Спрос на мини-квартиры снова растёт. Кто их покупает?

Спрос на мини-квартиры снова растёт. Кто их покупает? | Программы | ОТР

За сколько? И только ли в Москве?

2019-10-17T13:05:00+03:00
Спрос на мини-квартиры снова растёт. Кто их покупает?
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Михаил Чумалов
директор агентства недвижимости «Белый Город»
Евгений Шлеменков
вице-президент Ассоциации «НП «ОПОРА»», руководитель направления «Строительство и ЖКХ»

Оксана Галькевич: Следующая тема у нас, друзья, такая. Широка у нас с вами страна. Развернуться бы! Но живем-то мы с вами по-прежнему в малогабаритных квартирках. И, кстати, последние рыночные тенденции, буквально прямо горячие, сообщаю вам: спрос на микроквартиры опять возвращается. А помните, несколько лет назад Игорь Шувалов, он сейчас глава госкорпорации развития ВЭБ.РФ, с улыбкой, даже можно сказать – со смехом, удивлялся: кто же эти квартиры покупает?

Константин Чуриков: Это было совершенно искренне.

СЮЖЕТ

Оксана Галькевич: Да, друзья, эта фраза, как водится, потом стала мемом. (Теперь это так называется). Дорогой Игорь Иванович, если бы вы знали, насколько расхожим стал этот формат! Загляните, пожалуйста, в жилые комплексы бизнес-класса. Там квартиры по 28, по 22 кв. м. Есть даже круче. Сейчас в центре столицы на торги на продажу выставлена квартира 11,6 кв. м.

Константин Чуриков: Но стоит она чуть меньше 3 миллионов. По меркам Москвы, кстати, еще не так дорого. Обычно квартиры-студии, апартаменты 15 квадратов продаются за 4 млн. руб. Так что, как говорится, налетай. Но покупает такую недвижимость в основном молодежь, которая приехала в столицу, переехала из каких-то других регионов. На большие квартиры денег, понятно, не хватает. А снимать уже не хочется, а хочется свой угол получить. И прописку, естественно, они получают, становятся москвичами.

Оксана Галькевич: Я не молодежь, и я не могу себе такое купить, Костя.

Константин Чуриков: Эксперты считают, что сейчас малогабаритные квартиры занимают почти 10% всего столичного рынка недвижимости. Спрос на такое минижилье будет только расти.

Светлана Моисеева (соучредитель агентства недвижимости): Идете с 4 миллионами по Москве, это вроде бы для регионала очень большая цифра, а в Москве ничего хорошего не купишь за эти деньги. Самые плохонькие однушки, хрущевские, стоят 6 200 - 6 500. И на этом сравнении они понимают, что они получают полностью готовый, укомплектованный, не бабушкин вариант за меньшие деньги.

Константин Чуриков: В общем, мини снова в моде. Сейчас об этом будем говорить с вами. Вообще, согласились бы стать москвичом за 3 миллиона, например? Вообще, как вы себе представляете жизнь в такой квартире? Что в ней можно делать? Пишите нам и звоните.

Оксана Галькевич: Можно ли семью завести, детей родить, вообще как-то развиваться дальше в этой жизни? И вообще, слушайте, друзья, странно. Почему за 3 миллиона у нас строят какие-то квартирки-живопырки, а на наших огромных пространствах ни домов, ни какой инфраструктуры при этом не создается? Давайте эти вопросы адресуем в том числе и директору агентства недвижимости «Белый город» Михаилу Чумалову. Он сейчас с нами на связи. Михаил, здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте, Михаил. Вы нас слышите?

Михаил Чумалов: Да, я вас слышу. Здравствуйте.

Константин Чуриков: Отлично. Вот вы у нас уже и появились. Михаил, скажите, насколько действительно резкий какой-то рывок, резкий тренд мы наблюдаем? Какой был спрос несколько лет назад на такого рода мини-минижилье и какой спрос сейчас?

Михаил Чумалов: Это тренд не сегодняшнего дня. Этот тренд начался, я думаю, лет 10, если не больше, назад. Это связано с двумя причинами. Во-первых, с изменением финансового положения людей, с ростом цен в Москве. Так как за стоимость, правильно только что сказали, даже за 4, за 5 миллионов квартиру купить в Москве нельзя полноценную. Первое. Второе – с изменением самого стиля жизни. Жизнь стала более динамична, люди приезжают, уезжают. Приезжают на учебу, на работу. Часто меняют жилье. И в общем я бы не сказал, что это чисто российское явление – студенческое жилье.

Оксана Галькевич: Согласитесь, Михаил, люди, которые часто переезжают, меняют работу, учебу, что-то еще, они не покупают себе такие тяжелые якоря, за которые надо еще налоги платить. Кстати, налоговая составляющая. Насколько она важна в принятии решений по приобретению жилья сейчас? Мы знаем, что большие квартиры дорого будут обходиться и в налоговом обслуживании.

Михаил Чумалов: Да, конечно. Тем более, налоги на имущество у нас в последнее время растут. Но что касается малогабаритных квартир, там налоговая нагрузка как раз не очень большая. И при этом они весьма ликвидны. Продать их довольно просто. Их покупают не только приезжие, как было сказано, но и многие москвичи, которые планируют сдавать их в аренду. Они отлично уходят в аренду для тех же студентов.

Константин Чуриков: Михаил, если сравнивать, что выгоднее: купить такую квартиру за 3 миллиона, вот эти 11 квадратов, или все-таки снимать жилье? Т. е. при каком случае один вариант выгоднее другого?

Михаил Чумалов: Всегда, всегда в наших условиях снимать жилье выгоднее, чем покупать. Потому что даже если покупать в ипотеку, арендные ставки ниже, чем ежемесячные выплаты по ипотеке. Все зависит от жизненной стратегии.

Константин Чуриков: Т. е. мы в любом случае (знаете, вот мы говорим «студент» и сразу представляем себе какого-то бедного-несчастного парня или девчонку, да?) говорим уже не о «бедных студентах», а о таких ребятах чуть более мажорных?

Михаил Чумалов: Я бы вообще не говорил о студентах. Такой формат жилья востребован для молодежи, уже работающей в том числе, и которая хочет жить в достаточно хороших условиях. Это некий новый, но другой тренд. Когда вся жизнь общественная выносится за пределы квартиры. Квартира – только место для ночевки. И есть новые форматы, такие как апарт-отели, лофт-апартаменты, когда вы только ночуете в квартире, а пользуетесь инфраструктурой всего комплекса, в которых они расположены, как бы вне квартиры. Это очень востребовано именно для молодежи.

Оксана Галькевич: Михаил, а какая же тогда молодежь живет в таких микроквартирах в жилых комплексах бизнес-класса, которые тоже теперь предлагаются, есть такие на рынке? Что за молодежь-то там?

Михаил Чумалов: Да, предлагаются. Ну, более обеспеченная, работающая молодежь. Работающая и та, которая привыкла к динамичному образу жизни.

Константин Чуриков: Даже, может быть, образ жизни настолько динамичный, что и ночевать там некогда? Потому что днем работаешь, ночью в клубе, да? И вот время от времени появляешься.

Оксана Галькевич: От такой жизни быстро наступает выгорание, мне кажется.

Михаил Чумалов: Как правило, требования к таким комплексам таково, чтобы было много еще общественных зон. Фитнес, ресторан, и прямо здесь же.

Константин Чуриков: Михаил, я вас спрашиваю сейчас не как директора агентства, а просто как гражданина, как человека. Скажите, пожалуйста, как вы думаете: люди, которые покупают, вот эти, условно говоря, дети условно богатых родителей, живут в этих живопырках, как Оксана говорит, – они вообще семью заводить-то думают, нет?

Михаил Чумалов: В дальнейшем. Но необязательно в этом жилье. Еще раз говорю: все зависит от жизненной стратегии. Если вы собираетесь осесть надолго в этом месте, вы, конечно, постараетесь купить квартиру. Если нет, будете снимать. И покупает эти апартаменты далеко не только молодежь, а люди, которые просто сдают эти апартаменты той же самой молодежи.

Оксана Галькевич: Инвестиционные так называемые квартиры. Спасибо большое. Михаил Чумалов был у нас на связи, директор агентства недвижимости «Белый город». Костя, а как ты себе предполагаешь: вот молодой человек выходит в жизнь и сразу покупает себе пятикомнатную.

Константин Чуриков: Ну зачем, Оксана, эти упрощения?

Оксана Галькевич: Думая, что, конечно, у меня будет пятеро-семеро детей.

Константин Чуриков: Ну, двушечка, чтобы с женой будущей, с невестой повстречаться.

Оксана Галькевич: Есть еще один собеседник.

Константин Чуриков: Звонок есть. Давайте звонок послушаем. Здравствуйте, вы в эфире. Это Юрий из Пермского края.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Юрий.

Зритель: Здравствуйте, добрый день. Я раньше работал на стройке, в советское время, и знаю, из каких материалов эти дома строили и сейчас. Небо и земля. Потому что раньше были качественные материалы. Кирпич так кирпич был. Все было. А сейчас из чего это строят? Из каких-то – картоны, гипсокартоны там, этот кирпич не кирпич, это все страшно. И слышимость такая…

Оксана Галькевич: Новые технологии.

Зритель: Да, большая слышимость. Вот вы, допустим, чихнули, а в другой квартире слышно все.

Константин Чуриков: Юрий, а размер предлагаемого жилья, вот эти 11,6 кв. м, вас не смущают? Вообще что можно на этой территории делать?

Зритель: 11,6? Ну, можно там телевизор, как комнату себе сделать можно.

Константин Чуриков: Т. е. переночевал, поспал.

Оксана Галькевич: В Юго-Восточной Азии такие.

Константин Чуриков: Вряд ли там будешь готовить.

Зритель: Да, переночевал, поспал и принял…

Константин Чуриков: Душ принял, все, и побежал. Побежал зарабатывать.

Зритель: Вот эти дома, которые хрущевские, это же был французский проект, когда во Франции такие дома строились для эмигрантов. А мы как-то их приняли. Но они качественные, понимаете? Они еще лет 100 простоят. А эти, которые сейчас строят, не знаю сколько они простоят, может лет 10, и все пойдет по трещинам. Потому что материалы-то другие стали.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо большое, Юрий. На связи с нами сейчас еще вице-президент «Опоры России», руководитель направления как раз строительства и ЖКХ Евгений Шлеменков. Евгений Иванович, здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Евгений Шлеменков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Евгений Иванович, вот у нас сейчас был зритель из Перми и, говорит, в советское время вот было так… В советское время, наверное, и санитарные нормы какие-то существовали, да? Что квартира не должна быть меньше определенного метража.

Евгений Шлеменков: Совершенно верно.

Оксана Галькевич: А куда же они канули, в какую Лету?

Евгений Шлеменков: На самом деле, наверное, считать настоящим жильем квартиру в 11 кв. м – это, мягко говоря, неверно. Я как-то общался с психологами, и они вообще считают, что такие маленькие пространства подавляют. И даже чисто психологически их переносить тяжело. А уж жить! Да, сложно. При советской власти у нас были нормы, по которым мы получали квартиры не менее 9 кв. м на одного члена семьи, по-моему, как правило это было. Плюс еще должны были быть обязательно кухонные помещения, ванная, они не входили в эти 9 кв. м. Т. е. это было несколько более по жизни интереснее.

Оксана Галькевич: Сколько это квадратных метров, самый минимум был каким?

Евгений Шлеменков: У нас были квартиры в районе 30 кв. м.

Оксана Галькевич: 30 кв. м на одного. Понятно.

Евгений Шлеменков: Совершенно верно.

Константин Чуриков: Евгений Иванович, но с другой стороны если на это посмотреть: то, что нам кажется действительно диким, в той же Японии это, в общем, определенный стандарт…

Оксана Галькевич: В Юго-Восточной Азии, наверное, в основном.

Константин Чуриков: …и норма, да? Какой позитивный опыт мы могли бы перенять откуда-нибудь? Из Японии, из Азии, может быть.

Евгений Шлеменков: Я думаю, что опыт этот не заслуживает того, чтобы его перенимать. В Японии да, действительно, очень маленькие квартиры и очень маленькие дома. Именно поэтому, как мне кажется, большая часть японцев даже в преклонном возрасте старается работать, а не находиться в этих очень плохо приспособленных для нормальной жизни домах.

Константин Чуриков: Евгений Иванович, как вы считаете, люди, которые у нас руководят в стране строительной отраслью – Минстрой, и вообще государство в целом должно беспокоиться, что возникает вот такой тренд и вот такие появляются мини-углы в Москве и в других городах?

Евгений Шлеменков: Я думаю, что должны. Тренд этот появился не потому, что мы так долго ждали такого продукта и он нам очень нужен. А просто потому, что сумма покупки общая гораздо меньше, чем при покупке нормального жилья. А платежеспособный спрос у нас уже практически удовлетворен на нормальное жилье. Так вот, чтобы не снижать цену на квадратный метр, просто уменьшают количество квадратных метров покупки. Это вообще очень лукаво и непорядочно.

Оксана Галькевич: Т. е. это получается, вы ведетесь на этот запрос рынка, так скажем, да? Вот люди от безденежья, у них карманы пустеют, а рынок за это…

Евгений Шлеменков: Конечно, конечно. Это совсем не красит застройщиков. И вообще нас всех. Потому что на самом деле мы проблемы получим в будущем. Потому что эти квартиры, вообще говоря, станут пристанищем для тех, кто… ну, кто просто-напросто не способен в сложившихся условиях иметь нормальное жилье.

Константин Чуриков: Евгений Иванович, ваша оценка, насколько сейчас завышены цены на квартиры в Москве? Потому что иной раз ну просто – смотришь, тебе люди, знакомые рассказывают, ну это какие-то страшные совершенно… как сказать, стены, там нужно делать ремонт, и за это требуют огромных денег продавцы.

Евгений Шлеменков: У нас, во-первых, завышены цены в связи с тем, что мы, как правило, получаем квартиры, которые не достроены. Как правило, в себестоимости квартиры отделка составляет до 40% ее себестоимости. Т. е., купив квартиру, ты еще вкладываешься, чтобы в ней можно было жить. А сами цены – они, естественно, существенно отличаются от себестоимости. В разы, я бы сказал. Все зависит, естественно, в каждом отдельном случае от условий, в которых идет стройка. Но тем не менее, в среднем это в 2-3 раза уж точно.

Оксана Галькевич: Евгений Иванович, если коротко. Вопрос такой возникает. Вот вы идете вслед за, так скажем, трендом: пустеют карманы, как я сказала, у нашего населения. А дома не строите на просторах нашей родины. Я имею в виду: частное домостроение не так развито. Почему? Тоже в силу тех же причин?

Евгений Шлеменков: Капитализм штука достаточно жесткая. И если его не регулировать государством, оно может приводить к таким гримасам, что просто ужаснешься. Естественно, понимаете, предприниматель хочет получить максимум прибыли при минимальных вложениях. Это же естественно. Но он должен руководствоваться не только этими моментами. Он должен, во-первых, понимать, что и для кого он делает. А во-вторых, если он не понимает, значит, его надо регулировать. Соответственно, должны быть нормы, по которым такие объекты могут или не могут появляться.

Константин Чуриков: Да. Ласково, а иногда лучше законом, да, так по рукам давать, чтобы руки были не такие загребущие.

Оксана Галькевич: Спасибо большое.

Евгений Шлеменков: Ну, без этого просто не обойтись. Вы же понимаете, что человеческую природу очень трудно…

Константин Чуриков: Это правда, это правда. Это отдельная философская беседа должна быть у нас в эфире. Спасибо большое. Евгений Шлеменков, вице-президент «Опоры России», руководитель направления «Строительство и ЖКХ». Перелистываем страницу, к следующей.

Оксана Галькевич: Мы идем дальше, да.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
За сколько? И только ли в Москве?