Страховку вкладов в банках поднимут до 10 млн рублей

Страховку вкладов в банках поднимут до 10 млн рублей
Сергей Жаворонков: Закупки госкомпаний никак не регламентированы - они могут тратить, сколько угодно
Максим Едрышов: Сейчас в автошколах фактически учат сдавать экзамен, а не ездить
Налоги-2019. Сколько раз мы платим за одно и то же?
Мнимые и реальные бедные. Экономисты выяснили, у кого в России - самые низкие доходы
Герой нашего времени, кто он? Человек, честно выполняющий свою работу (за скромную зарплату)
Дискриминация по профессиональному признаку. Учителям в разных регионах хотят уравнять зарплату
Разговор с Дмитрием Медведевым: нацпроекты, бедность, здравоохранение, образование, допинг
Гузель Улумбекова: Самое важное – все средства должны пойти на физическое привлечение и закрепление врачей и медперсонала
Ирина Абанкина: Осовременивание профессий самими колледжами сыграло очень большую роль в пропаганде человека труда
Как справиться с бедностью. Из разговора с Дмитрием Медведевым
Гости
Игорь Костиков
председатель «Финпотребсоюза»
Алексей Коренев
аналитик Группы компаний «ФИНАМ»

Ольга Арсланова: 10 миллионов рублей – если у вас они есть и вы готовы положить их в банк, то спать можете сейчас немного спокойнее.

Петр Кузнецов: Страховку вкладов для граждан поднимут именно до этой упомянутой суммы. Идею поддержало уже Правительство.

Ольга Арсланова: Сейчас размер возмещения по вкладам в одном банке составляет 1 миллион 400 тысяч рублей. Но если поднять планку, то вырастет и уровень доверия к банкам. По крайней мере, так считают законодатели.

Петр Кузнецов: О да!

Ольга Арсланова: Но сейчас, как говорится, пойдут важные уточнения, важная информация мелким шрифтом. 10 миллионов можно будет получить обратно только в ряде случае. Вот они все. Например, если это деньги, полученные по наследству. Если это сумма от продажи жилья или земли. Также при возмещении вреда, причиненного жизнью, здоровью или личному имуществу. Ну или если это социальные выплаты и пособия. На 10 миллионов? Видимо, бывают и такие.

Петр Кузнецов: В общем, ограничений много – примерно как и при использовании материнского капитала. Можно, но…

Ольга Арсланова: И это еще не все. Важный нюанс! Эти средства должны лежать в кредитном учреждении не более трех месяцев.

Петр Кузнецов: Да ты что?

Ольга Арсланова: Так в чем же тогда смысл? И многие ли смогут воспользоваться такой страховкой? Сейчас узнаем.

Петр Кузнецов: С помощью наших экспертов. Давайте поприветствуем сначала Алексея Коренева – это аналитик группы компаний «Финам». Алексей Львович, добрый день.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Алексей Коренев: Здравствуйте, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Скажите, пожалуйста, для начала – откуда будут брать банки деньги на такую страховку?

Алексей Коренев: Ну, страховку-то выплачивает не банк, страховку выплачивает Агентство по страхованию вкладов, поэтому это его задача. В данном случае идет речь как раз о банках, испытывающих трудности, то есть попавших под лишение лицензии либо разорившихся, которые не в состоянии выплатить эти деньги. А выплаты будет осуществлять Агентство по страхованию вкладов. Это его задачи, его обязанности.

Петр Кузнецов: А насколько сегодня банки заинтересованы вообще в росте вкладов? Что происходит со ставками по депозитам в связи с ростом спроса (мы знаем, что он есть) на потребительские кредиты?

Ольга Арсланова: Да, тут просто есть ощущение, что в банке пытаются еще больше денег привлечь и вызвать доверие.

Петр Кузнецов: Им же нужно как-то ликвидностью запасаться, чтобы выдать больше кредитов.

Алексей Коренев: Банки очень заинтересованы в депозитах, потому что для них это собственно ресурсная база. Депозиты сейчас не пользуются высокой популярностью из-за того, что доходность по вкладам там сейчас низкая. В среднем она сейчас составляет чуть больше 6%. Это практически рекордно низкий уровень. И, вероятнее всего, он будет опускаться, пусть и невысокими темпами, дальше.

Для банков вклады, конечно, очень важны. И удержать вкладчиков любой ценой в банке – это одна из задач. Поэтому меры по увеличению размеров страхования вкладов, по крайней мере, они политически выглядит правильно. И для банков, скажем так, это хороший аргумент, чтобы клиенты к ним шли.

Ольга Арсланова: Понятно.

Алексей Коренев: На самом деле данная мера рассчитана не на очень большое количество пользователей, потому что речь идет именно о форс-мажорных ситуациях, которые могут оставить людей без средств к существованию.

Ольга Арсланова: А вы можете описать какую-то такую ситуацию (чтобы мы понимали о чем идет речь), которая может коснуться среднестатистического россиянина, конечно, у которого вдруг откуда-то взялись 10 миллионов?

Алексей Коренев: Вот вы меняете место жительства, у вас продажа непрямая – вы продали одну квартиру, получили за нее деньги на счет в банке и должны купить следующую квартиру. И до того, как вы успели рассчитаться за покупку новой квартиры, банк рухнул. Почему, кстати, речь идет о трех месяцах?

Петр Кузнецов: Да-да-да.

Алексей Коренев: За три месяца вроде бы должны успеть купить новую квартиру. В этот момент банк рухнул, и вы остались без единственного жилья. Ситуация катастрофическая, потому что вообще по закону даже в случае каких-то судебных разбирательств человека не имеют права лишить единственного жилья. А здесь в силу внешних обстоятельств он лишается средств на покупку нового жилья и, по сути, становится бомжом.

И как раз перечисленные меры (там еще социальные выплаты, там получение наследства и так далее), как раз они способны настолько повлиять на материальное положение вкладчика, что выбьют его, в общем-то, на другой социальный уровень либо вообще оставят на улице.

Петр Кузнецов: Но опять-таки в масштабах нашей большой страны это какая-то совсем маленькая категория тех, кто этой штукой заинтересуется.

Ольга Арсланова: Алексей Львович, смотрите. Я правильно понимаю, что страховые взносы в том числе банки делают? И, вероятно, они повысятся после введения этих правил. Они могут ударить по самым мелким, по каким-то мелким или средним банкам в российских регионах. И это очень выгодно банковским гигантам.

Алексей Коренев: Начнем с того, что банки не так много, как кажется, отчисляют в Агентство по страхованию вкладов. Это не критические суммы. Это раз.

Два. Я не думаю, что в ближайшее время будут повышены взносы, по одной простой причине: объемы выплат по подобным форс-мажорным ситуациям ничтожно малы по сравнению с объемами выплат обычным пострадавшим вкладчикам, когда у банка отзывается лицензия и так далее. Мы помним, как пару лет назад несколько крупнейших банков рухнули одновременно. Вот тогда нагрузка на Агентство по страхованию вкладов была колоссальная, они действительно выплачивали очень много. Выплаты же по подобным ситуациям, когда это продажа квартиры, наследство и так далее, – это достаточно редкий случай.

То есть эти меры призваны защитить подобных вкладчиков. Причем, я говорю, это вынужденные вкладчики. Это когда деньги проходили через банк и в этот момент исчезли. Они небольшие. Поэтому я не думаю, что в ближайшее время, по крайней мере, будет стоять вопрос об увеличении отчислений в Агентство по страхованию вкладов. Я не думаю, что банки серьезно пострадают.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо. Алексей Коренев был в нашем эфире.

А мы приветствуем сейчас в нашем эфире Игоря Костикова, председателя «Финпотребсоюза». Игорь Владимирович, здравствуйте.

Игорь Костиков: Добрый день.

Ольга Арсланова: Мы сейчас говорили ом, что банки, возможно, не пострадают. А пострадают ли вкладчики? Насколько вырастет стоимость кредитных продуктов? Потому что деньги же откуда-то надо брать.

Игорь Костиков: Я на самом деле думаю, что не вырастет. В целом, безусловно, собственно эта мера – она, конечно, интересная, но она интересная в первую очередь тем, что она пытается сказать населению о том, что у нас банковская система надежная, ее не нужно опасаться. Потому что в целом ряде стран, насколько мне известно, есть страхование всей суммы вкладов, то есть там нет ограничений на суммы. В ряде стран есть ограничения. То есть в разных странах разный к этому подход.

И то, что сделано сейчас и, в общем-то, достаточно быстро проведено – это связано с тем, что и Центральный банк, и Правительство хотят населению сказать: «Ребята, доверяйте банковской системе».

Петр Кузнецов: Доверие это убили в 90-е, так считается, так говорят, я бы сказал. То есть репутация сейчас в принципе, которая, казалось бы, подмочена была надолго, она восстанавливается, ее пытаются выправить?

Игорь Костиков: Ну естественно. Я бы не сказал, что это только в 90-е. У нас были всякие истории и с валютными вкладами, и с отъемом жилья. Все у нас было, и совсем недавно.

То есть на самом деле, конечно, вопрос доверия на финансовом рынке стоит очень остро. Сейчас проводится оценка, тот же Центральный банк дает оценку доверия населению к финансовому рынку. Оно скорее падает, чем растет. И эта мера предназначена для того, чтобы восстановить атмосферу доверия. Она этому служит, безусловно. Я считаю, что эта мера важная. Она показывает, что, в принципе, наконец государство берет на себя ответственность в форме АСВ за те деньги, которые банки привлекли у населения.

Петр Кузнецов: Вкладчик при выборе банка для вклада на что прежде всего обращает внимание? «Государственный» равно «надежный»?

Игорь Костиков: Ну, на сегодняшний день в связи с этими изменениями… У нас же 1 миллион 400 тысяч. Это очень много, в общем-то, я считаю. А когда мы говорим о 10 миллионах, то мы говорим о том, что, в общем-то, смысл в том, что нет разницы между государственным и частным банком. То есть на сегодняшний день государство говорит: «Все банки хороши, и всем надо доверять».

Ольга Арсланова: Если у вас вклад примерно такого размера. Игорь Владимирович, а насколько сегодня высоки риски отзыва лицензии у банков, работающих в России в целом?

Игорь Костиков: Ну, они все время понижаются. Собственно говоря, и Центральный банк об этом нам говорит. В общем-то, основная часть расчистки «плохих» банков уже произошла, осталась мелочевка. Собственно говоря, мы не думаем, что будут какие-то серьезные и большие банкротства крупных банков, где пострадают вкладчики. Это вряд ли будет.

Ольга Арсланова: То есть вот эта новая мера по защите 10 миллионов рублей может вычистить оставшихся неблагонадежных?

Игорь Костиков: Ну, я не думаю, что она повлияет на банки. Нет, я бы этого не говорил. Я просто могу сказать следующее. Безусловно, это главная мера, когда государство озаботилось доверием к нашей финансовой системе, потому что оно невысокое. Собственно этот шаг носит больше, так сказать, пропагандистский, декларативный характер, он важный: «Ребята, не бойтесь финансовой системы, доверяйте нашим банкам».

Петр Кузнецов: Игорь Владимирович, позвольте напоследок общий вопрос. Как вам кажется, что еще сейчас нужно застраховать на государственном уровне? Что нуждается?

Игорь Костиков: Я думаю, что на самом деле у нас есть все-таки проблема справедливости в финансах, она не решена. И Центральному банку, и Правительству нужно озаботиться тем, каким образом обеспечить справедливость. Вы можете посмотреть отчеты. Скажем, если вы посмотрите разницу между ставками депозитными и кредитными для населения, то возникают вопросы. И конечно, необходимо все-таки раскрывать, как они формируются. Нужно, чтобы население понимало, почему такая разница. И должна ли быть такая разница?

Ольга Арсланова: Спасибо вам за комментарий.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Игорь Костиков, председатель «Финпотребсоюза», был в нашем эфире.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски