Соседи придут к согласию. Готовится блок поправок в Гражданский кодекс, где будут чётко прописаны права всех сторон

Соседи придут к согласию. Готовится блок поправок в Гражданский кодекс, где будут чётко прописаны права всех сторон | Программы | ОТР

соседи, суд, споры, гражданский кодекс, права, конфликт

2021-01-13T15:15:00+03:00
Соседи придут к согласию. Готовится блок поправок в Гражданский кодекс, где будут чётко прописаны права всех сторон
Россияне мечтают о загородной жизни. лоукостеров будет больше? Должники и коллекторы. Центробанк ищет информаторов. Досрочная пенсия
Надоели человейники!
Евгений Коган: Через 2-3 года на рынке будет огромное количество недвижимости, которую люди будут вынуждены продавать, не справившись с ипотечными обязательствами
Врачам - досрочную пенсию!
Российская косметика: что помогает ей успешно конкурировать с зарубежной?
Где вырастил, там продаю
Дом или квартира: где лучше жить?
Зачем ЦБ ищет в банках информаторов?
Кто выбивает долги?
Будем летать дёшево? В России могут появиться новые лоукостеры
Гости
Юрий Лавряков
заместитель министра имущественных отношений Московской области
Федор Мезенцев
исполнительный директор «Союза дачников»

Петр Кузнецов: Ну что же, а мы продолжаем и переходим к еще одной теме, к первой теме в этом третьем часе. Давайте поговорим о нас с вами, точнее о них, тех, что за стенкой, соседях. Конец войне, кажется.

Ольга Арсланова: Иногда это и мы бываем, да.

Петр Кузнецов: Или в соседнем доме. Конец войне, соседей помирят депутаты: председатель Комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников анонсировал, сообщил, что сейчас готовится новый блок поправок в Гражданский кодекс.

Ольга Арсланова: И этот проект детально наконец-то прописывает соседские права, кто куда должен подвинуться, если из-за рядом стоящего дома вы не видите солнца. Дым, шум, грязь, какие-то миллиметры соседнего забора и так далее – все эти вещи вроде как будут прописаны. Авторы законопроекта обещают раз и навсегда именно системно урегулировать весь комплекс прав. То есть сейчас это где-то написано, но, видимо, разрозненно, а будет наконец-то все четко.

Петр Кузнецов: Выясним. На что жалуетесь вы? Жалуетесь ли вы на своих соседей? Какие споры до сих пор не разрешены? Когда они начались?

Юрий Лавряков между тем, заместитель министра имущественных отношений Московской области, с нами на связи. Юрий Юрьевич, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Юрий Лавряков: Да, здравствуйте, добрый день.

Петр Кузнецов: Хотим подробности от вас узнать. Расскажите, что эти поправки в Гражданский кодекс, которых готовится целый блок, существенно уже изменят все-таки?

Юрий Лавряков: Да. Вы абсолютно верно заметили, что, действительно, наверное, это очередной революционный шаг в нашем гражданском законодательстве, поскольку он действительно должен урегулировать взаимоотношения между соседями. Скажем так, это обычная ситуация на садовых земельных участках, но и то же самое сейчас в большей степени тоже начинает касаться и индивидуальных жилых домов, поселков, которые вновь построены на новых территориях, осваиваемых для жилищного строительства.

В чем проблема остается, есть? Дело в том, что, конечно, градостроительное законодательство, безусловно, регулирует положение и порядок размещения объектов. Мы с вами прекрасно знаем, сосед построил жилой дом, обычная, типичная ситуация, хорошо если другой сосед построил на достаточном удалении, создает комфортные условия. Но в ряде случаев вдруг решает построить хозпостройку, а у нас зачастую хозпостройки бывают сродни жилому дому, и тогда у вас появляется перед вашим замечательным видом на лужайку огромное-огромное строение, и что с этим строением делать, становится непонятно.

Остается идти только... Сегодняшнее законодательство говорит о чем? – остается идти только в суд и добиваться своих прав, доказывая в судебном порядке через экспертизы долго о том, в чем ваши права нарушены. Понятно, что это тяжба; более того, эта тяжба совершенно точно не урегулирована, и, конечно, она заканчивается иной раз длительными судебными процессами. В данном случае законодательство, конечно, рамочное, безусловно, как и все гражданское законодательство, оно оговаривает порядок устранения этой конфликтной ситуации.

Безусловно, мой коллега из «Союза дачников Подмосковья» непосредственно на практике расскажет, как это у нас происходит на сегодняшний день и почему такая инициатива родилась. Но совершенно становится понятным, что в урегулирование этих вопросов сегодня будут уже внесены поправки и двигаться будут этим путем, и, безусловно, придется корректировать градостроительное законодательство, экспертное законодательство, которое даст еще более точные ответы, а как же дальше урегулировать взаимоотношения, уже принятые в законе. Безусловно, этот закон будет, я считаю, революционным.

С точки зрения Московской области, ну у нас огромное количество объектов, максимальное количество, чем у других субъектов Российской Федерации. Скажу, что только за последние годы по дачной амнистии мы поставили более 600 тысяч объектов на кадастровый учет, зарегистрировали права в Московской области по дачной амнистии. И конечно, для нас это особенно актуально, когда по вновь созданным объектам по дачной амнистии будут как бы эти конфликты сглаживаться.

Что еще хочется рассказать, на что хочется обратить внимание наших телезрителей? Конечно, дачная амнистия действует, тоже огромный, большой плюс, депутаты продлили нам дачную амнистию, конечно, это существенно позволит жителям оформить свои права на объекты капитального строительства вновь созданные. Но хочу обратить внимание на что? Дачная амнистия, регистрация прав без разрешительной документации ни в коей степени не допускает создания домов с нарушением градостроительных норм и правил. То есть так же, как и по-прежнему нельзя создавать объекты, мешающие жить другим людям.

Поэтому с этой точки зрения, конечно, гражданское законодательство сегодня, я считаю, сделало шаг вперед. Единственное, хочется пожелать нам всем, чтобы оно было принято в максимально короткие сроки, лучше этой весной.

Петр Кузнецов: Не верят наши телезрители, одно за другим сообщения из разных регионов. Нижегородская область пишет: «Ничего не изменится, просто еще больше денег будем отдавать», – на стадии строительства, видимо, не прогрузилось сообщение. «Ничего четко не будет, – это уже Юрий, Электросталь пишет. – Инструментария для урегулирования недоразумений как нет, так и не будет, замучаешься по судам ходить еще больше». Владимирская область, оттуда показания от нашего телезрителя: «Моим соседям без разницы, что и где написано. Поставили баню вместо забора, вплотную к забору насажали деревьев, никого слушать не хотят, новый закон вряд ли что-то изменит».

Ольга Арсланова: Ага.

Юрий Лавряков: Ну смотрите, конечно, можно относиться скептически к очередным нормам, которые нам сейчас предоставит законодательство, но во всяком случае какие-то шаги нужно делать практические в этом направлении. Что касается судов и споров, ну давайте так: существуют и не единичны случаи, когда выносятся решения, уже суды эту практику ввели, действительно выносятся решения, сначала решения о приведении постройки самовольно созданной в надлежащий вид, соответствующий градостроительному законодательству, и остальное – это снос этой постройки.

В чем здесь новизна? Вот в данном законодательстве, на самом деле гражданское законодательство и судебные иски сегодняшнего времени не отвечают на вопрос, как вот эксплуатирует земельный участок сосед. Вот он сегодня развел этот самый костер, завтра он там выкопает канализацию у вас под носом. Здесь как бы вот это законодательство все-таки позволяет, на мой взгляд, решить проблему принципиально и кардинально. Да, действительно, это является нарушением, усложняющим жизнь нашим соседям, твоему соседу, соответственно, это нарушение должно быть устранено, то есть будет признано, что это нарушение.

А дальше, конечно, придется дорабатывать законодательную базу детально, которая скажет, а как определить это нарушение, каким образом это нарушение должен быть регламентировано, что да, сегодня талые воды текут через твой земельный участок, сосед выкопал яму или, наоборот, насыпал земли столько, что все эти сточные воды идут на участок, долго будешь доказывать.

Петр Кузнецов: Юрий Юрьевич...

Ольга Арсланова: И тут еще, прошу прощения, вопрос, как это будет устраняться. Ну понятно, что это должно устраняться за счет нарушителя, но ведь дается какое-то долгое время на это устранение, кто будет проверять потом, устранили или не устранили.

Петр Кузнецов: Вот, я как раз о проверке как раз, каждую яму…

Юрий Лавряков: Смотрите, есть практика муниципального земельного контроля, надзорная деятельность, которая уже работает на самом деле. К примеру, выясняется, что на земельном участке производится, ненадлежащим образом эксплуатируется, грубо говоря, вместо садового дома построили магазин и, соответственно, пытаются там торговать. Сегодня уже есть практика административной ответственности за эти вещи. То есть, пожалуйста, вы выходите, фиксируете нарушения (конечно, практика должна быть доработана, безусловно), дальше дается время на устранение, не устраняется – штраф, следующий штраф, и дальше уже механизм о подаче иска в суд...

Петр Кузнецов: Может быть, штрафы невелики?

Юрий Лавряков: Надо регулировать, конечно. Безусловно, гражданское законодательство, оно рамочно-концептуально, Гражданский кодекс, конечно, нужно дорабатывать законодательную базу. Но здесь во всяком случае мы начинаем говорить, а как жить соседям и что этот сосед не должен нарушать ваше жизненное пространство.

Возьмем, к примеру, многоквартирный дом: совершенно четкое законодательство, которое говорит, что вы имеете право в многоквартирном доме делать, что не имеете права. Вы не можете места общего пользования перегородить, не можете шуметь после определенного времени, создавать, долбить стены; есть определенный режим и порядок, не позволяющий проводить ремонтные работы, чтобы не нарушать условия жизни вашего соседа. Здесь то же самое, там тоже не сразу в многоквартирных домах мы приходили к этим нормам. На сегодняшний день мы все-таки эти нормы начинаем двигать вперед относительно соседей, проживающих на вашем соседнем земельном участке.

Петр Кузнецов: Понятно.

Давайте послушаем наших телезрителей. В данном случае Самара на связи, оттуда Марина. Приветствуем вас.

Ольга Арсланова: Добрый день.

Зритель: Здравствуйте.

Вот у меня такой вопрос. Вообще как-то вот... Сначала такой вопрос, что если изначально, когда-то давным-давно были построены какие-то там (я живу в частном секторе) постройки, сараи, бани, изначально они уже были построены, а потом поменялся закон, что там нельзя уже близко к забору, у самого забора что-то строить...

Петр Кузнецов: Очень хороший момент, да, спасибо вам, обязательно. Это первый вопрос, да?

Зритель: Конечно. У нас вот соседи, мы когда предложили, у нас дом, улица идет у самого озера, и у нас охранная зона от озера. Мы предложили, давайте поставим забор вместе, сказали: «Нет, нам не нужен». Потом в итоге летом они прямо к нашему самому забору, к столбам, ко всему к этому прикрутили, пристроили сарай для индюков.

Петр Кузнецов: Обычная история.

Зритель: Мы стали с ними ругаться: «А зачем вы это делаете?»

Ольга Арсланова: Да, имеют ли право.

Зритель: «Я тебе предложила сделать забор, ты сказал: «Мне он не нужен». Ты зачем сюда прикручиваешь?» – «Ладно, уберу».

Ольга Арсланова: При том что индюки, в общем-то, как-то разрешены, вопрос где.

Петр Кузнецов: Да они такие еще мерзкие просто, эти индюки.

Ольга Арсланова: Это дело вкуса, видимо.

Петр Кузнецов: Марина, а второй вопрос? Или про забор как раз был второй случай?

Зритель: Вообще основной у меня вот этот вот случай.

Петр Кузнецов: Да, спасибо вам за этот вопрос.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Юрий Юрьевич, что делать с теми ситуациями, при которых по старым нормативам тогда все еще можно строить, пришли новые нормы, они теперь улучшаются, теперь еще новый закон принимается, целый блок, они уже не отвечают современным требованиям?

Юрий Лавряков: Ну смотрите, конечно, безусловно, закон обратной силы не имеет. Если эти объекты были созданы в рамках тех законов и использование этих градостроительных норм было соблюдено в свое время, то, конечно, сейчас предъявлять требования как бы по меньшей мере странно.

Ольга Арсланова: Но мы же понимаем, Юрий Юрьевич, что таких очень много в итоге.

Юрий Лавряков: Но смотрите, коллеги, мы должны с вами понимать, что законодательство, в частности об этих вот курятниках, птичниках, как было это не менее 5 метров от забора, так эти нормы не меняются уже десятилетиями, они не сегодня придуманы. Поэтому мы должны с вами понимать, что, если это когда-то было нарушение создано, сейчас вы его вскрываете, на мой взгляд, можно требовать устранения нарушений, которые вы выявили сегодня, которые были допущены еще в свое время. И мирным путем в данном случае, как по принятому законодательству мы считаем, что будет принято законодательство в этом случае, уже мирным путем, в какие-то разумные сроки, по каким-то разумным договоренностям устранять эти нарушения. Потому что эти птичники тоже и раньше нельзя было, лет 20 тому назад, ставить вблизи забора.

Более того, соседство и высотность этих объектов, в общем-то, была и раньше регламентирована. Сегодня у нас позволительно строить, по сегодняшнему законодательству, индивидуальный жилой дом или жилой дом на садовом земельном участке этажностью не более 3-х и высотой не более 20 метров. Если вот, как вы сейчас, смотрите, вот по вашему сюжету вот эти дома как раз были раньше построены, раньше, во времена советской власти, так вообще регламентировались постройки одноэтажные с небольшими абсолютно площадями на земельных участках СНТ. Поэтому сейчас нормы более такие стали мягкие, потому что возникает как бы другая ситуация.

Поэтому я считаю, на мой взгляд... Я точно такой же владелец земельного участка, у меня тоже есть соседи, тоже пытаются что-то нарушить. На мой взгляд, сначала нужно предложить и переговорить о том, что, ребят, давайте так, приводите все-таки в соответствие с сегодняшними нормами или действовавшими тогда нормами ваши объекты, и, пожалуйста, не допускайте этих нарушений; в противном случае мы сейчас по новому принятому законодательству отфиксируем ваше нарушение. Опять же понятен порядок, кстати, их фиксации: нужно вызвать экспертов специальных или Роспотребнадзор, если это касается непосредственно каких-то там запахов, можно замеры производить, пожалуйста. Сейчас, между прочим, наша жизнь показала, точно такие вот случаи, как всевозможные загрязнения рек, всего прочего, в том числе это же всего этого же касается.

Проводится экспертиза, выносится решение; не исполняете вовремя – пожалуйста, можно обращаться в суд, это, как говорится, уже крайняя мера, по-любому понудят это все исправить. Сейчас, к счастью, судебная практика уже начинает складываться, что действительно сносятся дома, действительно выносят такие решения. Раньше считалось, что да нет, это вроде какая-то утопия, а вот этот законопроект как раз позволит проще поступить, проще иск подать, подготовить документы и также эти тяжбы все-таки в конце концов сократить.

Как показывает практика, если войдем мы в такую ситуацию, что эксперты как бы покажут, что действительно есть нарушение, и судебная практика будет на них отрабатываться, то, конечно, ваш сосед лишний раз подумает, зачем же он будет доводить дело до суда, когда снесут этот объект, лучше он устранит эти нарушения.

Ольга Арсланова: Да, спасибо вам.

Петр Кузнецов: Спасибо. Юрий Лавряков, он заместитель министра имущественных отношений Московской области.

Продолжаем ваши сообщения. «Мои соседи с моей солнечной стороны посадили сосны», – видимо, только посадили, сколько они еще будут расти, или уже выросли, здесь без уточнения, это по крайней мере сообщение из Москвы. «А мне с соседями не повезло, собаку поселили вплотную к нашему забору. Лает сутками; летом форточки открыты, ночью не дает спать», – это Ульяновская область. И еще про собаку из другого региона, SMS из Коми: «Наши соседи отпускают собаку гулять без поводка, и она везде гадит, достается нам. Что делать, помогите, пожалуйста».

Ольга Арсланова: Она гуляет по своему участку или на чужой бегает?

Петр Кузнецов: Вопрос.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем Веру из Москвы, это наша зрительница, и у нее тоже есть история. Вера, добрый день, мы вас слушаем.

Зритель: Здравствуйте. Меня зовут Вера.

Значит, у нас тоже соседи прямо вдоль своего забора насажали берез. Березы сейчас высокие, они их подстригают чуть-чуть на..., сейчас стена, просто вот березы сплошные, загораживают, соответственно, все мои грядки. И сколько вот лет мы с ними ни пытаемся по-хорошему решить вопрос, ничего не получается. И еще мало того, что они за своим забором, то есть на дороже, так сказать, насажали шиповника, ну короче деревьев, кустов, что сужает нашу дорогу. И тоже сколько там... И председатель им дает время им уничтожить, тоже никакого толка. Что нам делать?

Петр Кузнецов: А давно вы знакомы с ними, или это какие-то новые соседи?

Зритель: Нет, уже 20 лет.

Ольга Арсланова: И решить полюбовно не получается, да, эту проблему пока?

Зритель: Нет-нет, ни в какую.

Ольга Арсланова: Ага. Спасибо вам.

Петр Кузнецов: Не на что даже надавить уже. Спасибо.

Ольга Арсланова: Ну вот давайте весь этот набор проблем, нам продолжают еще падать SMS, обсудим прямо сейчас с нашим следующим экспертом.

Петр Кузнецов: Федор Мезенцев, исполнительный директор «Союза дачников». Главное, чтобы сосны не падали, которые насажали.

Ольга Арсланова: Федор Николаевич, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Федор Николаевич, я к тому, что сейчас судя по тому, что пишут наши телезрители, главная проблема дачников – это то, что деревья сажают, деревья и туалет, в общем, то, что загораживает, объекты, которые мешают жить.

Федор Мезенцев: Добрый день, уважаемые коллеги.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Федор Мезенцев: Проблема на самом деле начиналась, еще описанная Гоголем в «Как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем», поэтому соседи между собой очень часто не дружат.

Петр Кузнецов: Да.

Федор Мезенцев: Они пытаются экономить площадь своих участков и начинают строить хозпостройки, сажать деревья максимально близко к забору. Они считают, что все, что у них на участке, должно быть хорошо, а у соседа уже неважно.

Так вот, первый этап, который нужно всем пройти, – конечно, это договориться с соседями, мы всегда это рекомендуем. Потому что в «Союз дачников» поступает очень много обращений в том числе о досудебном урегулировании споров, и мы даем рекомендацию о том, что проще договориться, чем платить деньги экспертам, юристам, обращаться в суд и так далее. Но мы понимаем, что сегодня, как сказали, сосну посадили, она еще маленькая, она никому не мешает, а пройдет лет 20, и соседям будет жалко ее пилить, это уже такой длящийся конфликт.

Поэтому надо понимать, что если соседи между собой не договорились, то, вот правильно Юрий Юрьевич сказал перед этим, есть возможность провести все экспертизы, и затенение земельного участка, у кого-то аллергия может быть на растения, которые посадили рядом, кто-то, может быть, просто не переносит вид курятника или там, где живут индюки. Поэтому можно будет подготовить исковое заявление, на основании...

Петр Кузнецов: Слушайте, Федор, простите, пожалуйста, судя по всему, не очень активно пользуются этим инструментарием.

Ольга Арсланова: Давайте вот конкретный пример и что делать.

Петр Кузнецов: Ни экспертизу заказывать... Видимо, это себе дороже.

Ольга Арсланова: Вот смотрите, спрашивают: «У соседей баня стоит впритык к забору (это один из самых, наверное, распространенных случаев), а за забором у нас ограда, где стоят автомобили, и дом в 6 метрах, – ну то есть там нарушение пространства положенного. – Баня передвижная, но не хотят передвинуть». То есть вопрос в том, что соседи ничего не хотят делать. Куда обращаться, что делать вот пошагово? Может быть, люди просто не понимают, какая экспертиза, куда идти, сколько стоит, кто платит?

Петр Кузнецов: Сколько платить, да.

Федор Мезенцев: Да. Алгоритм здесь, что, если где-то находится в пределах садового товарищества, первый шаг – это зафиксировать нарушение, обратившись в правление садоводческого объединения. У председателя нет полномочий заставить владельца участка что-то подвинуть или снести, но акт о нарушении правление может составить и выдать условно предписание, которое необязательно к исполнению, но будет подтверждать факт нарушения.

Дальше можно пригласить муниципально-земельный контроль из администрации своего района или города или обратиться в Росреестр для проведения федерального земельного надзора. После того как этот акт будет получен, можно будет подготовить досудебную претензию самостоятельно или с помощью адвоката, и следующий этап, если это не возымело никакого действия, обратиться в суд.

Дальше решение суда будет зависеть от того, какие будут предъявлены доказательства. И вот мы как раз видим новые изменения в Гражданский кодекс, основанное на упорядочивании судебной практики, потому что сегодня у судов зачастую нет нормативной базы, на которую они могли бы сослаться и обязать соседа убрать ту же передвижную баню, это не капитальная постройка, но тем не менее она может вызывать беспокойство у другого соседа, он боится, что его автомобили сгорят, если в этой бане начнется пожар.

Как только решение суда получено, следующий этап, если оно добровольно не исполняется, то идет обращение к судебным приставам. И уже были прецеденты, когда судебные приставы заставляли и деревья пилить, которые находились рядом с забором, и гараж переносить, и баню убирать, такие вещи уже были, поэтому это уже сложившаяся судебная практика и выполнение судебных решений.

Петр Кузнецов: «Я так и не понял, – пишет телезритель из Москвы, – экспертиза бесплатная?» Или тоже нужно... ? На экспертизу не приходится... ?

Федор Мезенцев: Экспертиза будет в любом случае платная, но если владельцу участка удастся доказать, что его права нарушены, то все расходы, которые были понесены на оплату адвокатов, оплату экспертов, госпошлина в суде, будут отнесены на должника, то есть на того, кто нарушил. Если это необоснованные претензии, когда иногда сосед просто хочет другому жизнь испортить, он будет писать во все инстанции, в том числе обратится в суд, то по необоснованным претензиям есть вероятность, что суд он не выиграет, тогда все расходы будут отнесены на того, кто...

Петр Кузнецов: Все понятно. Вот вам ответ, Московская область.

Ольга Арсланова: «Что ни тема, то суд», – пишет наш зритель. А что поделать, по-другому никак.

Петр Кузнецов: Что делать. А вот тут еще совет из Татарстана: «Если мешают соседские деревья, насыпьте соль». Но соль тоже денег стоит, стратегический продукт.

Федор Мезенцев: Ну, это уже будет расценено как противоправные действия...

Ольга Арсланова: Да, еще за это будете отвечать в суде тоже, возможно.

Федор Мезенцев: Да. Между прочим, это порча насаждений, это уже уголовная история, свыше 5 тысяч рублей ущерб.

Петр Кузнецов: Да, учтите, мы вас предупредили.

Воронеж, Антонина, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Добрый день.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Что у вас?

Зритель: У нас какая ситуация? Значит, у нас садовый участок, очень давно они у нас, эти сады. И у нас огород был по…, где солнышко ходит, в смысле с запада на восток, и у нас там было освещение нормальное. Наши соседи поставили по этому же из профлиста забор высотой 2 метра, и у нас теперь этот огород, мы не можем им пользоваться, потому что он затенен, практически все время тень. А другая часть нашего этого участка, там уже деревья большие разрослись и так далее, и тому подобное, и у нас нет возможности огород, вот.

Мы подали в суд на них. Несмотря на то что у нас в уставе записано, что там должна быть или рабица, или такой забор...

Петр Кузнецов: То есть норматив нарушен по высоте, да?

Зритель: Да, нарушен норматив полностью, его и в уставе, и в местных документах, и по всех СНиПах, во всех этих законах было нарушено.

Петр Кузнецов: Так, обратились вы в суд, указали на это… ?

Зритель: Да, мы указали на это, обратились в суд, сказали, что вот так и так. Нам суд местный отвечает, что нашей жизни ничего не угрожает, забор хороший, жизни не угрожает, но вопрос-то совершенно был в другом. Мы подали в областной суд, там у них был блат, здесь у них родственники, и получилось, что суд областной опять сказал, что жизни нашей ничего не угрожает, живите спокойно.

Ольга Арсланова: …и терпи́те.

Зритель: И что нам делать?

Ольга Арсланова: Сейчас уточним.

Петр Кузнецов: Да, Федор, тут я добавлю, по высоте просто сообщение из Рязанской области как раз пришло, не по высоте забора, а тех самых деревьев: «Нужен перечень растений и деревьев, которые нельзя сажать на участке, и должно быть ограничение высоты растений, как за границей». А у нас, как мы узнали, тоже есть ограничения, но они не угрожают жизни, значит, сажать и строить можно.

Федор Мезенцев: Вот как раз, да, ситуация по забору, когда иск подали, видимо, об угрозе жизни… Тут, наверное, стоит напомнить цитату Владимира Ильича Ленина о том, что юристов нужно брать в ежовые рукавицы и ставить их в осадное положение. Наверное, это говорит о квалификации тех юристов, которые защищали права собственников, потому что в данном случае речь идет не об угрозе жизни, а о том, что нельзя использовать свой земельный участок по целевому назначению, то есть сажать там растения. Поэтому, наверное, при обращении в суд стоит обращаться к проверенным адвокатам по рекомендации.

Ольга Арсланова: А вот это новое правило, сейчас которое вступает в силу, которое, возможно, вступит в силу, они вот помогут нашей зрительнице, проще ей будет в суде?

Федор Мезенцев: Новые правила, как мы говорили, упорядочивают судебную практику, поэтому при составлении искового заявления у юристов и адвокатов будет возможность более точно опираться на нормы закона и так же точно сформулировать исковые требования, а у суда будет больше возможностей принять решение, сославшись на прямую норму Гражданского кодекса, а не на какую-то сложившуюся судебную практику.

Ольга Арсланова: Да, спасибо.

Петр Кузнецов: Федор, и напоследок. Вот нам пишет из Коми телезритель: «Все равно этим соседским войнам не будет конца». Как вам кажется...

Ольга Арсланова: Пока жив человек.

Петр Кузнецов: ...возможно ли правда все так прописать, вот в преддверии нового блока поправок, чтобы мы действительно зафиксировали конец соседских войн?

Федор Мезенцев: Ну понимаете, всегда мы рекомендуем договариваться с соседями и радоваться жизни, потому что земельные участки даны для того, чтобы мы жили и работали на земле, а не для того, чтобы воевали с соседями. Поэтому ни одного закона, который на 100% прекратил бы все склоки и споры с соседями, конечно, не существует. Мы просто предлагаем всем жить дружно и договариваться.

Петр Кузнецов: Торт, чай, всякие мероприятия...

Ольга Арсланова: А если не помогает, суд, что делать.

Петр Кузнецов: Да.

Ольга Арсланова: Спасибо вам.

Петр Кузнецов: Спасибо. Хотя бы есть альтернатива.

Ольга Арсланова: Федор Мезенцев, исполнительный директор «Союза дачников», был у нас в эфире.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Непутин
Если бы Конституция и права человека действовали непосредственно, как прописано, не надо было бы дополнительно бумагу марать. Кодекс должен быть коротким и ясным.