Стабильность: рубль продолжает падение

Стабильность: рубль продолжает падение | Программы | ОТР

Как при этом удается сдерживать рост инфляции?

2020-11-02T22:09:00+03:00
Стабильность: рубль продолжает падение
Дорожает даже мусор
Индекс Масленицы. Торговля личными данными. Дорогой мусор. Связь в глубинке. Помощь безработным
Хоть какая, но занятость
Село: абонент недоступен!
Домик с окнами в ад
Безработные с приданым
ТЕМА ДНЯ: Мусор дорожает
Индекс Масленицы: блин, как всё дорого!
ОПЕК-батюшка, нефть-матушка…
Торговля данными о россиянах
Гости
Павел Медведев
экономист, финансист

Анастасия Сорокина: Стабильное падение рубля: с начала года наша валюта подешевела на треть по отношению к мировым и вот сегодня опять преодолела, как говорят биржевики, психологическую отметку – евро уже 94 рубля, а доллар почти 81.

Александр Денисов: Да. Ну вот Настя так интересно подметила, что падение стабильное. Да, в каком-то смысле рубль стабилен и не срывается глобально, вот как раньше, а так вот постепенно. Недавно президента спросили, как на курсе отразится избрание Байдена, спросил арабский инвестор на форуме «ВТБ», президент отказался гадать. Ну, мы люди не официальные, погадаем, можем себе позволить.

Анастасия Сорокина: Прежде чем мы себе это позволим, мы спросим вас, следите ли вы за курсом рубля. Отвечайте коротко «да» или «нет», подведем итог в конце нашего обсуждения.

Ну и попросим свой профессиональный прогноз оставить экономиста, финансиста Павла Медведева, он на связи с нашей студией. Павел Алексеевич, здравствуйте.

Павел Медведев: Здравствуйте.

Александр Денисов: Павел Алексеевич, вот главный вопрос у нас, что нельзя не обратить внимание, рубль слабеет, а инфляция по-прежнему в пределах 4%. Как нам удалось разорвать эту зависимость, как это, интересно, выходит?

Павел Медведев: Упали доходы населения, поэтому платежеспособный спрос невелик, из-за этого цены не растут или во всяком случае не растут больше.

Анастасия Сорокина: Но вот эта история про цифры, многие говорят, что ощущение не соответствует тому, что мы слышим по поводу инфляции. Стоит ли на них опираться, на ощущения, или все-таки действительно цифры не врут?

Павел Медведев: Цифры не врут, но только надо понимать, что в качестве процента инфляции публикует Росстат. Есть некоторая корзина, в которую входит не очень много товаров, прямо скажем мало товаров, среднестатистический россиянин, слава богу, потребляет значительно больше, поэтому у среднестатистического россиянина инфляция другая. Мне кажется, что несколько выше, но не радикальным образом. А если у человека какое-то очень специфическое потребление, то у него инфляция может довольно сильно отличаться от публикуемой.

Александр Денисов: Павел Алексеевич, почему спросил про инфляцию, именно с нее начал? Мы привыкли, что производители даже вот на примере пакета молока объясняют: ребята, понимаете, в нем себестоимость – это зарубежное оборудование, вся вот эта вот техника, она продается в евро, поэтому не удивляйтесь, что хоть у нас и сельхозпроизводство поднялось, но цены все равно скачут, потому что все оттуда мы везем. И рано или поздно ведь это отразится, хорошо, не сегодня, когда, завтра, послезавтра, в следующем году, этот скачок отыграется в ценах?

Павел Медведев: Это правда, действительно отыграется. Но вот вы видите, не было бы счастья, да несчастье помогло: из-за того, что доходы граждан довольно сильно упали в этом году и, по-видимому, еще до конца года упадут, у продавца возникает такая дилемма – продавать так, как ему хочется, по такой цене, или скрепя сердце эту цену стараться все-таки не поднимать. Вот находится некоторый компромисс, нельзя цену зафиксировать именно по той причине, которую вы сейчас объяснили, в частности по этой причине, а с другой стороны, нельзя слишком сильно ее задрать, тогда вообще это молоко не купят, оно прокиснет.

Анастасия Сорокина: Павел Алексеевич, вот мы начали с того, что Владимира Путина спросили, что будет, если победит Байден. Собственно, вообще вот как ориентироваться, стоит ли смотреть на то, кто победит? Будет ли сразу это как-то влиять на курс валют? И почему сейчас наше внимание к этому приковано?

Павел Медведев: В краткосрочной перспективе наверняка это повлияет куда-нибудь, но это же не очень важно. Нас должна интересовать как минимум среднесрочная перспектива, перспектива нескольких лет, а тогда курс рубля, курс доллара определяется фундаментальными причинами. Если о курсе доллара говорить, то соотношением между успехами американской экономики и российской. Экономика Америки за последние 10 лет худо-бедно в год росла почти на 2,5% в среднем, для такой большой экономики это очень много. Российская экономика, которая значительно меньше, почти все время топталась на месте, это, так сказать, совсем фундаментальная причина.

А получается такой «тяни-толкайчик»: если экономика не очень успешна, что граждане в нее не очень верят, за 13 лет начиная с 2008 года по 2020-й включительно из России утекло 825 миллиардов долларов. Если доллары утекли с нашего рынка, то их мало осталось. Как на рынке: если картошки мало, то картошка стоит дорого. Вот на нашем рынке мало этой картошки, которая называется долларом, осталось, поэтому доллар стоит дорого. Итак, фундаментальные причины в долгосрочной и даже среднесрочной перспективе играют роль, а не имя президента Соединенных Штатов.

Анастасия Сорокина: Ну вот пишет зритель из Псковской области: «Если поднимем свою экономику, валюта нас не будет интересовать, все будет в рублях». Можем ли мы вообще не смотреть на курс?

Павел Медведев: Если экономика будет стабильно расти, то то, что вы процитировали, являет собой просто очень мудрое заявление. Это правда, тогда... Ну как американцы, они же не интересуются, какое соотношение между долларом и рублем, им это абсолютно безразлично.

Александр Денисов: А между долларом и юанем интересуются, Павел Алексеевич?

Павел Медведев: Не очень сильно. Среднестатистический американец не знает, что вообще юань существует в мире, настолько это безразлично.

Анастасия Сорокина: А то, что это главная, крупнейшая национальная валюта, в которой резервы мировые хранятся? Как-то надо все-таки принимать во внимание, что от доллара будет зависеть общее мировое экономическое состояние?

Павел Медведев: Конечно, да. Американская экономика все еще первая, правда, на пятки ей наступает китайская экономика, но она почти четверть мировой экономики. Наша экономика, разные способы есть подсчета, но, по-видимому, приблизительно 3% мировой экономики, конечно, мы от американской экономики очень сильно зависим.

Александр Денисов: Павел Алексеевич, про пакет молока мы с вами говорили, не могу не поинтересоваться у вас вашим мнением. Министр Силуанов сказал, что санкции – это только благо для России, только усиливают нашу экономику. Согласны ли с этим? Действительно, раз уж у нас такое количество импортного оборудования, так надо усилить, чтобы окончательно разорвать эту связь с курсом? Пусть он себе скачет хоть до небес, а у нас все свое.

Павел Медведев: Нет, я боюсь, что Силуанову полагается такие вещи по должности говорить. Из-за санкций мы потеряли возможность получать передовое оборудование, передовые технологии, а рост экономики очень сильно сейчас зависит от наличия этих технологий, этого оборудования, так что мы очень сильно страдаем оттого, что на нас наложены санкции. Я уже не говорю, что в финансовой сфере у нас проблемы из-за санкций.

Анастасия Сорокина: Если смотреть, сейчас время такое, все строят прогнозы, переживают, у кого-то есть сбережения, – что можно советовать? Копить валюту, наоборот, от нее избавляться, покупать ее в срочном порядке? Какие можно дать советы?

Павел Медведев: Вы знаете, самый хороший совет в этой области очень плох, он формулируется так: не кладите все яйца в одну корзину. Нельзя советовать все накопления держать в долларах – а вдруг санкции зайдут так далеко, что американцы перестанут рассчитываться с нами в долларах? Тогда доллар анекдотическим образом обесценится. Нельзя, живя внутри России, не держать какую-то часть сбережений в рублях, потому что не дай бог завтра немедленно понадобится купить какое-то лекарство, а вам надо будет бегать и менять доллары. Не надо класть все яйца в одну корзину, к сожалению, лучшего придумать нельзя.

Александр Денисов: Павел Алексеевич, а с другой стороны, хорошо, когда вообще, в принципе есть яйца, неважно, куда их там класть, рубли у тебя там или прочее, уже сам по себе факт хороший.

Павел Медведев: Это правда, это правда, это тоже мудрое заявление.

Александр Денисов: Спасибо большое, Павел Алексеевич.

Подведем итоги. Мы спрашивали: «Следите ли вы за курсом рубля?» – ну чтобы понять, вообще интересует ли это людей, может быть, кто-то валюту покупает или нет. «Да» ответили 60%, все-таки следят, «нет» 40%.

Анастасия Сорокина: Ну вот пишет зритель из Ленинградской области: «За курсом рубля слежу, так как цены в магазинах взлетают моментальным ростом и это сказывается на моем бюджете». Так что, в общем-то, следим за бюджетом.

Александр Денисов: Да. Переходим к следующей теме, следим за эфиром.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)