Старая электропроводка: что делать, если в доме её не торопятся менять?

Гости
Татьяна Овчаренко
руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ

Петр Кузнецов: Рубрика «ЖКХ по-нашему» прямо сейчас начинается, готовьте свои любые коммунальные вопросы, потому что во второй ее части мы на них будем отвечать. Ну а пока начнем с того, сегодня мы хотим поговорить, а именно наши зрители поднимают активно эту тему, очень много жалоб, просили обсудить, мы говорим о старой электропроводке сегодня.

Ольга Арсланова: Она искрит, вызывает тревогу, ты не понимаешь, опасно ли это. Вроде бы все работает, но ситуация, которая может очень плохо кончиться. Старая проводка – что с ней бывает, куда жаловаться, чтобы ее заменили, чем она опасна? Обо всем этом поговорим.

Петр Кузнецов: Конечно, с нашим постоянным экспертом – Татьяна Овчаренко с нами на связи, это руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ и ведущая рубрики «ЖКХ по-нашему». Татьяна Иосифовна, приветствуем вас.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: И вместе с вами давайте сразу же наглядно в Липецк, Самару и Астрахань, узнаем...

Ольга Арсланова: За старой электропроводкой отправимся в эти города.

Петр Кузнецов: ...что же там происходит с проводкой.

СЮЖЕТ

Ольга Арсланова: Возвращается Татьяна Овчаренко. А что вас больше всего зацепило в этих историях?

Татьяна Овчаренко: Ну, капремонт на 30 лет – это же с самого начала был бред сивой кобылы, вообще-то, вот он им и остался. Что касается электропроводки, вот этих соплей, что у них там висят километрами, то вообще постановка вопроса о том, что вы будете ремонтировать, это или то, да еще «управляйкой», это абсурд. Значит, менять в первую очередь следовало и то и другое.

Теперь вот по поводу вот этих соплей, что висят во всех репортажах. Обязанность управляющей организации заключить их в несгораемые короба. Ну и где эта самая «управляйка»? Это же вообще, этому названия в принципе нет, безобразная работа.

Ну а что касается того, что по старым ГОСТам, – дело не в ГОСТах, а дело в том, что во времена, когда ее закладывали, никаких микроволновок не было, вот в чем дело, это надо заново менять всю проводку, прежде всего распределительную и входную, в домах, в самих квартирах, это дело собственников, они должны.

Ольга Арсланова: Ага. То есть здесь, если мы говорим обо всем, что внутри квартиры, ни на какие компенсации рассчитывать не стоит?

Татьяна Овчаренко: Нет, безусловно, потому что надо... Во-первых, это алюминиевые провода, у нас в свое время их клали, и срок их годности истек, дело не только в мощности, что они не выдерживают нагрузок. Нужно менять на медные провода, у нас собственники экономят. Кроме этого, распределительные все и фидеры, фидер – это основной кабель, от которого делается разводка на лестничные клетки и квартиры, тоже это подлежит немедленному ремонту. А вот что касается аварийных домов, то могу вам сказать, аварийность дома не основание, чтобы за ним не следить и не проводить электротехнические работы.

Ольга Арсланова: Ну да, здесь такой же подход, что сгорел сарай – гари и хата, пускай само...

Татьяна Овчаренко: Нет, ну это анекдотичная вообще история. Давайте, если у нас старое платье, зубы не чистить, ногти не стричь, ну вот такая логика. Нет, это совершенно не освобождает управляющую организацию от обязанностей в обязательном порядке проводить технический ремонт. Ну если там шкафы стояли без предохранителей...

Ольга Арсланова: Татьяна Иосифовна, а вот в этом конкретном случае с аварийным домом старым что могут сделать жильцы? Они могут поменять управляющую компанию, например? А что, у них там, может быть, конкуренции нет никакой, нет других компаний. Что им делать?

Татьяна Овчаренко: Ну конечно, эти аварийные дома никто не хочет брать на обслуживание...

Ольга Арсланова: Кому они нужны, да.

Татьяна Овчаренко: Да, потому что их же само обслуживание намного выше нормативов, дороже, потом украсть там ничего нельзя, знаете, тоскливо так, жуть. В принципе муниципалитеты обязаны брать обслуживание этих домов на себя, доплачивать управляющим организациям. Расселить так нет, да, а пусть горят? Логика получается такая.

Петр Кузнецов: Сообщение из Ульяновской области от нашего телезрителя: «Дом хрущевка 1965 года, проводка в ужасном состоянии, гнилая, перекрученная, да еще и подъезды как из фильма ужасов. Есть решение суда, ему уже 4 года, а дела нет». Нижегородская область, сообщение оттуда: «Бо́льшая часть проводки держится только на честном слове, проводку или не хотят менять, или им просто плевать».

Валентину послушаем из Москвы.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Да, ваша история, слушаем.

Зритель: Да, добрый день.

Я живу в доме 9-этажном постройки 1967 года. В 2008 году нам сделали капитальный ремонт дома, проводку в квартирах, естественно, никто не менял. Вот у меня вопрос. Моя квартира не приватизирована, проводка того года постройки, и часто, знаете, вырубается свет, видимо, наверное, от нагрузки или что-то. Провода в коридоре у меня даже, я там от удлинителя включаю в одну розетку, у меня в одну розетку пять вилок включено, холодильник, телевизор, свет в коридоре, потому что искрился, я боюсь включать там свет.

Поэтому у меня вот такой вопрос: мне обращаться в свою «управляйку», чтобы мне, или... Потому что это очень дорого, я вызывала мастера, только коридор и кухня, кухня 5 метров, коридор 3 метра, сделать проводку, заменить провода он сказал 60 тысяч, только вот одно вот это помещение, не считая комнат. Вот как мне быть? Квартира не приватизирована, она у меня в найме социальном.

Татьяна Овчаренко: Ну понятно. Собственник кто квартиры? Правительство Москвы?

Зритель: Собственник Правительство Москвы, да-да, я не приватизировала ее, да.

Татьяна Овчаренко: Понятно, вы уже трижды об этом сказали. Вот пусть Правительство Москвы, это его обязанность как собственника менять вам проводку, это первое. Тех, которые просят 12 тысяч рублей за метр, гоните в шею, гоните в шею. Найдите нормальных специалистов, которые вам протянут за значительно меньшие деньги. И счет... Заключите договор с фирмой и счет впоследствии выставите Правительству Москвы, и вы безусловно получите эти деньги назад.

Петр Кузнецов: Ага.

Ольга Арсланова: Надеюсь, мы вам помогли.

Петр Кузнецов: Татьяна Иосифовна, опасение из Ульяновской области: «Поменять проводку – а ничего никуда не посыпется, не рухнет?»

Татьяна Овчаренко: Не поняла. Значит, у нас внутренняя проводка вообще-то в стране, в стенах и в перекрытиях она укладывается. Если у вас стены...

Петр Кузнецов: Ага. Вот, видимо, с этим и связано опасения. Не знаю, это уж обследуйте свой дом.

Петр Кузнецов: Контроля за процессом, наверное, речь идет.

Ольга Арсланова: Вот нам пишут: «Старую проводку поменял сам (пенсионер из Краснодарского края), хоть я и не электрик. Нужны руки и голова».

Петр Кузнецов: Вот, ничего не рухнуло.

Ольга Арсланова: А это не опасно, кстати?

Татьяна Овчаренко: Это вообще риск высочайший.

Ольга Арсланова: Ага.

Татьяна Овчаренко: Вообще электрики у нас ведь важняки в строительстве, прямо выражаюсь, как следователи говорят, они самые главные, потому что для электричества для работы нужен допуск, специальная лицензия, это все не просто так. И поэтому прокладка, распределение и прочее – это очень специальная работа. Ну, в дальнейшем, если что-то случится, сам хозяин будет и виноват.

Петр Кузнецов: Ага. Сообщение из Ставропольского края: «Провода-то поменяли, а вот дальше напряжение в сети 160 – это тоже мы виноваты? Теперь, получается, надо трансформатор менять на мощный. Платим как за 220, а холодильник как будто захлебнется, система как вентилятор не холодит».

Ольга Арсланова: Сплит-система, ага.

Татьяна Овчаренко: Да. А когда меняли, вы где были? Вы паспорт попросили вообще, взглянули? Нет? Ну теперь доплачивайте. Какой трансформатор? Пусть меняют все, у нас от 210 до 230 вилка напряжения в сети. Так что, дорогие друзья, тут чем вам помочь?

Ольга Арсланова: Слушайте, а есть же, Татьяна Иосифовна, еще такая проблема, когда старая проводка, например, ну или проводка, не рассчитанная на большое количество электроприборов, но всем хочется купить какие-нибудь, например, модные современные приборы с электрическими платами и так далее. И вот происходит такая история, что чем проще проводка и провода, тем проще должна быть, наверное, и электротехника, потому что как раз вот тут самое слабое звено и возникает с вот этой вот модной, дорогой, мощной техникой.

Татьяна Овчаренко: Ну, это зависит от того, какое напряжение в сети, какой расчет, сколько там ампер, мощности. Так что, во-первых, надо пытаться покупать приборы, у которых экономичное потребление.

Ольга Арсланова: Ага.

Татьяна Овчаренко: …2+ и так далее. Во-вторых, разлюбить электрические чайники.

Ольга Арсланова: Серьезно?

Татьяна Овчаренко: Ну они же дико мощные.

Ольга Арсланова: Ага.

Татьяна Овчаренко: На них написано, 2 000 ватт оно потребляет.

Ольга Арсланова: Хорошо. Посудомоечная машина?

Петр Кузнецов: А вместе с ними и посудомойку, и стиралку, утюжок?

Ольга Арсланова: Посудомоечная тоже, наверное... ?

Татьяна Овчаренко: Нет-нет-нет, от утюга невозможно...

Петр Кузнецов: Смотря какой утюг, если парогенератор, тоже...

Ольга Арсланова: Что еще жрет энергию так же, как... ?

Татьяна Овчаренко: Да, он столько жрет... А вот вообще, так, во внутренних кругах, потребление делится на классику и излишества. Так вот, микроволновка, посудомоечная машина – это все считается предметами роскоши в потреблении, втихаря это я вам скажу.

Ольга Арсланова: Ага.

Татьяна Овчаренко: Поэтому, когда вы покупаете квартиру новую или делаете ремонт, вы должны делать со значительным запасом, там +20% мощности и что у нас еще там есть, напряжение в сети. Вот так, да, иначе действительно летит, летит, не хватает емкости энергетической.

Петр Кузнецов: Вас спрашивают: «Не вырастет ли плата после того, как кабель заменим?» И как будто бы тут же из Кировской области отвечают человеку: «У нас заменили проводку в подъезде, хотя не требовалось, теперь платим за общедомовые нужды в 3 раза больше, больше подъезд стал потреблять».

Ольга Арсланова: Интересно.

Татьяна Овчаренко: Ну, поднимите документы, в чем дело? Что значит «больше»? Каким образом?

Петр Кузнецов: В 3 раза, представляете, в 3.

Татьяна Овчаренко: Да, в 3 раза, не на 3%. Выясните, в чем дело, на каком основании. Что это вы там, я не поняла, что вы там устраиваете у себя в подъезде? Запросите официально, вам обязаны представить.

Ольга Арсланова: И смотрите, еще, Татьяна Иосифовна, много сообщений из разных регионов, сразу несколько пришло, и вот из Москвы несколько точно, такая история. После пандемии, вот люди сидели 3 месяца, платили ну там примерно какую-то понятную сумму, а вот как только сейчас стали выходить из режима самоизоляции, стали приходить новые суммы, очень много по электроэнергии почему-то стало приходить, но не во время сидения дома, а когда все вышли. Вот с чем это может быть связано?

Татьяна Овчаренко: Со сроками расчетов.

Ольга Арсланова: А-а-а, все понятно.

Татьяна Овчаренко: Это в связи с этим, да.

Ольга Арсланова: Ничего страшного, не бойтесь, нигде не нарушили.

Татьяна Овчаренко: Ну вы сообщаете, мы же платим назад, назад, не вперед, а назад, поэтому вы сообщаете и это радостно приходит через месяц, а то и через два, сдвижка там разная, не буду говорить, это надо уточнять. Но совершенно точно, то позже.

Петр Кузнецов: Ага.

Ну что, переходим к другим вопросам, связанным с ЖКХ, но уже не связанным с проводкой...

Ольга Арсланова: Все что угодно.

Петр Кузнецов: ...в рубрике «Спросите Овчаренко».

Ольга Арсланова: Первый вопрос из Ставропольского края: «Отопление должны считать с жилой площади или с общей площади квартиры?»

Татьяна Овчаренко: Ну отапливаете вы же все, и коридоры у себя, и туалеты. Считается с общей площади.

Ольга Арсланова: Ага, спасибо.

Петр Кузнецов: «Расскажите, пожалуйста, где устанавливать счетчик учета вода. Установил за двором, заставили занести во двор. Пришла другая организация, заставляет вынести со двора. Живу в селе, – поясняет наш телезритель, – какое-то издевательство над людьми».

Ольга Арсланова: Какой двор в итоге выбрать?

Татьяна Овчаренко: Ну так соберите сельский сход, вызовите этих красавцев, потребуйте объяснений документальных, письменных. Вообще эта манера таскать счетчики за пределы домовладения, вот я категорически против. Разговоры о том, что «ой, они воруют в этих счетчиках», – значит, дорогие друзья, не надо этих песен южных славян, адаптированных для простого...

Петр Кузнецов: А что это вообще за манипуляции? Кому они нужны? Выносите, заносите... Кто-то что-то на этом выигрывает, что ли?

Татьяна Овчаренко: Конечно. Сельский житель имеет обыкновение затариваться водой вообще под макушку. Он поливает огород надо не надо, он покупает турецкие сорта, которые вообще без полива не живут, и не прочь, так сказать, мягко говоря, сэкономить.

Петр Кузнецов: Ага.

Татьяна Овчаренко: Но главное – это потери в сетях, продажа воды налево. А куда ее списать? Ее списывают на жителей, и для этого счетчики уходят в колодцы вне пределов домовладения, вот и все недолга. И там можно что угодно крутить, как угодно рисовать, это забава монополиста при отсутствии гражданского контроля, вот и все.

Ольга Арсланова: Ага.

Еще один вопрос по счетчикам, но на этот раз из Санкт-Петербурга, Анна в эфире. Добрый день.

Петр Кузнецов: Анна, слушаем вас, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Говорите.

Зритель: У меня такой вопрос, хоть куда бежать. Год тому назад... мне поменяли счетчик, я поставила... И у меня выскочила оплата ровно в 2 раза, если раньше было, ну округляем, 200, сейчас стало 400. Вызвала управляющую компанию, сказали, что у меня все в порядке. Вызвала центральный электро..., они у нас там главные начальники, поковырялся-поковырялся, «у вас все в порядке». Я говорю: а почему не наоборот? Я считала, что у меня будет наоборот, я стала экономить очень, стираю только ночью, чайником электрическим перестала пользоваться, вместо пылесоса с тряпкой ползаю. Потом стала... Так вот куда бежать, кто мне еще может помочь? Есть какая-то коммерческая организация, но они берут 700 рублей за визит, и, конечно, ни за что они не отвечают.

Петр Кузнецов: Понятна, да, вам проблема?

Татьяна Овчаренко: Нет, ну... Первое – поменяйте счетчик на однотарифный. Прекратите, граждане, забавляться вот этими вот глупостями в многотарифных счетчиках. Ну вы где живете, дорогие мои? Это раз. В этих счетчиках какие-то есть истории, вот сейчас они проходят следственную проверку и судебную, где количество импульсов как-то меняется, из-за этого у вас получается, что вы 8 раз включили кран или там электроприбор вместо 2. Так что тут я вам ничем, честно говоря... Снимайте счетчик, ставьте его, официально отвозите на завод изготовителю, пусть... На стенды испытательные, они должны быть в Москве и в городах, и проверяйте его досконально. А вообще бросьте эти забавы. Еще раз вам повторяю, вот у меня однотарифный счетчик, и все тихо в лесу, плачу ровно в соответствии с ростом тарифов, нисколько не больше.

Петр Кузнецов: Телезрительница подписывается «Татьяна, пенсионерка», это Карелия: «Законно ли брать за ОДН (общедомовые нужды) за электроэнергию с квадратного метра квартиры?»

Татьяна Овчаренко: Это зависит от того, как в вашей области это постановили. Конечно, с квартиры, вам же общее имущество принадлежит в долях, доли эти исчисляются от площади вашей квартиры. Поэтому вот этот расчет, они там помещают вот эту площадь, вот как он делается, так и написано в 491-м постановлении «Правила содержания и ремонта» в соответствующих таблицах.

Петр Кузнецов: Ага.

Владимирская область на связи, еще одна Татьяна.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Скажите, вот куда обратиться, чтобы сделать ревизию нашему ТСЖ? Ее отчетности мы не верим. Собираем большие деньги, работы такой никакой почти что мы не видим.

Петр Кузнецов: Ага, хороший вопрос.

Татьяна Овчаренко: Ну, норматив такой: если председатель ТСЖ за 2 года не покупает..., значит, он плохой председатель. То же самое касается кооперативов. Ваш ТСЖ должен проходить аудиторскую проверку каждые 2 года. Наймите собственных аудиторов, решите общим собранием, что у вас будет независимый аудитор разовый, и перепроверьте документацию, вот все, что я вам могу сказать. Я не знаю, что такое «работы почти никакой». Отчеты вам обязаны предоставлять ежегодно, затребуйте, расписанные, со всеми сметами, актами работ и так далее. Если сами не умеете их читать, наймите, увы, только так, чтобы вам проанализировали, что там написано.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Еще один вопрос давайте под занавес: «Как добиться капремонта в общежитии? – спрашивает житель из Воронежа. – В управляющей компании только на словах обещают, за 50 лет ни разу не был проведен капитальный ремонт, только заменили крышу», – я так понимаю, что капитальный ремонт требуется, по мнению жильцов.

Татьяна Овчаренко: Ну, замена крыши – это состав капремонта. Теперь как, требуйте за обещания, подавайте в суд на бездействие, моральный вред.

Ольга Арсланова: Да.

Татьяна Овчаренко: Соберитесь человек 50, каждый по тысчонке-другой и персонально с директора, ну кто же вам обещает-то, должностные лица, а не дворник же Иван Иванович. Так что вы имеете полное право. Во-первых, план вы должны утвердить капремонта на этот год текущего, какие элементы капремонта и когда у вас будут... И проследите. За каждый день опоздания положены штрафы в вашу пользу.

Ольга Арсланова: Да, не бойтесь отстаивать ваши права.

Петр Кузнецов: Ну а наш план следующий: встречаемся на этом же месте в это же время через неделю, рубрика «ЖКХ по-нашему», ее ведущая Татьяна Овчаренко, руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ. Спасибо большое.

Ольга Арсланова: Спасибо вам большое.

Петр Кузнецов: До встречи.

Мы совсем скоро в прямом эфире снова, еще одна тема впереди.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Узнаем у эксперта Татьяны Овчаренко