США - Россия: итоги саммита

Гости
Сергей Ознобищев
директор Института стратегических оценок

Ксения Сакурова: Мы начинаем обсуждать самые заметные темы этого дня. Как всегда, очень много у нас будет информации, темы будут меняться быстро, очень насыщенный час. Поэтому, друзья, не откладывайте, пожалуйста, на потом, если вам есть что сказать, если у вас есть свое мнение, свой вопрос к нашим экспертам. 5445 короткий номер для ваших смс-сообщений, 8-800-222-00-14 номер прямого эфира. Мы ждем всегда вас в этой студии.

Виталий Млечин: Совершенно верно. Ну, и начинаем мы, естественно, с главного. Это переговоры Владимира Путина и Джо Байдена. Они длились два часа, и для них впервые задействовали защищенную линию связи, созданную специально для таких случаев.

Ксения Сакурова: Обсуждали ситуацию вокруг Украины, расширение НАТО, проблемы кибербезопасности и работу посольств. Сразу после завершения беседы стало известно, что из военного бюджета США исключили санкции по «Северному потоку-2» и положение о запрете для американцев на сделки, связанные с суверенным долгом России.

Виталий Млечин: Так, о чем все-таки говорили два президента? Удалось ли договориться? Об этом прямо сейчас побеседуем с Сергеем Ознобищевым, директором Института стратегических оценок. Сергей Константинович, здравствуйте!

Ксения Сакурова: Здравствуйте!

Сергей Ознобищев: Здравствуйте!

Виталий Млечин: Сергей Константинович, ну, судя по всему, Украине центральное место было отведено, да? Расширению НАТО на Восток и всем вот этим проблемам?

Сергей Ознобищев: Да, вы точно уловили то, что происходило. Но на самом деле, на самом деле, все-таки самое важное – это, не боюсь этого своего наблюдения, это контакт между президентами. Потому что большая политика стала на редкость субъективной. Да, они обсуждают объективные процессы, обсуждают проблемы. Но первое, обсуждают ли они? Вот сам факт обсуждения, он очень важен. К нему подходят очень долго.

Виталий Млечин: Сергей Константинович, я прошу прощения, вы могли бы смотреть в камеру? А то получается вы немножко в сторону смотрите. А нам хочется, чтобы вы смотрели на нас.

Сергей Ознобищев: Хорошо.

Ксения Сакурова: Да, спасибо большое.

Виталий Млечин: Спасибо большое. Продолжайте, пожалуйста.

Сергей Ознобищев: Значит, самое-самое главное, как я сказал в первой части своего сообщения, то, что они встретились, они поговорили, хоть и виртуально. Личностный фактор в отношениях между президентами, он сегодня, и уже не сегодня, а вчера и позавчера, стал на первое место. И встал очень плотно. И то вот, могут они поговорить или нет, это сегодня имеет, к сожалению, ключевое значение для нашей с вами безопасности, для нашей с вами жизни и нормального существования. И то, что мы можем еще как-то строить планы на будущее.

Ну, а то, что обсуждали Украину, несомненно. Потому что без Украины, а по большому счету, без Украины понятно, без решения украинского этого вопроса, так можно сформулировать, к сожалению. А самое главное – это установление отношений между Россией и Западом. Украина – это, так сказать, нельзя так говорить про наш братский народ, который, как казалось, единый с нами народ, да, но без установления нормальных отношений с Западом мы не сможем и решить проблему Украины и многие-многие другие.

И проблема Украины не возникла бы, если бы у нас были нормальные отношения с Западом. Вот если мы вместе вдумаемся в это наблюдение, мы поймем, что оно абсолютно, абсолютно верное. Потому что возникла боязнь, что Украина уходит на Запад, как, собственно, сейчас и весь диалог, с чем он связан? Что НАТО не должно или не должна, скорее, я так люблю называть НАТО, все-таки это организация. Не должна дальше расширяться на Восток.

В связи с этим у нас уже на протяжении нескольких десятилетий слышатся, не знаю, как это назвать по-русски, чтобы ни для кого не было обидно. Но вот эти самые наши, постоянный фон о том, что НАТО расширяется на Восток. То есть к нам приближается Украина, создавая нам новые угрозы безопасности. А почему создает новые угрозы? Потому что мы никак не можем выстроить нормальные отношения и партнерские отношения с Западом. Так же, как и Запад с нами не может выстроить.

Если бы НАТО было какой-никакой, но дружественный блок, а дружественный, значит могли, имели бы право договариваться, имели возможность договариваться и отлаживать с ними отношения. И как-то регулировать их политику, то все было бы нормально. Однако же на протяжении 20 лет с лишним, прямо с 1994-го года, когда началось фактическое расширение НАТО, нам говорились две абсолютно неизменные фразы.

«Расширение НАТО на Восток ничем вам не угрожает» и «расширение НАТО является расширением демократии». Вот эта демократия уже дошла до такой точки, что мы вынуждены выдвигать условия, проводить какие-то «красные» линии. И «красные» линии виртуальные становятся предметом реальной напряженности.

Виталий Млечин: Сергей Константинович, я прошу прощения, Владимир Путин еще до встречи, вернее, до беседы, говорил о том, что хорошо было бы получить все-таки какие-то юридически обязывающие гарантии от Соединенных Штатов, что НАТО не будет расширяться на Восток. Наверняка, этот вопрос тоже был затронут во время беседы. Как вы считаете, такое вообще возможно в принципе?

Сергей Ознобищев: Ну, я про это и говорю, да, что мы, мы выступаем против, потому что НАТО для нас, в нашем представлении – абсолютно враждебная с нами организация. Потому что мы не смогли и не сумели за предыдущие десятилетия выстроить отношения сотрудничества. А НАТО не сумело это сделать с нами. А по поводу юридических гарантий, это крайне сложная формула, экзотическая, можно сказать. Потому что НАТО для нас, что, что мы для НАТО?

Юридически, если мы говорим юридически, мы совершенно разделены. И вот для НАТО это не то что изменение политики, а это революция в этой политике. И все участники НАТО там будет, уже американский президент с ними связался, со своими западными товарищами, и эта дискуссия фактически началась. Она будет крайне сложной, но, в любом случае, запрос сделан. Наши запросы и позиции сейчас становятся ясны.

Запрос сделан, взята высокая планка. Но я надеюсь, как на всяких переговорах, разговорах и дискуссиях в итоге будет достигнута компромиссное решение, которое удовлетворит и нас, и не будет слишком болезненно для НАТО, не заставит ее полностью сменить свою политику, на что они, я думаю, не пойдут.

Ксения Сакурова: Но при этом, насколько я понимаю, от поставок вооружения на Украину никто отказываться не собирается?

Сергей Ознобищев: Да, не собирается. Но вот сегодня прошла какая-то такая новость, мимолетно пока что, надо в нее всмотреться, что вроде как серьезные поставки, серьезные, да, могут начаться, только если будет угроза для украинской безопасности. И будет то самое военное вмешательство России, о котором уже, «вмешательство» в кавычках, конечно, никогда мы на это не пойдем, мы так об этом говорим, да.

И вот смотрите, это произойдет, тогда будут и серьезные поставки. Но пока что там будут всякие второстепенные системы поставлять, и происходит достаточно заметно это военное, военные поставки. Но, по своему существу, это не те, не те системы вооружения, которые могут изменить, так сказать, соотношение потенциалов, или как-то на них воздействовать.

Ксения Сакурова: Давайте послушаем еще, что думают наши зрители. С нами на связи Юрий из Санкт-Петербурга. Юрий, здравствуйте!

Виталий Млечин: Здравствуйте, Юрий! Вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте! Я, во-первых, исключение сделаю. Никитин Юрий Иванович, чтоб знали бы все. Я не боюсь этого.

Ксения Сакурова: Юрий Иванович.

Зритель: Санкт-Петербург. Это первое. Второе. Меня интересуют итоги саммита, в частности, один из вопросов, значит, не вводятся санкции против «Северного потока». Интересно, а что простым гражданам, нам, нашим детям, внукам даст этот, не даст эти санкции против «Северного потока»? Я понимаю, если бы открыли бы счет на наших детей бы, внуков бы. По добыче полезных ископаемых из недр моей, нашей Родины, деньги бы капали туда. Это я понял бы. Спасибо! Да, кстати, ваша передача очень злободневные, бывает, вопросы затрагивает. И нормальные люди оценивают это.

Ксения Сакурова: Спасибо большое!

Виталий Млечин: Спасибо! Сергей Константинович, ну вообще, мне кажется, вопрос надо разделить на две части. Во-первых, почему сразу после переговоров исчез этот пункт о санкциях? И, соответственно, действительно, а если бы были введены они, как бы мы это на себе почувствовали? Или только Газпром бы это на себе почувствовал?

Сергей Ознобищев: Ну, то, что исчез сразу, это честь и хвала американской внутриполитической этой самой, внутриполитическому диалогу. Потому что исполнительной власти крайне сложно бывает вести конструктивный диалог с властью законодательной. И там, такая Америка странная страна, что, значит, конгресс, он не очень-то оглядывается на то, что от него хочет президент. И часто бывает как раз наоборот, противодействие возникает.

В этот раз получилось. Демократы смогли, значит, провести вот это решение. Как говорится, по-видимому, оно было заготовлено заранее. Иначе бы так оперативно не сработали. И, по-видимому, это было то, на что Байден, что Байден должен, то, что Байден предложил России в качестве шага доброй воли. Вот они это сделали. На самом деле, шаг очень заметный.

То, что станем мы жить лучше с этим «Северным потоком». Газпром точно станет жить лучше, это несомненно. А мы, надеюсь, не станем жить хуже, чуть-чуть там поднимутся, может, пенсии, хотя должны подняться значительно. Чтоб мы хотя бы догнали уровень, там, тех стран, с которыми мы равнялись. Там, Португалия, когда-то, я помню. По-моему, так и не догнали. С Америкой точно нам не догнать. Но без вот этого самого, без нефти и газа нам будет, и поставок на Запад, нам будет крайне сложно.

А вот интересное мое наблюдение, если в историческом таком ракурсе. Что, когда были два противостоящих блока и два идеологически непримиримых государства, которые были в состоянии постоянной «холодной» войны, это СССР и те же самые Соединенные Штаты.То вот вопроса вообще о поставках, трубопроводах, перекрытиях кранов, переброски трубопроводов и все, что с этим связано, то, что иногда называют «энергетической» дипломатией, это вообще не стояло. Поставки были всегда стабильные, и платы поступали тоже стабильно.

Другое дело, что это не помогло Советскому Союзу, цены упали. Но, вот сейчас, конечно, ситуация абсолютно экзотическая и не похожая на времена «холодной» войны, когда, казалось бы, все должны были бояться и жили под постоянным страхом, правда, за ядерным щитом, который никому бы не помог, в случае чего.

Виталий Млечин: Спасибо!

Ксения Сакурова: Спасибо большое!

Виталий Млечин: Спасибо большое за ваше мнение! Сергей Ознобищев был с нами на прямой связи, директор Института стратегических оценок. Говорили о том, как побеседовали два президента, Владимир Путин и Джо Байден.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)