Станислав Котляров: У мини-тонометров, надеваемых на запястье, еще достаточно большая погрешность. До 15 миллиметров

Станислав Котляров: У мини-тонометров, надеваемых на запястье, еще достаточно большая погрешность. До 15 миллиметров
Статья 228: показательное наказание? Почему статья УК о наказании за сбыть наркотиков нуждается в пересмотре? Мнение правозащитника и экс-начальника криминальной милиции
Сергей Лесков: Чрезмерная численность силовых структур приводит к тому, что они начинают работать сами на себя
Реальный выбор: минивэн. Тест-драйв Geely Atlas. Советы автоэксперта
Помогите Киселёвску! Экологические проблемы маленьких городов обсуждаем с руководителем российского отделения «Гринпис» Иваном Блоковым
Смягчение статьи за сбыт наркотиков. Нехватка мест в детских садах. Массовая гибель пчёл. Экологическая катастрофа в Кисилёвске. Советы по выбору автомобиля и тест-драйв Geely Atlas. И темы недели с Сергеем Лесковым
В Центральной России массово гибнут пчелы
На решение проблемы нехватки мест в детских садах выделят дополнительные деньги
Смягчать ли наказание по «наркотической» статье и как не стать жертвой подброса наркотиков. Реальные примеры
Дом построили, а дорогу к нему - нет. Как быть? Дроны над дачами. Дискриминация по возрасту. Теневая экономика. Новые правила вывоза детей.
Дома построили, а дороги к ним нет? Как добиться возможности нормально подъехать к собственному подъезду?
Гости
Станислав Котляров
врач-кардиолог, руководитель научно-медицинского отдела Санкт-Петербургского института междисциплинарных исследований

Константин Чуриков: Ну а сейчас будем лечиться. Рубрика «Телемедицина» – как всегда в это время, по средам. Сегодня поговорим не просто о гипертонии, а о том, как она стремительно молодеет. Это вчера те, кому за 50, условно говоря, жаловались на какие-то проблемы с давлением, на непонятные реакции. Сегодня, как уже всерьез говорят врачи, это заболевание молодых. Да что там далеко ходить? Вот даже недавно умер рэпер Децл – и, как говорят, как раз от заболевания сердечно-сосудистой системы.

Марина Калинина: На эту тему будем говорить с нашим гостем – это Станислав Котляров, врач-кардиолог, руководитель научно-медицинского отдела Санкт-Петербургского института междисциплинарных исследований. Станислав, здравствуйте.

Станислав Котляров: Здравствуйте, Марина. Здравствуйте, Константин.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Марина Калинина: Вы знаете, когда к нам приходит врач в студию, я всегда чувствую себя спокойно: если мне вдруг станет плохо, меня спасут.

Станислав Котляров: Сегодня можете быть спокойной, Марина.

Константин Чуриков: Станислав, скажите, пожалуйста, а почему молодеет публика, которая сталкивается с этими заболеваниями?

Марина Калинина: 25-летние говорят о том, что скачет давление.

Станислав Котляров: Да, действительно, как бы ни хотелось успокоить наших слушателей, телезрителей относительно того, как мы боремся с гипертонией, действительно она имеет тенденцию к молодению и к увеличению количества страдающих людей. Все это происходит как раз из-за нарушения образа жизни. Мы живем в стремительный век. Для сравнения: сегодня человек на развороте газеты «Метро» (эта газета известна всем, кто живет в столичных городах) получает информации столько, сколько наши предки буквально 80 лет назад получали за две недели. Его мозг вынужден сталкиваться с таким огромным количеством информации, равно как и в соцсетях.

Ученые Калифорнийского университета посчитали, что каждый человек в течение дня перерабатывает 32 гигабайта информации, которую он получает, как визуальной, так и слуховой. Безусловно, это не может не иметь обратной стороны. С одной стороны, мы получаем возможность быстрее получать образование, более широко использовать свои когнитивные возможности, но это отражается на работе и функциональности нашего организма.

Марина Калинина: То есть получается, что гипертония молодеет, потому что мы живем в современном мире, и от этого зависит течение этой болезни?

Станислав Котляров: Да, в частности от этого зависит. Это, пожалуй, одна из основных причин.

Марина Калинина: То есть это издержки того, что мы получаем очень много информации?

Станислав Котляров: Да, ускорение темпа жизни. Следующая важная причина, которую необходимо отметить, – это малоподвижный образ жизни. На сегодняшний день все больше людей имеют автомобили, в каких-то семьях их по два. Парковки удобные для хождения от автомобиля до работы, да? И все это приводит…

Константин Чуриков: Они теперь стали подороже, они нас спасают от сердечной недостаточности.

Станислав Котляров: Да, я думаю, что это как раз в рамках борьбы со смертностью. Значит, все это не может не приводить к таким печальным последствиям, как рост давления. На самом деле это порождает не только гипертонию, но и другие заболевания опорно-двигательной системы, например.

Марина Калинина: Вот смотрите…

Константин Чуриков: Хорошо. Скажите, пожалуйста…

Марина Калинина: Сейчас, я прямо сразу зачту сообщение от нашего зрителя: «Давление скачет от нервотрепки». И так считают сразу несколько…

Станислав Котляров: Да, действительно, пожалуй, основная причина подъема артериального давления, причем кратковременных скачков. Когда пациент говорит «скачет» – как правило, это говорит о том, что он импульсивно реагирует на какие-то стрессовые ситуации в его жизни. Это как раз таки не самый опасный случай. Опаснее случаи, когда оно поднимается и держится на этих цифрах в течение длительного времени. Да, действительно, стрессобусловленная артериальная гипертензия – это львиная доля всех гипертонических нарушений, которые обуславливают ухудшение сердечно-сосудистой системы для каждого отдельно взятого человека.

Марина Калинина: Ну, давайте, наверное, справедливости ради скажем и о гипотониках. Почему это происходит? Почему давление падает резко? Человек заболевает этим…

Станислав Котляров: С гипотонией отдельная история. Как правило, это люди, которые имеют врожденную предрасположенность к сниженному давлению, оно не является для них патологией. При этом данная особенность не страхует их от того, что они не станут гипертониками в определенном возрасте. Она никак не подвергается лечению и не нуждается в нем, потому что данное состояние не является патологическим. В том случае, если это не кратковременная, приходящая гипотония… Допустим, когда у человека снижается давление со 150 к 100, как раз есть риск получить какое-то сердечно-сосудистое осложнение – например, инсульт.

Константин Чуриков: Уважаемые зрители, к врачу сегодня сложно записаться традиционным путем, так что звоните: 8-800-222-00-14. Чем сможет – поможет. Станислав Котляров, врач-кардиолог.

Смотрите, а какие симптомы у этого заболевания?

Станислав Котляров: Всем известные симптомы этого заболевания – это постепенно появляющаяся утомляемость, головокружение. Многие из пациентов отмечают мушки перед глазами. Потому что поражаются сосуды глазного дна. Какие-то головные боли, как правило, к вечеру, когда мы говорим, кстати говоря, о стрессообусловленных состояниях. Но как раз таки эти симптомы, как правило, и приводят пациента к врачу, и он узнает с удивлением для себя о том, что он уже гипертоник.

Но, как говорил академик Чазов (у нас был такой министр здравоохранения в свое время и личный доктор Брежнева), гипертония – это ласковый убийца, незаметный, который… Она очень длительное время может протекать, особенно у активных людей, у которых нет времени следить за своим здоровьем, они работают изо дня в день. «Респектабельная аддикция» называется это, трудоголизм. Они узнают о наличии гипертонии у них спустя годы от момента начала. Это и является одной из больших проблем осложнений.

Марина Калинина: Но есть люди, которые не замечают, что у них высокое давление

Станислав Котляров: Это огромное количество людей.

Марина Калинина: Просто у них 160, а они нормально функционируют.

Станислав Котляров: Да. И случайно при очередном замере давления они видят эти цифры. Сначала они пугаются, потом забывают о них, не придают им значения. И, как правило, проходит еще года или два, прежде чем они обратят на них внимание. Либо при плохом раскладе случится какое-то обострение их состояния, и они попадут к врачу уже в неотложном порядке.

Константин Чуриков: Ну, смотрите, мы же не можем отказаться от работы в связи с этим. Является ли вообще, кстати, гипертония достаточным основанием для того, чтобы человек взял больничный и недельку посидел дома, в тишине, без телевизора, без гаджетов?

Марина Калинина: Привел себя в порядок.

Станислав Котляров: Безусловно, является. Пожалуй, самое большое количество больничных листов выдается по ОРЗ, но очень часто выдается «кризовое течение гипертонической болезни». Именно с этим заболеванием многие пациенты отправляются на покой на 10–15 дней, для того чтобы действительно скорректировать свою терапию либо подобрать ее. Это необходимое для них состояние. Выдается он тогда, когда состояние пациента не предусматривает отправление его в стационар.

Марина Калинина: Давайте послушаем Сергея из Ростовской области. Сергей, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Константин Чуриков: Доброго здоровья, Сергей. Рассказывайте.

Зритель: Вы знаете, мне 64 года. У меня 11 лет назад был разрыв сердечной мышцы, задней стенки левого желудочка, верхней и боковой. Ну, доктор понимает это все. Вот 11 лет. Самое главное – сила воли. Самое главное – правильная жизненная позиция. Ходить надо очень много. Я себя просто учил… Ну, я учитель по физкультуре был когда-то. Собственно говоря, по 5–10 километров я ходил. Правильное питание, движение. Это сила воли. Это огромная сила воли. Ну, человек должен в себе это выработать. Вы знаете, что самое главное? Это еще пение. Я хожу в казачий хор, пою. Вот настолько это все должно быть в комплексе. Естественно, стационар. Естественно, таблетки. Это не дай Господь. И вы знаете, за 11 лет я уже повидал много-много в стационаре людей, но они немножко неправильно себя вели, и их уже никого нет.

Константин Чуриков: Сергей, вы говорите, что, когда вы ходите, вы поете.

Марина Калинина: Сергей…

Константин Чуриков: Извини, Марина. А что вы поете? Что вам помогает?

Зритель: Казачьи песни.

Константин Чуриков: Казачьи песни? Все, мы знаем теперь рецепт. Спасибо большое.

Марина Калинина: Спасибо. Сергей, еще один вопрос. Вы сказали о правильном питании. А как вы питаетесь? Что такое правильное питание?

Зритель: Правильное питание – это рыба. Столько, сколько хотите, кушайте. Это салаты. Столько, сколько хотите, кушайте. Не нужно то, что самое плохое. Должно быть то, что полезно, чтобы калий, магний, чтобы все это было у вас. И побольше, знаете, самое главное, позитива. Как говорят мне доктора: «Знаете, что самое главное? Подальше от дураков».

Константин Чуриков: Ну, как от них скрыться, Сергей?

Зритель: Поэтому, пожалуйста, следите за собой, следите, чтобы у вас позитивные люди были. Побольше двигайтесь, правильно питайтесь, декламируйте стихи, пойте песни.

Константин Чуриков: Казачьи песни.

Зритель: И будьте позитивными!

Константин Чуриков: Спасибо, спасибо, Сергей, за звонок.

Марина Калинина: Спасибо большое.

Константин Чуриков: Смотрите, много сообщений. Значит, спрашивают: «Гипертония вообще излечима? Или это пожизненный прием лекарств, спасения нет?» – Приморье.

Станислав Котляров: Значит, когда мы говорим слово «излечима» или «вылечить» – к сожалению, это практически никогда нельзя сказать о неинфекционных заболеваниях. Практически любое неинфекционное заболевание (и гипертония здесь не исключение) – это навсегда. Но мы должны в этом случае думать о компенсации, о снижении возможностей обострения данных состояний. И то, что сейчас выходит у нас на первое место в стране – это профилактика и превенция данных состояний. На самом деле профилактическая медицина значительно снижает расходы – не только финансовые, но и кадровые – на дальнейшее сопровождение данных пациентов, позволяет подарить им еще 15, 20, 30 лет беззаботной жизни без гипертонии.

Марина Калинина: А в чем она заключается?

Станислав Котляров: Значит, в советское время, в свое время была внедрена профилактическая медицина, которая показала весьма неплохие результаты. Заключалась она в диспансерном наблюдении людей, в разделении их на группы здоровья, в выявлении тех или иных факторов риска.

Марина Калинина: Ну, диспансеризация получается?

Станислав Котляров: Так точно, да. Выявление тех или иных факторов риска. На сегодняшний день превенция… Сейчас такое модное слово появилось, да?

Константин Чуриков: То есть превентивное воздействие?

Станислав Котляров: Превентивная медицина, да. Чем она отличается? По сути это та же профилактика и диспансеризация, но теперь она персонализирована для каждого человека. То есть если раньше мы смотрели на крупные контингенты людей и оказывали им соответствующую помощь в виде санаторно-курортного лечения, обследования, определенного алгоритма, то сейчас для каждого человека эти алгоритмы могут индивидуально подбираться.

Например, вот сейчас нам звонил пациент. Кстати, я готов подписаться под каждым его словом. Он опять затронул тему психосоциальных факторов сердечно-сосудистых заболеваний. Вот он говорит – хождение. И да, действительно, врачи-кардиологи советуют ходить по 10 километров в день. Но я вам скажу, что пятая часть моих пациентов после 3 километра вызовет неотложную помощь.

Мы не можем всем одинаково посоветовать ходить 10 километров в день, придерживаться именно этой строгой диеты, потому что у каждого есть свои особенности – и генетические, и особенности даже географические, образа жизни его, привычек и так далее. Если мы пациента будем загонять в жесткие рамки, которые написаны черным по белому в рекомендациях, то пациент потеряет приверженность к нашему лечению, и все наши усилия пройдут впустую.

Марина Калинина: Ну, конкретные вопросы задают вам наши телезрители. «Что означает – при диагностированной гипертонии ночная тахикардия?» Видимо, человек страдает ночью, сердцебиение.

Станислав Котляров: Значит, тахикардия – это состояние, которое может сопровождать гипертонию, а может проявляться и без нее. По сути, это увеличение частоты сердечных сокращений – более чем 90 ударов в минуту в покое. Безусловно, это, как правило, отражение какого-то патологического процесса либо его начало. В норме у человека не должен быть таким пульс.

Что касается ночных состояний, то это может быть связано с повышением активности симпатической нервной системы в ночное время. Я думаю, что…

Марина Калинина: Это что такое?

Станислав Котляров: Симпатическая нервная система – это отдел нашей вегетативной нервной системы, который поддерживает всю жизнедеятельность сердца, легких и других органов.

Константин Чуриков: По умолчанию.

Станислав Котляров: Да. И представьте себе, что… Есть симпатический отдел – это по сути газ, педаль газа в нашем организме. И парасимпатический – по сути это тормоз. От их взаимодействия, от их баланса зависит собственно наш индивидуальный диапазон адаптации здоровья. Мы сейчас к этому перейдем. Это новая модель вообще здравоохранения и медицины – определение здоровья. И увеличение частоты сердечных сокращений в ночное время говорит о том, что симпатический отдел начинает преобладать. И, как правило, это оборачивается впоследствии ухудшением состояния. Это значит, что стоит сходить к врачу на прием, например, сделать себе исследование…

Константин Чуриков: Нажать на тормоз надо в этот момент?

Станислав Котляров: Аккуратненько нажать. Потому что если мы нажмем на него резко… Мы можем провести аналогию с вождением автомобилем, да? Именно грамотный баланс между работой педалей газа и тормоза позволяет нам двигаться.

Константин Чуриков: Нам звонит Дмитрий из Нижегородской области. Дмитрий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: На что жалуетесь? – как врачи обычно спрашивают.

Зритель: Я утром встаю на работу, у меня давление 180/110. Мне приписали «Капотен», но он мне не помогает. Что мне делать, скажите, пожалуйста?

Константин Чуриков: Прямо можно на четвертую камеру зрителю.

Станислав Котляров: Дмитрий, я по голосу понял, что вы достаточно молодой пациент. Сколько вам лет?

Зритель: 45.

Станислав Котляров: 45 лет. И обращаю внимание на то, что у вас не только систолическая артериальная гипертензия, то есть вот эта цифра первая 180, но и высокая цифра диастолического давления – вторая.

Константин Чуриков: Так, мы сейчас будем терять аудиторию. Мы их теряем! Значит, на простом языке…

Марина Калинина: Все гипертоники знают, что это такое.

Станислав Котляров: Да-да-да. В данном случае рекомендовано с учетом молодого возраста и подъема второй цифры исключить вторичную артериальную гипертензию. Таких состояний в гипертонии не более 10%. Это значит, что гипертония обусловлена наличием какого-то другого заболевания, то есть она появилась не по комплексу факторов, как обычно, а, например, из-за тромбоза почечной артерии (что вам стоило бы как раз проверить) или патологии коры надпочечников, которые продуцируют гормоны для поднятия давления.

Марина Калинина: То есть почки надо проверять?

Станислав Котляров: Да. Исключив патологию здесь, если вы найдете, то, решив этот вопрос, у вас уйдет и гипертония. Но если этот вопрос не решится, то напомню, что «Капотен», «Каптоприл» – это препарат, который достаточно короткого действия. И если назначать вам постоянную антигипертензивную терапию, желательно подбирать уже более современные препараты, которые держат вам давление сутки и более.

Константин Чуриков: У нас сегодня очень активный город Горький, Нижний Новгород. Зритель пишет: «Пару раз ушел на больничный – и вышибут с работы. А нам еще тянуть до 65». Ну, имеются в виду новые пенсионные реалии. Давайте еще звонок послушаем. Кто у нас?

Марина Калинина: Галина из Оренбургской области. Галина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У меня уже как два года перед глазами ниточки такие и очень сильно болит голова. Я даже ходила к офтальмологу. Давления у меня нет, а вот такие головные боли и эти ниточки очень сильно мешают мне, особенно на белом.

Константин Чуриков: Галина, это в каких-то отдельных случаях или это постоянно у вас?

Зритель: Да постоянно уже стало такое. Даже не знаю, что делать мне.

Константин Чуриков: Так, оставайтесь на линии. Доктор, помогите.

Станислав Котляров: У нас уже складывается с Константином междисциплинарное взаимодействие. Он задал правильный вопрос относительно того, постоянное ли это или приходящее явление, связано ли это с кратковременными повышениями давлениями или это может быть изолированная патология, допустим, глазного дна или глаза, где надо искать катаракту, глаукому. Поэтому я думаю, что здесь в первую очередь стоит обратиться к офтальмологу для более глубокого обследования.

Но вы пожаловались на головную боль. То есть, по сути, рассказ у вас начался, как классический рассказ пациента, пришедшего с гипертонией. По своему опыту скажу, что, возможно, вы просто один или два раза померили давление и пришли к выводу, что оно нормальное. Кстати, что такое нормальное давление? Мы еще поговорим, да?

Марина Калинина: Да.

Станислав Котляров: Я рекомендую вам вести дневник давления, где вы будете записывать его утром, днем и вечером в течение хотя бы 7, а лучше 10–14 дней. И только по нему будет понятно, есть ли у вас гипертоническая болезнь или нет. Это состояние, которое надо наблюдать в динамике.

Причем я обращу ваше внимание, как и внимание всех телезрителей, что утреннее давление я рекомендую мерить именно в кровати, до вставания, потому что нам очень важно знать, с каким давлением человек проснулся, а не уже получил его после определенной порции эмоций, которые он получил с утра, настроения и так далее.

Марина Калинина: То есть померил давление в кровати…

Станислав Котляров: И потом только встал.

Марина Калинина: И потом уже не встаешь, лежишь, переживаешь.

Станислав Котляров: Потом уже встаешь.

Константин Чуриков: Мы сегодня начали говорить о космосе в нашем эфире. Так вот, с каким давлением можно в космос? Какое давление идеальное?

Станислав Котляров: Это признанные цифры уже давно – 120/80. Но на что хотелось бы обратить внимание? В 2013 году еще было принято решение как Европейским, так и Американским обществами кардиологов (это общепринятые стандарты мировые) по нормативным значениям давления, по которым оно составляло до 140/90, ну, до 139/89. И в пролом году в Мюнхене был съезд Европейского кардиологического общества, где эти цифры понизили. Теперь 120/80 – это более жесткое требование. А гипертонию европейские кардиологи начинают расценивать – свыше 130/85.

Марина Калинина: Вот так вот даже?

Константин Чуриков: 130/85 – это уже все, да?

Марина Калинина: Смотрите, еще такой вопрос…

Константин Чуриков: В смысле – не все. То есть это тревожный звонок?

Станислав Котляров: Это тревожный звонок, при котором как минимум пациент должен модифицировать образ жизни. И если возвращаться к тому, с чего ему начать перед походом к врачу. Это все те же психосоциальные факторы, с которых мы начали. На самом деле когда посмотрели на статистику смертности… К сожалению, у нас нет возможности выводить слайды. Статистика смертности мужчин и женщин от сердечно-сосудистых заболеваний: в Европе за последние 20 лет это было плавное снижение для мужчин и для женщин, а в Российской Федерации как раз на те годы, на которые пришлась перестройка, кризис, были огромные всплески смертности именно от сердечно-сосудистых заболеваний с продолжительностью на 4–5 лет и дольше. То есть это позволило ученым предположим, что психосоциальные факторы являются ведущими в формировании гипертонии.

После чего был проведен ряд исследований европейских. Одно из них – это 30 тысяч человек, метаанализ на 250 тысяч человек, который действительно выявил это и сказал, что психосоциальные факторы и тревожно-депрессивные состояния увеличивают риск сердечно-сосудистых осложнений в 3–4 раза. И наше российское исследование «Координата» это подтвердило.

Очень интересные были данные относительно факторов риска. Первое место действительно одержало курение – это наш главный фактор риска при любых заболеваниях. А вот на второе место вышли тревожно-депрессивные состояния. Уровни холестерина, о которых принято сейчас говорить, и так далее – они были лишь после этого, четвертое и пятое место, по данному исследованию.

Марина Калинина: Станислав, смотрите. Зачастую мы слышим: «Скакнуло давление – видимо, погода или атмосферное давление скачет». Действительно, насколько это зависит – резкая перемена погоды, снег, солнце, плюс, минус, изменение атмосферного давления?

Константин Чуриков: Встреча циклона и антициклона.

Станислав Котляров: Действительно, для многих людей это очень взаимосвязанные факты, метеорологическая зависимость так называемая. И если раньше это не пытались как-то структурировать и говорили: «Ну, человек метеозависимый. К сожалению, он вынужден терпеть», – то сейчас… Возвращаюсь к тому, когда мы говорили о современной модели медицины. Сейчас медицина становится таким пониманием как индивидуальный адаптационный потенциал. То есть возможности организма данного, конкретно взятого…

Если вы помните, мы говорили о персонализации медицины, да? Противостоять изменениям в окружающей среде. Это может быть изменение погоды. Это может быть громкий звук или быстрый подъем на третий этаж. Для каждого этот индивидуальный адаптационный потенциал свой. Чем он выше, тем человек здоровее. Это на самом деле примечательный факт, потому что с 40-х годов мы живем по концепции Всемирной организации здравоохранения, где отражено, что здоровье – это не только отсутствие болезней, но и полное физическое, социальное и психическое благополучие. Но благополучие никак не измеришь.

Константин Чуриков: Сейчас у нас будет такая народная медицина, можно сказать, самолечение даже. Мы спросили жителей Владивостока и Санкт-Петербурга, как они нормализуют свое давление. Давайте посмотрим.

ОПРОС

Константин Чуриков: Не перестают нас просто поражать ваши сообщения, уважаемые зрители. Рязанская область пишет: «Жрем всякую пакость, стресс, а до пенсии – как до Пекина раком».

Марина Калинина: «У нас еще получишь счет на коммунальные услуги – и уже гипертоник», – это сообщение из Ленинградской области.

Константин Чуриков: А вот теперь на полном серьезе. Нам зритель из Марий Эл пишет: «Мужички, от всех болезней – нет бабоньки полезней». С точки зрения тренировки сердца…

Станислав Котляров: А это уже салютогенный подход, опять-таки попадающий в новую концепцию медицины. На самом деле… На самом деле это не такая уж и шутка. На самом деле концепция медицины заключается в патогенном подходе, то есть мы выискиваем факторы риска. Мы сейчас их обозначили, да? Допустим, курение. Мы его устраним – снизим риск. Алкоголь? Устраним – снизим риск.

Но есть и салютогенный подход – и в медицине, и в архитектуре, кстати, он тоже есть, – когда мы ищем факторы здоровья. Например, если мы парковку к вашему офису сделаем 700 метров от здания, то каждый день вы будете до машины туда и обратно уже проходить 1 400 метров – чего не делали раньше. Вы будете это делать незаметно для себя, но это будет тот момент, который адаптирует, тренирует вашу сердечно-сосудистую систему, тренирует сердце, как мы сказали. Женская любовь, в частности…

Константин Чуриков: То есть как в том фильме? Если она живет на Киевской, а он – на Кировской, и он идет к ней пешком, то – в общем, да.

Марина Калинина: То есть женщина спасет мир и мужчину все-таки?

Станислав Котляров: Безусловно. Они друг друга спасут.

Константин Чуриков: Последний серьезный вопрос, Саратовская область (это важно): «Как правильно выбрать тонометр?»

Станислав Котляров: Хороший вопрос. Значит, тонометр действительно… Ну, во-первых, для домашнего измерения, если человек не является профессионалом, специалистом, конечно, больше подойдет электронный тонометр, иначе… Опять-таки вопрос приверженности терапии. Он три раза померяет себе давление, поймет, что это очень сложно, и перестанет это делать. А ведь наша задача, чтобы он контролировал его, да?

Все тонометры, которые продаются у нас в стране, они сертифицированы, проходят соответствующие проверки, получают сертификаты, соответствия и так далее. Поэтому делать выбор в пользу какого-то одного из них я бы не советовал. Единственное, что я скажу: те тонометры, которые сейчас совсем маленькие, одеваются на запястье…

Марина Калинина: Которые вот так надо держать.

Станислав Котляров: …они очень удобны в использовании (возможно, впоследствии такими мы и будем пользоваться), но у них погрешность достаточно большая. Мои пациенты приходят на прием, и я вижу в сравнении с механическим погрешность 15 миллиметров. А это лишние 5 миллиграммов какого-нибудь «Амлодипина», например.

Марина Калинина: А это много.

Станислав Котляров: Да.

Константин Чуриков: Спасибо, доктор! Это была рубрика «Телемедицина». В студии у нас был врач-кардиолог, руководитель научно-медицинского отдела Санкт-Петербургского института междисциплинарных исследований Станислав Котляров. Это была рубрика «Телемедицина».

Марина Калинина: Будьте здоровы! А мы вернемся через пару минут.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все выпуски
  • Полные выпуски