Статус: самозанятый

Гости
Людмила Иванова-Швец
доцент кафедры ТПП «Развитие Человеческого капитала» РЭУ им. Г.В. Плеханова
Арсений Беленький
эксперт рабочей группы «Качество повседневной жизни» ОНФ

Иван Князев: Ну а сейчас все серьезно. Каково это – быть самозанятым? Эксперимент, который начался в 2019 году, привлек достаточно много людей. В конце марта число зарегистрированных самозанятых в России достигло 2 миллионов (в конце марта уже этого года). Ежедневно этот статус получают более 5 тысяч россиян.

При этом у 85% ранее не было официальных доходов от предпринимательской деятельности, а у 40% вообще не было официальных доходов за год никаких до постановки на учет. Всего же с момента запуска эксперимента его участники зарегистрировали доходы на 327 миллиардов рублей и уплатили налоги на 8 миллиардов.

Тамара Шорникова: 60% самозанятых в России – мужчины. Чаще всего они работают сантехниками, мастерами по ремонту и обслуживанию автомобилей, грузчиками, таксистами и электриками. Самозанятые россиянки – это мастера по маникюру, косметологи, парикмахеры, логопеды и няни.

Иван Князев: Но все ли так гладко со статусом самозанятого? Некоторых из них жалуются на проблемы в судах. Бывает, там считают, что это форма ухода от налогов и принимают решения не в пользу самозанятого.

Вот давайте несколько примеров посмотрим. Вот у нас есть один пример. Житель Нижнего Новгорода два года назад зарегистрировался как самозанятый. Теперь из-за этого статуса ему отказывают в банковских услугах. Алексей Лысенков – водитель такси. Все его доходы и налоги на них – прозрачные и заносятся в специальное приложение. Для работы он взял в кредит в автомобиль за 900 тысяч рублей под 16% годовых. Когда выплаты стали непосильными, начал искать программы рефинансирования. Оставил заявки в нескольких банках, собрал нужные документы, но нигде в анкетах нет даже графы для самозанятых.

Алексей Лысенков, самозанятый: «Я не ИП, не наемный работник. Я самозанятый». И на этом страшном слове заканчивается весь разговор. Говорят: «Извините, мы вам денег дать не можем». Они приняли мои справки как наемного работника, они говорят: «Это нас все устраивает. Но на тот момент, когда вы были самозанятым, мы рассматривать не будем. Поэтому ваш доход не соответствует возможности вас рефинансировать».

Тамара Шорникова: Как наемный работник Алексей до этого трудился недолго, поэтому его прежней зарплаты без учета самозанятости не хватило для получения нужной суммы, 500–700 тысяч рублей.

Иван Князев: Поговорим сейчас об этом с Людмилой Ивановой-Швец, кандидатом экономических наук, доцентом кафедры Торгово-промышленной палаты России «Развитие человеческого капитала». Здравствуйте, Людмила Николаевна.

Людмила Иванова-Швец: Добрый день.

Иван Князев: Я так понимаю, что все-таки эксперимент в целом… Точнее, хотел спросить у вас: как вы в целом его оцениваете? И какие все-таки недостатки еще до сих пор есть, и их нужно устранять, чтобы не было вот таких проблем у людей?

Людмила Иванова-Швец: В целом, конечно, очень положительный эксперимент. Мы наблюдаем, что, действительно, когда этот проект начался в 2019 году, участвовало в этом четыре региона только. Сейчас участвуют 23 региона.

И надо отметить, что достаточно высокая активность. Мы видели как раз численность зарегистрированных самозанятых. Это очень положительный пример. Это говорит о том, что наши граждане готовы трудиться, готовы официально регистрироваться. Потому что все время считалось, что наши граждане стараются как можно активнее уйти от налогообложения. Но тем не менее мы видим достаточно высокую активность. Это очень положительный момент.

Но то, что эта система пока недоработана… Здесь очень много нюансов, на которые стоит обращать внимание. И пока, конечно, обращения в суды единичные, но мне кажется, что даже единичные такие случаи Правительству и Минюсту стоит очень динамично рассматривать, для того чтобы не отпугнуть остальных идти по этому пути. Вот это самое важное.

Иван Князев: Ну а какие примеры вы можете привести? Вот мы привели пример: человек не может рефинансировать кредит свой. Ну, его не признают, грубо говоря, как участника экономической деятельности, потому что и справки особо не принесешь. Хотя в приложении, по-моему, есть такая функция: если ты нажмешь, то там твои доходы покажет.

Людмила Иванова-Швец: Дело в том, что пока нет юридического статуса «самозанятый». Есть налог на профессиональный доход, регистрация, но нет юридического статуса. Наверное, с этого надо начинать.

Потом, есть такой пример – арбитражные суды, которые, как правило, рассматривают экономические вопросы. Самозанятый, поскольку нет юридического понимания, не может решать свои экономические вопросы через арбитражный суд. Вот это самая большая проблема, на мой взгляд, которую нужно решать. Нужно юридически это закреплять.

Нужно, конечно, помимо того, что… С одной стороны, сейчас этот статус дает больше, скажем, такой правильности поведения в обществе со стороны самозанятого, но в то же время никаких особых преференций для самозанятых нет. Нет, есть преференции, конечно. Это простота регистрации, минимальные налоги. Все это замечательно. Но с точки зрения каких-то таких бонусов для самозанятых – их пока не существует.

Во-первых, нет отчислений в социальные фонды. И в этом плане самозанятый вообще никак не защищен. Может быть, стоит рассмотреть с этой точки зрения какой-то механизм. Если самозанятый сам не отчисляет в Пенсионный фонд, например, то он может рассчитывать только на социальную пенсию, которая наступает через пять лет после начала обычной пенсии по возрасту. Все-таки он трудится, он платит налоги.

Может быть, здесь тоже нужно разрабатывать какой-то механизм. Если самозанятый сам отчисляет в Пенсионный фонд, то пенсию ему платить не как социальную, а как по старости. Может быть, такой вопрос рассмотреть.

Дальше. Вот эти проблемы, конечно, с банками, которые решаются иногда достаточно сложно и не в пользу самозанятых. Это тоже достаточно серьезная проблема, потому что, поскольку нет (опять же возвращаемся) юридического статуса, самозанятые, которые обращаются в банк за рефинансированием, за кредитом, за тем, что у него идут… Как взаимодействовать, например, с юридическими лицами через банки? Здесь тоже могут быть нюансы. И здесь тоже нужно, конечно, разрабатывать такой механизм, чтобы это не усложняло деятельность самозанятых.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем телефонный звонок, как раз дозвонился к нам, мы так понимаем, тот, кто самозанятым уже зарегистрировался. Владимир из Кирова. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Немножко неточная информация. Я действительно самозанятый, но у меня позиция: я не буду и не хочу регистрироваться. Почему? Попробую объяснить.

Я, как и большинство старшего поколения, не очень доверяю нашему государству. Одна из тем, которая меня затронула, – это пенсионная реформа. Буквально две секунды скажу об этом.

Тамара Шорникова: Да, давайте.

Зритель: Я служил, а потом 18 лет работал на гражданке. Пошел в Пенсионный фонд, мне сказали, что 5 500. И разговора о том, что: «Покажите свою зарплату – «белую», хорошую, красивую», – я понимаю, что у меня пенсия будет восемь, потому что мне добавили пять лет. Я первый, кому добавили пять лет, ну и кто младше. Поэтому я понимаю, что государство… В Кировской области минималка – 8,5 тысячи. И то, что я буду работать или не будут работать, уже на пенсию никак не влияет.

Теперь по поводу, почему я не хочу регистрироваться самозанятым. Одна из причин – государство, как с Пенсионным фондом, у нас меняет правила игры. Другой пример: предприниматель из Новосибирска занимался 20 лет назад… Помните, была поговорка: «Заплати налоги – и спи спокойно»?

Тамара Шорникова: Так?

Зритель: Для меня это пример. Он говорит: «Вот сейчас я встал на ноги так крепко, что я могу платить все налоги спокойно и не думать, спокойно спать».

Иван Князев: Так почему регистрироваться не хотите?

Зритель: Я объясняю – почему. Он говорит: «Я сейчас могу все свое показать, а правила игры государство поменяет. И я обратно в свою «нору» залезть не смогу». Вот по этой причине. Сейчас нас выманивают на самозанятых, да? А потом наступает какой-то отсчет – и правила игры поменялись.

Тамара Шорникова: Недоверие. Владимир, только коротко: а вы чем занимаетесь?

Зритель: Я занимаюсь сантехникой, можно сказать, что полупрофессионально.

Иван Князев: То есть вы кому-то устанавливаете сантехнику?

Зритель: Черновая отделка, электрика, сантехника.

Тамара Шорникова: И сколько получается зарабатывать?

Зритель: Зарабатывать? Ну, для налоговой скажу: в пределах 45. При том, что Кировская область считается…

Тамара Шорникова: Владимир, Кировская область большая, фамилии вашей никто не знает, можете не как для налоговой сказать.

Иван Князев: Да.

Зритель: Я понял. Так я объясняю, что средняя зарплата по Кирову, по моим ощущениям, – это примерно 25. Официальная статистика дает 35. Я получаю 45–50.

Тамара Шорникова: Да, все понятно, спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам, Владимир.

Тамара Шорникова: Людмила Николаевна, как переубедить людей, которые действительно многое повидали в жизни? И дефолты, и пенсии исчезали, и так далее, и налоговая система, и пенсионная менялись. Как их убедить в том, что эти правила игры надолго? Что может сделать государство?

Людмила Иванова-Швец: Это, наверное, самый сложный вопрос, на который до конца ответить, наверное, никто не сможет, потому что реально мы живем в таких условиях перемен. Сейчас, может быть, и больше стабильности, но тем не менее, конечно, правила игры резко. Менялась, действительно (то, что говорит зритель), и пенсионная реформа, и налоговая. Но здесь только доверие государству.

Иван Князев: А может, все-таки бонусами? Людмила Николаевна, я сейчас Владимира слушал и пытался как бы понять, а что действительно может его сподвигнуть взять и установить это приложение «Мой налог», зарегистрироваться и так далее. Проверка какая-либо его, наверное, вряд ли найдет. Он оказывает услуги, скорее всего, частным лицам и тому подобное. Доход получает. То есть это фактически его собственное желание ввести вот эту сумму – 40 тысяч рублей – в этом приложении, нажать на кнопку, заплатить налог, и все. Других методов воздействия на него нет. То есть человек должен просто добровольно захотеть это сделать.

Тамара Шорникова: Какие бонусы?

Людмила Иванова-Швец: Это социальная ответственность, это социальная ответственность граждан.

Иван Князев: И все?

Людмила Иванова-Швец: Другого бонуса нет. Но здесь, мне кажется, может быть, региональные власти какие-то бонусы могут придумать. Я не знаю, даже из области фантастики не фантастики. Например, те, кто бывал в некоторых европейских странах, видели, что на некоторых зданиях муниципальных есть табличка: «Это здание построено на налоги граждан».

Иван Князев: Ну, это опять же вопрос…

Тамара Шорникова: Потешить самолюбие, да?

Иван Князев: Да, потешить самолюбие.

Тамара Шорникова: А вот чтобы в кармане прибавилось?

Иван Князев: А, например, ты пошел, справку предоставил – и кредит тебе дали.

Тамара Шорникова: Льготный.

Иван Князев: Льготы какие-нибудь. Человек сам решил честно работать. Это же похвально.

Людмила Иванова-Швец: Да, это было бы, конечно, совсем неплохо. Это могут быть, конечно, и кредиты, и какие-то выплаты, возврат. Хотя там и есть возврат, но все равно он не такой большой. Во всяком случае, конечно, какая-то экономическая заинтересованность должна быть. Учитывая, что все равно там не такие большие суммы, которые можно зарабатывать, не такие большие суммы возврата, но они тоже могут быть неким бонусом.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Людмила Иванова-Швец: Здесь все очень непросто, потому что это прежде всего наша социальная и гражданская позиция.

Тамара Шорникова: Спасибо. Людмила Иванова-Швец, кандидат экономических наук, доцент базовой кафедры Торгово-промышленной палаты «Развитие человеческого капитала».

Послушаем телефонный звонок – Андрей, Екатеринбург. Слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Здравствуйте.

Зритель: Вот до меня таксист выступал, мужчина, тоже стал самозанятым. Я являюсь самозанятым уже больше полугода. Скажу вам честно: то, что говорят о 4% и 6% – все это вранье. Я работаю в «Яндекс.Такси». Получается такая интересная штука. В «Моем налоге» отображается почему-то полная сумма. Допустим, берем и округляем. Сумма заказа – 500 рублей. Вычет «Яндекса» – 17%. Но почему-то в «Моем налоге» не отображается сумма с вычетом, а отображается именно 500 рублей. Итого, мы получаем, если это юрлицо, мы получаем не 17%, а плюс 6% – 23% налога я плачу. Понимаете? Ну, это уже, я считаю, неправильно.

Я думал: о, классно! В результате, больше полугода отработав самозанятым, «Яндекс» урезает баллы – соответственно, заказы идут вшивые, по 100 рублей, по 140. Раньше у меня был приоритет +16, а сейчас +7. Были заказы по 500, по 560, реально. Можно было платить налог. А сейчас просто, знаете, на хлеб с маслом хватает, и все.

Иван Князев: Андрей, понимаете, может быть, это зависит действительно от вашего места работы. У вас там какая-то странная схема. Я просто сейчас открыл свое приложение в своем телефоне. У меня как работали эти 4%, так и работают. Кстати, надо заплатить 500 рублей налога. Может, от вида действительности зависит?

Зритель: Я вам объясняю, смотрите. Нет, я еще раз объясняю. Берем сумму заказа – 500 рублей. «Яндекс» вычел свою комиссию. Но в «Мой налог» пришла сумма не с вычетом комиссии «Яндекса». Допустим, должно получиться…

Иван Князев: Ну понятно, да, вам полная сумма пришла.

Тамара Шорникова: Поняли вас.

Зритель: Пришла сумма – 500 рублей.

Иван Князев: Андрей, мы поняли.

Зритель: И с нее я плачу еще 6%. Итого, 17% и 6% – 23%.

Иван Князев: Понятно, Андрей. Спасибо, спасибо вам большое, мы поняли вас.

Тамара Шорникова: За разъяснение спасибо.

Поговорим с Арсением Беленьким, экспертом рабочей группы «Качество повседневной жизни» Общероссийского народного фронта. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Арсений Сергеевич.

Арсений Беленький: Здравствуйте, приветствую вас.

Иван Князев: Дополните. Какие еще необходимо сделать действия, чтобы упростить жизнь самозанятым? В частности, и работа с приложением, и эти все истории с судами, и юридический статус самозанятого. Что еще там не хватает, чтобы граждане активнее работали?

Арсений Беленький: Коллеги, режим молодой. Мы видим, что по многим вопросам еще нужно дорегулировать его. С проблемами сталкиваются и таксисты в чем-то, и кулинары, и маленькие фермеры, фермерские хозяйства, у которых нет своих работников, и они могли бы выступать как самозанятые. Сейчас Правительство этим занимается. Мы сами проанализировали (Общероссийский народный фронт) судебную практику и написали соответствующее обращение Белоусову с теми вопросами, которые у самозанятых возникли в судах.

Про то, что можно сделать, и то, что мы видим, что происходит. Например, с таксистами ситуация точно улучшается. Например, «Яндекс» сейчас запустил эксперимент по некоему социальному контракту, социальному пакету, который получает самозанятый водитель, который у них работает в «Яндекс.Такси». Там есть возможность на больничный уйти, получить еще какие-то льготы, в том числе медицинское обслуживание. И коммерческие компании начинают под этот режим адаптироваться, с ним знакомиться.

Очень много вопросов. Мы на нашей площадке в Общероссийском народном фронте встречались с Рострудом по поводу трудовых споров, тех случаев, когда компании пытаются оптимизировать свое налогообложение, переведя своих штатных сотрудников на самозанятость. Это недопустимо. Тогда люди теряют социальные гарантии. Это неправильно.

Но есть противоположная тенденция. Например, риелторы, многие из них нигде не трудоустроены, и сейчас они зарегистрировались как самозанятые, платят налоги. У них появилась возможность получать кредиты, подтверждать свой доход легальный, в том числе…

Тамара Шорникова: А каким образом, Арсений Сергеевич? Вот нам пишут как раз про кредиты, SMS приходят: «Не дают кредит, потому что ты никто».

Арсений Беленький: Нет, сейчас ситуация улучшилась благодаря справке о вашем доходе. Вы не можете принести справку, что вы где-то работаете, но одновременно вы как ИП, как индивидуальный предприниматель, как человек, получающий доход, можете подтвердить легальные свои доходы.

Иван Князев: Просто я так понимаю… Я прошу прощения, что перебиваю, Арсений Сергеевич. Просто каждый банк как-то индивидуально подходит. Один смотрит, сколько у тебя доходов было за последние полгода, насколько они стабильные: ты каждый месяц по 60 тысяч получаешь или в этом месяце ты получил, а в другом не получил. То есть они сейчас, видимо, просто как-то каждый отдельно смотрит?

Арсений Беленький: Я так понимаю, да. Устоявшейся практики нет, поэтому, действительно, в разных банках ситуации разные. Есть банки, которые ориентированы на самозанятых. Наверное, для рекламы не буду их называть, можно информацию в Интернете найти. Я буквально два дня назад в одном из таких банков был. Там вполне льготные и вменяемые условия для самозанятых. Такие банки есть.

Тамара Шорникова: И еще один телефонный звонок давайте вместе послушаем – Николай, Волгоград.

Иван Князев: Здравствуйте, Николай.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем.

Зритель: Вот смотрите. Я когда-то жил в Коми, занимался кооперативом, делали мягкую мебель. Первый год нам сделали один налог. Потом я приподнялся, встал на ноги – и мне как влупили налог по самое-самое, что я не смог. Мне пришлось сократить показатели и уменьшить тот же самый налог. Вот таким макаром.

Сейчас я, допустим, нигде не работаю, но самозанятым я бы не рискнул пойти, потому что сейчас не успеешь что-то сделать – уже сзади по спине налоговая инспекция хлопает и говорит: «Нет, ребята, сначала нам налог дайте, а потом уже крутитесь как хотите». Поэтому я думаю, что немногие рискнут. Это кто не знает, кто не варился в этой каше – тот, может быть, и не соображает. Но вот когда я был, я посмотрел… Ну, буквально полгода – и мне такой налог дали, нереальный!

Иван Князев: Ну понятно.

Тамара Шорникова: Тоже речь о недоверии.

Иван Князев: Об изменчивости правил.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Арсений Беленький: Я могу прокомментировать эту историю.

Тамара Шорникова: Давайте.

Арсений Беленький: У самозанятых нет обязательной части налогообложения, в отличие от индивидуального предпринимателя, который каждый год минимум порядка 30 тысяч должен заплатить государству, вне зависимости от того, ведет ли он свою деятельность или нет. У самозанятых это все зависит только от оборота, который вы показываете налоговой. И они не могут поднять вам налоги или начислить заранее какой-то объем налогов, чтобы вы заплатили до своих каких-то действий.

Учитывая всю простоту обращения с самозанятыми и одновременно отключение, если вы прекратили свою деятельность как самозанятый, я думаю, что… Я прямо вижу. К нам множество людей приходят. Я знаю множество своих знакомых, которые регистрируются как самозанятые. И спать становится спокойнее, и справки появляются. И самое важное – вы можете заключать договора с юридическими лицами.

Сейчас многие репетиторы, которые работают онлайн, через платформы, они зарегистрировались как самозанятые, чтобы иметь возможность заключить договор, который подтверждает в том числе их отношения с агрегатором, с какими-то компаниями, которые мы сегодня уже называли. И людям намного комфортнее и проще, чем «на понятиях» пытаться как-то договориться, без гарантий.

Иван Князев: Спасибо вам.

Арсений Беленький: Самозанятость – это гарантии.

Иван Князев: Спасибо. Арсений Беленький, эксперт рабочей группы «Качество повседневной жизни» Общероссийского народного фронта. Говорили мы о самозанятых, о том, удобно ли работать так или нет.

Тамара Шорникова: О плюсах и минусах. И это были темы дневного выпуска программы «ОТРажение».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)