Галина Хованская и Евгений Насонов: Кому мешают хостелы?

Гости
Галина Хованская
депутат Госдумы, председатель Комитета по жилищной политике и ЖКХ
Евгений Насонов
председатель правления Лиги хостелов, член Московского отделения Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России»

Ольга Арсланова: А мы продолжаем. Дом только для своих. Российские депутаты вернулись к поправкам о запрете хостелов в жилых помещениях. Правда, скорого его принятия нам вряд ли стоит ждать, считают эксперты, потому что вот-вот состоится Чемпионат мира по футболу, и даже самые плохонькие хостелы сейчас нарасхват. Например, вот уже который день обсуждают волгоградский хостел, который предлагает сутки проживания у себя за 100 000 рублей.

Юрий Коваленко: Это только койко-место, я так понимаю. Всего в России сейчас примерно 2000 хостелов. И в обычные дни они не так дороги. Стоимость за одни сутки от 300 рублей до 25 000. Там уже несколько комнат.

Ольга Арсланова: Мнение депутатов по поводу хостелов в многоэтажках менялось несколько раз только на нашей памяти. Сначала хостелы запрещали, потом хотели внести некие уточняющие поправки, которые все-таки их разрешат. И сейчас снова собираются поставить жирную точку в этом давнем и явно наболевшем вопросе. Хотя в первую очередь стоило бы, наверное, спросить жильцов: "А вы хотите такое соседство? И если да, то на каких условиях?". Звоните в прямой эфир и принимайте участие в нашей беседе. Прямо сейчас мы запускаем онлайн-опрос для наших зрителей: "Хостелы в жилых домах – вы за или против?". Отвечайте, пожалуйста, на короткий номер и, конечно же, звоните в прямой эфир.

Юрий Коваленко: А сейчас будем разбирать ситуацию, которая сложилась к этой минуте и что может измениться. У нас в гостях Евгений Насонов, председатель правления Лиги хостелов, член московского отделения "Опоры России". Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте. Расскажите, пожалуйста, что такое современный хостел в многоэтажном доме. Потому что у многих сразу такая картинка: антисанитария, круглосуточный шум, потенциально опасные люди.

Евгений Насонов: Я хотел бы чуть с другой стороны подойти к этому вопросу. Смотрите, есть квартира. В ней человек может жить сам, либо он может сдавать ее для проживания другим людям. Это абсолютно нормальная, штатная ситуация. Он может сдавать ее краткосрочно, или он может сдавать ее долгосрочно. Долгосрочно – это на месяц. Краткосрочно – это на несколько суток. Если квартира большая, можно сдавать ее нескольким людям.

Вот если он оказывает услуги средств размещения, то есть принимает людей на 1-2-3-4 дня, это и называется "малое средство размещения". Тот закон, который сейчас обсуждается – это не закон о хостелах. Это в принципе закон об оказании услуг размещения в жилом фонде. Сюда же под это регулирование попадают все посуточные квартиры и все то, что называется "частный сектор на юге", то есть дома, в которых живут люди, а… сдают курортникам. И когда мы говорим о том, что депутаты хотят что-то запретить, нужно понимать, что они хотят запретить не хостелы. Они хотят запретить бабушке в Крыму сдавать половину своего дома отдыхающим.

Ольга Арсланова: Но при этом мы понимаем, что запрещать сдавать квартиру постоянно по долгосрочному договору депутаты пока не собираются. Но, тем не менее, мы понимаем, что если хостелы действительно будут закрываться по новому закону, очень многие люди найдут способ каким-то образом это заменить. А что есть сейчас? Как это выглядит сейчас? И как это может трансформироваться с принятием закона?

Евгений Насонов: Сразу говорим: я не верю, что запрет будет введен. Не в связи с Чемпионатом Мира, а, условно говоря, вообще. И сейчас депутаты одновременно хотят разрешить хостелы и запретить их. Разные депутаты хотят разного. Потому что одновременно готовятся поправки в закон 2016 года, то, о чем вы говорили, о том, чтобы разрешить деятельность малых средств размещения при условии согласия соседей. И одновременно сейчас внесен новый закон, который направлен на тотальный запрет.

Я все-таки рассчитываю, что разум возобладает, и будет принят законопроект, который разрешит эту деятельность при согласии соседей. Я понимаю, что мы сейчас в прямом эфире и нам будут сейчас звонить люди и говорить, что конкретно наш хостел нам мешает. Мы хотим, чтобы он был закрыт? Отлично, вы получите 100% возможности его закрыть, если он вам мешает.

Ольга Арсланова: Но вы же понимаете, что 100% согласных не найдете никогда.

Евгений Насонов: Там есть разные варианты. Сейчас, как я понимаю, речь идет о двух третях собственников подъезда, половине собственников дома и праве вето у ближайших соседей. Это та норма, которая…

Ольга Арсланова: Понятно. Мы и наши корреспонденты в разных городах попросили снять пару сюжетиков о хороших хостелах, которыми довольны жильцы, и не очень. Ни одного хорошего не смогли найти наши корреспонденты. Но, может быть, нам зрители позвонят и расскажут. А давайте мы про плохой сначала посмотрим.

СЮЖЕТ

Ольга Арсланова: А сейчас послушаем Галину из Санкт-Петербурга. Здравствуйте, Галина. Я так понимаю, что в вашем доме тоже мини-отель.

Зритель: Здравствуйте. Я проживаю на 4 этаже. Соответственно, 2 года назад у нас открыли мини-отель. Я бы хотела сказать, что до этого состояние нашего подъезда и вообще нашего этажа было в очень отвратительном состоянии. Но после того, как у нас появился мини-отель, у нас сложились достаточно хорошие отношения с управляющим. И они всегда исправляли всякие недочеты в подъезде. У них чуть ли не ежедневно проводится уборка в подъезде. То есть постоянно есть какие-то изменения. И, соответственно, до этого, когда там была коммуналка, была грязь и постоянно находились какие-то странные люди, чуть ли не наркоманы. А сейчас ситуация изменилась.

Ольга Арсланова: Спасибо. Как живут обычно люди в домах, если там появляется хостел? Мы понимаем, что действительно владельцы могут ухаживать за общей территорией, они могут организовать отдельный вход и вообще никак никого особо не беспокоить. При этом иногда квартиры в этом доме начинают стремительно дешеветь, терять в цене, потому что разместился хостел, и такого соседства опасаются.

Евгений Насонов: Вы знаете, я не риелтор, не эксперт по недвижимости. Но надо понимать, что не в каждой квартире правильно делать хостел. Да, если мы говорим об обычной двухкомнатной квартире где-то в панельке на окраине города, то там не место для хостела. Но если мы возьмем, например, центр Санкт-Петербурга, где квартиры по 300-500 квадратных метров, человеку, если он не миллионер, не нужна такая квартира, и никто не сможет ее содержать. И в том же Петербурге, да и в Москве, большинство хостелов, расположенных в центре, ориентированных на туристов – это бывшие коммуналки. И уж поверьте мне: соседям гораздо лучше иметь какие-то взаимоотношения с руководством хостела, чем с 5 или 6 семьями, среди которых наверняка будут и пьющие, среди которых могут быть трудовые мигранты разной степени легальности. Потом эти комнаты начинают сдавать. И начинается неизвестно что. По сравнению с коммуналкой хостел точно лучше.

Юрий Коваленко: Я сейчас просматриваю СМС, которые присылают нам наши зрители. И, если честно, аргументов против, кроме как то, что в них живут шумные соседи, не вижу. Говорят еще – был хостел на 4 этаже, на голову летели окурки и бутылки. Вообще в хостеле за порядком отвечает человек? Я понимаю, что он отвечает. Но он вправе выселить человека, вправе навести порядок? И он как кто действует?

Евгений Насонов: Смотрите, например, я индивидуальный предприниматель. У меня есть хостел. Человек, приезжая ко мне в хостел, заключает договор на услуги временного проживания.

Юрий Коваленко: То есть все-таки договор есть?

Евгений Насонов: Разумеется.

Юрий Коваленко: К ответственности привлечь можно?

Евгений Насонов: Какая ответственность? Человек подписывает правила.

Ольга Арсланова: "До свидания, пока".

Евгений Насонов: Абсолютно правильно. Ответственность - "иди отсюда". Там прописано: никакого курения, никакого алкоголя, никакого шума после 23 часов. Все те нарушения, о которых мы сейчас говорим – их можно решить в рамках уже существующего законодательства. У нас что, сейчас можно шуметь после 23? Нет, нельзя шуметь после 23 никому. Ни жильцам квартир, ни жильцам хостелов. Если какой-то хостел шумит после 23, вызывайте полицию, штрафуйте их на 5000 рублей, через 3-4 таких вызова они прекратятся совершенно точно. Зачем нам новые запреты?

Вот вы сидите в прямом эфире, сидите на потоке СМС. Какие нарушения пишут про хостелы, которые невозможно решить уже существующим законодательством? Зачем новое?

Ольга Арсланова: Пока что очень такие общие слова. "Не надо делать деньги за счет ухудшения условий проживания других граждан. Поэтому отдельно стоящее здание – пожалуйста. А нам какие-то незнакомые люди, которые постоянно меняются, не нужны. А вдруг это террористы?".

Это я вам СМС прочитала. Вот вы говорите – какие могут быть запреты, зачем эти запреты нужны? А мы спросим прямо сейчас у председателя комитета Госдумы по жилищной политике и ЖКХ Галины Петровны Хованской.

Евгений Насонов: Галина Петровна – главный противник малых средств размещения в России.

Ольга Арсланова: Можете сейчас…

Юрий Коваленко: Лицом к лицу.

Ольга Арсланова: Пообщаться. Галина Петровна, здравствуйте.

Евгений Насонов: Здравствуйте, Галина Петровна.

Галина Хованская: Здравствуйте.

Юрий Коваленко: Ваши аргументы за или против.

Галина Хованская: Очень интересно было послушать. И я категорически согласна с последним вашим участником, что на самом деле законодательство менять не нужно, что все, для того чтобы не существовало в многоквартирных домах, на сегодняшний день есть. И как будто мы с вами живем в разных мирах, потому что у меня уже стопка от жалоб закрывает окно. Из всех регионов России, особенно Москвы и Санкт-Петербурга.

… выступление жительницы Санкт-Петербурга перекрывается огромным обращением ассоциации ТСЖ и ЖСК, которые категорически протестуют против того, чтобы на каждом этаже в любой квартире можно было размещать эти так называемые хостелы.

Ольга Арсланова: Галина Петровна, а на что жалуются эти люди?

Галина Хованская: Эти люди жалуются на то, что из спокойного дома, из чистого двора дом их превратился в проходной двор. Сейчас говорят о том, что после 23 не шуметь. В так называемых стандартах, которые таковыми не являются, это не нормативный документ, четко сказано, что поощряется круглосуточное использование помещений. То есть понятно, что у нас поезда приезжают, самолеты прилетают круглосуточно. И в домофон вам позвонят среди ночи абсолютно на законных основаниях: потому что гость этого хостела заплатил, ему зарезервировали койко-место по кладбищенской норме. Но это неважно. Его это устраивает. Я за цивилизованный гостиничный бизнес. Я за то, чтобы были эти хостелы, если они кого-то устраивают. Хотя вообще это позор для столиц (и Москвы, и Санкт-Петербурга) вот такой уровень гостеприимства. Я уже не говорю о том, что они используют без согласия собственников общее имущество дома, лифт. Они используют придомовую территорию, они загаживают. Потому что сейчас тот вариант, который мы сейчас прописали и он прошел в первом чтении, он допускает хостелы на первых этажах или на этажах выше первого, если внизу нежилое помещение, при наличии отдельного входа. Понимаете? Это не запрещено сейчас. В том числе и нашим законопроектом.

Но то, что сказал у вас человек, о том, что законодательство и сейчас не надо менять, абсолютно правильно, потому что эти хостелы закрывают, они не соответствуют никаким санитарным нормам. В жилое помещение входить нельзя без согласия хостельеров. А они просто не пускают проверяющих. Понимаете?

И правы те, кто говорят, что они не знают, кто у них там каждые сутки меняется из жильцов дома. Понимаете? Это очень серьезная проблема. И у меня гораздо больше, чем в вашем своеобразном эфире, жалоб граждан, которых я не слышу в вашем эфире. А хотелось бы.

Ольга Арсланова: Галина Петровна, пропустили. У нас есть и СМС, и будут звонки, я уверена. Так что чуть позже, я думаю, все сравняется.

Галина Хованская: Третий момент, о котором я хочу сказать – на 30% падает рыночная стоимость квартир в домах, где появляются хостелы. Буквально трагическая ситуация у молодого человека, который в элитном доме купил квартиру по ипотеке. А сейчас он ее не может продать по такой цене. Потому что жить там стало невозможно, цена упала. А у него же в договоре написана совершенно другая цена. В общем, тут масса ситуаций. Когда умоляют инвалиды, умоляют старики: "Ради бога, закройте хостел". Но я не закрываю хостелы. Это делает у нас Роспотребнадзор. Вот и все.

Ольга Арсланова: Евгений вас хотел вопрос задать.

Евгений Насонов: Галина Петровна, я хотел вам в прямом эфире такой вопрос задать. Если основная ваша боль и основной ваш стимул – это защита прав и законных интересов соседей, почему вы тогда не поддержите поправки, которые бы разрешили открытие хостелов в квартирах при условии согласия соседей? Пожалуйста, пусть люди голосуют, потому что есть люди, которые готовы на это пойти.

Галина Хованская: Я вам хочу сказать, что согласие должно быть всех жителей, потому что общее имущество принадлежит собственникам всего этого подъезда, дома. Так что беспокойство приносят не только соседние, как вы выражаетесь квартиры, но и все жители страдают от хлопков лифта, от звонков в домофон, от грязи на придомовой территории. И без их согласия, без решения общего собрания вот этого делать нельзя.

Евгений Насонов: Так давайте по решению общего собрания. Галина Петровна, давайте, поддержите законопроект об организации хостелов в квартирах по решению общего собрания. Вы как депутат Государственной Думы.

Галина Хованская: Я подозреваю, откуда ветер дует. Я эти все поправки видела. Они как бы готовятся… Но председатель правительства против этих поправок, вы понимаете?

Евгений Насонов: Галина Петровна, но если вы за интересы жителей, вот отличный механизм – общее собрание жителей. Если общее собрание жителей разрешает, так разрешайте.

Галина Хованская: Вы видели эти поправки? Я видела. 50% собственников приходят. От них 3/4 голосуют за. А это 38% собственников, которые решат за 72% оставшихся их судьбу.

Евгений Насонов: Галина Петровна, то есть вы не готовы поддержать решение собственников по решению общего собрания?

Ольга Арсланова: Я вклинюсь. А собственники…

Галина Хованская: Если все собственники согласятся – ради Бога.

Ольга Арсланова: А чтобы все собственники согласились… Я просто не могу себе представить такую фантастическую ситуацию… Их как-то можно заинтересовать. Например, хостел делится частью прибыли.

Юрий Коваленко: Благоустраивает подъезд, благоустраивает территорию.

Галина Хованская: Они считают даже деньги на то, чтобы перевести в нежилое. Даже если это на первом этаже допустимо. Они говорят: "Ну как же так? Это же нужно затратиться". Понимаете, не хотят тратиться, но хотят получать деньги. Вот и все.

Ольга Арсланова: Спасибо за то, что прокомментировали вашу позицию, высказали в прямом эфире. Галина Хованская, председатель комитета Госдумы по жилищной политике и ЖКХ. Евгений, вы что-то сказать хотели.

Евгений Насонов: Я хотел еще раз зафиксировать. Смотрите, здесь по поводу заинтересовать существует два механизма. Первый – это, безусловно, вопрос благоустройства (территории, подъезда и так далее). Второе – это ситуация, при которой то, что будет вместо хостела, по-любому будет хуже. Вот если есть большая квартира, в которой собственники, условно говоря, не хотят жить сами, потому что им это не надо. Они в любом случае будут каким-то образом ее использовать. Сейчас довольно большой налог на имущество, плюс всякие платежи. Когда квартира просто стоит, она генерит только минус. Поэтому, естественно, как-то будут использовать. Либо там хостел, либо там будет что-то другое. Что там может быть? Кому можно сдать квартиру в 250 квадратных метров? Варианта два – либо сдаете миллионеру, но для этого нужно там сделать такой ремонт. А это тоже стоит огромных денег. Либо ее будут сдавать покомнатно.

Юрий Коваленко: Либо сдать персоналу какой-нибудь соседней стройки на 40 человек.

Евгений Насонов: Совершенно точно. Это будут фактически те же самые проблемы для жителей, только там вместо культурного хостельера соседи будут общаться с прорабом, который привык всех посылать по соответствующему адресу и соответствующим образом с ним будут общаться.

Ольга Арсланова: Звучит, как угроза.

Евгений Насонов: Нет, это не угроза ни в коем случае.

Ольга Арсланова: "Большинству людей выгодны хостелы, так как они дешевле гостиниц".

Евгений Насонов: Это тоже очень важный момент.

Ольга Арсланова: А есть против: "Потому что постоянно разные люди не дают спать. Они ходят круглосуточно. Жалуемся – владелец ничего не предпринимает". А у некоторых сделали отличный хостел, следят за подъездом, чинят, подметают.

Юрий Коваленко: То есть есть люди, которые умеют жить дружно, умеют договариваться, а есть…

Евгений Насонов: Вы совершенно правы. Есть люди, которые умеют, а есть, которые не умеют.

Юрий Коваленко: Собственно говоря, подводим итоги нашего опроса. Мы задавали вопрос: "Хостелу да или нет в многоквартирном доме?". И вот, что говорят жители. Да, согласны -13%, а вот против – 87%.

Евгений Насонов: По поводу жалоб. Если есть где-то жалобы на хостелы, то нужно закрывать конкретно те хостелы, на которые есть жалобы. А иначе получается, что если у нас в ресторане в Бирюлево где-то кого-то отравили, давайте все рестораны в стране закроем. Это немножко ошибочная логика.

Ольга Арсланова: Спасибо. Евгений Насонов, председатель правления Лиги хостелов, член московского отделения "Опоры России". Говорили о законопроекте. Некоторые депутаты хотят запретить хостелы в жилых домах. Будем следить за развитием событий.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Почему депутаты против мини-гостиниц? И согласны ли с ними наши зрители?

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты