Старшеклассники определились с будущим?

Старшеклассники определились с будущим? | Программа: ОТРажение | ОТР

Как помочь ребёнку выбрать вуз или колледж и найти своё призвание

2021-04-07T14:03:00+03:00
Старшеклассники определились с будущим?
Медицина не стала доступнее. Лесные пожары. Все – в мегаполисы? Пенсионеры без страховки. Самозанятые
Растут под Моргенштерна
Ставка на агломерации: все уедут в города?
ФАП на стадии фундамента, но уже «работает». Как отчитываются владимирские чиновники. СЮЖЕТ
Медицине показали ФАП
Кто останется без пенсии?
Статус: самозанятый
Можно ли зарабатывать на солнечном свете в нашей стране?
ТЕМА ДНЯ: Огни больших городов
Маркировка домашних животных может начаться со следующего года
Гости
Светлана Симоненко
кандидат психологических наук, разработчик профориентационной методики Lifewriter
Наталья Починок
ректор РГСУ, доктор экономических наук, председатель комиссии по социальной политике, трудовым отношениям и поддержке ветеранов Общественной палаты РФ

Петр Кузнецов: Дорогие друзья, мы продолжаем! Прямой эфир, программа «ОТРажение», центральная часть, потому что прямо сейчас большая тема. Оксана Галькевич, Петр Кузнецов, поехали.

Оксана Галькевич: А знаете ли вы, друзья, чего хочет молодежь? Мы вам сейчас обо всем расскажем, по крайней мере о тех ребятах, которые сейчас делают важнейший в своей жизни выбор, выбор профессии, своего занятия, того, что во многом на самом деле определяет, насколько они счастливы будут и... полезны своей стране. Ну да, это, может быть, звучит несколько, так сказать, пафосно и громоздко, но это так ведь на самом деле, Петь?

Петр Кузнецов: Давайте пафос сбавим и все-таки скажем еще, что это большой стресс как для школьников, так и родителей, вуз выбирать, специальность, ну и, конечно, начинать готовиться к экзаменам.

Оксана Галькевич: Такой холодок сразу, да, пробежал? Хорошо, мы с тобой уже школу давно закончили.

Петр Кузнецов: Ну, давно забытый, но пробежал. Итак...

Оксана Галькевич: Итак.

Петр Кузнецов: Карта желаний нового подрастающего поколения России. Почти 70% в 11 классе, представляете, уже знают, куда хотят пойти учиться. «Я бы в доктора пошел, пусть меня научат», – говорят больше 9%, причем в основном...

Оксана Галькевич: ...в стоматологи.

Петр Кузнецов: ...в стоматологи, понять их можно. Чуть меньше хотят стать врачами и воспитателями. 7% рвутся в айтишники.

Оксана Галькевич: Мы потом расскажем, почему большинство врачей хотят стать именно вот врачами-стоматологами. Интересно, что айтишники, обратите на это внимание, обошли юристов и дизайнеров. Почему я об этом говорю? Потому что вот, например, когда я заканчивала школу и поступала в университет, вот эти вот юристы, вот эти экономисты, наверное, были самые востребованные специальности...

Петр Кузнецов: Уже тогда, да?

Оксана Галькевич: Что значит «уже тогда», Петя?

Петр Кузнецов: Молчу...

Оксана Галькевич: Ха-ха. Уже тогда говорили о перепроизводстве этих специалистов, то ли еще будет у нас с айтишниками – или не будет? Экономисты, кстати, тоже по-прежнему в списке популярных профессий сейчас, так же как и актеры, архитекторы, психологи и художники.

Петр Кузнецов: А вот редко о чем теперь, мечтают стать стюардами...

Оксана Галькевич: ...и стюардессами. Ну, мужчина стюард, женщина стюардесса.

Петр Кузнецов: ...и стюардессами, судмедэкспертами, сварщиками, следователями, ну и космонавтами, это в преддверии 60-летия полета первого человека в космос.

Оксана Галькевич: Жалко, да, на самом деле? Раньше-то много кто мечтал стать космонавтом.

Интересно, на что дети ориентируются, когда вот делают свой выбор, определяются. Я вот, например, опиралась исключительно на свой интерес к журналистике, а ты, Петя, на что? На деньги, наверное, на заработки, на длинный рубль?

Петр Кузнецов: «Как мелко, Оксана, – подумал я, – платят в других отраслях», – и пошел в журналистику.

Оксана Галькевич: Ха-ха-ха.

Петр Кузнецов: Нет, на самом деле там методом исключения, ну, в общем, отсеивалось все то, что не подходит, и осталась только вот эта сфера. Надеюсь, что она не пострадала.

Оксана Галькевич: Ну вот смотри, что показал один из опросов отношения современных детей. Нынешние дети во многом ориентируются на рынок труда, да-да, на возможные заработки, может быть, это на самом деле и неплохо, таких больше половины. Но если вы, друзья, расстроились, напрасно, потому что тех, кто идет за своей детской мечтой, тоже довольно много, 44%. Ну, далее уже по нисходящей: кому-то важен престиж, кому-то мнение родителей, а кому-то, это тоже любопытно, возможность работать удаленно, а?

Петр Кузнецов: Не пандемия ли так повлияла на настроения школьников? Что вы думаете, уважаемые телезрители, родители, сами школьники, по этому поводу? Напишите, мы в прямом эфире, телефоны на экранах, вы знаете, что это совершенно бесплатно, вы уже наизусть, мне кажется, знаете все наши номера. Пишите, очень ждем ваших звонков и SMS-сообщений, без этого эфир никуда.

Оксана Галькевич: Ну а в студии у нас сегодня следующие гости. Наталья Починок, ректор Российского государственного социального университета, председатель Комиссии Общественной палаты России по социальной политике, – Наталья Борисовна, здравствуйте.

Наталья Починок: Добрый день.

Петр Кузнецов: Добрый день.

Оксана Галькевич: И Светлана Симоненко, кандидат психологических наук, разработчик профориентационной методики LifeWriter, – здравствуйте, Светлана Игоревна.

Светлана Симоненко: Здравствуйте, здравствуйте, Оксана.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Мы вот показали сейчас карту желаний наших школьников, она выглядит так интересно. Скажите, а все-таки, если сравнивать карту желаний этого года, 5-летней давности, 10-летней давности, ну в какой-то динамике некой, как можно сказать, что на это в большей или меньшей степени влияет на эту карту!

Наталья Починок: Как я хотела быть космонавтом! Правда, это было тогда, когда мне лет было 7 или 8. Потом, конечно же, все поменялось. Я помню себя в 11 классе, тогда еще было, давно это было, конечно, была мода на бухгалтеров, экономистов, юристов. И конечно же, многие ребята, выбирая уже вот свою будущую профессию... Кстати сказать, вот 11 класс, честно признаться, достаточно смутно видит, чем они хотят заниматься, потому что, если даже брать их выбор стоматологов, достаточно странно, потому что количество стоматологов огромное, возможность действительно эффективно организовать свое дело достаточно сложна. И главное, что стоматологи не являются, знаете, той обязательной помощью медицинской, которая, скажем так, государственно гарантирована с точки зрения хорошего дохода, рабочего места и всех тех программ...

Петр Кузнецов: То есть даже не в доходе здесь дело?

Наталья Починок: Нет, оно есть, да, но это...

Петр Кузнецов: Я хотел предположить, что, может быть, в конечном результате по крайней мере дело, ну они видят, что стоматологи получают, особенно в частных клиниках...

Наталья Починок: Ну, вообще стоматологи всегда как косметологи, ну вот они занимаются красотой...

Петр Кузнецов: И при этом они будут всегда и востребованы всегда.

Наталья Починок: Они востребованы, но не так, как, например, лечебное дело и врачи, которые действительно нужны всегда. Ну вот все-таки взять если историю как было и как есть, конечно же, тренд очевидный, что айтишники сейчас самое востребованное направление, если взять и по интересам ребят, и по заработной плате, которую потом выпускники даже колледжей, первой ступени, когда ты можешь получить профессию, просто огромное. То есть ребенок может уже, закончив колледж, это лет 18–19, получать, вот разработчики Java, например, 50–60 тысяч рублей, а то и больше.

Оксана Галькевич: То есть для этого даже высшее образование не нужно?

Наталья Починок: Абсолютно.

Оксана Галькевич: Закончив колледж, можно зарабатывать уже вполне себе приличные деньги?

Наталья Починок: Гостиничное дело, это если взять направление колледжа, например экономика гостиничная, и потом дальше развиваться, тоже не нужно дальше учиться, и много-много таких профессий, кстати.

Оксана Галькевич: Но тем не менее, Наталья Борисовна, вот вы сказали, что вы хотели быть космонавтом, но, наверное, в советское время... Петь, ты хотел быть космонавтом?

Петр Кузнецов: Я как-то пропустил это...

Оксана Галькевич: Чуть-чуть, очень коротко.

Петр Кузнецов: Нет, правда нет, правда нет. Стараюсь соврать, даже не получается.

Оксана Галькевич: Но тем не менее, вот определенная какая-то среда была, информационная среда в определенное время, когда дети хотели стать космонавтами, кем-то еще. Вот она сейчас какая?

Светлана Симоненко: Мне кажется, в опросе это как раз отразилось...

Оксана Галькевич: Почему хотят стать айтишниками? Почему хотели стать космонавтами, понятно, ну это действительно и романтика в том числе. А почему хотят стать айтишниками? Только ли деньги? Почему хотят стать зубными техниками и стоматологами?

Светлана Симоненко: Ну смотрите, я бы здесь так посмотрела. Во-первых, есть данные опроса, и всегда, когда мы имеем дело с какими-то результатами опроса, вопрос к опросу, как он проводился, кого опрашивали, почему именно такие результаты. Потому что там, по-моему, всего 1 тысяча человек участвовала, а учитывая, что у нас порядка 700 тысяч выпускников, это, в общем, сотые доли процента, да? Поэтому здесь скорее интересно поговорить действительно о том информационном поле, в котором ребята живут, и я согласна совершенно с Натальей, что молодежь, выбирая профессию, честно, даже не представляет себе, с чем ей придется столкнуться.

Более того, даже выпускники вузов, хотя они уже проходят какую-то определенную подготовку, приходя на рабочее место, и мы с этим очень часто сталкиваемся, плохо себе представляют, а из чего работа, собственно, состоит. И у школьников очень часто такие, знаете, романтические настроения в плане выбора профессии, с одной стороны. С другой стороны, это, конечно, давление родителей. И с третьей стороны, это влияние, которое оказывают сверстники, потому что что бы ни говорили, но в подростковом возрасте самое мощное влияние на выбор ребят оказывают именно сверстники, потому что это...

Оксана Галькевич: То есть это среда?

Светлана Симоненко: Среда, конечно.

Оксана Галькевич: Причем среда не семейная даже, а вот тот круг, с которым ребенок... ?

Светлана Симоненко: Мнение друзей в подростковом возрасте самое важное.

Петр Кузнецов: В этом плане авторитетно мнение как раз тех, кто...

Светлана Симоненко: Да, самое важное.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, вот об интересе государства. Во-первых, понимает ли государство сейчас четко, какие специалисты нужны, то есть тех, которых особо не хватает? И пытается ли государство вот даже на таком раннем уровне, как старшие классы, формировать интерес того или иного будущего выпускника, будущего абитуриента, интерес именно к этим профессиям, ну чтобы дырки в будущем уже залатать?

Светлана Симоненко: Вы знаете, несколько лет назад, как бы «несколько», наверное, будет даже слабо сказано, уже лет 10 назад наше Министерство коммуникаций и связи как раз говорило о том, там был сделан прогноз о том, что IT-специалистов будет не хватать. И вот сейчас эта востребованность, этот дефицит очень остро ощущается. И судя по тому, что ребята выбирают профессию IT, насколько увеличилось количество ребят, которые хотят быть программистами, говорит о том, что, в общем, в определенной роли те программы, которые были запущены... Ну, Наталья здесь, мне кажется, даже больше...

Наталья Починок: Мне кажется, надо просто открыть портал «Труд всем», не знаю, HeadHunter, просто нажать на кнопку в любом регионе, где находится молодой человек или девушка, вот нажать на кнопку, количество вакансий по айтишникам, количество вакансий по зубным техникам или стоматологам, количество вакансий по специалистам гостиничного дела. И там будет ну просто по айтишникам, гостиничному делу, сфере туризма, сфере услуг просто море, море предложений. Понятно, они будут разные, где-то будет скромная заработная плата, поэтому надо выйти на работодателя и поторговаться, посмотреть. Но это реально та востребованная профессия, те востребованные профессии, которые есть.

Про государство. Много делается, и движение целое, уже скоро 10 лет отметим, в 2012 году движение WorldSkills впервые появилось в нашей стране, которое было как раз и направлено на то, чтобы связать рынок труда, мотивировать юных еще ребят, которые учатся в школе, с точки зрения junior skills, потом вот протянуть через всю систему подготовки в колледжах, сейчас в вузах эта система стремительно развивается. Вот в РГСУ, ннапример, по 20 компетенциям в вузе, у нас есть свой колледж, конечно, там больше компетенций, но и в вузе 20 компетенций, где WorldSkills активно развивается. Вот это как раз и связка.

Оксана Галькевич: Наталья Борисовна, а вот все-таки, смотрите, нам пишут люди: «Мечтают об одном, а будут курьерами или продавцами». Ну или, допустим, мечтают стать айтишниками, но не смогут поступить или не найдут работы, переквалифицируются. Насколько вот эти «хотят» и «могут» пересекаются? То есть спрос, хотят дети, и рынок предложений на рынке образования, образовательных услуг. Насколько это пересекается?

Петр Кузнецов: Где самые по-прежнему популярные профессии водитель, охранник и продавец, около 20% рынка труда занимают, где диплом не нужен даже.

Наталья Починок: Ну, все верно, да, где диплом не нужен, но туда и не нужно смотреть ребятам. Во-первых, нужно, конечно же, правильно выбрать учебное заведение, где учиться. И очень часто получается так, что вот обещают много, а дают мало. Ведь связка на самом деле образовательной организации и рынка труда должна быть настолько четкой, не просто так ты приходишь куда-то учиться, не знаю, в колледж, в вуз, и ты пробыл там какое-то время, вот тебе диплом и иди трудоустраивайся.

То есть важно, и сейчас эти связки начинают работать настолько четко, потому что государство уже некоторое время назад поставило в качестве ключевых показателей эффективности деятельности образовательных организаций трудоустройство выпускников. Оно должно быть не менее чем 70% по специальности, представьте, какой высокий показатель, за 70% обучающихся вуз или колледж просто головой отвечает, и эта цифра должна быть и больше, и больше, приближаться к 100%.

Но, первое, надо, конечно же, начинать профориентацию и рассказывать о профессиях, когда ребенок в школе, не когда в 11 классе, потому что он должен своей сделать выбор в 8-м, в 9 классе. И например, в городе Москве вот эта работа выстроена через систему технопарков детских, через систему различных классов профильных, которые организуются в школах, где вузы конкретно приходят в школы и читают лекции по профильным предметам, по гуманитарным, по медицинским, по IT, по инженерным и так далее. И соответственно, выстраивается четкое понимание.

С одной стороны, школьные учителя, конечно, не могут рассказать обо всем многообразии по профессиям, а могут вузы или могут работодатели конкретные, которые являются партнерами вот этих технопарков или программ. И ребенок уже в 8–9 классе, ну мы очень стараемся и предпринимаем все усилия, чтобы он, конечно же, не летал в космосе, если он, конечно, хочет быть профессиональным космонавтом, мы должны создать условия, но все-таки должен попробовать руками, может быть, разные профессии, посетить мастер-классы, что-то там, не знаю, сконструировать, какую-то IT-программу даже в юном возрасте написать, это все возможно, чтобы уже...

Оксана Галькевич: Понятно, насколько ему это нравится, насколько он хочет заниматься этим не 5 лет, не 10 лет и даже не 30... Сколько ты в журналистике?

Петр Кузнецов: Да-да-да, потому что...

Наталья Починок: Нет-нет, подождите-подождите, на самом деле сейчас цикл очень обновляется. Если раньше мы выбирали профессию и думали, что мы всю жизнь будем в ней работать, то цикл обновления сейчас 3–5 лет.

Оксана Галькевич: Некоторые до сих пор так думают, вы знаете, Наталья Борисовна.

Наталья Починок: Это зря, это зря.

Петр Кузнецов: Давайте узнаем, что думают наши телезрители. Петербург на связи, оттуда Александр с вопросом, репликой или историей.

Оксана Галькевич: Кстати, вот Александр нам звонит, друзья, вы можете, как Александр, тоже нам позвонить и написать. Расскажите, кем вы хотели быть, например, в школе и кем вы стали, о своих разочарованиях или, наоборот, новых «очарованностях», скажем так, в профессиональной жизни.

Петр Кузнецов: Да, или вы рады, что счастливый случай такой, так вот все сложилось и вы в результате стали другим, добились успехов вместе с ним, каких-то существенных доходов.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Александр, здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Спасибо, что вы поднимаете эту тему.

У меня жизнь сложилась очень счастливо, потому что я всю жизнь занимался своим делом, какое я мечтал с детства, то я и достиг.

Оксана Галькевич: Так.

Петр Кузнецов: Заинтриговали. А теперь – что же это?

Зритель: Я, так сказать, стал серьезным инженером, проработал на «Байконуре» 25 лет, но с детства я мечтал попасть туда, даже не зная, что это такое, поэтому свою жизнь я выстраивал именно так. И получал образование уже сознательно с ориентиром на эту работу, и благодарен жизни. Потом я пошел по общественной стезе, но дело не в этом.

Дело в том, что у нас не отработана государственная программа профессиональной ориентации детей и учащихся. У нас школа, к сожалению, не стала, вот я поддерживаю Починок, она молодец, не стала тем центром с 8–9 класса, где бы детей ориентировали на какую-то профессию согласно их желаниям. И у нас сегодня регионы этим не занимаются. Москва молодцы, они, так сказать, разнообразие, но пока школа не станет центром вот такой обязательной профориентации с привлечением, так сказать, и трудовых коллективов, производственных, и научных, и так далее, и так далее, дети сами по себе в кружковой, такой внеклассной работе мало что получат, понимаете, особенно на периферии. Вот у нас в Петербурге тоже выстраивается такая система, но она, к сожалению, очень медленно выстраивается.

Поэтому вот я вспоминаю свое детство, я повторяю, я хотел стать и сознательно стремился в это именно место, понимаете, не зная даже его. И вот сегодня готовятся юбилейные даты, и со многими людьми, которые занимались пуском Юрия Алексеевича, я был знаком, потому что я 20 лет был одним из руководителей космодрома «Байконур». Я знаком с тем полковником, который лейтенантом нажимал, так сказать, и включил, как говорят, «ключ на старт», вот моя жизнь как сложилась, понимаете?

Оксана Галькевич: Слушайте, Александр, очень интересно, спасибо. Самое главное, вы знаете...

Петр Кузнецов: С наступающим вас.

Оксана Галькевич: С наступающим вас праздником, да. Очень интересно, как вот человек выстроил, да, свою дорогу к своей мечте, он просто хотел...

Петр Кузнецов: Как ракета.

Оксана Галькевич: Да. Но он зашел не по прямой, так скажем, пришлось кое-где сделать определенный поворот.

Давайте посмотрим, что нам пишут наши зрители. Вот, например, Тюменская область нам пишет: «А у нас внук работает электриком и вполне доволен». «Один путь – в блогеры», – пишет Калининградская область. Вы знаете, смех смехом, а российские блогеры опередили газеты и журналы...

Петр Кузнецов: По поводу блогеров у меня к Светлане Игоревне вопрос. Вот сейчас нам позвонил разработчик, инженер, я где-то видел в процессе подготовки мысль чью-то, что, если раньше абитуриенты мечтали найти работу, сейчас они мечтают ее изобрести. То есть речь идет о творческом подходе, то, чему ни один вуз, ни одна учебная программа, на каком бы уровне школы она ни была, не научит, мыслить нестандартно, когда программа уже от стандартизации уходит к персонализации. Есть ли в этом проблема? Тогда как нам перестраиваться к современному поколению, их видению?

Светлана Симоненко: Вы знаете, я все-таки отвечу так на этот вопрос. На самом деле звучит просто, но за этим стоит очень много слоев. Во-первых, если посмотреть на тот мир профессий, который существует сейчас и будет существовать еще очень долго, то там далеко не все профессии творческие. Более того, могу сказать, что очень большое количество профессий не творческие. Если мы возьмем какое-то крупное предприятие сталелитейное или даже там какое-то производство автомобилей, производство электронной техники, если мы говорим по пути высокотехнологичных каких-то профессий, там всегда есть достаточно четкий технологический процесс. В этом процессе творчество противопоказано, потому что все должно быть выверено очень-очень аккуратно, любое отступление грозит в лучшем случае...

Петр Кузнецов: Та же медицина, да?

Светлана Симоненко: Конечно, конечно.

Петр Кузнецов: Классическое образование, как бы его ни критиковали, оно все равно будет оправдано и востребовано в этих отраслях.

Светлана Симоненко: Вы знаете, я очень люблю такую поговорку, что есть три уровня мастерства. Первый уровень дилетанта, когда человек что-то делает, нарушает правила, просто их не зная, он такой мастер от сохи, как говорится. Есть второй уровень профессионала, профессионал знает правила и им следует. А следующий уже уровень – это уровень мастера: мастер знает правила и нарушает их сознательно, когда понимает, что это можно сделать. Поэтому вот этот путь, понимаете, изучения...

Оксана Галькевич: Так рождаются импровизации, кстати, когда ты знаешь, как это работает...

Светлана Симоненко: Конечно, да, импровизируешь, понимая, как правильно.

Оксана Галькевич: Джаз.

Светлана Симоненко: Так что это вот, говоря об образовании, знаете, молодежь просто... Мы проводим очень много исследований, проводим их на протяжении уже 20 лет. Вот сейчас достаточно модная тема говорить, что вот сейчас молодежь какая-то не такая, поколение X, поколение Y. Я могу сказать через призму тех исследований, которые мы проводим, что в любом совершенно поколении и 10 лет назад, и 20 лет назад, молодое, вот это подростковое поколение всегда отличалось от людей, которые старше 27 лет. Вот к 30 годам меняется психология людей и, соответственно, меняется их потребности, их запросы к работе. В более молодом возрасте ребятам всегда, в любое время, это не веяние прямо сегодняшнего момента, хочется больше свободы, хочется немножко бунтарства, это связано просто с особенностями созревания, потому что так созревает мозг, лобные доли и вот эта морально-волевая сфера. К 25 годам она уже формируется...

Оксана Галькевич: Попробуй выгони из дома к 25 годам.

Светлана Симоненко: Ха-ха-ха, да, а в 16 все хотят сбежать, понимаете, потому что хочется свободы, да, вот так меняется. Поэтому надо к этому относиться философски. Но в этом есть и другая важная деталь. Мы недавно проводили исследование о том, какие ключевые мотиваторы людей, которые уже работающие, то есть люди, вполне осознанно выбирающие профессию.

Оксана Галькевич: Так.

Светлана Симоненко: И вот там среди топовых мотиваторов отнюдь не деньги, а вот как раз возможность себя реализовать и возможность научиться чему-то и получить результат своего труда – вот это три топовых мотиватора, которые обгоняют деньги значительно. И более того, возможность видеть результаты своего труда и возможность чему-то учиться – это абсолютно хитовые мотиваторы, которые сохраняются для людей абсолютно всех поколений, даже пенсионного возраста, это самое важное. И осознание приходит постепенно, то есть мы видим там некую, конечно, специфику...

Петр Кузнецов: Чем старше, тем... ?

Светлана Симоненко: Ну, чем старше, тем там немножко идет затухание, конечно.

Петр Кузнецов: А.

Светлана Симоненко: Но все равно если, скажем так, просканировать все мотиваторы человека в целом, в среднем на выборку, а у нас выборки больше 10 тысяч людей в разных профессиях и разных возрастов, мы видим, что эта тенденция сохраняется.

Наталья Починок: А если все-таки спуститься на землю, сейчас вот время, когда большинство, ну все родители, все дети 9–11 классов сидят возле наших экранов многие и смотрят, а куда пойти, какой шаг сделать. Для 9 классов остаться ли дальше в 10 классе или поступить в колледж и все-таки быстрее получить профессию, уже вырваться на свободу или нет, но точно уже доход получить...

Петр Кузнецов: Или хотя бы потому, что придет страшный ЕГЭ...

Наталья Починок: ...свой, свою копеечку, это важно для многих ребят, быть самостоятельными, это очень важно.

Оксана Галькевич: Ну и от семейной ситуации тоже часто зависит.

Наталья Починок: Конечно. И 11 класс – что делать, потому что все-таки вот этот шаг, куда пойти учиться, на кого, плохо ли быть экономистом, а на самом деле в экономике, в огромной сфере, опять же тот же и туризм, и гостеприимство, которые являются ну правда флагманом ближайшего роста и востребованности кадров...

Оксана Галькевич: Так как сориентироваться вот в этом массиве информации? Как сделать правильный выбор, не просто экономистом, а... ?

Наталья Починок: Мое мнение какое? Сейчас верно совершенно не ждать 10–11 классов, там, где действительно есть желание и готовность все-таки получить профессию и ее, скажем так, освоить, идти смело в колледжи. Колледжи реально сейчас крутые, оснащенные, классные. Во многих университетах есть колледжи, которые являются в том числе не только там, где ты освоишь профессию, но и если ты хочешь дальше учиться, пожалуйста, учись, дальше высшее образование. Если ты выбираешь, например, если у тебя нет возможности, например, учиться в медицинском колледже, чтобы потом выбрать профессию врача и дальше пойти учиться на доктора, а это хороший путь, сейчас многие медики, например, поступают в медицинские колледжи, осваивают и, соответственно, дальше двигаются.

Оксана Галькевич: Но там сложная такая профессия... Мы сейчас об этом тоже поговорим обязательно и покажем колледжи. У нас несколько звонков скопилось в очереди, наши зрители хотят высказаться. Первой будет Ния из Карелии. Ния, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Расскажите, как вы выбирали профессию, о вашей мотивации, о вашей переоценке, как раз то, о чем говорила Светлана Игоревна, может быть.

Зритель: Честно, я как бы вообще в профессию шла, безумно я хотела, потому что я жила медициной, мне нравилось. Но я могу сказать, что сейчас я уже больше 7 лет в профессии, если меня сейчас спросит кто-то, поступать или не поступать, я, наверное, скажу больше нет. Потому что, к сожалению, даже та же пандемия показала, насколько у нас люди, отношение к медикам полное... И это, знаете, многие скажут, я не про финансы сейчас, а именно про человечность, потому что столько негатива... Начиная в поликлиниках даже, вы можете сейчас прийти в любую поликлинику, вы увидите очереди, вы увидите, какое отношение у людей. Это элементарно ко всему медперсоналу.

Не нужны деньги, нет элементарного уважения и человеческого отношения к медикам, поэтому это настолько все опущено... Потому что даже возьмите элементарно ту же Европу, как у нас очень часто любят сравнивать, с Европой. В Европе пациент не пришел на прием, ну так извините, да, он должен потратить штраф, это неуважение. У нас люди могут не то что не прийти на прием, еще, извините, избить и кучу...

Петр Кузнецов: Простите, Ния, а вы когда шли в профессию, что называется, вы не подразумевали наличия такого отношения к медикам в нашей стране?

Зритель: Настолько, что изнутри настолько все плохо, нет, не ожидала.

Петр Кузнецов: Для этого нужно было...

Наталья Починок: Мне кажется, что это не совсем так.

Петр Кузнецов: Простите, еще один не совсем корректно, но тем не менее, просто Светлана Игоревна как раз обозначала эту важную возрастную категорию – сколько вам сейчас лет?

Зритель: 28.

Петр Кузнецов: Вы как раз говорили о...

Светлана Симоненко: Да, о том, что это переходный момент.

Петр Кузнецов: ...пороге в 30 лет.

Оксана Галькевич: Спасибо большое, Ния, за вашу историю.

Петр Кузнецов: Спасибо большое.

Оксана Галькевич: У нас еще одна есть история от нашей зрительницы Татьяны из Саратова, давайте ее выслушаем тоже. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Я хотела сказать, что вот у меня внук, мы ему посоветовали идти учиться на повара-кондитера. Он пошел, ему понравилось, он так отучился 3 года, заканчивает в этом году, колледж. Но вся беда в том, что вот при обучении ребятам надо практику проходить, своих цехов хороших как таковых у них нет, и вот они их на улицу: «Идите и ищите, где вам пройти практику, и несите справочку, что вы ее прошли». Куда бы они ни пришли, детишки, ну дети они еще, их это, швыряют. Или вот там при магазинах есть...

Наталья Починок: Хочется спросить, что это за колледж, очень странно.

Зритель: ...кулинар, наемный работник, доску чистить за так, только чтобы...

Петр Кузнецов: А колледж вы можете нам назвать?

Наталья Починок: Просто вот как это бывает.

Оксана Галькевич: Татьяна слышит вас, да.

Зритель: Господи, я даже и не назову номер этого училища, в котором учится. Да это постоянная практика.

Оксана Галькевич: Спасибо большое, Татьяна.

Светлана Симоненко: Ну, это много где, это не уникальная ситуация.

Оксана Галькевич: Вы знаете, это ситуация, которая говорит о том, как положение дел в Москве, в центральных регионах отличается от того, что у нас происходит в других городах. Но вы правы, Наталья Борисовна, что действительно очень много все-таки в последнее время уже не таких вот этих вот, как мы раньше говорили, ПТУ – это что-то такое страшное, такое неинтересное...

Петр Кузнецов: Нет-нет, сейчас уже это совсем другое.

Оксана Галькевич: Да, колледжи, как это сейчас выглядит, давайте посмотрим наш сюжет...

Петр Кузнецов: Тем более когда падает общий уровень вуза, а на этом фоне резко подтягиваются как раз колледжи и профтехучилища.

Оксана Галькевич: Думаешь, это связанные какие-то истории?

Петр Кузнецов: Давайте посмотрим...

Наталья Починок: Уровень несильно падает, но, наоборот, фокус государственного внимания как раз на развитие именно системы колледжей.

Светлана Симоненко: Профессионального образования.

Наталья Починок: Оборудование, создание лабораторий...

Петр Кузнецов: Но тем не менее все-таки в одной связке как-то их рассматривают, и вузы, и колледжи, в плане подтягивания общего уровня.

Давайте на примерах Бийска, Чебоксар и Краснодара посмотрим.

СЮЖЕТ

Оксана Галькевич: Ну действительно классные колледжи.

Вот смотрите, мы еще графику вам покажем о том, как менялась численность студентов в вузах и в колледжах по годам. В 2017 году в вузах больше 1 миллиона человек, в 2020 году уже меньше миллиона, причем существенно меньше, а колледжи, наоборот, там численность растет. Это все исключительно, уважаемые эксперты, потому, что градус внимания государственного сместился в эту сферу?

Светлана Симоненко: Я считаю, что да, отчасти это действительно так. Во-вторых, ну что греха таить, людям нужны деньги, они стараются побыстрее поставить своих птенцов, своих детей на ноги, чтобы они могли начать зарабатывать. Но еще один очень важный момент, который мне здесь хочется отметить, что по тем исследованиям, которые проводились многочисленные и в России, и за рубежом, успех человека в будущем на самом деле определяется не тем местом, куда он поступил в начале. То есть очень важно, чтобы совпали именно внутренние желания ребенка и та профессия, которую он выбирает. То есть вот эта мода, эти акценты информационные, которые дети считывают из интернета, а там очень разная информация, они на самом деле достаточно проходящие. И вот как говорила телезрительница, что, когда она хотела стать врачом, она не подразумевала, что это не просто лечение людей, но это и общение с ними.

Оксана Галькевич: Исключительно романтические были представления.

Светлана Симоненко: Да.

Оксана Галькевич: Но так ведь, наверное, и должно быть, когда тебе 16–17 лет, когда ты заканчиваешь школу, разве нет? А что мы должны знать, о том, что у меня, я не знаю, люди будут кричать от боли, о том, что это грязная работа? Как вообще это понять? Как это все... ?

Петр Кузнецов: Давайте это разберем на примере Светланы из Самары, потому что, насколько мы понимаем, Светлана, вы как раз с детьми уже в плане профориентации как-то поработали и выяснили, кем они хотят стать. Да, верно мы понимаем, Светлана?

Зритель: Да-да-да.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Светлана.

Петр Кузнецов: Дальше вот продолжайте, пожалуйста.

Зритель: Я хочу сказать, что я уже давно на пенсии, и хочу сказать, что в нашем государстве... Вы вот показали примеры колледжей, но это если бы я у вас не увидела в эфире, я бы даже не знала, что сейчас это существует. Когда я в свое время поступала, то родители говорили, что так как я с Краснодарского края, с обыкновенного хутора, мне родители говорили, что нечего здесь, это самое, грязь мести. Ну ладно, хорошо.

Когда я, значит, уже столкнулась, кем должны стать дети, я начала штудировать, как найти ту организацию, которая проведет исследование, проведет тесты, и у нас такая в Самаре оказалась. И действительно, знаете, когда мы прошли тестовую программу с сыном, они сказали, что он технарь. Когда прошла с дочерью и сказали, что она творческая, хотя мы хотели, чтобы она поступала в медицинский... И вы знаете, это все совпало. Но это должно совпадать не тогда, когда родители начинают бегать, а должно совпадать с того момента, как ребенок пошел в школу.

Оксана Галькевич: Да, Светлана, большое спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Оксана Галькевич: К сожалению, это не всегда совпадает. Очень коротко...

Наталья Починок: И надо очень аккуратно с тестами. На самом деле главное... Конечно, тесты надо посмотреть, но главное – это желание ребенка, это очень важно, потому что если ребенок мечтал быть врачом, потом какой-то тест «чудесный» показал, что он творческий человек, так пусть он будет врачом замечательным творческим и получает удовольствие.

Петр Кузнецов: Наталья Починок, Светлана Симоненко – наши сегодняшние эксперты, уважаемые гости.

Оксана Галькевич: И наш зритель из Забайкалья: «Надо мечтать, а то ни счастья, ни денег».

Петр Кузнецов: Эту тему в вечернем «ОТРажении» продолжим, если не успели высказаться, подключайтесь. Мы скоро продолжим дневное.

Оксана Галькевич: Спасибо всем, кто принимал участие.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Евгения Ивановская
Я зарегистрировалась
Как помочь ребёнку выбрать вуз или колледж и найти своё призвание