Современная молодёжь: какая она?

Гости
Юлия Зубок
руководитель отдела социологии молодёжи Института социально-политических исследований РАН, профессор
Павел Давранов
школьник, автор книг по неврологии, нейрохирургии и кардиологии
Антон Андросов
председатель общественной организаци «Скорая молодежная помощь» (Белгород)

Марианна Ожерельева: «Не похожие на родителей и самодостаточные» – такими россияне видят современную молодежь. А еще они не боятся трудностей, готовы познавать жизнь во всех ее негативных проявлениях. Таковы результаты опроса ВЦИОМ, который был приурочен к Дню молодежи.

«Как относитесь к современной молодежи?» – давайте посмотрим результаты уличного опроса наших корреспондентов.

ОПРОС

Марианна Ожерельева: Как интересно, папа сейчас был у нас в эфире и сказал, что дочку не заставить куда-то выехать. Но ведь есть и другая молодежь, она совершенно точно есть, потому что в начале сюжета были примеры.

О современной молодежи поговорим сейчас с экспертом. На связи с нашей студией Юлия Зубок, руководитель Центра социологии молодежи Федерального научно-исследовательского социологического центра РАН, доктор социологических наук, профессор. Юлия Альбертовна, здравствуйте.

Юлия Зубок: Здравствуйте.

Марианна Ожерельева: А что вас радует в современной молодежи, а что, так иногда вы думаете: «Эх, вот огорчает меня эта черта в них»?

Юлия Зубок: Ну, вы знаете, у меня-то взгляд особый, я все-таки исследователь, поэтому я стараюсь как можно более объективно смотреть, видеть, как говорится, в диалектике, и положительное, и отрицательное, и то, что их роднит со старшим поколением, и то, что их отличает. Поэтому взгляд эксперта, конечно, немножко другой и должен быть другим.

Ну вот я бы, наверное, сказала так, что они и похожи на своих родителей, но они и разные. Поэтому кто ищет большого сходства, будет разочарован; кто ожидает в них увидеть тотально других, тоже не найдет. Они разные, в разных социальных средах воспитанные. У них разный культурный капитал, у них разный жизненный опыт, у них, наконец, разные материальные возможности.

Есть еще одно обстоятельство, которое необходимо учитывать, когда мы смотрим на молодежь, вообще на любой социальный объект, но и на молодежь в том числе. Необходимо разделять свойства молодежи и ее состояние, т. е. какие-то глубинные культурные коды, глубинные культурные закладки, смысловое пространство ее, и то, что является реакцией на какие-то изменяющиеся обстоятельства. А смысловое пространство у современного молодого поколения очень сложное. Если его попытаться детализировать, то мы там обнаружим очень много таких, знаете, смысловых притяжений достаточно любопытных, которые неожиданным образом складываются.

Марианна Ожерельева: А например, что это?

Юлия Зубок: Вот я вам приведу пример. Ну вот, скажем, допустим, есть такое смысловое пространство абсолютно духовное, традиционное, в которое входят три смысложизненных ориентации. Это любовь (она вообще возглавляет список смысложизненных ценностей). Это знания, как ни странно, не образование, а именно знания, что, отвечая на первый ваш вопрос, что меня радует...

Марианна Ожерельева: То есть не учиться, но знать? Так.

Юлия Зубок: Вот меня радует. И востребованность, которая реализуется через труд. Но рядом мы видим, например, такое пространство – абсолютно материальная заточенность, т. е. материальное благополучие, спокойная, безбедная жизнь. Да, они готовы ради этого трудиться, но во всем остальном «отстаньте от нас, пожалуйста»...

Марианна Ожерельева: В чем? Ну вот давайте. Например, говорят, что не убираются, дома не помогают, – вот в этом «отстаньте»? То есть современная молодежь вообще не адаптирована к тому, чтобы как-то следить за собой, за своим домом, только зарабатывать?

Юлия Зубок: Нет, это никак не связано к тому, чтобы следить за своим домом.

Марианна Ожерельева: Помощь оказывать.

Юлия Зубок: Смотря что понимать под своим домом. Если под домом понимать непосредственное жилище, это одна история, но мы можем понимать под домом и страну в целом, т. е. в какой мере они готовы нести ответственность и т. д. Здесь тоже очень сложная история.

Ну вот давайте я вам приведу два таких примера. Мы обнаружили смысловое поле доверия: доверие, согласие, солидарность и стремление к любой подломившейся ситуации сохранять мир, покой, порядок, никоим образом не расшатывать изнутри эту ситуацию. А с другой стороны, существует иное смысловое поле, оно построено на абсолютном недоверии молодых людей, недоверии всему и вся, на конфронтации... Это очень нервный тип молодых людей. Понимаете, в одной ситуации вы встретитесь с одним, в другой ситуации вы встретитесь с другим. И если вы не встретитесь с ними обоими, создастся однобокое представление. Меж тем, смысловая история, вот это смысловое пространство, или культурное пространство, шире возьмем, – это 3D-картинка, там нет ничего плоского, там одновременно сосуществуют очень разные смыслы.

Ну вот еще приведу пример. Такое явление, как гибридизация, когда мы обнаруживаем с вами в сознании молодых людей проекции и традиционной культуры, и очень современной глобальной. И я должна сказать, что глобализацию просто так не выключить, это невозможно решить методом выключения тумблера, – это вошло уже в ткань социальной жизни и вошло в культуру...

Марианна Ожерельева: А успокойте – традиции тоже нельзя выключить? Чтобы все-таки те, кто... Это же тоже важно.

Юлия Зубок: Конечно, безусловно. Не просто потому, что это важно и мы это не выключаем, а это невозможно, понимаете, это абсолютная утопия. Поэтому...

Марианна Ожерельева: Спасибо. Давайте звонок послушаем, у нас из Пермского края звонок. Людмила, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марианна Ожерельева: Людмила, слушаем вас.

Зритель: Значит, я хочу сказать, что наша молодежь замечательная. У них все впереди. Они радостные, они хорошо относятся к старшим. Я люблю молодежь и хочу им пожелать.

Пожелаю нежности, счастье найти,

Необыкновенности сбывшейся мечты.

Пожелаю снега, пожелаю роз,

Пожелаю смеха и немного слез.

Книжек без названий, загорелых плеч

Кроме расставаний много-много встреч!

Марианна Ожерельева: Спасибо вам огромное! Какие хорошие слова. А у нас есть представитель вот этой замечательной молодежи. На связи с нашей студией Павел Давранов, школьник и при этом автор книг по неврологии, нейрохирургии и кардиологии. Молодому человеку 15 лет только. Павел, здравствуйте.

Павел Давранов: Здравствуйте.

Марианна Ожерельева: Почему у вас возникла идея, и, более того, вы ее реализовали, написали эти две книги? Откуда это? Вы сын врачей?

Павел Давранов: Нет, в семье врачей нет.

Марианна Ожерельева: А как же? Откуда этот интерес? И почему еще... ? Причем неврология да нейрохирургия, кардиология – ну это жутко сложно.

Павел Давранов: Ну, интерес вообще возник, когда бабушке неправильно расшифровали кардиограмму. Там врач допустил одну ошибку и назначил лечение не по нужному диагнозу.

Марианна Ожерельева: Подождите, а как вы могли? Вот берешь эту бумажечку, там какие-то, значит, всплески, и как можно было понять, что неправильно что-то расшифровали? Вы что, прочитали и понимали что-то?

Павел Давранов: Да, я прочитал и понимал.

Марианна Ожерельева: А откуда у вас эти знания? Вы учитесь в спецклассе?

Павел Давранов: Нет, я сам в свободное время увлекаюсь и изучаю науку эту.

Марианна Ожерельева: Значит, вы берете эту расшифровку и говорите, что что-то там не так?

Павел Давранов: Да.

Марианна Ожерельева: Бабушка идет, а ей говорят: «Извините, я специалист, я все знаю, это внук ваш не прав». Как все произошло-то?

Павел Давранов: Ну, вообще сначала я расшифровал и сказал то, что тут врач допустил ошибку и лечение было назначено неверно. Потом бабушка обратилась в областную больницу, и там подтвердили мои слова.

Марианна Ожерельева: Ага. Ну вот у вас все-таки определенный такой круг знаний – вам с этим просто живется или нелегко? Есть ли у вас друзья по интересам? С кем вы взаимодействуете, коммуницируете?

Павел Давранов: Ну, если честно, то друзей, с которыми можно поделиться вот этим вот, то нет таких.

Марианна Ожерельева: Ну как вот... Вы говорите, бабушка, т. е. она же вам должна была поверить. То есть, получается, вы общаетесь с ней как человек взрослый достаточно.

Павел Давранов: Ну, мы, да, так и общаемся.

Марианна Ожерельева: Павел, расскажите про книги. Необходимо же... Все-таки книга должна пройти некую редактуру, это не так просто выпустить даже сегодня сборник стихотворений, а что уж говорить, когда это профессиональная медицинская литература. Как это произошло и кто вам помогал? Кто был вашим редактором, как вы с издательством связались?

Павел Давранов: Сначала я писал методички и выкладывал их на страницу в Instagram (Запрещено в России (ред.)).

Марианна Ожерельева: Так.

Павел Давранов: Потом уже я решил эти все методички собрать в одну книжку и отправить на проверку врачам. Первым, кто был, это был ординатор из Института Склифосовского, сейчас уже она ведущий специалист. Но на... пути также был анестезиолог-реаниматолог.

Марианна Ожерельева: Так. Что они вам говорили? Вот прочитали они и говорят: «Надо выпускать»?

Павел Давранов: «Информация достоверная и легко читается».

Марианна Ожерельева: А как вы собирали эту информацию? Учебников написано много, и по ним сегодня учатся нынешние доктора. То есть вы ходили в библиотеку, опять же вы, может быть, среди ваших знакомых как раз-таки врачи и у них черпали, какую-то информацию брали? Интернет вам помогал?

Павел Давранов: Я все искал в интернете. В моих книгах ничего нового нет, я просто сложные слова поменял на более легкие.

Марианна Ожерельева: А как вы решили, что вот это более легкое слово тот самый синоним, который не исказит?

Павел Давранов: Там больше участвуют не синонимы, а определения этих непонятных слов.

Марианна Ожерельева: То есть вы все-таки считаете, что много непонятного, да, в этих книгах заумных написано, Павел?

Павел Давранов: Ну, если человек не понимает, о чем идет речь, то для него эти слова будут неизвестными.

Марианна Ожерельева: Соответственно, получается, человек, который не обладает этими знаниями, прочитав ваши книги, в частности, может начать что-то понимать, правильно? В будущем вы хотите врачом стать?

Павел Давранов: Да.

Марианна Ожерельева: Сейчас усиленно подготовка идет, последние годы?

Павел Давранов: В последние годы я больше занимаюсь уже подготовкой к ОГЭ, чтобы нормально его сдать.

Марианна Ожерельева: У вас вот там на стене очень много грамот. Это за что грамоты?

Павел Давранов: Это за 8 лет обучения.

Марианна Ожерельева: Вы отличник?

Павел Давранов: Был.

Марианна Ожерельева: А что случилось? Что пошло не так?

Павел Давранов: Ну, чуть-чуть где-то начал путаться, из-за этого и перешел на хорошиста.

Марианна Ожерельева: Я вам желаю в будущем обязательно стать отличником. Какой профессией вы хотите овладеть? Специализация конкретная?

Павел Давранов: Анестезиолог-реаниматолог.

Марианна Ожерельева: Здорово, Павел! Это так отрадно, что вот такие, как вы, ребята, еще и не из семьи доктора... Скажите, ведь очень интересная история, потому что человек действительно заинтересовался этим, ему никто не давал конкретных примеров, более того, самостоятельно смог еще и две книги издать. Юлия Альбертовна, это же какая-то уникальная история.

Юлия Зубок: Вы знаете, я слушаю с огромным интересом этого молодого человека, и я ему хочу пожелать иметь возможность получить хорошее образование. Потому что такая замечательная внутренняя интенция, вот такая закладка в нем, она должна развиваться. И к счастью, сегодня достаточно программ, которые нацелены на поддержку именно талантливой молодежи, и вот он представитель этой талантливой молодежи.

Я бы здесь, пользуясь возможностью, хотела бы на другое еще обратить внимание. У нас очень нуждается в развитии та часть программ государственной поддержки молодежи, которая была бы нацелена на широкие пласты молодых людей, понимаете. Обязательно нужно таланты поддерживать, нужно непременно помогать молодым людям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации.

Но, к сожалению или к счастью, я не знаю, основная-то часть – это обычные, простые молодые люди, которые содержат в себе большой потенциал, но он может реализоваться, а может и не реализоваться. Возможности заложены в каждом, но перейдут ли они в актуальность, в действительное состояние, во многом зависит от того, какие им возможности в их регионах будут созданы для этого. А этого парня, конечно, ему просто браво.

Марианна Ожерельева: У нас есть графика по возможностям в регионах развиваться, она в газетах была, и там как раз-таки Москва, Санкт-Петербург, Сочи, т. е. очень понятные города, понятно почему. Вы сказали, что вот любовь на первом месте, знания. Вот эти города, они приспособлены сегодня для получения знаний и для дальнейшего обучения в школе, в университетах, для получения профессии твоей мечты? Или же все-таки мы говорим, что по России в целом сегодня идет это развитие, создаются некие центры, вот «Сириус» – отличная же площадка? Как много примеров того, что действительно талантливая молодежь там собирается и реализовывает свои проекты в будущем. Что еще необходимо сегодня сделать государству, чтобы найти и помочь?

Юлия Зубок: Вы знаете, мы такая большая страна, мы так неравномерно развиваемся, у нас настолько разнятся экономические и социокультурные условия, что мы можем четко выделить города, огромные вот эти вот мегаполисы, которые на мировом уровне развиваются, и возможности у молодежи, конечно, колоссальные, для того чтобы пользоваться этими возможностями. Следующий уровень – это города крупные, к которым относятся, например, тот же Новосибирск, Екатеринбург, Казань, тоже достаточно много делается для молодежи. Но у нас есть вся остальная Россия...

Марианна Ожерельева: Конечно.

Юлия Зубок: И там у нас проблема заключается, во-первых, в том, чтобы молодые люди получили образование на том уровне, который хотя бы приближал их к московскому уровню. Но самое главное даже не это – а куда они пойдут работать? Отсюда у нас миграция, отсюда у нас бабушки и дедушки в первую очередь своим внукам советуют уезжать и получать образование, плюс оставаться в тех регионах, где событийность есть, понимаете? То есть это рынок труда и это жизнь, наполненная событиями, чтобы, так сказать, не было вот этой заброшенности. Вот это если очень простыми словами, что называется, от чистого сердца хотелось бы пожелать развиваться вот в этом направлении.

Марианна Ожерельева: Это важно.

Вы говорили как раз-таки, мы обсуждали вопрос помощи, насколько нынешняя молодежь готова помогать. Помню звонок, где Людмила сказала, что она видит такую молодежь, которая помогает, а мы сейчас спросим тоже представителя такой молодежи. На связи с нами Антон Андросов, председатель общественной организации «Скорая молодежная помощь». Антон, здравствуйте.

Антон Андросов: Здравствуйте.

Марианна Ожерельева: Как представителя молодежи спрашиваю: вы-то нынешнюю молодежь как оцениваете? В ней больше плюсов или минусов? Вот были жалобы, музыку плохую пишут, какие-то слова не те, что-то все не так; «неподъемные» какие-то они, не хотят никуда ходить. А у вас какое видение?

Антон Андросов: Вы знаете, как сказал наш один друг Борис Юрьевич Грачевский однажды, он сказал, что «Ералаш» остался тот же, это мы повзрослели. И молодежь осталась та же самая. То есть все мы и в нашем детстве, и музыка у нас какая-то не такая была, и что-то мы делали, где-то мы лазали где зря и где попало, это у нас все то же самое было. И я считаю, что молодежь сейчас точно такая же, но только вот свои какие-то современные новые движения у них. Но я считаю, что сама молодежь у нас замечательная сейчас. Это я говорю как человек, который работает с молодежью уже 10 лет.

Марианна Ожерельева: Вот расскажите как раз-таки о своей деятельности. И более того, сегодня иногда молодежь обвиняют в том, что они не умеют сопереживать и сочувствовать. Вы как человек, который с молодежью работает вот в части именно помощи, – какая она? Правда не умеет сегодня в большинстве случаев сочувствовать или наоборот?

Антон Андросов: Вот приведу самый простой пример. Сегодня у нас в Белгороде открыт пункт временного размещения беженцев с Украины, потому что у нас приграничный город Белгород. И огромное количество молодежи, волонтеров отозвались, чтобы помогать людям. То есть сегодня у нас большой волонтерский корпус работает, и это люди, которые не просто...

Вот есть пункт временного размещения, есть сотрудники, которые обеспечивают жизнедеятельность пункта временного размещения, а есть волонтеры, молодежь, которая «очеловечивает» те процессы, которые происходят в этом пункте временного размещения. То есть они встречают людей, они их размещают, они решают их мелкие бытовые вопросы. Это вот волонтеры, молодежь, которая находится рядом с людьми, которым сегодня нужна помощь: это пожилые люди, это женщины с детьми приезжают.

И у нас, знаете, у нас пункт временного размещения, у нас несколько дней люди проводят в нашем пункте и дальше едут по России. Когда они уезжают, они уезжают со слезами на глазах, и нам хочется сказать «Приезжайте к нам еще!», но мы воздерживаемся, конечно, но тем не менее люди очень благодарны волонтерам. И большинство этих волонтеров – это как раз-таки молодые люди, которые...

Марианна Ожерельева: Антон, ну как же так? Вот одна из примет нынешней молодежи, что она стремится зарабатывать. То есть действительно сегодня деньги одна из таких главных черт и признаков, а вы говорите... Ведь все-таки волонтерство – это не про доход. Почему и зачем эти молодые люди помогают, в частности, беженцам?

Антон Андросов: Ну, большинство людей волонтерству уделяют свое свободное время. Это работающая молодежь, они работают, зарабатывают деньги и в свободное время помогают нам. Да, есть те молодые люди, которые действительно зарабатывают деньги и им больше ничего не нужно. Но, мне кажется, знаете, когда что-то происходит, вот как сегодняшняя наша ситуация, это объединяет. И когда вот действительно мы с чем-то таким сталкиваемся, с какими-то вызовами, то мы видим реальную картинку состояния нашего общества, состояния нашей молодежи, которая в трудное время объединяется и действительно неравнодушна и помогает, и стремится помочь.

Марианна Ожерельева: Антон, ну есть же какая-то причина, они же не просто так вот такие отзывчивые. Их так воспитали, вы считаете, общество такое сейчас и в предыдущие годы было, что поэтому сегодня они готовы сопереживать и помогать? Почему они становятся волонтерами и, более того, готовы продолжать эту деятельность в свободное время?

Антон Андросов: Ну, это, мне кажется, наш код, код нашей страны...

Марианна Ожерельева: Культурный код?

Антон Андросов: Код россиянина. Это у нас в крови заложено помогать. То есть многие, есть люди у нас, волонтеры, которые никогда не занимались этим вообще, никому не помогали, нигде не состояли ни в каких организациях, но вот, когда нужно... Пандемия когда была, вспомните, сколько молодых людей пришло на помощь помогать пожилым людям разносить лекарства и продукты, – огромное количество, и в т. ч. тех, кто никогда ни в чем не участвовал. Мне кажется, это вот у нас заложено, знаете...

Марианна Ожерельева: А как вы их организовали так? Вот правда, человек не знал... Ну понятно, социальные сети, где-то что-то сказали, но все-таки это же надо набрать огромное количество людей, не два-три человека.

Антон Андросов: Социальные сети. Мы каждый день в нашей группе «Скорая молодежная помощь», каждый день публикуем новости с пункта временного размещения. Мы показываем, чем мы занимаемся, и люди это подхватывают флешмобом, просто начинаются репосты, начинаются репосты о том, что нужен сбор помощи, игрушки. И люди сами пишут, говорят: «А чем мы можем помочь? Мы можем 3 часа в неделю помогать, мы можем один день, в выходной помогать», – пожалуйста, приезжайте и помогайте. То есть они реально уделяют то время, которое могут уделить. Вот это надо организовать.

Марианна Ожерельева: И последнее: все-таки по гендерному признаку есть какой-то разброс, что условно больше девушки готовы оказывать помощь, нежели молодые люди?

Антон Андросов: Нет абсолютно. У нас абсолютно одинаково и девочек, и мальчиков.

Марианна Ожерельева: Все равны. Спасибо большое.

Антон Андросов: Спасибо.

Марианна Ожерельева: На связи с нами был Антон Андросов, председатель общественной организации «Скорая молодежная помощь».

Юлия Альбертовна, вот смотрите, какие замечательные представители современной молодежи. И хочется понять, они почему такие стали? Вот вы говорили же тоже, что есть традиции, семья и вот эта глобализация, – но ведь не потеряли же, несмотря на то что кто нас только ни ругает и какие поколения ни ругали, но ведь осталось что-то еще, что позволяет сегодня сопереживать, помогать, оказывать ту или иную поддержку.

Юлия Зубок: Безусловно. У нас молодежь практически разделилась пополам: одни реагируют на смыслы, которые отражены в понятиях «милосердие» и «сострадание», а вторая половина, которая, может быть, считает эти слова некоторым анахронизмом, но она реагирует на другие понятия, «жалостливость», «демонстрация сочувствия». То есть здесь соединяется как бы традиционное (он прав, Антон, это действительно часть российской ментальности), но и современные формы, понимаете? И они становятся сегодня системообразующими для очень большой части молодых людей. Почему они идут в волонтерство, вы задали вопрос? – они идут туда за смыслами.

Марианна Ожерельева: Ага.

Юлия Зубок: Они идут туда для того, чтобы поучаствовать в конкретных делах, а это является главными мотиваторами для того, чтобы поучаствовать в различных общественных движениях, течениях молодежных организаций. Здесь очень такая вот тесная связь.

Еще один момент я бы хотела здесь озвучить. Вот смотрите, с одной стороны, они у нас с вами все нацелены кто на жалостливость, кто на милосердие и сострадание, а с другой стороны, мы обнаружили устойчивую, не умирающую группу в количестве 10%, которые считают, что буллинг – это окей в том случае, если человек вызывает какую-то несимпатию.

Марианна Ожерельева: Но, получается, у этого же должен быть какой-то предводитель. Найдется всегда такой плохиш, который будет говорить, что надо это делать.

Юлия Зубок: Значит, смотрите, вы очень важную вещь озвучиваете, но вы говорите уже об организации, а я говорю об интенции, о некой, так сказать, направленности, понимаете, о внутренней установке. Она может реализоваться, а может не реализоваться в зависимости от социальных условий. Еще один важный момент, тоже я должна это обязательно зрителям сказать. Вот смотрите, идея прав человека – это современная идея, которая захватила сегодня молодых людей наравне с самореализацией. Но знаете, из чего она вырастает на российской почве? – из любви к ближнему. Это нас отличает от западного общества, там в основе лежит юридический фактор: вы гражданин страны, поэтому признаются ваши права.

Марианна Ожерельева: Ну да.

Юлия Зубок: А наш человек будет признавать права, если он вас любит.

Марианна Ожерельева: Спасибо вам большое! На связи с нашей студией была Юлия Альбертовна Зубок, руководитель Центра социологии молодежи Федерального научно-исследовательского социологического центра Российской академии наук, доктор социологических наук и профессор. Говорили мы о современной молодежи.

И вот что пишут: «Молодежь во все времена одна». Пишут нам также из Нижегородской области, что нет никакого культурного кода, все мы одинаковые, предпосылки такие. Очень много сообщений о том, что сегодня созданы условия для реализации талантливой молодежи, но есть и проблемы, кстати, о них тоже надо поговорить как-нибудь в эфире обязательно. И еще пишут о том, что образование – очень важная история, для того чтобы молодежь была современной, современное образование для современной молодежи.

Оставайтесь с нами, вернемся уже совсем скоро.