Современная упаковка: как новые технологии влияют на качество и безопасность продукции?

Современная упаковка: как новые технологии влияют на качество и безопасность продукции?
Обманутые дольщики. Мужчины 50+ без работы. Драка в Чемодановке. Проблемы ЕГЭ. Конфискация денег у госслужащих. Рубрика «Аграрная политика»
Как мужчинам после пятидесяти лет найти хорошую работу: почему служба занятости не может помочь?
Ирина Абанкина: Школа не берёт на себя ответственность, чтобы ребята сдали ЕГЭ на высокие баллы
Почему овощи стоят дорого? При этом закупочные цены падают, а фермеры сеют импортные семена
Конфликт в Чемодановке мог бы предвидеть местный руководитель, считает эксперт по межнациональным отношениям Иосиф Дискин
При обострении экономической ситуации сегодня в богатых регионах растет коррупцияв верхах, а в депрессивных - повышается уровень бытовой
Заканчиваются продажи - заканчивается стройка. Как решаются проблемы обманутых дольщиков, обсуждаем с управляющим партнером Общества защиты дольщиков
Ведущий научный сотрудник Академии труда и социальных отношений: «Пенсионную реформу обсуждали долго, но никто не исследовал, что будет с людьми, которые попадут под повышение пенсионного возраста»
Статья 228: показательное наказание? Почему статья УК о наказании за сбыть наркотиков нуждается в пересмотре? Мнение правозащитника и экс-начальника криминальной милиции
Сергей Лесков: Чрезмерная численность силовых структур приводит к тому, что они начинают работать сами на себя
Гости
Евгений Корчевой
директор Департамента сельскохозяйственного, пищевого и строительно-дорожного машиностроения Минпромторга России
Светлана Данилина
генеральный директор АО «ТАУРАС-ФЕНИКС»

Рубрика «Промышленная политика» с Мариной Калининой. Тема сегодня - качество продукции и как его сохранить. Эксперты в студии расскажут, на что влияет упаковка и какие технологии появились в этой сфере за последние годы.

Марина Калинина: Здравствуйте. Я Марина Калинина, это рубрика «Промышленная политика», в которой мы рассказываем о российских предприятиях, работающих на территории нашей страны, производящих нашу продукцию и поставляющих ее не только на территории России, но и за рубеж.

Сегодня поговорим вот о чем. Каждый из нас, заходя в магазин, покупая продукты, смотрит на упаковку. Насколько это для вас важно? Выбираете ли вы товары по упаковке, или вам вообще все равно? Хотим задать вам вопрос: лицо товара – упаковка? Звоните, пишите, потом, через какое-то время, в конце эфира подведем итог.

Естественно, для того чтобы товар был упакован, нужно оборудование, которое это будет делать, то есть упаковывать, сортировать и так далее. Вот о таком предприятии мы и поговорим. Оно производит упаковочно-сортировочное оборудование, компания называет «Таурас-Феникс», расположена в Санкт-Петербурге.

У меня сегодня в гостях Светлана Евгеньевна Данилина, генеральный директор компании «Таурас-Феникс», – здравствуйте.

Светлана Данилина: Здравствуйте.

Марина Калинина: И Евгений Анатольевич Корчевой, директор Департамента сельскохозяйственного, пищевого и строительно-дорожного машиностроения Минпромторга России. Здравствуйте.

Евгений Корчевой: Здравствуйте.

Марина Калинина: Давайте посмотрим сюжет о предприятии, а потом поговорим и об упаковке, и об оборудовании, и о промышленности в целом машиностроительной, и о кадрах, естественно. Смотрим сюжет.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Светлана Евгеньевна, первый вопрос вам. Вообще когда я была на этом заводе, я общалась с сотрудниками, которые там трудятся, и с начальниками цехов, и с обычными рабочими. Мне вообще поразило, как они вас уважают. Как вам, вот такой миниатюрной женщине… В чем секрет, как вы с такими мужчинами талантливыми?

Светлана Данилина: Как с детьми.

Марина Калинина: Как с детьми?

Светлана Данилина: Да.

Марина Калинина: Почему?

Светлана Данилина: Нет…

Марина Калинина: Они вас боятся?

Светлана Данилина: Иногда.

Нет, наверное, у нас больше партнерские взаимоотношения, мы больше сотрудничаем. У всего трудового коллектива на нашем предприятии стоит одна, единая цель, просто одна, единственная – это производство высокотехнологического, сложного оборудования и удовлетворение потребностей наших клиентов в первую очередь. Потому что каждому из них на самом деле очень приятно ходить по магазину, покупать сметану, которая упакована на нашем оборудовании, покупать сырки глазированные, которые упакованы на нашем оборудовании, покупать молоко. Их семьи об этом знают. Наверное, мы все-таки гордимся все вместе тем, что мы делаем, потому что 90% того, что стоит на прилавках, упаковано на нашем оборудовании.

Марина Калинина: Ну вот нам пишут из Свердловской области: «Товар в хорошей упаковке – больше доверия», – что, наверное, правда.

Светлана Данилина: Да, конечно.

Марина Калинина: И еще такой вопрос. Вот у меня каждый вторник выходит вот эта рубрика «Промышленная политика», я показываю различные предприятия. И каждый раз мне пишут сообщения, что это все вранье, промышленности у нас нет, производств у нас нет, ничего мы не можем. Вот конкретный, уважаемые зрители, пример, сидит человек, который делает такое оборудование.

Евгений Анатольевич, что у нас происходит с промышленностью?

Евгений Корчевой: Я вот продолжу мысль…

Марина Калинина: Вы как глава департамента… Вы знаете, я тут ваше немножко прочитала интервью, вы сказали: «С раннего детства я мечтал делать жизнь лучше и умел воодушевить людей на что-то хорошее. С детского сада во мне было критическое осмысление жизни: понимал, что неправильно, и хотел исправить». Что удается исправить сейчас? Что вообще с машиностроительным бизнесом у нас происходит?

Евгений Корчевой: Вы знаете, вот как раз продолжу вашу мысль. Я еще сам работаю в Министерстве чуть меньше 3-х лет, но еще 3 года назад, не приступив к своим обязанностям, считал, что у нас, как и большинство жителей нашей страны, многие до сих пор считают, что у нас нет пищевого машиностроения.

Марина Калинина: У нас вообще нет никакого машиностроения, все пишут.

Евгений Корчевой: И когда мы начали активно разбираться в этой теме, оказалось, что у нас в стране более 200 производителей оборудования и машин самых разнообразных: для переработки рыбы, для сортировки, для производства муки и так далее, и так далее, огромное количество производителей. Есть крупные компании очень известные, такие как «Таурас-Феникс», есть небольшие, маленькие компании, где работает по 30-40 человек, но эти компании очень успешны, они производят машины и при этом очень часто, зачастую эти машины экспортируют.

У меня есть несколько интересных примеров, например, в Екатеринбурге есть предприятие, которое является мировым лидером по производству пельменных аппаратов, поставляет их в 50-60 стран мира каждый год. То есть, наверное, нигде, ни в одной стране мира, где не было бы русских людей, все эти страны купили как минимум по одному такому пельменному аппарату очень высокотехнологичному, который быстро производит эту продукцию. Есть предприятие машиностроительное во Владивостоке, которое является мировым лидером по производству оборудования для переработки икры. Таких примеров очень-очень много.

У нас есть пищевое машиностроение, и самое главное, что наша продукция востребована и за рубежом. Это показывает, что оно не просто есть, а оно выпускает ту продукцию, которая оценена даже людьми, которые к России не имеют никакого отношения. Нас радует, что экспорт машиностроения в этом сегменте растет. В прошлом году наши заводы, вот эти все 200 заводов, экспортировали продукции машиностроительной на 6 миллиардов рублей. Конечно, нам многое что можно сделать, мы как министерство, наша задача сделать так, чтобы этот сегмент рос, чтобы выпуск продукции увеличивался. Мы посчитали, когда делали проект стратегии пищевого машиностроения, что наши машиностроители могут увеличить производство такой продукции в 5 раз. Наша задача этот спрос простимулировать и помочь им это сделать.

Марина Калинина: В чем специфика производства? Вообще сложно ли конкурировать сейчас таким компаниям, как ваша, и с зарубежными поставщиками оборудования, и по России?

Светлана Данилина: Ну мы, наверное… Я бы не назвала нас всех конкурентами, мы коллеги, потому что в той или иной области каждый из наших коллег из компаний, которые производят подобное нам оборудование, где-то такое же, мы не столько конкурируем, сколько мы закрываем определенные сегменты рынка, определенные потребности. Допустим, «Таурас-Феникс» на сегодняшний день не упаковывает мясо. Есть другая компания, которая упаковывает мясо, поэтому мы взаимозаменяем друг друга на этом рынке.

Марина Калинина: Но вы собираетесь это делать тоже, упаковку мяса?

Светлана Данилина: Мы собираемся, мы очень большое внимание уделяем на самом деле своему развитию. Спасибо огромное поддержке Минпромторга, мы очень ждем, уже на последней стадии действительно находится согласование стратегий развития именно пищевого машиностроения, вообще в итоговом варианте, где мы на самом деле все нацелены на одно – чтобы не просто конкурировать, мы действительно увеличиваем экспорт нашего оборудования, а быть, наверное, лучше в каких-то моментах, потому что давайте не забывать о том, что лучшие наши головы, лучшие наши знания уезжают из России. Наша задача – сделать все здесь таким образом, чтобы развивать именно сложное и технологическое оборудование здесь на сегодняшний день. Мы готовы конкурировать, мы уже конкурируем, мы готовы развиваться дальше, и машиностроение есть в России.

Евгений Корчевой: Я хотел маленький пример рассказать технологичного результата работы наших машиностроительных заводов.

Марина Калинина: Да-да, конечно.

Евгений Корчевой: У нас буквально на днях в Самаре открылся хлебный завод, который производит всем известные батоны, булки. Так вот особенность этого завода, что это был комплексный проект, где поучаствовали 6 производителей, компаний каждая своего сегмента оборудования, в том числе и «Таурас-Феникс». И самое интересное, что это завод-робот, там работает всего лишь один человек.

Марина Калинина: Ух ты!

Евгений Корчевой: Один человек. Что это значит? Что нет тяжелого, большого труда, нет больших физических нагрузок на огромное количество людей, на непроизводственные операции какие-то. И тысячи, десятки тысяч людей могут утром получить свежую буханку хлеба, сделанную на 100% российском оборудовании, где на самом деле как человек участвовал всего лишь один оператор, который с помощью автоматики, приборов, электроники, опять же разработанной в России, управляет этим процессом.

Марина Калинина: Светлана, могут ли небольшие компании, малый бизнес, средний бизнес заниматься такими вещами?

Светлана Данилина: Конечно, конечно! Вы имеете в виду производить такое же оборудование, как и мы?

Марина Калинина: И производить, и покупать ваше, для того чтобы использовать?

Светлана Данилина: Могут, потому что несмотря на то, что мы действительно достаточно крупный завод, для нас нет понятия «маленький клиент» и «большой, крупный клиент». Мы к маленьким относимся, к начинающим, я их так называю, наоборот, более трепетно, потому что он сегодня купил маленькую машинку, он просто закрывает какую-то свою нишу по какому-то своему продукту. Но пройдет год, два, три, и у него будут цеха, и мы будем гордиться тем, что мы начинали вместе с ним. Поэтому, конечно же, могут, и Евгений Анатольевич привел прекрасный на самом деле пример, что компания из 20-30 человек, небольшие такие машиностроительные участки, цеха тоже могут производить какое-то несложное оборудование. Такие линии, как мы производим, понятно, не всегда способны будут, но это могут быть тестомесы, это могут быть мясорубки, это возможно делать.

Марина Калинина: Пишут нам из Костромской области сообщение: «Европа отказалась от пластика, а когда мы?» И действительно, это такой серьезный вопрос, который сейчас во всем мире обсуждается, что, в общем, пластик – это плохо. Как вообще упаковочный бизнес будет перестраиваться? Насколько это серьезная вещь, когда мы откажемся от пластиковых всяких тар? Что?

Светлана Данилина: Ну смотрите, я со своей стороны могу сказать буквально следующее. Действительно, эта новость повсеместна, что рассматриваются законопроекты, все готовы отказаться от пластика. На сегодняшний день действительно увеличилось количество запросов на производство линий под стеклянную тару, то есть возвращаются, помните из советских наших времен, к бутылочке с кефиром в стекле, не в пластике, в стекле, баночки с икрой в стекле, сметанка в стекле. Действительно таких запросов на сегодняшний день в этом году стало больше. Но от пластика все равно пока никто никуда не уходит.

Евгений Корчевой: А я бы добавил, что здесь очень важно еще не просто уходить от пластика, а научиться бережно к нему относиться, в частности, сортировать мусор и запускать его во вторичную переработку. У нас как раз перед министерством стоит одна из задач стимулировать разработку новых машин и оборудования, многие уже созданы…

Марина Калинина: То есть вы этим занимаетесь непосредственно?

Евгений Корчевой: Да, и самое интересное, я могу даже привести пример инновационного предприятия из Барнаула, из Алтайского края, которое разрабатывает фотосепараторы, то есть это с применением фотоники автоматически сортируются, начинали ребята с зерна, пшеницы, потом горох, потом маслины для испанцев научились сортировать, а сейчас придумали машины, которые так же сортируют мусор, в том числе пластики. Поэтому, может быть, не надо так сразу уходить, главное научиться беречь то, что есть.

Марина Калинина: У нас есть звонок из Нижегородской области, нам дозвонился Геннадий. Геннадий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Да, говорите, пожалуйста.

Зритель: Скажите, пожалуйста, вот показывали ролик предприятия, где в основном показано все импортное оборудование: системы ЧПУ, панели оператора – они все импортные. Не выйдет ли так, что если введут какие-то дополнительные санкции, могут прекратить поставку импортного оборудования, не встанет ли у вас ваше предприятие в связи с этим?

Марина Калинина: Спасибо за вопрос. Светлана?

Светлана Данилина: Вы знаете, я думаю, что в ближайшее время такого не случится. Но на сегодняшний день российское станкостроение, в общем-то, выпускает достойное оборудование, и мы будем обращать внимание на них, мы обращаем внимание на сегодняшний день, потому что мы планируем открывать новый участок и покупать плазму, плазму мы будем покупать уже у отечественного производителя данного оборудования.

Марина Калинина: То есть есть все-таки…

Светлана Данилина: Есть.

Евгений Корчевой: Я могу даже привести пример. В Питере же находится одно из ведущих предприятий, которое делает и по всему миру в том числе поставляет… Был лазерный раскрой показан, когда металл кроится…

Марина Калинина: Да-да.

Евгений Корчевой: Вот есть такое же оборудование российского производства, это ведущий производитель, не говоря уже о том, что вообще сама система раскроя металла лазером была разработана здесь недалеко в Подмосковье.

Марина Калинина: Так, надо мне туда даже добраться, до этого завода.

Смотрите, я сегодня нашла такую информацию, что Минтруд назвал самые высокооплачиваемые профессии в России. Для меня было, честно говоря, откровением, что это не работник банка, а это сварщик с зарплатой от 100 тысяч рублей. Вот все-таки какое бы оборудование ни было, какие бы приборы ни стояли, все равно самое важное – это человек. То есть кадровая проблема – насколько она серьезно стоит именно в этой отрасли?

Светлана Данилина: Она очень остро стоит, и могу себе представить, что есть действительно сварщики очень высокой категории. Если обращать внимание на…

Марина Калинина: Ну сварщик – это как пример, есть же слесари, токари…

Евгений Корчевой: Операторы станков ЧПУ.

Марина Калинина: Есть слесари, есть сварщики, есть операторы станков ЧПУ. Они все приходят, как бы имя один уровень образования, подтвержденный записями в трудовой книжке, но квалификация и знания у всех разные, поэтому один сварщик, действительно его труд и качество его работы могут оцениваться в указанную сумму, а кто-то может получать несколько меньше, все-таки есть своя градация в зависимости от умений. Кадровая проблема существует, мы совместно с Минпромторгом ее решаем.

Марина Калинина: Расскажите, Евгений, какие есть программы про обучение?

Евгений Корчевой: Я бы хотел сначала привести пример того, что я увидел в «Таурас-Фениксе», как компания занимается кадрами. Я увидел это, когда пришел на завод, начиная с детей, которые рядом в детском садике корпоративном, потом школа корпоративная, потом специальные классы, студенты-проектировщики, инженеры, которые приходят и практику проходят на заводе еще.

Марина Калинина: И спортклуб еще.

Евгений Корчевой: И спортклуб еще, да. Возвращаясь к вашему вопросу, почему, наверное, работники на заводе так любят и боятся свое руководство. Но на самом деле мы пытаемся системно решить большую проблему оторванности системы образования от системы производства, она действительно есть, эта проблема.

Марина Калинина: Вот это очень большая проблема, да.

Евгений Корчевой: Но мы делаем шаги навстречу, сближаем… У нас есть хорошие примеры, есть хорошие инструменты. Первый – это целевая подготовка студентов. У нас сейчас есть трехсторонние контракты, когда для конкретных предприятий ВУЗы готовят специальных специалистов. У нас есть инжиниринговые центры, которые создаются совместно Минобром и Минпромторгом по отдельным направлениям, прямо по пищевому машиностроению, по переработке продуктов, по биотехнологиям…

Марина Калинина: Ну они потом работу получают на этих предприятиях?

Евгений Корчевой: Да. Инжиниринговые центры, которые направлены уже на создание какого-то продукта, имеющие практическое применение в жизни, не теоретические какие-то разработки. А буквально на днях мне было очень приятно открывать Московский государственный университет пищевых производств. Мы вместе с одними из российских производителей оборудования для ресторанов, для комбинатов питания (компания «Abat») открывали классы, примеры ресторанов, переработки цехов холодных, горячих, для опять же студентов, чтобы студенты при подготовке поваров могли уже учиться на российском оборудовании и повышать свою квалификацию, при этом делали это не на итальянском или на немецком оборудовании…

Марина Калинина: …а на нашем.

Светлана Данилина: …а на нашем, российском. То есть мы делаем эти шаги, пока это не очень быстро, пока действительно это… Не могу сказать, что мы за год-два решим эту проблему. Но вот то, что мы все больше и больше видим молодых и квалифицированных людей на наших предприятиях машиностроительных и на предприятиях наших потребителей в молочной отрасли, в сырной, в хлебопекарной говорит, что кое-что у нас уже получается.

Марина Калинина: Толковые приходят выпускники, или все равно приходится вам их на месте переучивать?

Светлана Данилина: Выпускники приходят разные, абсолютно разные. «Таурас-Феникс» вместе с университетом ИТМО (Санкт-Петербург) 3-й год подряд уже проводит наш, так сказать, технический конкурс, который у нас состоится в этом году 5 апреля, на площадке «Таурас-Феникса» принимает команды из 15 российских городов, то есть это 15 ВУЗов: питерский политех, московский политех, остальное – Калининград, Волгоград, Тюмень, Томск…

Марина Калинина: Большая география у вас получается.

Светлана Данилина: Большая география. Коллеги, наши будущие сотрудники (у нас есть уже такой опыт) получают от нас техническое задание, и они несмотря на то, что это первый раз, они не очень понимают, о чем идет речь, но защищают каждый свои проекты. Естественно, самым почетным, наверное, призом в данной ситуации является приглашение на работу, и мы это делаем, и люди у нас работают. Уровень подготовки у них, наверное, такой же, вопрос желания и умения добиваться полученных результатов, желание разобраться – не просто прийти и отбыть свое указанное, положенное время, а здесь уже, наверное, наша общая задача как наставников заинтересовать, замотивировать, продвигать и помогать молодежи развиваться.

Марина Калинина: У нас минутка буквально осталась. Евгений, что в планах? Что предстоит в ближайшее время сделать в машиностроение? Что намечено?

Евгений Корчевой: В планах стимулировать инвестиции. Я мечтаю, чтобы «Таурас-Феникс» наконец-то построил новый завод, такой инвестиционный проект большой теперь есть.

Марина Калинина: Нет, я вообще, обобщить хочу.

Евгений Корчевой: Этому сейчас, правда, немножко мешают «ракушки», которые там незаконно построены на территории, где должен быть новый завод построен. У нас действительно очень много инвестиционных проектов по России в пищевом машиностроении. А что такое инвестиционные проекты? – это новые заводы, это новая продукция, это новые рабочие места, это будущее нашей страны. Поэтому в наших планах развивать этот сегмент, делать все, чтобы наши заводы строились и производили очень высококачественную продукцию.

Марина Калинина: И большие, и маленькие.

Евгений Корчевой: Конечно.

Светлана Данилина: Я добавлю, что у нас есть еще один такой вот план совместный с Минпромторгом и с Министерством образования – это открыть три кафедры, чтобы, в общем-то, экспорт образования и нас как машиностроителей состоялся, интеграция такая, три базовых кафедры на территории производственных площадок.

Марина Калинина: Ну что же, спасибо, удачи вам в ваших начинаниях! У меня в гостях была Светлана Данилина, генеральный директор компании «Таурас-Феникс», и Евгений Корчевой, директор Департамента сельскохозяйственного, пищевого и строительно-дорожного машиностроения Минпромторга России.

Ну а прямо сейчас производственные портреты.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все выпуски
  • Полные выпуски