США-Россия: надо поговорить

Гости
Владимир Жарихин
политолог

Константин Чуриков: Ну а теперь – о делах, можно сказать, мирового значения. В эти минуты, буквально вот-вот должна начаться онлайн-встреча, телемост между президентом Владимиром Путиным и президентом США Джозефом Байденом. Байден находится в Вашингтоне, Путин – в Сочи.

За несколько часов до этого события пресс-секретарь президента Дмитрий Песков сказал, что никаких таких откровений и прорывов от этой встречи ждать не стоит. При этом он подчеркнул, что сама встреча проводится на фоне беспрецедентной эскалации напряженности в Европе, такого еще не было; это очень сложный рабочий разговор, который осуществляется в очень сложный период.

Ну, стоит напомнить о той повестке, которая была буквально в последние дни, информационный фон перед этой встречей.

Оксана Галькевич: Я просто хотела еще добавить, что сам по себе формат встречи интересен. По удаленной связи будут общаться президенты двух стран. Но прежде, в середине ноября, Байден уже встречался с председателем КНР Си Цзиньпином в таком же формате, они около трех часов разговаривали. Предполагается, что встреча Путина и Байдена тоже будет довольно такой продолжительной.

Константин Чуриков: Не думаю, что является совпадением то, что буквально накануне вечером и сегодня, когда у нас была ночь, Bloomberg, а до этого и CNN сообщили, что Запад, то есть не только Соединенные Штаты, но и страны Европы, Евросоюза готовят санкции против России. Они могут связаны как с ограничением обмена валюты, так и даже упоминается, например, возможность введения санкций в отношении крупнейших российских банков, Фонда прямых инвестиций, если «Россия нападет на Украину». Ну, эту историю обсуждают уже достаточно давно.

И еще говорится, как утверждают собеседники Bloomberg и CNN, самым радикальным вариантом было бы запретить России доступ к системе финансовых платежей SWIFT.

Вот сейчас мы обсудим и этот сценарий, и вообще информационный фон перед встречей с Владимиром Жарихиным – это зам. директора Института стран СНГ. Владимир Леонидович, добрый вечер, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Владимир Леонидович.

Владимир Жарихин: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Владимир Леонидович, знаете, я хочу понять логику этих, назовем так, наверное, информационных сообщений или вбросов, или истерии, как сказал Песков. То есть зачем это делается перед саммитом? По идее, надо как-то дорожку расчищать, чтобы можно было по ней куда-то идти, а тут наоборот – навалили проблем.

Владимир Жарихин: Да, действительно. Протокольная встреча, как сказал наш президент, а перед ней такой шум, бьют в барабаны, пугают весь народ, который и так запуган ковидом. В общем, ведут себя нехорошо.

Ну, с моей точки зрения, это будет для внутренней ситуации в Соединенных Штатах достаточно эффективно, потому что встреча будет закрытая, а потом выйдет Байден и скажет… Помните, как английский премьер, сходя с самолета: «Я привез мир. Я предотвратил войну». Вот он скажет: «Я предотвратил войну. Я заставил Путина отступить, и российские орды не будут теперь топтать милую и добрую Украину», – что-нибудь такое. Вот такое развлечение.

Ну, после того, в общем-то, прискорбного для президента и его рейтинга события в Афганистане хочется одержать какую-то победу, хотя бы виртуальную. Ну, других нет, а виртуальная будет, с моей точки зрения, достаточно громкой. Для этого и шумели.

Оксана Галькевич: Владимир Леонидович, хочется понять. Прежде, до появления такой проблемы в нашей жизни, как коронавирус, лидеры стран либо общались по телефонной связи, либо встречались лично, была такая возможность. Сейчас появился такой формат онлайн видеосвязи. Хочется понять, так скажем, это по степени важности ближе к телефонной связи, к телефонным каким-то разговорам и переговорам лидеров или ближе все-таки к личным встречам?

Владимир Жарихин: Ну, вы знаете, Оксана, я до ковида вообще традиционно собирал на совещания своих сотрудников у себя в кабинете, смотрел глаза в глаза. А сегодня в два часа у нас было совещание, и его проводил онлайн. Так что, я думаю, президенты тоже идут, так сказать, впереди прогресса и тоже решили такие встречи устраивать в онлайне, работать в онлайне, как сейчас работает очень большое количество людей во всем мире.

Константин Чуриков: Владимир Леонидович…

Оксана Галькевич: Ну, я это просто к тому, что… Например, накануне Владимир Путин был в Индии и встречался там с индийским лидером, с руководством страны, в общем. А здесь какие могли быть сложности в организации? Вы лучше знаете международную политику, всю эту внешнеполитическую кухню. Какие могли быть сложности в организации этой встречи, личной встречи президентов?

Владимир Жарихин: Ну, я думаю, что все-таки Байден в том числе решил сохранить и определенный элемент симметрии. Коль скоро он общался с китайским лидером вот в таком формате, то он, видимо, посчитал, что, что ли, чтобы сохранить симметрию и кого-то не выделять в ту или другую сторону из двух других мировых лидеров, он решил провести и с Путиным в том же формате. Я думаю, вот так. Потому что инициатива-то по этому формату была именно от американцев.

Константин Чуриков: Владимир Леонидович, я хочу просто напомнить, что в начале этого года, уходящего, помните, в интервью кому-то (не помню уже, какому телеканалу) Байден назвал нашего президента убийцей. И после этого наш президент вышел в телеэфир и сказал, что прежде всего он желает ему здоровья, и предложил такую онлайн-встречу в прямом эфире. Тогда, в общем, администрация отказалась. Сейчас согласились просто потому, что это закрытый формат, да? Если бы это было в прямом эфире на весь мир, то соглашаться бы не стали?

Владимир Жарихин: Ну, к сожалению, американцы не хотят перенимать наши демократические традиции открытого и прямого разговора. Мы уже привыкли, обо всем на свете у нас каждый день с утра до вечера говорят в ток-шоу, и ничего, в том числе и с участием и американцев, и украинцев, и даже поляков, страшно сказать. И ничего.

А они не привыкли, видимо. Им хочется как-то втихаря, чтобы никто не слышал. Потому что втихаря, чтобы никто не видел, писали письма немцы и французы по поводу Минских соглашений, а когда у России лопнуло терпение, у российского МИДа, они опубликовали. Оказалось, что одно они говорили публично, а другое писали в этих бумагах. Так сложилось.

Кстати, между прочим… Ну, я честно скажу: я готовился к передаче, слушал по другим каналам, что говорят мои коллеги. Никто не обратил внимания на такую вещь, что вот эта встреча, на которой, как заявлено официально, они будут обсуждать украинский вопрос – это, кстати, в определенной степени пощечина французам и немцам.

Потому что известно, что российская сторона отказалась в рамках Нормандской четверки обсуждать, уличив их в обмане (публично – одно, в закрытой переписке – совсем другое), и поэтому было сказано: «Вы говорили, что хорошо бы американцев привлечь. Американцев привлечем. А с вами говорить не о чем, потому что вы обманываете и ничего не делаете». Это, в общем-то, мне кажется, справедливо по отношению к тому, как последние годы вели в этой истории с Украиной себя Франция и Германия – двулично.

Константин Чуриков: Мы скоро примем звонок. Я знаю, что у нас на линии несколько зрителей. Но прежде – вопрос.

А не похоже ли все это на какой-то заговор? Объясню, почему спрашиваю. Сегодня вижу: «Лидеры пяти стран призвали Россию снизить напряженность в отношении Украины». Это, кроме Байдена, британский премьер-министр, итальянский, президент Франции Макрон и уходящая Меркель. И еще тут какой-то источник сообщает: «По сообщению британской стороны, участники снова созвонятся после разговора двух президентов».

То есть создается ощущение, что Байден скажет нашему президенту что-то такое, что уже, в общем-то, им всем известно и что они, так сказать, для себя решили все вместе без нас.

Владимир Жарихин: Я думаю, что это не так на самом деле. Это просто для них, что ли, элемент… Ну, мол: «Мы союзники, а от союзников секретов нет, поэтому мы после этого созвонимся, я вам все расскажу». Конечно, все он не расскажет, а расскажет то, что ему выгодно. Но они это проглотят.

И то, что они оказались в таком положении, что их потом информируют, о чем договорились «большие дяди», уже является в определенной степени следствием этой, будем прямо говорить, политической импотенции лидеров Европейского Союза.

Константин Чуриков: Так, у нас есть звонок.

Оксана Галькевич: У нас есть звонок из Смоленска. Юрий на связи. Здравствуйте, Юрий.

Зритель: Добрый вечер. Конечно, данная встреча более чем символичная между нашим президентом и президентом Соединенных Штатов Америки. Ну, я думаю, прежде всего, все зависит от временных рамок данного переговорного процесса. Тем более, хоть это и запротоколированная встреча, но в любом случае, хоть и высшие руководители проводят ее, ну нет той представительной делегации, чтобы достаточно обширно, позитивно и конструктивно решались вопросы между нашими странами.

Естественно, Байден обозначит свои железобетонные позиции, в том числе по Украине. До этого предшествовал визит Нуланд, в том числе Уильяма Бернса, в том числе Джона Салливана по этому поводу, ну и Энтони Блинкена. И нас, естественно, ушибут очередными «новогодними поздравлениями» в виде санкционного «влупилина». А это российский госдолг, возможные ограничения по конвертации рубля и, конечно, «Северный поток».

Константин Чуриков: Юрий, это мы знаем, мы тоже читаем прессу. Спасибо большое.

Владимир Леонидович, видите, эксперты, звонят зрители-эксперты.

Оксана Галькевич: Внимательно слушают нашу передачу, в том числе и наши с вами встречи.

Константин Чуриков: Да, следят тоже.

Владимир Жарихин: Мне очень приятно, что в Смоленске так внимательно следят за международными событиями. Мне кажется, это хорошо.

Другое дело, что… У меня все-таки такое чувство, что это скорее отчасти пиар – вся эта история вокруг Украины. Я объясню – почему. В общем-то, позиции России, с одной стороны, и Запада, с другой (и здесь я не делю, судя опять же по опубликованной переписке нашим МИДом), позиции принципиально расходятся.

Я бы назвал так: в чем они расходятся? Мы считаем, что возвращение республик Донбасса в Украину может быть только при условии изменения Украины, если Украина изменится, она станет нейтральной и федеративной. Судя по этой переписке, и Германия, и Франция, а американцы давно это заявляли, они считают, что эти республики должны вернуться без всяких условий в ту Украину, которая сейчас есть. А это невозможно совместить.

Поэтому, обратите внимание, когда говорят… Утечки идут-то. Встречались эксперты, готовили материалы. В основном это по вопросам безопасности, международной безопасности, не имеется в виду только Украина; по вопросам безопасности Интернета, вот эти вещи. И, видимо, здесь будут приниматься какие-то конкретные решения. Кстати, уже совместное российско-американское заявление по этому поводу в ООН выдано – по кибербезопасности. А вот здесь скорее, я думаю, что называется, разойдутся при своих. Но я не исключаю, что Байден объявит, что он предотвратил российское наступление.

Константин Чуриков: Владимир Леонидович, а вот эта, скажем так, атака на головы, на мозги, вот этот информационный шум, такой сильный и громкий, он уже больше месяца – о том, что мы что-то делаем на границе с Украиной, что мы планируем напасть такого числа, такого-то мартобря между днем и ночью. Это же делается, наверное, неспроста. Зачем нас подталкивают к войне? Вот зачем?

Владимир Жарихин: Ну, чтобы у нас нервы не выдержали – и тогда Россию объявят агрессором и так далее и тому подобное. Но нервы-то крепкие. Поэтому я думаю, что все-таки они не надеются на это. Кстати, как не надеются и на это запугивание: «Ох, мы вас от SWIFT отсоединим!» Весь смысл карточек VISA и MasterCard состоит в том, что человек в мире, любящий или не любящий американского президента, любящий или не любящий российского, иранского лидера или китайского, тем не менее засовывает карточку в банкомат и получает деньги.

А если они начнут делить людей, которые не любят американского президента, и они не могут засунуть карточку в банкомат, ну и так далее, то весь смысл этих всемирных платежных систем, которые приносят огромный доход Соединенным Штатам, потеряется. И люди начнут выпускать локальные системы – у китайцев, у иранцев, у европейцев. Каждая страна будет выпускать. И эта система рассыплется, которая приносит им огромные деньги. Поэтому все это – запугивание на самом деле.

Константин Чуриков: Вот сейчас сообщает «Коммерсантъ», что Путин и Байден начали уже переговоры по видеосвязи.

Оксана Галькевич: Ну, не только «Коммерсантъ». Уже ведущие информационные агентства страны об этом сообщили. В частности, я по ТАСС могу процитировать: «Президенты России и США Владимир Путин и Джо Байден начали двусторонние переговоры. Они проходят впервые в формате телемоста. Ожидается, что лидеры обсудят ситуацию вокруг Украины и продвижение НАТО на восток, а также вопросы стратегической стабильности и двусторонней повестки дня. Могут затронуть темы региональной безопасности, в том числе и обстановку в Афганистане».

Владимир Леонидович, мы об этом с вами сейчас еще не говорили. Афганистан тоже может стать важной темой.

Константин Чуриков: А Афганистан-то зачем? Что, это так актуально сейчас?

Владимир Жарихин: Ну, вообще-то говоря, актуально. Актуально и для американцев, актуально и для нас, а в особенности актуально для стран Центральной Азии. Вы понимаете, обсуждать будут те вопросы, в которых действительно можно достигнуть определенного продвижения, определенного компромисса. Я боюсь, что пока что по вопросам урегулирования на Украине какого-либо компромисса достигнуть им будет достаточно трудно. Поэтому на поверхности в основном – проблема Украины, а на самом деле очень много в мире еще проблем. Кстати, не упомянули еще проблему борьбы с ковидом, совместной, а это тоже, между прочим, проблема. Новый штамм на дворе.

Константин Чуриков: Владимир Леонидович, но нам-то самим не смешно? Слушайте, хотели бы совместно бороться – они бы признали нашу вакцину, я не знаю, наладили бы какой-то взаимный обмен. Мы бы их вакцину здесь принимали, понимаете, им бы поставляли, не знаю, или, по крайней мере, люди могли бы куда-то летать. Ну, условно говоря. Понимаете? Но это же все слова какие-то.

Владимир Жарихин: Слова какие-то. Борьба. Борьба даже в этой области, которая прямо относится уже не к амбициям лидеров стран и политиков, а к проблемам достаточно большого количества людей, которые за эти годы, которые сейчас мы уже вспоминаем как счастливые годы, нулевые и десятые, привыкли колесить по всему свету. Это не только мы. Приезжаешь в какую-то страну – а там такой табор со всего мира, да? То есть все привыкли. А сейчас все эти связи прерваны. В том числе они прерываются не только объективно из-за ковида, а они прерываются еще и из-за этих политиканских игр: кто раньше признает чужую вакцину?

Константин Чуриков: Владимир Леонидович, сейчас мы можем показать в прямом эфире кадры как раз переговоров, телемоста между президентами двух стран.

Владимир Жарихин: Это интересно!

Константин Чуриков: Владимир Путин и Джо Байден. Вот сейчас мы это видим в режиме реального времени, в прямом эфире. Давайте послушаем.

ВИДЕО

Владимир Путин, президент РФ: Приветствую вас, господин президент!

Джо Байден, президент США: Добрый день! К сожалению, не пришлось увидеться на встрече «Большой двадцатки». Надеюсь, в следующий раз мы сможем встретиться лицом к лицу.

Оксана Галькевич: «Разговор проходит по защищенной линии видеосвязи, как сообщил Кремль, предназначенной для общения руководства двух стран. Используется эта защищенная линия впервые. Как ранее рассказывали в Кремле, – это я опять же цитирую по ТАСС, – линия была создана еще при предыдущих администрациях, но прежде бездействовала, то есть не использовалась фактически, поддерживалась только техническая ее работоспособность».

Константин Чуриков: Владимир Леонидович, и последний вопрос. Сегодня очень многие эксперты комментировали также варианты при введении санкций, в том числе самые серьезные из них – в отношении системы платежей SWIFT. Я помню, знаете, после Крыма… Сколько получается уже? Шесть-семь лет назад говорили: «Ой, если ограничить SWIFT, то это будет равнозначно объявлению войны». А сейчас говорят: «Да нет, слушайте, им же самим не выгодно. SWIFT – независимая организация». Такое ощущение, что нам это, в общем-то, никак, что мы этого, так сказать, не опасаемся. Это ложное ощущение?

Владимир Жарихин: Ну, мне приятно было посмотреть на двух президентов. Самое главное, чтобы какой-нибудь этот самый… тиктокер не влез и не начал делать селфи на фоне двух президентов. Они сейчас такие продвинутые, что все эти защищенные системы как семечки щелкают.

Константин Чуриков: А по поводу SWIFT?

Владимир Жарихин: Что касается SWIFT – да переживем! У нас «МИР» есть, наше все.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо вам.

Константин Чуриков: Владимир Леонидович, мы с вами договоримся: сейчас пока делаем паузу, а в 20:30, в полдевятого, когда уже будет что обсуждать, мы с вами это обсудим. Спасибо большое еще раз.

Оксана Галькевич: Владимир Жарихин, заместитель директора Института стран СНГ.

В финале мы снова встретимся и поговорим, вернемся к разговору президентов России и США. Ну, уже наверняка будут подробности к этой минуте, друзья. Ну и вас тоже приглашаем к обсуждению в прямом эфире.

Константин Чуриков: А буквально через полторы-две минуты – о коронавирусе, о новостях самых разных. Уже из-за коронавируса, вернее, из-за не надетой маски люди друг друга убивают. Вот так вот.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (3)
Олег Столяров
интересно о чем? Если Байден до переговоров сказал, что он "не признает "красных линий " России". А Столтэнберг вообще отказал России в праве иметь национальные интересы. Да и время дипломатических демаршей и политических заявлений уже закончилось. Фактически на границе с Россией развертываются военные базы НАТО. Под разговор о "подготовке агрессии России". Потом, как обычно, эти разговоры окажутся фейком, а настоящие базы уже будут развернуты. а ружье, висящее на стене , обязательно выстрелит. так , кажется, Чехов Антон Павлович говорил про НАТО?
Олег Столяров
хотя, если у России есть конкретный план боевого развертывания в ответ, то конечно надо набраться политической воли Байдена то с ним и ознакомить.
Олег Столяров
да, и не нагоняйте панику: СВИФТ всего лишь информационная система. При отключении банки будут уведомлять друг друга о перечислении денег к примеру по факсу. Будет долго, но будет. А менять рубли на доллары мы умели и без американских банков.