Студенческий капитал: каждому поступившему в вуз предлагают начислять по 500 тысяч рублей

Студенческий капитал: каждому поступившему в вуз предлагают начислять по 500 тысяч рублей | Программы | ОТР

Когда и на что их дадут потратить?

2020-09-18T18:40:00+03:00
Студенческий капитал: каждому поступившему в вуз предлагают начислять по 500 тысяч рублей
Цена на хлеб. Всё дорожает. Где лекарства? Теме недели с Сергеем Лесковым. Школа уже не та. Капремонт. Трезвый Новый Год. Наши мужчины. Как найти работу
Россия ограничивает экспорт зерновых. Кто от этого выиграет: потребитель или производитель?
Почему выросли цены на продукты?
Сергей Лесков: Судьба Марадоны ставит вопрос: талантливых людей много, но почему некоторые остаются на этом уровне, а другие считаются гениями…
Российские лекарства: почему их почти нет?
Вот это мужчина! Какими себя видят россияне – обсудим итоги соцопроса
Нашли работу на бирже? Центры занятости хотят перепрофилировать в кадровые агентства
Реальные цифры: что с ценами?
Первого и второго – без спиртного? Надо ли запретить продажу алкоголя в начале января
Новостройки хотят освободить от взносов на капремонт. Это правильно?
Гости
Федот Тумусов
депутат Государственной Думы РФ
Олег Цапко
председатель Всероссийского студенческого союза
Константин Ордов
руководитель департамента корпоративных финансов и корпоративного управления Финансового университета при Правительстве РФ

Александр Денисов: Ну и к первой теме. «Справедливая Россия» предложила ввести аналог материнского капитала, только для студентов. Студенческий капитал – так его назвали. Поступил в вуз – получи 500 тысяч рублей на специальный счет. Если в профессиональный колледж – 250 тысяч.

Анастасия Сорокина: Но сразу же возникает вопрос: а как их можно потратить и когда? Предполагается, что эти деньги станут доступны после получения диплома. Можно их вложить как первоначальный взнос по ипотеке или же использовать как стартовый капитал в бизнесе.

Александр Денисов: И у нас на связи как раз автор этой инициативы из «Справедливой России» – Федот Семенович Тумусов, депутат Государственной Думы. Федот Семенович?

Анастасия Сорокина: Добрый вечер.

Александр Денисов: Да, здравствуйте.

Федот Тумусов: Добрый вечер.

Александр Денисов: Расскажите про вашу инициативу о студенческом капитале. Я посчитал. В этом году был 1 миллион студентов. То есть примерно, если не ошибся в математике, 500 миллиардов потребуется. Учитывая дефицитный бюджет в предстоящие годы, цифра не маленькая. По-моему, дефицит – 900 миллиардов. То есть денег-то уже нет, а тут такой расход!

Федот Тумусов: Законопроект о студенческом капитале мной разработан. Согласно порядку внесения законопроекта в Государственную Думу, он направлен в Правительство для дачи заключения. Сказать, что денег нет – это всегда…

Александр Денисов: Всегда можно сказать, не поздно, да-да-да.

Федот Тумусов: «Денег нет, вы там держитесь». На самом деле деньги в России есть, и они не только в бюджете. Вы знаете, что есть так называемая «подушка безопасности». Там два фонда, они по-разному называются. Эти деньги есть. И на самом деле эти деньги надо вкладывать в людей, в специалистов, в высококлассных специалистов.

Вот человек заканчивает учебу – и он остается один на один с рынком труда. И все они начинают искать работу в центральных городах, где находятся обычно вузы. А специалисты нужны по всей стране, в том числе и на Дальнем Востоке, и на Севере. А вот чтобы туда ехать, людям нужно оплачивать проезд, там обустраиваться с жильем и решать кучу других проблем.

Поэтому я считаю, что каждому, кто заканчивает институт или среднее специальное учебное заведение, должен быть открыт счет, на котором будет накапливаться студенческий капитал, который он может использовать по окончании учебного заведения. И он должен быть целевым – по образу и подобию материнского капитала. Он может использовать его на оплату проезда, на аренду жилья и, возможно, на создание своего дела, своего бизнеса. Больше ничего. Это дало бы огромный толчок для того, чтобы специалисты были простимулированы работать на бескрайних просторах нашей Родины.

Анастасия Сорокина: Федот Семенович, здесь хочется уточнить: эту денежную сумму могут получить только те, кто на дневной форме обучения, или же все студенты, которые получают высшее образование?

Федот Тумусов: В этом моем законопроекте конкретно не написано, но я предполагаю, что это должны быть очники, которые учатся очно.

Анастасия Сорокина: То есть они сначала могут, например, закончить какой-то колледж, получить 250 тысяч, а потом пойти в вуз и получить еще 500 тысяч?

Федот Тумусов: Общий порядок должен быть определен Правительством. Но в моем понимании такого не должно быть, такой студенческий капитал должен выплачиваться один раз в жизни. Человек может три образования получить – и три раза получить капитал? Ну, это нонсенс.

Александр Денисов: Федот Семенович, я объясню, почему Настя так полюбила складывать большие цифры. Она прикинула. Например, учитель будущий или медик, например, вот он получил «подъемные» – 500 тысяч рублей. Поехал и получил миллион по программе «Земский доктор» или «Земский учитель»…

Анастасия Сорокина: Материнский капитал.

Александр Денисов: Потом ребенок – материнский капитал. Вот и план тебе на жизнь готовый.

Федот Тумусов: Ну а почему бы и нет? Если человек решает и демографическую проблему, и проблему трудовых ресурсов, то он должен быть простимулирован.

Анастасия Сорокина: А на образование нельзя эти деньги потратить, только после его окончания?

Федот Тумусов: Да, я считаю, что это должно быть именно на трудоустройство, на начало своего дела.

Александр Денисов: А имеет значение – на платном обучении студент или на бесплатном, поступил на бюджетное место, или нет?

Федот Тумусов: Об этом тоже в законопроекте четко не написано, но предполагается, что платное и бесплатное, но только очное обучение. Я предполагаю, что это должно быть только очникам – вне зависимости от того, платит он или на бюджетной основе учится.

Александр Денисов: Федот Семенович, я смотрел, читал, как вы комментируете. Конечно, резонанс был большущий на вашу инициативу. И в одном из интервью вы упомянули, что в советские времена, в советские годы были некие «подъемные» для выпускников. Вот я не знаю. Расскажите, а что это за «подъемные» были?

Федот Тумусов: Любой человек, который учился в советское время и заканчивал институт, он помнит, когда его распределяли на работу, и по приезду на место работы по распределению ему давали «подъемные» в виде месячной заработной платы, две или три месячных зарплаты, оплачивался проезд и давали бесплатное жилье. Я имею в виду это. И считаю, что то, что я предложил – студенческий капитал – это, можно сказать, хорошо забыто старое.

Александр Денисов: И еще не могу не задать вам вопрос. Федот Семенович, если обратить внимание на инициативы, особенно социального направления, то в последнее время их очень много. И базовый доход предлагают ввести, причем на высоком уровне. Нет ощущения, что как-то… Ну к чему раздражать народ? Не все эти инициативы сбудутся. Вот к чему?

Федот Тумусов: Ну смотрите. Можно сказать, эти идеи откуда исходят? Мы же изменили Конституцию и сказали, что у нас страна – государство социальное. Значит, мы должны стремиться к тому, чтобы у нас государство было социальным. И мое предложение как раз в рамках этой идеи – идеи социального государства, нашей Российской Федерации.

Александр Денисов: Или нужно предлагать? Рано или поздно все равно примут. Говорили же про повышение налогов на богатых – и тут же воспринималось как просто риторика такая, знаете, успокоительная. Но ведь свершилось.

Федот Тумусов: Да. Я думаю, что мой законопроект в той или иной форме может быть принят, потому что… Вот вы сказали: «Миллион человек закончили. Всем давать или не всем?» Ну, тут Правительство должно исходить из целесообразности. Важна сама по себе идея, чтобы человек мог свободно перемещаться по нашей огромной стране и приносить пользу в любом уголке нашей страны. А для этого ему нужны средства для перемещения, для обустройства, для начала своего дела. Речь идет о студенческом капитале именно в этом направлении.

Анастасия Сорокина: Федот Семенович, есть вопросы у наших зрителей, дадим им слово. На связи Краснодарский край. Любовь, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Можно задавать вопрос?

Анастасия Сорокина: Можно. Говорите.

Зритель: Скажите, пожалуйста… Вот очень интересный вопрос, меня он затронул. Те студенты, которые учатся в коммерческих институтах, колледжах, они как-то будут относиться к этому проекту? Или они не попадают в него?

Александр Денисов: Спасибо за вопрос.

Федот Тумусов: Я считаю, что любой, кто учится на очной форме обучения, он должен попадать под этот проект. Но еще раз повторяю: в моем законопроекте записано, что порядок определения направлений, порядок определения квот… Кому это должно попасть – это должно определять Правительство Российской Федерации. Ну, мое мнение: они должны попадать, вне зависимости… Раз они аккредитованы и имеют лицензию на право выдачи диплома об образовании, то они должны участвовать в этом проекте.

Александр Денисов: Федот Семенович, не могу не спросить, интересно. Отзыв Минфина каков на ваше предложение? Или пока еще ничего нет? Потому что это ключевой игрок. По этому можно понять, реальная перспектива у предложения или нет.

Федот Тумусов: Я вам вначале говорил о том, что, согласно порядку внесения законопроектов, я его направил в Правительство на дачу согласия, вернее, на заключение. Естественно, Минфин там свое слово скажет, и другие министерства тоже дадут свои заключения.

Когда министр науки и высшего образования был у нас в Государственной Думе на «правительственном часе», господин Фальков, я ему устно задал этот вопрос. Он тоже ответил, что, в принципе, поддерживает эту идею, но надо, чтобы Правительство обсудило всесторонне и приняло взвешенное решение.

Александр Денисов: А когда ждать отзыва на ваш проект?

Федот Тумусов: Отзыв, согласно положению, в течение месяца должен быть оформлен.

Анастасия Сорокина: Будем ждать.

Александр Денисов: Ну что же, Федот Семенович, будем ждать с интересом. Подключайтесь, выходите в эфир. Расскажете, какова реакция Правительства. Любопытно!

Анастасия Сорокина: Спасибо. Это был Федот Семенович Тумусов, депутат Государственной Думы.

Наши корреспонденты задавали вопрос студентам в разных городах: как они сейчас живут, на какие деньги? Давайте посмотрим ответы и обсудим.

ОПРОС

Александр Денисов: Есть у него маленький бизнес. Интересно!

Анастасия Сорокина: Заинтриговал!

Александр Денисов: Да. А у нас на связи председатель Всероссийского студенческого союза Олег Цапко. Олег, добрый вечер.

Олег Цапко: Здравствуйте.

Александр Денисов: Играет у нас музыка.

Олег Цапко: Меня не слышно, да?

Александр Денисов: Вот сейчас хорошо, хорошо.

Олег, обсуждаем инициативу «Справедливой России» о так называемых «подъемных» для студентов – 500 тысяч после окончания, а для учащихся профессиональных колледжей – 250 тысяч. Мы посчитали, что на студентов (ну, в этом году миллион поступивших в вузы) потребовалось бы 500 миллиардов. Но, как нас заверил автор инициативы Федот Тумусов, деньги найдутся.

А сколько у нас воспитанников в колледжах? Вот сколько в этом году поступило в колледжи профессиональные? Посчитаем и эту статью расходов.

Олег Цапко: Ну, на самом деле так сходу вам не скажу. Я знаю, что у нас примерно студентов в стране около 6 миллионов человек. Это в целом – и колледжисты, и студенты высшего образования. Ну, где-то чуть больше миллиона в общей сложности у нас студентов и высшего образования, и СПО. Ну, может быть, ближе к 1,5 миллиона человек. Поэтому смело можно умножать на эту сумму: 500 тысяч на миллион, а 250 – еще на полмиллиона примерно. Ну, может, чуть поменьше. Поэтому мы получаем достаточно большую цифру. Это измеряется просто в сотнях миллиардов рублей в год.

Александр Денисов: 750 миллиардов получается, если прикидывать примерно.

Олег Цапко: Ну, если даже грубо, то это будет измеряться… Ну, плюс-минус 200 миллиардов. По сути дела, да, это ближе к половине триллиона рублей.

Анастасия Сорокина: Олег, а есть ли какая-то статистика, куда перемещаются студенты? Вот они получают высшее образование. Они куда-то уезжают? Потому что автор инициативы говорит, что нужны деньги, чтобы приехать, чтобы не было дефицита разных специалистов в регионах.

Зрители пишут, что, вероятно, те, кто закончили вуз (например, приехали, поступили в столичный, в Петербург), потом просто снимут квартиру на эти деньги и останутся. И никакого стимула у них уезжать, в общем-то, и нет, потому что вот такие у них будут возможности для этого в виде этого капитала.

Олег Цапко: Вы знаете, конечно, идея с капиталом интересная. И точно можно рассуждать, ее обсуждать. Может быть, в каких-то объемах рассматривать, на какие цели. Но в любом случае я бы не увязывал напрямую с тем, что люди будут или не будут где-то оставаться.

Вы знаете, сейчас нет этого капитала, и я не вижу огромного потока людей, чтобы они ехали в те отдаленные села и города, где не хватает специалистов. Вот капитала нет, а люди все равно не едут. Наверное, причина все-таки в другом. Нужно, наверное, больше создавать условий в этих самых местах, где хотят притягивать молодежь, где хотят притягивать новые кадры, чтобы были все-таки базовые условия в виде жилья, в виде каких-то досуговых учреждений, в виде образовательных учреждений для детей, потому что это молодежь, это будущие наши семьянины, у них будут дети.

Поэтому здесь я бы все-таки вопрос напрямую не увязывал с капиталом, с тем, что если его дадут, все останутся обязательно в Москве, в Петербурге или в крупных городах. Наверное, какая-то часть людей останется.

Но все-таки я бы тоже посмотрел на такой момент: в первые годы работы, когда люди заканчивают учебные заведения, у них расходов огромное количество, а зарплаты у людей все-таки очень и очень маленькие. В первый год молодым специалистам платят копейки, и они просто сводят концы с концами. Поэтому, может быть, какую-то меру поддержки для молодых специалистов в первые годы работы предусмотреть точно нужно.

Анастасия Сорокина: Дадим слово зрителям. Выслушаем мнение Александра из Кемеровской области. Здравствуйте, Александр.

Зритель: Здравствуйте. Я хотел бы сказать, что студенческий капитал дает большую коррупционную составляющую. То есть в том смысле, что преподаватели будут, скажем так, требовать со студентов дань: «Хочешь перейти на другой курс – плати, иначе все, не закончишь».

Александр Денисов: Александр, ну, честно говоря, тут сложно увидеть коррупционную составляющую. Сейчас Олега спросим, конечно.

Олег, в студенческом капитале где может быть коррупционная составляющая? Ну, если сравнивать с материнским, то там обналичивание, какие-то мошеннические схемы задействованы. А вот здесь я вроде бы и не вижу на поверхности.

Олег Цапко: Вы знаете, коррупцию можно изобрести, наверное, на ровном месте, поэтому все-таки у нас те люди, которые попытаются каким-то образом исказить эту схему, я думаю, они найдут в любом случае способы.

Я бы все-таки не отказывался полностью от идеи поддержки молодежи только ввиду того, что там может быть коррупционная составляющая. Она может быть везде. У нас есть правозащитный «Студенческий дозор», и нам поступают обращения. Вы знаете, там такие изощренные способы коррупции, что иногда даже мы за голову хватаемся! Но это не значит, что надо просто в связи с этим закрыть все учебные заведения и больше людей не учить. Ну, это как бы тоже неправильно.

Поэтому, наверное, тоже могут выпускники вузов обналичивать, если мы говорим о том, что, например, на аренду жилья. Ну, будут подставные договоры аренды, например, приносить, даже если они будут регистрироваться сложным путем. Хотя на самом деле, если регистрировать где-нибудь эти договоры долгосрочной аренды, то многие просто не будут пользоваться этим инструментом, а будут мучиться, потому что, например, не все арендодатели пойдут на это, хозяева квартир.

Поэтому везде можно найти какие-то «левые» проездные билеты и так далее. Но это не значит, что от любой меры поддержки надо отказываться. Там, где есть деньги, всегда может быть коррупция. Просто нужно прорабатывать механизм так, чтобы минимизировать эти риски.

Александр Денисов: Олег, но, с другой стороны… Вот Настя вас спрашивала о целях. Можно почетче, жесткие правила программы прописать. Например, взнос на ипотеку, там есть такой пункт.

Анастасия Сорокина: Как в материнском капитале – ты четко знаешь, на что ты можешь потратить.

Александр Денисов: Например, на старт бизнеса. Тут, конечно, вы знаете, только окончил, и еще не факт, что что-то соображает. Профукать легко. Вот этот пункт меня, честно говоря, смущает – насчет старта бизнеса. А вот для ипотеки – так ради бога!

Олег Цапко: Безусловно. Я бы, например, допустим, если мы уж так абстрагируемся, что вдруг завтра Министерство финансов скажет: «Да, мы поддерживаем эту инициативу и даем всем студентам денег», – то вот здесь, да, действительно, я бы, например, подумал не только об аренде, но и об улучшении жилищных условий. Это может быть и ипотека. Это может быть, например, улучшение условий… У человека уже есть деньги, и он делает вклад в долю своего жилища. Ну конечно, за 500 тысяч он вряд ли где-то купит жилье, если это только не села отдаленные и районы. Ну, в целом какой-то вклад в жилье он уже может сделать.

Александр Денисов: Первоначальный взнос – вполне.

Олег Цапко: Первоначальный взнос на ипотеку. Или, например, у него уже есть какая-то сумма, у него или у родителей. И вот так улучшить свои жилищные условия. Это тоже нормальная история.

Александр Денисов: Еще упомянули про регионы, что не очень едут. Олег, а разве эти программы «Земский доктор», «Земский учитель»… Настя складывала: 500 там, миллион по программе земской. Казалось бы, немаленькие деньги. И дома там дают, и квартиры, лишь бы ты приехал. И едут ведь люди. Считаете, что это не работающие программы?

Олег Цапко: Нет, я не скажу, что не работающие. Просто есть люди, которые, безусловно, пользуются этими программами. Я знаю этих людей. Они достаточно довольны, потому что они получили землю, там дом построили. Собственно говоря, получили какие-то такие «подъемные». И в этом смысле у них все получилось.

Но все-таки мы видим, что у нас до сих пор, если в масштабах страны брать, даже если посмотреть по оценкам, которые дает Минтруд или Минобрнауки, есть определенная большая доля незанятых вакансий в отдаленных городах и селах. И с этим как бы спорить невозможно. Поэтому здесь должно быть какое-то решение. Пусть это будет с учетом этого капитала или какого-то другого инструмента. Гарантия первого рабочего места или какие-то еще другие инструменты мотивации выпускников. Они должны более эффективно начать работать. Потому что пока что мы видим, что огромное количество вакансий, они не заняты.

Анастасия Сорокина: А стало ли больше предложений, когда есть целевой набор? Например, какое-то предприятие или организация именно для себя просит какое-то определенное количество специалистов, оплачивает их учебу или гарантирует, что они будут трудоустроены.

Олег Цапко: Вы знаете, касаемо целевого набора – тут тоже много вопросов. Мы часто слышим инициативы от разных людей, что надо вообще распределять принудительно, как в Советском Союзе, людей. Но я всегда стараюсь акцентировать внимание, что у нас есть целевой набор, и по нему тоже очень много вопросов, в том числе у специалистов. В целевом наборе многие находят все равно лазейки и не уезжают. А некоторые люди все-таки, скажем так… Как они находят целевые направления? Каким образом они получают? Как потом в итоге у них выстраиваются отношения? Ну, это не особо сильно контролируется.

И мы очень часто видим ситуации, когда через знакомых получили, собственно говоря, целевое направление и через знакомых, собственно говоря, отозвали потом со стороны этого муниципалитета требование на работу. Бывают же такие ситуации? Бывают. Просто нужно этот момент тоже отслеживать.

Я вижу, что Минобрнауки в этом году более детально подошло к этому вопросу. Мы даже по приемной кампании это видели. И мы видим, как Минобрнауки с каждым годом все-таки старается выправить эту ситуацию, чтобы все-таки выпускники, которые подготовлены за счет государства, которые пришли все-таки по льготным основаниям, с меньшими баллами (по целевому направлению, как правило, так это происходит), на более легких условиях поступили в учебные заведения, получили дополнительные какие-то услуги от вуза, – чтобы они поехали работать туда, где следовало, как они договаривались изначально при получении целевого направления.

Александр Денисов: Олег, а смысл убегать от целевого набора, если гарантированное место работы? Скорее всего, и с жильем помогают. Как правило, эти компании платят тебе стипендию, заинтересованы в тебе, еще и нулевой кредит дают на покупку жилья. Ну, я слышал про такие программы. Смысл бегать?

Олег Цапко: А разные целевые направления. Вы знаете, разные бывают целевые направления, разные муниципалитеты, которые дают. Вы знаете, например, поступить по целевому можно с баллом намного-намного ниже на бюджет, но при этом, соответственно, ехать и потом работать в муниципалитет, например, в какое-то отделенное село. И человек, живя в Барнауле или в Новосибирске, он не готов, например, ехать в отдаленное село Алтайского края. Хотя он получил целевое, отучился, но каким-то образом не особо горит желанием.

Конечно же, люди всеми силами иногда пытаются в таких ситуациях остаться где-то у себя в городе, потому что не хотят ехать и выполнять уже взятые обязательства по договору о целевом обучении. Такое тоже бывает. Но я не скажу, что это прямо массовая история, прямо тотально все. Нет конечно. Есть процент, и он немаленький, но в любом случае мы это наблюдаем.

Александр Денисов: Но он есть. Мы поняли. Олег, звонок у нас.

Анастасия Сорокина: Надежда из Кирова. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хотела бы сказать, что чем тратить на студенческий капитал, государство хотя бы подумало… Вот студенты заканчивают учебу, тратят столько сил, деньги родители тратят, но не могут устроиться по специальности, вообще не могут устроиться на работу у нас в Кирове.

Александр Денисов: Надежда, ваше предложение какое? Не платить студенческий капитал?

Зритель: Мое предложение? Чтобы государство об этом немного думало. Вот куда после учебы студент пойдет работать? Чтобы хотя бы что-то предоставляли. У нас даже закрыты пункты трудоустройства.

Александр Денисов: Надежда, мы поняли. Вы полемизируете с Олегом, который сказал, что, наверное, не востребовано распределение, как раньше. А вот Надежда хочет вернуть. Олег, слышите?

Олег Цапко: Ну, на самом деле слышу тоже некоторую проблему в том, что действительно многие студенты не могут устроиться.

А ведь еще есть другая сторона этой проблемы. Почему на самом деле поддержка в первые годы в каком-то финансовом плане была бы хороша? У нас многие люди заканчивают, например, инженерную специальность… Например, Московский авиационный институт. Мы несколько лет назад видели ситуацию: инженер по авиационным двигателям (что-то такое было). Зарплата, которую ему предлагали в Москве, стартовая – 22 или 23 тысячи рублей. При этом мы видели вакансию уборщицы за 50. Или пойти в отдел продаж за 60 тысяч.

То есть люди могут действительно получить образование, но в связи с тем, что они просто не смогут свести концы с концами из-за того, что они пойдут работать по специальности, они не идут туда работать, а выбирают другие профессии, другие вакансии, на которых чуть больше платят. Это хотя бы позволяет выживать людям.

Поэтому какая-то поддержка все-таки… Я не говорю, что этот капитал огромный, он сразу же должен быть, но какая-то поддержка в первый год была бы точно не лишней для молодого специалиста, чтобы те люди, которые…

Александр Денисов: Уходят и теряют себя в профессии. Спасибо, Олег, спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо, спасибо. Это был Олег Цапко, председатель Всероссийского студенческого союза.

Сейчас на связи еще один эксперт.

Александр Денисов: Константин Васильевич Ордов, руководитель Департамента корпоративных финансов и корпоративного управления Финансового университета при Правительстве Российской Федерации. Константин, добрый вечер.

Константин Ордов: Добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Добрый вечер.

Александр Денисов: Да, здравствуйте. Константин, такая яркая инициатива. Но, с другой стороны, дефицита в предложениях социального плана в последнее время нет, и все они серьезные. Возникают сомнения, правда, в выполнимости этих предложений.

Константин Ордов: А в чем сомнения у вас могут возникнуть? Чем больше инструментов, которые могли бы стимулировать нашу молодежь не испытывать иждивенческих настроений, а четко понимать, что у них, допустим, при хорошей учебе, при высоких показателях в оценках они могут рассчитывать, защитив, например, какой-то бизнес-проект, на помощь уже после окончания обучения в виде этого единого капитала, который позволит нам с вами решить на самом деле государственную задачу и проблему отсутствия, по сути, малого и среднего бизнеса, – тем лучше.

А молодежь очень активна. Она готова и сегодня не рассчитывать на государственные рабочие места, а взять, так сказать, свою жизнь в свои руки и добиться успеха. И мы примеров знаем множество.

Но на сегодняшний день, конечно же… За последние 10–15 лет количество бюджетных мест начинает сокращаться. То есть дети, для того чтобы поступить, вынуждены искать деньги на обучение. Всегда в попытках экономить мы экономим в том числе… Может быть, эти дети не те профессии выбирают, которые им были бы интересны.

Так что здесь, мне кажется, чем больше инструментов, которые, безусловно, должны не по умолчанию раздаваться налево и направо, а которые должны стимулировать конкуренцию среди студентов, так или иначе их принуждать к активности, к активной экономической и социальной жизни, – тем лучше. Поверьте, мы все как общество от этого только выиграем.

Александр Денисов: Константин, против инструментов вообще ничего не имею. С повесткой дня не очень бьется, не бьются эти предложения. Буквально на этой неделе ведь Правительство подготовило проект бюджета на три года – и он уже дефицитный, там не хватает прилично.

Мы посчитали (ну, как смогли), сколько потребуется денег: примерно 750 миллиардов на эту программу, если прямо сейчас запустить или со следующего года. То есть примерно 1,5 миллиона учащихся, им положить это на счет. Реальны ли такие предложения, учитывая обстоятельства?

Константин Ордов: Еще разочек: мы с вами говорим не о веерной раздаче денег и не о посевной кампании. Мы говорим о том, что мы можем из этого инструмента сделать некий дополнительный стимул для тех, кто желает учиться, для тех, кто хочет проявить инициативу. Это будет действительно важно.

На сегодняшний день у нас есть в вузе, например, именные стипендии, которые выплачиваются лучшим студентам. И все иные (кто-то из чувства зависти, кто-то из понимания того, что оценки – это не только что-то в зачетках, а это прежде всего знания, это прежде всего ваше профессиональное будущее), они стремятся в рамках этой конкуренции также получить именную стипендию с дополнительными теми или иными выплатами.

Мы понимаем, что сегодня к нам все больше и чаще приходят работодатели (вот эти специальные стипендии), которые, выбирая себе будущего работника, уже со студенческой скамьи следят за его образованием, поддерживают его, берут к себе на практику.

Но для этого не надо вот этот инструмент делать массовым, потому что он действительно потеряет ценность, а использовать его…

Александр Денисов: То есть не всем студентам эти деньги выплачивать?

Константин Ордов: Мне кажется – да. Причем, например, вчера здесь обсуждался вопрос повышения акциза на табак. Он нам может принести 150 миллиардов рублей. Ну давайте, может быть, 150 миллиардов пока в качестве пилотного проекта ограничим и посмотрим, что нам даст эта программа, какие результаты в итоге мы получим. И я убежден, что это только положительно будет сказываться и на успеваемости, и на взгляде в будущее.

Ведь для наших студентов самое главное – это перспективы. Они молодые, энергичные. Если они не видят сегодня перспективы в получении высокого уровня знаний, то это отрицательно влияет и на их желание учиться.

Александр Денисов: Простимулируем рублем. Спасибо большое, спасибо, Константин.

Анастасия Сорокина: Спасибо, спасибо. Это Константин Ордов, руководитель Департамента корпоративных финансов и корпоративного управления Финансового университета при Правительстве Российской Федерации.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Когда и на что их дадут потратить?