Старики в самоизоляции. Как они живут и кто им помогает?

Старики в самоизоляции. Как они живут и кто им помогает? | Программы | ОТР

О жизни пенсионеров в России - наша Тема дня

2020-05-27T13:01:00+03:00
Старики в самоизоляции. Как они живут и кто им помогает?
Цена на хлеб. Всё дорожает. Где лекарства? Теме недели с Сергеем Лесковым. Школа уже не та. Капремонт. Трезвый Новый Год. Наши мужчины. Как найти работу
Россия ограничивает экспорт зерновых. Кто от этого выиграет: потребитель или производитель?
Почему выросли цены на продукты?
Сергей Лесков: Судьба Марадоны ставит вопрос: талантливых людей много, но почему некоторые остаются на этом уровне, а другие считаются гениями…
Российские лекарства: почему их почти нет?
Вот это мужчина! Какими себя видят россияне – обсудим итоги соцопроса
Нашли работу на бирже? Центры занятости хотят перепрофилировать в кадровые агентства
Реальные цифры: что с ценами?
Первого и второго – без спиртного? Надо ли запретить продажу алкоголя в начале января
Новостройки хотят освободить от взносов на капремонт. Это правильно?
Гости
Сергей Смирнов
доктор экономических наук НИУ ВШЭ
Оксана Синявская
заместитель директора Института социальной политики ВШЭ
Анастасия Лазибная
руководитель портала Баба-Деда.ру

Иван Князев: В эфире «ОТРажение», мы переходим к главной «Теме дня». С вами по-прежнему Тамара Шорникова...

Тамара Шорникова: ...и Иван Князев.

Сегодня мы говорили уже в эфире о поддержке работодателей, правительство регулярно обновляет меры поддержки для бизнеса, устанавливает выплаты семьям с детьми, все это важно и нужно, безусловно. Но прямо сейчас поговорим о тех, кому сегодня тоже очень нужна поддержка, они оказались в сложной ситуации и в группе риска, то есть и ограничения для них сработали по максимуму. Многим пришлось справляться с такими новыми трудностями, с новыми правилами, условиями жизни в одиночку и без дополнительной финансовой помощи.

Иван Князев: Есть хорошая новость: накопительные пенсии увеличат на 9,13% в 2020 году. Еще раз, речь о накопительной части пенсии, то есть эта прибавка коснется не всех. Накопительные пенсии пересчитают с 1 августа, изменения коснутся 80 тысяч человек. В настоящее время средний размер накопительной пенсии составляет 956 рублей в месяц, после 1 августа будет 1 043 рубля. Повышение также предусмотрено для участников программы софинансирования пенсионных накоплений, которые получают срочную пенсионную выплату, это еще 32 тысячи пенсионеров.

Но у нас в стране пенсионеров почти 44 миллиона человек, это данные 2019 года. Чего им всем ждать от этого странного и непростого года? И как уже изменилась ваша жизнь? Обращаемся к вам, уважаемые пенсионеры, сейчас, а также к их детям, внукам – позвоните, расскажите нам.

Тамара Шорникова: Ну часть ответов мы уже получили, наши корреспонденты в Екатеринбурге, Липецке и Самаре спросили, собственно, как изменилась жизнь пенсионеров в период самоизоляции. Давайте послушаем.

ОПРОС

Тамара Шорникова: Да, конечно...

Иван Князев: Ну хотя бы на улице, и то хорошо, с внуками. Не у всех так.

Тамара Шорникова: Да. В общем, дорогие телезрители, расскажите, еще раз к вам обращаемся, пенсионеры, дети, внуки, рассказывайте, как это сложное время переживаете, с какими трудностями столкнулись, про пенсии свои рассказывайте, какая поддержка финансовая, другая, иная поддержка вам сейчас нужна?

Будем разбираться во всем вместе с нашими экспертами и первой подключаем Оксану Синявскую, это заместитель директора Института социальной политики Высшей школы экономики.

Иван Князев: Оксана Вячеславовна, здравствуйте. Слышите нас?

Оксана Синявская: Добрый день. Да.

Тамара Шорникова: Действительно, очень сложное время, особенно для пожилых людей, потому что из-за того, что они в зоне риска, они многие оказались просто заперты в своих квартирах без возможности выйти, без возможности делать какие-то привычные вещи, встречаться со своими знакомыми, с родственниками, с внуками. Тяжелая обстановка. Как вот она отразится вообще на здоровье наших бабушек, дедушек, на психологическом состоянии, на физическом здоровье?

Оксана Синявская: Ну, безусловно, как раз главные риски от пандемии, скажем, от тех ограничительных мер, которые принимаются для предотвращения распространения коронавирусной инфекции для пожилых людей связаны именно с ограничениями физической активности, общения и, соответственно, угрозой психологическому самочувствию. Хотя вот опыт Китая, например, показал, что там ухудшение психологического самочувствия пожилых людей в условиях изоляции было даже чуть меньшим, чем у людей трудоспособного возраста, как это ни удивительно. Но, безусловно, все равно и китайские исследователи тоже говорили о том, что ухудшение самочувствия в связи с отсутствием контактов – это очень большой риск нынешней ситуации.

С точки зрения финансов у пожилых людей, к счастью, продолжают индексироваться пенсии, людям предпенсионного возраста есть возможность получения пособия, если они потеряли работу, есть возможность для работающих пенсионеров получать, выходить на больничные до 31 мая. То есть в этом смысле определенная поддержка на федеральном уровне и в отдельных регионах пожилых людей производится.

Иван Князев: Ну, коль мы уже заговорили о здоровье, может быть, ну смотрите, когда-нибудь самоизоляция закончится, карантинные меры все будут сниматься потихоньку. Может быть, ну я не знаю, пенсионерам какую-то поддержку оказать, знаете, в плане лечения, санатории и так далее? Ведь достаточно серьезно здоровье пострадает у многих. Может, необязательно вот именно только вот этими бесконечными индексациями, доплатами какими-то помогать?

Тамара Шорникова: «Бесконечными» – это, конечно, ты... хватанул.

Оксана Синявская: Нет, безусловно...

Иван Князев: Нет, мы просто говорим об этом, говорим об этом, как это что-то прямо важное-важное.

Оксана Синявская: Да, «бесконечные» – это преувеличение, да.

Иван Князев: А вот именно с человеческой точки зрения?

Оксана Синявская: Ну, безусловно, важно вспомнить о том, что не только уровень жизни, не только доходы формируют качество жизни людей в любом возрасте, в том числе в старшем. И в этом смысле люди старшего возраста еще в дополнительной группе риска в связи с тем, что у них действительно выше вероятность тяжелого развития заболеваний, и это на самом деле формирует более высокий уровень стресса. Они боятся заразиться сами, они, да, меньше контактируют, соответственно, в том числе со своими родственниками.

И да, конечно, хорошо было бы, если бы по результатам выхода из карантина для них регионы предлагали какие-то дополнительные меры поддержки состояния здоровья. Но, к сожалению, я думаю, что очень сильно рассчитывать на это не стоит, потому что есть группы, которые нуждаются в приоритетной как раз финансовой поддержке, типа людей, потерявших работу. И поэтому, скорее всего, основные усилия будут сосредоточены сейчас в системе здравоохранения на лечении тех, кто болеет, и на профилактику заболеваний, а в системе социальной защиты на поддержку людей, потерявших работу.

Тамара Шорникова: Давайте поговорим с нашими телезрителями, они подключаются к нашему эфиру, вместе их послушаем. Сейчас на связь выходит...

Иван Князев: ...Валентина из Сочи у нас на связи. Здравствуйте, Валентина.

Тамара Шорникова: Да, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Валентина, рады вас слышать.

Зритель: Я звоню вам из Сочи, из Сочи. Вот у нас пенсия 8, ну у кого 10. Продукты выросли очень сильно, выросли. Восемь тысяч, шесть мы платим за квартиру, на две тысячи мы можем прожить? Ну ладно там, даже если 10, 4 тысячи. Мы уже не говорим ни за яблочки, ни за конфетки, только продукты, и то хватает ну на неделю, ну на полторы, а дальше что? Почему так цены выросли в «Магнитах»? Почему? И так тяжело живем на эти 8–10 тысяч, так они еще такие цены поставили.

Тамара Шорникова: Валентина, а сколько вам лет, подскажите?

Зритель: Мне будет в этом году 70.

Тамара Шорникова: Семьдесят.

Зритель: Я всю жизнь в Сочи проработала в санатории, пришла ребенком, ушла бабушкой.

Тамара Шорникова: Да, потрудились. Спасибо большое вам.

Иван Князев: Оксана Вячеславовна, а вас не смутил размер пенсии 8 тысяч, вот человек нам сейчас сказал?

Оксана Синявская: Ну, все очень сильно зависит от того, какой уровень зарплаты был у человека, как он отражался в системе персонифицированного учета в последние годы. К сожалению, да, у нас есть люди с очень низким размером пенсии, намного меньше среднего. Неработающие пенсионеры при этом получают доплаты до региональных прожиточных минимумов, и если говорить о кризисе, то часть регионов еще ввела единовременную поддержку людей старшего возраста: например, в Санкт-Петербурге, в Ленинградской области...

Тамара Шорникова: Ну это все-таки Москва, Петербург.

Оксана Синявская: Нет, это необязательно. Да, это чаще, безусловно, богатые регионы типа Москвы, Московской области, Петербурга или Якутии больше ресурсов для этого имеют, но, например, Камчатский край тоже поддерживает людей старшего возраста.

Тамара Шорникова: Ага.

Оксана Синявская: Но другое дело, что все равно количество людей, которые получают дополнительные выплаты в текущий кризис от местных органов соцзащиты, невысоко, далеко не все регионы на это пошли.

Тамара Шорникова: Смотрите, вот буквально недавно, в связи вот как раз с такими пенсиями, с такими условиями жизни, с таким непростым периодом предлагали депутаты снизить возраст для надбавки. То есть сейчас увеличивается фиксированная часть после 80 лет, предлагали сделать, чтобы увеличивалась с 75. И вот уже есть ответ правительства, что не планируется вот такое снижение, потому что нет достаточных обоснований, эти траты повлекут за собой другие, потому что будут какие-то там другие выплаты на основе этого рассчитываться, например, для людей, ухаживающих за пожилыми людьми. Но тем не менее, вот когда мы видим такие суммы, может, все-таки настало время, для того чтобы такие меры принимать?

Оксана Синявская: На мой взгляд, в данной ситуации лучшее решение – это поддержать население инструментами социальной защиты, не входящими в пенсионную систему. Потому что та ситуация, в которой мы оказались сейчас, несмотря на всю ее драматичность, она временная, она продлится ну этот год, возможно, следующий год, а решения в пенсионной системе принимаются ну в лучшем случае, в общем, на много лет или навсегда. И в этом смысле, безусловно, люди, получающие низкие доходы, люди старшего возраста нуждаются в дополнительных мерах поддержки, но эти меры поддержки должны оказываться через другие инструменты социальной защиты, и это было бы правильно.

Тамара Шорникова: Но просто пенсия в 8 тысяч не обусловлена ведь COVID, она не увеличится в августе или в сентябре.

Оксана Синявская: Она не обусловлена COVID, но это те решения, которые должны быть приняты в пенсионной системе опять же независимо от COVID тогда. То есть много упирается в тот уровень заработной платы, в том числе легальной, который у нас существует в стране.

Иван Князев: Оксана Вячеславовна, а можете поподробнее рассказать вот об этих мерах социальной защиты пенсионеров? Ну какие они могут быть? Расскажите нам, чтобы мы хотя бы знали, понимали, чтобы люди слышали, что в принципе можно сделать и нужно делать уже сейчас.

Оксана Синявская: Ну, если мы будем отталкиваться от международного опыта или опыта отдельных субъектов Российской Федерации, то здесь могут быть ежемесячные либо единовременные выплаты на период кризиса. Здесь могут быть продуктовые наборы, на самом деле это опыт, по которому пошла, например, Испания и который есть у нас в некоторых регионах. Например, в Московской области, на Алтае, во Владимирской области вводят продуктовые наборы как раз для малообеспеченных граждан старшего возраста.

Иван Князев: Ага.

Оксана Синявская: Это может быть субсидирование сотовой, интернет-связи, понимая, что людям сейчас очень важно поддержать хотя бы онлайн-связь со своими родственниками. Ну и, безусловно, очень важный момент, и кризис выявил слабость этой сферы – это система социального обслуживания, причем и на дому, и в учреждениях во всем мире. Оказалось, что самыми незащищенными стали люди, проживающие в учреждениях социальной защиты, в домах престарелых. Именно там оказались наибольшие риски заболеваемости и смертности в том числе в связи с дефицитом кадров, и это не только наша проблема, это проблема огромного количества развитых стран...

Иван Князев: Да. Оксана Вячеславовна, а вот это все сложно у нас организовать в каком-то конкретном регионе, или это нужно решение принимать на федеральном уровне? Вот эти вот все меры, вот эти все механизмы – неужели это так сложно? Ну не можем разово увеличить пенсию на много нашим пенсионерам, но вот эти-то меры мы можем реализовать, или они тоже требуют серьезных финансовых каких-то затрат?

Оксана Синявская: Если решение принимается на федеральном уровне, то, безусловно, здесь требуется просчет того, чтобы с учетом всей региональной дифференциации у нас был принцип социальной справедливости и люди получали в соответствии с условиями жизни в каждом конкретном регионе. Отдельные регионы пошли на эти меры, есть регионы, принявшие решение о продуктовых наборах, о единовременных выплатах, но, к сожалению, очень много зависит от финансовых возможностей региона. Что могло бы сделать федеральное правительство, это предусмотреть решение о предоставлении поддержки тем субъектам Российской Федерации, которые за счет собственных ресурсов принять такие меры социальной защиты не могут.

Иван Князев: Ага. Спасибо вам, спасибо большое. Оксана Синявская, заместитель директора Института социальной политики Высшей школы экономики, была с нами на связи.

Тамара Шорникова: Много звонков, давайте слушать.

Иван Князев: Да, надо всех выслушать.

Тамара Шорникова: Ольга, Краснодарский край, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Ольга.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Слушаем вас.

Зритель: Вас беспокоят с Краснодарского края, город Ейск.

Тамара Шорникова: Ага.

Зритель: Чекалова Ольга Павловна. Я пенсионерка, мне 67 лет, я получаю пенсию... У меня стаж очень большой трудовой, но мне пенсию насчитали 9 тысяч. Есть ЖКХ, зимой я оплачиваю 6 500. Как вы думаете, как нам живется? Вот сейчас, в данное время мы вот слышим, Собянин во время карантина своим пенсионерам добавил 4 тысячи, у нас никакой добавки, хотя бы дали 1 000 или 500 рублей, какую-то поддержку. Никакой поддержки у нас не было. У вас там балансеры есть, у нас никаких балансеров нет, вы понимаете?

Иван Князев: Ага. Ольга, расскажите, пожалуйста, а вы вот все это время, что у нас коронавирус в стране, дома находились, дома сидите?

Зритель: Да, я нахожусь дома, потому что у меня сердечно-сосудистое заболевание, я старалась воздержаться куда-то…

Иван Князев: А врачи к нам не приходят, не вызвать на дом? Или просто хотелось бы узнать, за продуктами как вы ходите?

Зритель: Нет, к нам не приходили никто, потому что у нас была, одно время поликлиника вообще была закрыта.

Иван Князев: А за продуктами вы сами ходите?

Зритель: Вот сейчас карантин, мы боимся вызывать кого-то, потому что я боюсь лично, чтобы не заразиться, понимаете?

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: Хорошо.

Зритель: Так что, пожалуйста, пускай Владимир Владимирович Путин, мы пойдем, конечно, на выборы, мы поддержим его во всем, но хотим, чтобы он немного обратил на Краснодарский край.

Иван Князев: Спасибо вам, Ольга, спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо большое, да.

Послушаем Галину следом из Саратова. Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас, Галина.

Зритель: Понимаете, в том году наш президент пенсию рассчитывал, поправил чиновникам, что сперва прибавляется до прожиточного минимума пенсионера, а потом прибавляется страховой. У нас в Саратове как был прожиточный для пенсионера 8 288, так и остался в этом году. Это как так можно? Это значит, индексации никакой, понимаете? Пенсия как была такая у меня, так и осталась, ни на рубль не прибавилась. Чиновники просто сделали прожиточный минимум такой же, как и в том году, это в Саратове.

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: Ага.

Зритель: Меня вот этот вопрос... И поэтому пенсия нисколько не прибавилась. Вот как жить на такие пенсии?

Иван Князев: Да, Галина, вот действительно, а сколько у вас на продукты уходит в месяц со всеми другими затратами? Просто чтобы понимать.

Зритель: Да вы знаете, вот сколько есть, столько и уходит. Вообще-то люди вот с такой пенсией, честно сказать, впроголодь. Но меня даже не это интересует – как могли чиновники оставить такой же прожиточный, меня вот это вот очень-очень волнует и интересует. Вот как могли чиновники от социальной политики это сделать, ни на рубль не прибавить? Как жили пенсионеры на 8 тысяч, значит, так и должны.

Иван Князев: Ну, постараемся мы найти ответы на все эти вопросы, если не сегодня, то, может быть, в других наших программах. Спасибо вам за звонок.

Еще один эксперт у нас на связи.

Тамара Шорникова: Анастасия Лазибная, руководитель портала «Бада-Деда.ру». Здравствуйте.

Анастасия Лазибная: Добрый день.

Иван Князев: Здравствуйте, Анастасия.

Тамара Шорникова: Да, Анастасия, вы можете как раз рассказать нам о том, какая помощь пожилым людям в такой ситуации оказывается. Расскажите.

Иван Князев: Просто сейчас очень... Вот звонили нам пенсионеры из разных городов, упрекали в том числе и Москву, и Санкт-Петербург, что здесь действительно много волонтеров, различная помощь пенсионерам оказывается...

Тамара Шорникова: А что в регионах?

Иван Князев: Да, а что в регионах у нас происходит?

Анастасия Лазибная: Ну смотрите, я не чиновник, я, к сожалению, не могу сказать за наше государство о тех мерах поддержки, которые они планировали оказывать в регионах и оказывают. Но я могу сказать за людей. Так как наш портал для старшего поколения в интернете, мы собираем обратную связь от людей и знаем, чего им не хватает, что хорошо, а что плохо. И вот я здесь вижу несколько положительных моментов и много отрицательных. Могу начать с положительных.

Что хорошее произошло за это время для людей? При этом нужно оговориться, что у нас интернет-аудитория, то есть это все-таки достаточно привилегированная часть старшего поколения, которая в интернете, у них есть к нему доступ, у них есть доступ к компьютерам, гаджетам, через которые они в интернет выходят. Так вот положительный момент в том, что если раньше многие в регионах говорили, что качественные программы для старшего возраста только для москвичей, для петербуржцев, то теперь, с новыми программами в интернете, которые делают музеи, Третьяковка, Эрмитаж, можно говорить, что эта грань стерлась. То есть качественный интернет-контент, программы образовательные стали доступны для людей из любого города России.

Иван Князев: То есть ваш портал как раз-таки предоставляет вот такие вот программы, возможность сходить онлайн в музей?

Анастасия Лазибная: Да, на «Баба-Деда» можно увидеть все программы, которые открылись для людей старшего возраста бесплатные и которыми можно воспользоваться.

Иван Князев: Я просто понимаю, что, может быть, понимаете, сейчас как бы не совсем до музеев даже нашим пенсионерам. Вот была бы неплохая возможность, если бы через ваш портал можно было общаться с родственниками и так далее.

Анастасия Лазибная: С родственниками можно общаться через мессенджеры, которые стоят у многих людей старшего возраста уже на телефонах, потому что они понимают выгоду, они понимают, что это бесплатное общение, и если есть доступ в интернет, то бесплатно можно общаться по Skype...

Тамара Шорникова: Я думаю, что с родственниками, да, не беда общаться, если они есть, а вот для одиноких есть ли какая-то поддержка, те, кто могут оказывать психологическую, любую другую поддержку?

Анастасия Лазибная: Вот. Вот смотрите, переходя к этому, что еще хорошего мы увидели? Несмотря на то, что такая сложная ситуация для старшего поколения, по нашим опросам, 90% неизвестность и неопределенность не пугает только потому, что люди старшего возраста прошли бесконечное количество кризисов и форс-мажоров за свою жизнь. То есть они уже как минимум подкованы, они понимают, что выжить они могут, они уже выживали, и в принципе это хорошо, потому что другие возраста, поколения более молодые через такое не проходили, они не понимают, что делать, они боятся больше. Это, наверное, можно назвать еще одним положительным моментом, то есть люди старшего возраста как минимум не боятся настолько сильно, они понимают, что они уже проходили и похуже времена.

И при этом они очень ответственные, мы заметили, что многие сегодня говорили, они сидят дома, они правда ответственно относятся к ситуации, и это подтверждается нашими цифрами, 75% нашей аудитории сказали, что да, они сразу, со второй недели ушли и сидят дома, они не общаются со своими родственниками, только по телефону...

Иван Князев: А сколько вообще у вас людей пользуются, заходят на ваш портал? О каком количестве речь идет?

Анастасия Лазибная: Да, у нас в месяц порядка 100 тысяч пользователей по всей России...

Иван Князев: Ну это неплохо.

Анастасия Лазибная: Это много. В опросе нашем участвовало примерно 40% из Москвы, 30% из Петербурга и вот где-то 30% еще из других регионов России. То есть мы можем говорить, что у нас аудитория отвечала не только из Москвы и Петербурга, но и из регионов.

Теперь о тревожных моментах. Несмотря на то, что наша аудитория в «цифре», она в интернете и она может работать дистанционно, только 30% людей, которые проходили опрос, сказали, что да, они продолжают работать, то есть только треть может продолжить работать, хотя сейчас мы говорим, что с ростом, к сожалению, пенсионного возраста люди вынуждены работать в любом случае, и это тревожный момент. Многие потеряли средства, они могут работать в интернете, но только третья часть работает действительно.

Мы очень опасаемся ситуации, которая сейчас под личиной заботы о старшем поколении, мы опасаемся, что начнется возрастная дискриминация. Например, совсем недавно прошло сообщение о том, что Минкульт, Министерство культуры рекомендует музеям ограничить работу людей старше 60 лет...

Иван Князев: Ну да, да, Анастасия, простите, пожалуйста, мы тоже слышали об этом.

Давайте телефонный звонок послушаем, чтобы вот с людьми поговорить.

Анастасия Лазибная: Давайте.

Иван Князев: Кто у нас на связи? Нижний Новгород, если не ошибаюсь, Татьяна. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я тоже пенсионер и инвалид... Алло, вы меня слышите?

Тамара Шорникова: Да, слышим-слышим, говорите, пожалуйста.

Зритель: Вот. У меня тоже пенсия 8 тысяч. Я выступаю за то, чтобы все-таки на региональном не были льготы, все должно быть федеральное. Вы создали государство в государстве, Москва и, может быть, Санкт-Петербург. Все-таки хочется, чтобы минимум у пенсионеров был реальный.

Тем более учитывая, что я инвалид, у меня все лекарства подорожали на много, а платить не за что. Получается, можно иметь только квартплату, остается 2 тысячи, и я вынуждена либо есть батон хлеба, или корчиться от боли, потому что покупать только одно из четырех лекарств, которые нужно. Какая функция у президента? Может быть, он тоже хочет, как в период гитлеризма, убрать ненужных, больных, тех, кто уже не может ничего ему дать?

Тамара Шорникова: Татьяна, да, спасибо вам за ваш звонок...

Иван Князев: Татьяна, спасибо вам.

Тамара Шорникова: Тяжело слушать... У нас очень много, от Надежды сейчас тоже звонок услышим, но хотелось бы, знаете, вот какой комментарий. Очень много у нас пишут, конечно же, вот о чем, Пенза: «Деткам, бабушкам кушать нечего, некоторым Третьяковка – о чем вы?» «Необходимо помочь инвалидам с детства после 18 лет, у них пенсия очень маленькая, 7 тысяч рублей, они тоже хотят кушать». И жуткое просто сообщение о том, что «раньше собирала еду на помойке, теперь там продуктов нет, вот как живут одинокие пенсионеры», – дикие, действительно, конечно же, эпизоды.

И хочется вот о чем спросить: может быть… Действительно, в мире сейчас очень много решается с помощью того же интернета и так далее – может быть, с помощью вашего портала можно связывать конкретных людей с конкретными проблемами, например, с волонтерами, с бизнесменами, которые готовы помочь конкретному человеку, не знаю, хотя бы продуктовой посылкой как-то или еще чем-то? Вот такая коммуникация у вас возможна?

Анастасия Лазибная: Смотрите, этим занимаются благотворительные фонды, и это действительно начали делать. К сожалению, это делают вместо того, чтобы... То есть я считаю, что должна работать социальная система.

Тамара Шорникова: Вы понимаете... Простите, что я перебиваю: благотворительные фонды, мы сейчас о них тоже рассказываем, сами оказались в тяжелой ситуации и сами просят помощи. Речь не о том, чтобы выделить деньги фондам каким-то, а связать людей с людьми. Мы в своей жизни часто видели, что такая связь реально работает. Когда мы собирали деньги пострадавшим от наводнения в Иркутске, люди со всей страны складывались деньгами, созванивались с людьми, узнавали, какие вещи им высылать. Вот такая прямая помощь часто быстрее и эффективнее государственной или помощи от благотворительных фондов.

Анастасия Лазибная: К сожалению, это правда. Я знаю, какие сейчас порталы занимаются тем, что связывают и рассказывают истории о людях, которые находятся в бедственной ситуации, например портал «Такие дела». У нас на портале немножко, правда, про другое, мы рассказываем о том, как люди могут самореализовываться, то есть это про другую возрастную категорию, которая еще может работать, которая еще может получать какие-то от государства образовательные программы, чтобы устроиться на работу. Мы все-таки не про тех людей, которые совсем в бедственной ситуации. Но вы абсолютно правы.

Иван Князев: Да, Анастасия, мы вас поняли. Мы ни в коем разе не умаляем заслуг вашего портала, мы понимаем его нужность и полезность, мы просто немножко хотели еще о другом спросить. Спасибо вам, тем не менее, большое. Анастасия Лазибная была с нами на связи, руководитель портала «Баба-Деда.ру».

Тамара Шорникова: Да. Слушаем телефонный звонок, теперь Надежда, Ростовская область. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Алло?

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Зритель: Я из Ростовской области, пенсионер, я инвалид II группы. Вот тоже слушаю сейчас вашу передачу, и я просто диву даюсь, сколько людей живет в бедности. Дело в том, что вот я в прошлом году смотрела, Собянин добавил раз 3 тысячи, второй раз, а мы отшельники, у нас в Ростовской области цены ничем не ниже московских, но почему-то пенсии у всех 8–10 тысяч.

У меня 13, но у нас, я живу в поселке, у нас печное отопление, мне нужно купить, заготовить дрова, мне нужно уголь купить, вы понимаете, мне нужно покушать купить, мне нужно на лето какую-то обувь купить, а у меня все уходит...

Вообще мне приходится брать просто-напросто кредит. Я пенсионер, и я беру кредит, я плачу 7 тысяч кредит, а на остальные деньги я выживаю. Скажите, вот я не знаю, как это можно? И не только я одна такая, у нас все здесь так.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам за ваш звонок, услышали мы вас.

Еще один эксперт у нас на связи, Сергей Смирнов, доктор экономических наук. Сергей Николаевич?

Сергей Смирнов: Доброго дня всем.

Иван Князев: Сергей Николаевич, что касается вот этого повышения накопительной части пенсии, я могу ошибаться, а разве она у нас не заморожена?

Сергей Смирнов: Накопительная часть нет. Заморожены, скажем так, отчисления в эту накопительную часть, они уже несколько лет как заморожены и в прежнем формате, как я неоднократно уже говорил, никогда они в этот формат уже не вернутся.

Теперь что касается вот этих 80 тысяч, которые получают, собственно, накопительную часть. Это те люди, которые поучаствовали в этой системе, и кстати, их количество будет расширяться в дальнейшем, потому что сейчас, в общем-то, выходят самые первые на пенсию, которые поучаствовали в этой системе. И из этих средств им выплачивается вот эта месячная надбавка к пенсии, это их средства, вот эти самые 956 рублей. Там есть другой вариант, безусловно, он определяется на основе количественных соотношений, в принципе ту сумму при определенных условиях можно получить в разовом виде единовременной какой-то выплаты, ну в зависимости от того, сколько вы там накопили, 120 тысяч, 150 и так далее. Но во многих случаях это действительно ежемесячная надбавка.

То есть система заморожена, но средства эти, вот хочу сразу развеять опасения многих некомпетентных средств массовой информации, ОТР к ним не относится, но еще раз повторю, что эти средства никто никуда не уворовал, они лежат на наших счетах, если мы их не перевели в страховую часть, и, естественно, они используются на наши выплаты. Это, так сказать, для объективности.

Вот эти те самые 80 тысяч, их действительно мало, прибавка, как вы видите... Ну вот только что я слушал звонок нашей телезрительницы из Ростовской области: ну извините, получать, на мой взгляд, что 956 рублей, что там 1 тысячу с чем-то, 1 012 или сколько там получается, ну больше, – это все равно не решает проблем. Ну что это? Ну это два батона хлеба, да. Другое дело, что это действительно соблюдение действующего законодательства и ничего более.

Ну и плюс вот эти 32 тысячи, по-моему, если я правильно запомнил, те, которые поучаствовали в системе софинансирования, ну когда вы могли, скажем, тысячу рублей добровольно перевести и тысячу вам доплачивало государство, государственный бюджет, их всего 32 тысячи. Эта система, в общем, никогда не пользовалась особой популярностью, о чем мы можем судить вот по этим соотношениям, но тем не менее это тоже какая-то надбавка. Другое дело, что она тоже будет очень маленькой.

Тамара Шорникова: Давайте вместе послушаем телефонный звонок. Алло, Пелагея, Москва.

Зритель: Да, я вас слушаю. Я могу говорить?

Иван Князев: Да-да-да, конечно.

Тамара Шорникова: Да, конечно.

Зритель: Я вам вот что хочу сказать. Вот все жалуются насчет пенсии, она маленькая. У всех зарплата разная, пенсия у всех тоже будет разная. При советской власти, чтобы получить 120 рублей пенсии, нужно было зарплату получать 242 рубля. Я по этой пошла, но только уже в 2000 году, у меня была самая высокая пенсия, потолок, 540 тысяч. И субсидии городские, у меня никаких льгот нет, я не заработала ветеранских, я работаю с 16 лет, на разных участках я работала.

Тамара Шорникова: Ага.

Зритель: Если бы я сейчас не работала, я сижу на коронавирусе, 2 месяца никуда не выхожу. Спасибо, что у меня такие дети, они мне по интернету все присылают, все продукты. Короче говоря, у меня пенсия 16 тысяч. Но вот по сегодняшней жизни нам не меньше нужно иметь 30 тысяч. Я никогда никуда не ездила, потому что я всегда считала деньги, у меня четверо внуков, их нужно выучить, нужно правильно питаться, правильно одеваться. Я при советской власти получала 300 рублей, а ходила зимой 30-морозной в резиновых сапогах, потому что... Я деньги все экономлю. Я у вас мало время заняла, желаю всем здоровья, благополучия, пусть никто не обижается. Я с 8-летним образованием, я работала и шофером-погрузчиком, я работала в гостинице «Россия», я работала в банке, я бросила работу, уехала маму свою доходить. Сейчас детей маленьких бросают, я смотрю, я рыдаю, думаю: кто ты такая? Это разве мать?

Тамара Шорникова: Пелагея, спасибо вам большое. Да, общения не хватает, рады, что хоть немного смогли с вами пообщаться.

Сергей Николаевич...

Сергей Смирнов: Вы знаете, такой очень добрый звонок, очень искренний. Единственное, я не очень понял, работает ли сейчас Пелагея или нет, потому что если она не работает, то она по московским условиям меньше 19 500 рублей получать не может просто, это вот позапрошлогодняя доплата Собянина перед выборами, 19 500 для неработающих пенсионеров в Москве, если они тут жили не менее 10 лет.

Тамара Шорникова: Работает.

Сергей Смирнов: Если работает, тогда да, 16 вполне возможно.

Иван Князев: Сергей Николаевич, у нас же еще индексация должна быть в этом году.

Тамара Шорникова: Для работающих осталось.

Сергей Смирнов: Ну это не индексация, это называется немножко по-другому. Индексация проводится с 1 января неработающим пенсионерам. С 1 августа проводится перерасчет государственных пенсий страховых, значит, там максимум 3 балла вы можете получить, если у вас было определенное соотношение вашей зарплаты со средней по стране. Эти 3 балла максимум вам дадут, я не помню точно сейчас цифру, но это вот у меня конкретно, допустим, это будет 243 рубля, вот. У кого-то, может быть, будет 250, но это... Нет, 243 – это максимум по году выхода, оформления трудовой пенсии, а так в принципе максимум 3 балла, поэтому это больше 300 ну никак не получится, тоже не решает проблемы.

Проблемы могла бы решить, конечно, индексация пенсий работающим пенсионерам, но об этом стоит забыть на долгие годы вперед. Более того, я рад, что сейчас ушло куда-то в тень обсуждение вопроса о том, чтобы работающих пенсионеров лишить вот этой фиксированной части трудовой пенсии, которая всем выплачивается в одном и том же размере.

Тамара Шорникова: Сергей Николаевич, вот Воронежская область пишет: «Пенсионерам всем (без каких-то там категорий на льготников и нельготников) нужно оплачивать 50% платы за коммунальные платежи». Вот у нас звонки сегодня были в эфире, пенсии 8–9 тысяч, 6–6,5 съедают коммунальные услуги. Если действительно так сложно...

Сергей Смирнов: Да, я слышал этот звонок, когда слушал свою коллегу Оксану Вячеславовну Синявскую, она абсолютно правильно все говорила. Вы понимаете, проблема состоит в том, что пенсионеры у нас – это не федеральные льготники, за исключением получающих определенного рода пенсии, в том числе пенсии по инвалидности. Поэтому возможность предоставления 50%-й скидки по оплате жилья и коммунальных услуг решают региональные власти, в Москве они вот так вот решили, что ветеранам труда...

Потом помните ту же самую историю со льготным проездом на электричках, когда всем пенсионерам предоставили такую льготу вне зависимости от наличия у вас государственных наград, звания ветерана труда и так далее, и тому подобное, но это опять же региональный бюджет. На федеральный бюджет это, к сожалению, не выводится, поэтому все дело в том... Собственно говоря, это проблема местных законодателей, когда они формируют свой бюджет, бюджет Ивановской области, Костромской, Ростовской и так далее, какие меры социальной поддержки они закладывают.

Тогда избиратели должны, собственно говоря, давать наказы: ребята, рассмотрите этот вопрос, ну дайте сначала хотя бы не 50%, а 25%, но не только имеющим государственные награды и ветеранам, а всем пенсионерам, у которых пенсия ниже какого-то предел, например. Это, на мой взгляд, важно, и это система, как правильно говорила Оксана Вячеславовна, система социальной поддержки населения.

Иван Князев: Спасибо вам большое, Сергей Николаевич. Сергей Смирнов был с нами на связи, доктор экономических наук Института научной информации по общественным наукам.

Тамара Шорникова: Да. Эта тема продолжится вечером еще, поэтому все SMS, которые не успели прочитать, звонки, все будет вечером.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
О жизни пенсионеров в России - наша Тема дня