Стрельба в школе Казани. Погибли дети

Гости
Михаил Игнатов
оперативный сотрудник РУОП МВД России по г. Москве в 1995-2004 гг.
Дмитрий Курдесов
руководитель общественного движения «За безопасность»
Александр Чернов
корреспондент ОТР (г. Казань)

Иван Князев: Ну а прямо сейчас мы возвращаемся в Казань, где сегодня была стрельба. Есть разные данные. Все-таки один человек открыл стрельбу или их было двое. Школа №175. Прямо сейчас на месте событий находится наш корреспондент, Александр Чернов. Он выходит на прямую связь со студией и расскажет самые последние подробности этого ЧП. Александр, здравствуйте.

Александр Чернов: Здравствуйте. Ну вот, за моей спиной сейчас находится та самая 175-я гимназия, в которой сегодня… Предположительно в которой сегодня в 9:30 утра вошли двое молодых людей. Они были одеты в черное, и на входе они сразу привлекли к себе внимание, и их не хотела пускать…

Иван Князев: Охрана?

Александр Чернов: Охрана, да, то есть был представитель охраны и был уборщик, то есть это первые люди, которые оказали сопротивление. И они же первые получили пули от двух молодых людей. Далее они пошли уже по коридорам школы и примерно около десяти часов утра местные жители уже, вот в ближайших домах, они начали слышать выстрелы. Школьники тоже услышали вот эти выстрелы, и в панике начали выбрасываться, выпрыгивать из окон. И первое время даже была информация, что двое детей погибли из-за того, что выпрыгнули из окон третьего этажа.

Первого преступника сразу удалось подъехавшим оперативным службам поймать, его взяли живым. Оказалось то, что это 19-летний выпускник этой же самой гимназии. Он закончил ее четыре года назад, и сейчас он учится в техникуме. Он сейчас доставлен в отделение, и с ним сейчас ведутся переговоры. А второй преступник забаррикадировался на четвертом этаже, его по последней информации удалось ликвидировать. И, по-моему, ему повезло меньше, он…

Иван Князев: Не выжил, да, его ликвидировали спецслужбы. Но опять же, давайте уточним, да.

Тамара Шорникова: Александр, информация о втором человеке – это информация с места событий от работающих оперативных служб? Потому что сейчас пресс-служба Рустама Минниханова и национальный антитеррористический комитет… В их заявлениях говорится об одном нападавшем.

Александр Чернов: Я не могу, к сожалению, никак прокомментировать, потому что одного нападавшего взяли живым, а второго ликвидировали, это…

Иван Князев: Александр, но вот нам прямо сейчас буквально подсказывают наши редакторы, что все-таки официально был один человек.

Что с пострадавшими детьми, которых мы видели кадры, когда их пожарные лестницы, с помощью пожарных лестниц их доставали с третьего этажа. Вот вы сказали, что некоторые выпрыгивали. В каком они сейчас состоянии, какая с ними работа ведется, куда они доставлены?

Александр Чернов: По последним данным жертвами стрельбы стали четыре мальчика и три девочки. 16 человек – они находятся в больнице, у них ранения различной степени тяжести. И здание сейчас полностью оцеплено. В Казани введен режим антитеррористической угрозы, и сейчас даже, когда вот мы ехали на вот это место происшествия, было видно, что из школ, из детских садов, из учебных заведений выводят школьников. А в социальных сетях многие родители в том числе писали, что они сами решили забрать своих детей.

И вот еще очень важный момент. Во время захвата террориста, как все-таки назвал этого преступника президент Татарстана, в школе был произведен взрыв. Есть видео изнутри школы, и там выбиты двери, выбиты окна. И есть даже версия – то, что взрыв был не один. По поводу оружия преступников тоже есть разная информация. Скорее всего, это был пистолет, потому что жители ближайших домов, вот нам даже сейчас рассказали, что слышали не разряд очереди, а были единичные выстрелы.

Информация, конечно, о погибших тоже разная. Уже в первые часы писали о том, что погибли 13 человек, затем писали, что погибли 9 человек. Министерство образования Татарстана после того, как первый случай гибели ребенка был уже официально подтвержден службами, заявили то, что погибших вообще нет среди несовершеннолетних. И также сейчас за моей спиной продолжают прибывать экипажи скорой помощи.

Иван Князев: Александр, вот такой момент. Я просто вижу, за вашей спиной стоят люди. Вот просто насколько большое оцепление вокруг школы? Кто вот эти люди, которые сейчас стоят за вашей спиной? Это родители? Пытались ли они там прорваться вытащить своих детей? Кто с ними работает сейчас? Все ли родители нашли своих детей?

Александр Чернов: Насколько я знаю, такой информации сейчас тоже нет. Есть штаб, куда периодически подходят родители и родственники детей, которые учились в этой школе. Но, насколько мне известно, по-моему, сейчас все дети уже находятся в безопасности. Но я еще раз хочу сказать то, что информация постоянно меняется.

И также вот сейчас появилась информация, что задержанный преступник сказал, что он также заминировал свою квартиру. В квартире находится у него мама. И спустя буквально 40 минут спустя захвата школы в его квартире раздался взрыв.

Тамара Шорникова: Александр, удалось ли вам пообщаться с родителями, со школьниками с разрешения родителей, с очевидцами, есть ли какая-то информация о том, как велась эта расправа, была ли она молчаливой, или это было какое-то высказывание? Есть версии, что нападавший таким образом сводил счеты с конкретными там преподавателями и работниками школы? Есть ли какая-то информация об этом?

Александр Чернов: Родители никаких комментариев по понятным причинам не дают, к детям не допускают. Сейчас дети, повторюсь, размещены в двух ближайших детских садиках. Там им оказывают психологическую помощь и оказывают медицинскую помощь, потому что есть эти 20 человек, которые оказались в больнице. Все-таки дети спешно покидали школу, и многие из них получили какие-то травмы, пока они выбегали из школы. А родители пока ничего не говорят.

Есть, конечно, информация… Я повторюсь, что вот этот 19-летний парень, он четыре года назад сам закончил эту школу и сотрудница школы сейчас сказала то, что у него были проблемы с учительским составом, его здесь очень хорошо запомнили, даже…

Тамара Шорникова: А что вы имеете в виду «запомнили»? Какие-то выходки были с его стороны?

Александр Чернов: Я конкретно сейчас не могу сказать, какие выходки были с его стороны, но он отличился негативными моментами, то есть у него были какие-то скандалы и конфликты с учителями, и вызывали родителей в школу. И также сейчас появилась информация о том, что буквально за полчаса до того, как вот этот молодой человек пришел в школу с оружием, которое, кстати, как оказалось, было официально на него зарегистрировано, он создал группу в Телеграмм, где написал о том, что собирается сделать, и назвал людей, которые учатся в этой школе, биомусором.

Иван Князев: Да, хорошо, Александр, спасибо вам большое. На прямой связи сейчас с нашей студией был наш корреспондент Александр Чернов.

Тамара Шорникова: Он продолжает работу на месте событий. Подробности, вся последняя информация будет в следующих выпусках в новостях и в вечернем выпуске программы «ОТРажение». Мы продолжаем сейчас обсуждать эту тему, вот несколько новостей.

«Самолет МЧС с медработниками и психологами на борту вылетит в Казань для оказания помощи пострадавшим при стрельбе в школе», - сообщил Дмитрий Песков. Путин также поручил оказать содействие и обеспечить всю необходимую медпомощь пострадавшим.

Иван Князев: А также президент Владимир Путин поручил срочно проработать ужесточение правил оборота гражданского оружия в нашей стране. В том числе об этом сейчас поговорим с нашим следующим экспертом. Также президент выразил соболезнования родственникам погибших в результате этой трагедии.

Тамара Шорникова: Дмитрий Курдесов, руководитель общественного движения «За безопасность» выходит с нами на связь. Здравствуйте, Дмитрий Валерьевич.

Иван Князев: Здравствуйте.

Дмитрий Курдесов: Здравствуйте.

Иван Князев: Дмитрий Валерьевич, смотрите, вот эти два заявления: с одной стороны, то, что все-таки оружие преступнику было выдано официально, оно было зарегистрировано официально, об этом сообщает президент Татарстана Рустам Минниханов, а, с другой стороны, была информация, в том числе от нашего корреспондента, то, что он уже даже в Телеграмме создал какой-то свой канал, где людей назвал биомусором, где сказал, что пойдет сейчас убивать, что он Бог и т.д. И вот заявление президента на фоне всего этого, что нужно ужесточить правила оборота гражданского оружия. Действительно ли сейчас так легко получить в руки 19-летнему человеку оружие? Который при этом делает такие заявления.

Дмитрий Курдесов: Не то, чтобы совсем легко. Не то, чтобы совсем легко 19-летнему человеку получить в руки оружие. Конечно, ему нужно пройти определенное обучение, конечно же, нужно пройти медицинское освидетельствование и прочее. Пройдя вот эти этапы да, 19-летний человек может получить, если он занимается охотой, может получить охотничий билет и может получить гладкоствольное оружие.

Мы, в свою очередь, выносили предложение о том, чтобы возраст на получение был 20-25 лет. Но я думаю, что нужно, конечно, ужесточать, и ужесточать в плане выдачи оружия. Чтобы все-таки опыт предыдущих времен, там советских времен, он положительно сказывался, когда человек, который хочет заниматься охотой, хочет приобрести ружье, он сначала год ходил как ученик охотника.

В данном случае, если мы говорим о том, что это оружие не принадлежало им, а какому-то третьему лицу, и, соответственно, это попадает уже по 224 статью Уголовного кодекса – небрежное хранение и отношение, небрежное хранение оружия и боеприпасов, то я бы здесь рекомендовал, и мы сами будем выступать с инициативой ужесточить наказания. Здесь на сегодняшний день мы знаем, что за небрежное хранение – это год, а если повлекло тяжкие последствия, то два года. Мы бы рекомендовали ужесточить именно три и пять лет.

Тамара Шорникова: Дмитрий Валерьевич, пока информация тоже из официальных источников, пресс-служба Минниханова – 28 апреля получил лицензию на использование этого оружия. Сам стрелок, тот человек, которого сейчас таким образом идентифицируют. Что касается психологической экспертизы, она сейчас что в себя включает? Это прохождение каких-то стандартных тестов, например? Включает ли такая экспертиза сейчас, в современном мире, исследование тех же соцсетей? Мы понимаем, что это сейчас огромная площадка, и если бы, например, сотрудники или кто-то, кто выдавал разрешение…

Иван Князев: Ну да, смотрел, какие он там паблики посещает хотя бы.

Тамара Шорникова: Прошерстили, например, то, какие паблики посещает человек, какие высказывания он делает, может быть, заявка была бы отклонена?

Дмитрий Курдесов: Вы знаете, здесь понятно, что такой массовости, когда идут много-много заявок на приобретение оружия, и проследить социальные сети каждого, тем более, что если человек при заявлении, написании заявления на приобретение оружия закроет свои социальные сети, на это просто не хватит времени – всех проконтролировать.

Я думаю, что здесь нужно единую систему сделать. Во-первых, в моем понимании 19-летний подросток, который, не знаю там, не служит в армии, иметь оружие… Зачем ему оружие дома? Если он хочет быть, еще раз повторю, охотником – это одно. Но тогда за него должен нести охотничий коллектив какую-то ответственность. А так, в моем понимании, что все-таки лет в 25 оружие выдавать гладкоствольное – это будет более правильно, чем нежели в 19.

Тамара Шорникова: Дмитрий Валерьевич, и вот еще сейчас информация. Пока это коллеги, это, что называется, собственные источники и т.д. В казанской школе, где произошла стрельба, отсутствовала охрана. Там была установлена только тревожная кнопка. Возможно ли это? Может ли сейчас школа функционировать без охраны? Кто там точно должен быть? Как охрана должна обеспечиваться?

Дмитрий Курдесов: На сегодняшний день, в принципе, во всех образовательных учреждениях посредством тендеров выбирается частное охранное предприятие, которое и впоследствии обеспечивает физическую охрану и контроль над пропускной… Почему именно в этой школе, именно в этот день или вообще нет охраны, я думаю, это следствие будет уже разбираться и задавать эти вопросы.

Что говорить… То, что касается организации самой охраны, - это проходит через тендеры. Но, к сожалению, в моем понимании тендеры должны осуществляться не так, что кто дешевле дал, тот туда и встал, иначе мы получаем то, что получаем. Те же бабушки и дедушки, они просто переходят работать в охранное предприятие, получают лицензию и также, за те же копейки и стоят, потому что охранное предприятие выиграло за очень маленькие деньги. Вот когда немножко поменяется структура, когда будут 80% иметь не цена, а именно опыт организации подобного рода охранных объектов, тогда и будет более качественная охрана. Поэтому на сегодняшний день как есть, так есть. Я здесь считаю, что нужно менять отношение к тендерам по охране учебных заведений в корне.

Тамара Шорникова: Да, вот информацию об отсутствии охраны подтверждает, собственно, он источник – глава комитета Госдумы по информационной политике Александр Хинштейн. «Была установлена только тревожная кнопка, именно поэтому первыми на место прибыли сотрудники вневедомственной охраны Росгвардии», - написал он в Телеграмм.

Иван Князев: Ну, а если вот поговорить об этой схеме охраны наших школ, мне кажется, после событий в Беслане. Вот тогда уже этим серьезно занялись. Сейчас как она, в принципе, может выглядеть? Сколько там человек должно быть на входе? Я не знаю, должны ли они быть вооружены или нет? Потому что сейчас даже, если понаблюдаешь, можно зайти в любую школу, в принципе, особенно если у тебя есть какое-то оружие, фактически беспрепятственно.

Дмитрий Курдесов: Ну, вы знаете, здесь нахождение хотя бы одного сотрудника охраны в форме на…

Иван Князев: Восстанавливаем связь пока с Дмитрием Курдесовым, сейчас у нас есть телефонный звонок. Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Сергей, Краснодарский край. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, это я говорю?

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Зритель: Я работаю охранником, я сам охраняю здание, где находятся люди. С оружием невозможно стоять. Оружие здесь никак не примешь. Ну, просто интересно, как зашел человек с оружием, почему не проверили его. Почему не проверили его, и он зашел с оружием туда. Это халатное… Директор школы виноват, считаю я, 100%. Почему не охраняется школа? Хоть какой-то охранник бы стоял, он мог задержать бы его, придержать, понимаете? Это, я считаю, халатное отношение директора школы.

Иван Князев: Да, хорошо, спасибо. Спасибо вам за ваше мнение. Дмитрий Валерьевич, вот действительно, кто должен отвечать за эти процессы? Только ли директор или этим должны руководить, отвечать за это какие-то силовые структуры? Сколько опять же, я повторю вопрос, должно быть охранников в нашей школе, чтобы не случалось подобного?

Дмитрий Курдесов: Безусловно, принятие решений об участии в тендере – это, я так понимаю, что РОНО принимает решение и, соответственно, сам директор школы, руководитель этого учебного заведения, о проведении тендера о государственной закупке. Поэтому почему в данном случае не было, либо тендер не проведен, либо вообще охраны не было, посчитали, что она там не нужна – это, еще раз повторяю, будут следствием… Я полностью согласен, что охранник должен быть на входе, потому что он является уже там психологически небольшим препятствием человеку, который хочет задумать что-то там плохое и пронести какое-то оружие. Возможно, скорее всего, он окажется от своих намерений. А почему не было охранника какого-нибудь хотя бы на входе, я думаю, это следствие будет разбираться.

Иван Князев: Дмитрий Валерьевич, смотрите, такой вопрос. А кто вообще оценивает степень безопасности того или иного объекта? В частности, речь о школе. Там один охранник. Может, их там десять нужно? Кто этим занимается, кто дает эту оценку? Вот сейчас у нас.

Дмитрий Курдесов: Техническое задание на сегодняшний день идет от самих школ, то есть при проведении тендера школа, как правило, подает техническое задание: «Вот нам нужно два охранника». Кто на сегодняшний день оценивает, кто дает такую правовую оценку безопасности, я, честно говоря, затрудняюсь ответить, потому что мы, когда участвуем в торгах, мы уже получаем готовое техническое задание. Поэтому здесь нужно вопрос задать, наверное, директорам школ.

Иван Князев: Да, хорошо.

Тамара Шорникова: Да, просто интересно, действительно есть ли какой-то регламент, нужное количество и проверяют ли это, условно, при приемке, при 1 сентября, в наличии или нет, укомплектованы ли какие-то посты. Будем разбираться.

Иван Князев: Да, и кто должен это проверять.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо. Дмитрий Курдесов, руководитель общественного движения «За безопасность» был с нами на связи.

Тамара Шорникова: И поговорим с еще одним экспертом. Михаил Игнатов, бывший оперативный сотрудник РУОП МВД России по г. Москве. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Михаил Вячеславович.

Михаил Игнатов: Здравствуйте.

Иван Князев: Михаил Вячеславович, вот сообщается о том, что была все-таки красная кнопка. Красная вот эта кнопка тревожная, она что из себя представляет? Кто первым приезжает действительно на вызов? Это вот кнопка, когда нажал – все, в школе какой-то теракт, нужно уже вызывать спецназ, или просто наряд полиции приезжает?

Тамара Шорникова: И как быстро должны реагировать?

Иван Князев: И как быстро, да.

Михаил Игнатов: Тревожная кнопка – это примерно то же самое, что у вас в квартире установлена охранная сигнализация. Если вы воспользовались ей, значит у вас сигнал тревоги подали на пульт вневедомственной охраны. Значит через 3-5, может, 7 минут прибудет наряд вневедомственной охраны, войск национальной гвардии. И уже на месте разбираются, что произошло, почему был подан сигнал тревоги. Но в данной ситуации все эти тревожные кнопки – это знаете, как сказать, формальность, формализм полнейший. Не поможет красная кнопка от человека, который пришел целенаправленно убивать людей.

Здесь один только единственный вариант остановить этого человека, и остановить этого человека может человек в форме и с оружием, одетый в бронежилет и имеющий спецсредства. По-другому там, знаете, таких людей не остановишь. Его уговорами невозможно останавливать, потому что он пришел с определенной целью, и вряд ли получится его чем-то уговорить, там красную кнопку нажать. Пока приедет наряд, он уже, к сожалению, уничтожит какое-то количество людей безоружных, которые ему не смогут оказать сопротивление. Вот что печально.

Тамара Шорникова: При этом странной выглядит система, мы буквально недавно общались с родственниками, и дедушка говорил, что он не может пройти в школу к внуку, потому что взрослых не пускают, там только дети и т.д., все серьезно. При этом молодой человек, который, по сути, для этой школы уже чужой, он четыре года назад выпустился из этой школы, проходит спокойно с оружием. Как так?

Михаил Игнатов: Вот в том-то и вопрос, что красная кнопка, какая бы она ни была красивая, она не остановит никого, понимаете? В том числе человека с оружием. Здесь должен быть охранник. Мы об этом уже не раз поднимали темы, уже были случаи, когда были такие же подобные ситуации в школах: это было и в Крыму, это было, на моей памяти, по-моему, и в Нижнем Новгороде. Ну, были, и в Москве в том числе. Правда, жертв количество было меньше, слава Богу. Здесь что-то совсем прямо зашкалило.

Так вот уже давно говорили и неоднократно говорили, что в государственные школы, государственное учреждение в школе должен защищать государственный орган специализированный, который называется войска национальной гвардии – вневедомственная охрана, как ее раньше называли. То есть нельзя поручать охрану наших детей каким-то сомнительным сотрудникам ЧОПа, которые выиграют тендер, не выиграют тендер, там, где это следствие проводится и т.д.

И что там за охранники будут сидеть? Там, конечно, оплата маленькая, да, небольшая оплата, к сожалению, идет за охрану школу и детских садов в том числе, кстати. Это самые уязвимые места для любого террориста, понимаете? Это дети. И чтобы выполнить все условия, пойдут на все, чтобы сохранить жизни детей. Поэтому охрана должна быть соответственной. Это мое личное мнение, меня никто в этом не переубедит.

И вот должны школу охранять именно сотрудники национальной гвардии, которые имеют официальное штатное оружие, официальные спецсредства, официальные бронежилеты, которые на них одеты. И они осуществляют уже пропускной режим. И у кого-то даже возникнет желание: «Я пойду там сейчас в отместку какого-то там своего преподавателя застрелю, который мне поставил какую-то плохую оценку, из-за которого я не поступил там в ВУЗ». И при этом еще и еще, кто окажется на пороге, тоже заберу с собой, потому что вряд ли потом я уже отсюда выйду живым. Так вот чтобы даже такой мысли не возникало – пойти в эту школу или в какое-то другое заведение общеобразовательное, должны охранять только бойцы национальной гвардии. Это вот мое мнение.

Тамара Шорникова: Да, чтобы была мысль, что ты, в общем-то, и зайти живым туда вряд ли сможешь, потому что у людей оружие и право на его использование.

Михаил Игнатов: Так его туда просто не пропустят. Вы правильно говорите, то есть ему окажут тут же сопротивление, потому что есть закон о полиции, закон о войсках национальной гвардии, который и предусматривает применение оружия на поражение в случае угрозы окружающим, угрозы жизни окружающих, понимаете? Если он увидел в руках оружие, после команды которого положить оружие и оставаться на месте, поднять руки вверх, он этого не выполнил, то боец национальной гвардии и сотрудник полиции имеет право открывать огонь на поражение.

А что ЧОП получит? А ЧОП сидит с чем он там? Максимум, что у него – это резиновая дубинка, и то, если ему ее дадут, понимаете? Что он, чем он может противостоять вооруженному преступнику? Да ничем. Пока приедут наряды Росгвардии, приедут наряды полиции, наряды СОБРа, спецназа я имею в виду, что мы увидим? Мы увидим раненых и убитых. Понимаете, опять будем бить по хвостам, как это говорится, идти по следу. А надо не идти по следу, а работать на опережение. Вот, что необходимо.

Кроме того, в данной ситуации, по моему мнению как оперативника, здесь проморгали, конечно, оперативники, которые обслуживают территорию, где проживали вот эти граждане, и они не получили упреждающую информацию о том, что такие-то лица, возможно, готовят такие-то…

Иван Князев: А что вы имеете в виду? Как они могли получить?

Михаил Игнатов: Такие-то мероприятия, да. Знаете, мы опять же возвращаемся к тому, что многие сейчас, особенно либеральной направленности, население говорит о том, что «вот, это все стукачи, это все вот какие-то отбросы общества, их надо презирать и т.д.» Так вот благодаря этим стукачам и пресекаются террористические акты, и пресекаются такие вот, подобные мероприятия, о которых мы сейчас говорим.

Тамара Шорникова: Михаил Вячеславович, да, вот сейчас есть информация о каких-то его очень резких, очень провокационных высказываниях в социальных сетях. Но ведь нередко бывает, когда задерживают человека, и оказывается, опрашивая потом соседей, что идеальный был, вежливый, со всеми здоровался, бабушек переводил через дорогу и т.д. А какие возможности и рычаги есть у оперативных сотрудников собирать такую информацию, упреждать такие происшествия?

Михаил Игнатов: Возможностей, поверьте, много. Во-первых, возможности работы с негласным аппаратом, то есть с агентурой. Он, понимаете, живет в обществе, он не живет… Он живет в социуме. И где-то он что-то с кем-то обсуждал, с кем-то он что-то где-то делился своими планами, с кем-то в соцсетях мог…

Тамара Шорникова: У нас у оперативников… Простите.

Михаил Игнатов: Поэтому где-то информация, она все равно скользила. Так вот искусство оперативников заключается в том, чтобы эта информация попала к нему.

Тамара Шорникова: Наверное, последнее. А есть ли у нас сейчас такое количество оперативных сотрудников и время на такую работу? Или они у нас появляются в домах только, если соседи вызвали, потому что там шумят за стенкой?

Иван Князев: У нас участковые как работают в этом плане?

Михаил Игнатов: Нет, когда соседи вызывают, они вызывают наряд полиции обычный, понимают? Приедут сотрудники патруля постовой службы. А оперативные сотрудники, такая возможность есть, они только этим и занимаются. Понимаете, они занимаются работой со спец аппаратом, они устанавливают лиц, которые совершили преступление или готовят совершение данных преступлений – вот это их основная работа. Понимаете, любого сотрудника уголовного розыска, тех же сотрудников в экономической безопасности и таже сотрудников антитеррористических центров. Это как раз их основная задача, за что они получают зарплату и чем они должны заниматься в своей оперативно-служебной деятельности.

Иван Князев: Да, хорошо, спасибо. Михаил Игнатов, бывший оперативный сотрудник РУОП МВД России по г. Москве был с нами на связи.

Последняя информация, да, по этой трагедии.

Тамара Шорникова: В школах Казани 12 мая отменили уроки, во всех учебных учреждениях региона проведут проверки.

Иван Князев: В Татарстане 12 мая будет объявлен траур. Госдума сегодня начала, в начале пленарного заседания почтила минутой молчания память погибших. Посольство Великобритании в Москве выразило соболезнования семьям погибших и пострадавших. «Детская республиканская клиническая больница Татарстана приняла 18 детей, 6 из них находятся в крайне тяжелом состоянии», - сообщили журналистам в пресс-службе регионального Минздрава.

Тамара Шорникова: Да, ну и коротко. СК – следственный комитет возбудил дело о массовом убийстве после стрельбы в школе №175. Там бывший ученик расстрелял учеников и сотрудников.

Иван Князев: И также глава Минздрава и Минпросвещения вылетели уже в Казань на самолете МЧС с медиками и психологами. Со всеми пострадавшими ведется, в том числе, и психологическая работа.

Мы переходим к другой теме.

Тамара Шорникова: За этой будем следить в течение дня.

Иван Князев: В течение всего дня.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)