина: Конечно, действительно, у нас по конкурсу поступление. Поэтому, безусловно, надо все-таки довольно высокие баллы набрать по ЕГЭ.

Иван Князев: А дети-сироты, дети, оставшиеся с одним…

Татьяна Абанкина: По ним есть льготы. По сиротам есть льготы.

Иван Князев: А если с одним родителем?

Татьяна Абанкина: Да. На самом деле есть льготы. Они просто должны иметь положительные оценки. И они принимаются. Второе, хочу сказать. И в высшей школе экономики, и в других университетах есть скидки для поступающих в зависимости от того, как они сдали. У нас до 70%, например, действительно получают скидку, если не добрали всего несколько баллов и так далее.

Поэтому, конечно, здесь, безусловно, надо воспользоваться льготами, если действительно такая тяжелая ситуация в семье и с родителями, со здоровьем родителей сложно.

Иван Князев: А как ими воспользоваться? Прямой совет Анастасии, которая сейчас звонила, и ее внучке. Что нужно сделать?

Татьяна Абанкина: Надо в приемную комиссию принести в том числе документы о… В данном случае, конечно, ребенок не сирота. У него есть родители. Но принести и написать заявление о предоставлении определенных скидок. Знаете, очень трудно комментировать, потому что я не знаю, насколько ее результаты не дотягивают, не соответствуют. В отношении училища, вы знаете, у меня нет… Я сейчас сходу не могу сказать, насколько все медицинские училища закрыты в Белгородской области. Я не уверена, что все медицинские училища закрыты в Белгородской области. Я думаю, что можно в соседних областях тогда… Если в медицинский вуз не удается, конечно, идти в медицинское училище. Где-то в соседних… Во многих медицинских училищах предоставляется общежитие. И посмотреть, в какие медицинские училища можно поступить с такими результатами. У нас в училище можно поступать и после 11-го.

Иван Князев: Еще один звонок у нас из Санкт-Петербурга. Наталья, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У меня дочь закончила 9 класс с очень хорошим аттестатом. Мы еще 2 года назад выбрали себе учебное заведение – Фармацевтический техникум (Санкт-Петербург). Два года ездили на дни открытых дверей, все нам обещали. И бюджетные места в том числе. Последний день открытых дверей был в апреле. И нам сказали, что бюджетных мест не будет. Мы приготовились… За неделю до начала приема документов нас поставили в известность, что образование на базе 9 классов у них закрывается, потому что нет денег нанимать учителей и преподавать нам школьные предметы. Вот у меня дочь сидит и плачет. Не знает, куда ей пойти учиться. В 10-11 не хочет. Хотела учиться на фармацевта. Как нам быть? Как такое вообще возможно – за неделю до начала приема документов принимать такие решения?

Иван Князев: Конечно, за неделю – это действительно очень сложный момент. Татьяна Всеволодовна.

Татьяна Абанкина: Вы знаете, со слов очень трудно прокомментировать. Потому что либо там проблемы с аккредитацией, что не смогли подтвердить аккредитацию. Но мне очень трудно понять…

Иван Князев: Так сказали, по-моему, что педагогов нет.

Татьяна Абанкина: Педагогов нет в связи с тем, что им не выделены бюджетные места. И если не выделено бюджетное финансирование, не исключено, что они просто там не подтвердили, не прошли аккредитацию и так далее.

Иван Князев: А вообще вот эта цифра, 800 бюджетных мест в вузах – мне кажется, ее еще сложно увеличить, потому что просто нет денег в регионах. Местные министерства образования не могут в должной мере обеспечивать…

Татьяна Абанкина: Давайте так. Если мы говорим о вузах, это высшее образование, 800 человек на 10 000 этой когорты, вузы у нас в подавляющем большинстве (95%) федеральные, финансируются из федерального бюджета. Регионы могут только заказывать целевой набор, если у них есть такая потребность. Поэтому, с этой точки зрения, они не зависят от обеспеченности региональных бюджетов.

Среднее профессиональное образование – да, действительно, это финансируют и регионы. Они подведомственны субъектам Российской Федерации. И там действительно ситуация складывается по-разному. И количество таких учебных заведений в разных регионах очень различается. Где-то прошла реструктуризация, и не очень действительно соответствующая потребностям семей. Но часто им помогали предприятия, которые сейчас не в состоянии…

Оксана Галькевич: Татьяна Всеволодовна, резюмируя, подводя итог нашей беседы, скажите, как вы вообще считаете: нам нужно инвестиции в человеческий капитал увеличивать, двигаться к той доле ВВП, которая есть в Великобритании, в Швеции?

Татьяна Абанкина: Зачем вы меня спрашиваете? Бесспорно. Я считаю, бесспорно.

Оксана Галькевич: А вдруг вы считаете, что нормально…

Татьяна Абанкина: Я не могу не согласиться с Алексеем Леонидовичем Кудриным. И действительно экспертное сообщество и наш ректор Ярослав Иванович Кузьминов все время боремся, чтобы действительно эту долю увеличивать. К сожалению, мы сейчас снова откатились на долю, которая была в 1990-е годы.

Иван Князев: Спасибо.

Оксана Галькевич: Татьяна Абанкина.

Иван Князев: Профессор департамента образовательных программ Высшей школы экономики, почетный работник высшего профессионального образования, был у нас в эфире. Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Дмитрий Карпов
Вчерашняя благодушная тётенька оказалась монстром!

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски