Студенты 50+

Студенты 50+ | Программы | ОТР

Растёт спрос на высшее образование у граждан старшего возраста – есть ли в этом практический смысл?

2020-08-19T20:06:00+03:00
Студенты 50+
Бизнес после пандемии. Как подготовиться к пенсии. Долги за «коммуналку». Отпуск-2021
Гольфстрим стал очень медленным
Инвестпортфель на старость
Спасти и сохранить бизнес
Где и как россияне будут отдыхать в этом году
В долгах по самые ЖКУ
Бизнес закрывается: выручки нет, господдержки не хватает…
ТЕМА ДНЯ: Хочу пенсию в 100 тысяч!
ЖКХ: новые правила
Бесплатное высшее – только льготникам?
Гости
Леонид Перлов
учитель высшей категории, почетный работник общего образования России
Ирина Гранкина
заместитель директора Академии Ворлдскиллс Россия
Ирина Куликова
студентка Российского государственного аграрного университета им. К.А. Тимирязева

Константин Чуриков: Ну что же, в России (хорошая новость, кстати) выросло число учащихся старше 50 лет. Эксперты WorldSkills Russia (это такая организация, которая у нас занимается популяризацией новых профессий, подготовкой специалистов) фиксируют бум обращений от людей именно старшего возраста.

Тамара Шорникова: За первые семь месяцев этого года заявки на бесплатное обучение подали 25 тысяч человек. Что хотят освоить новые студенты? Откуда такой интерес к учебе? Это новый пенсионный возраст мотивирует или что-то другое?

Давайте будем разбираться с вашей помощью. Звоните, пишите в прямой эфир, если знаете такие примеры, если сами пошли учиться куда-то. Рассказывайте.

Константин Чуриков: У меня вопрос нашим зрителям вот такого среднего возраста. Если переобучение, если прямо вуз, какое-то училище или какие-то курсы – вот оно вам надо? И зачем вы это делаете? Если есть какой-то опыт или какие-то планы – позвоните и расскажите.

А мы пока подключаем к нашему разговору, между прочим, студентку Российского государственного аграрного университета имени Тимирязева Ирину Куликову. Ирина Витальевна, здравствуйте.

Ирина Куликова: Добрый день.

Константин Чуриков: Ирина Витальевна, что вас привело в вуз?

Ирина Куликова: В вуз меня привело то, что пенсионный возраст сдвинулся. Наши дедушки и бабушки традиционно на пенсии уезжали на дачу, уезжали в деревню, возвращались к своим корням. Соответственно, на семейном совете было принято решение приобрести земельный участок в Калужской области и начать заниматься сельским хозяйством: ну, куры, козы. Соответственно, получается так, что заниматься всем хозяйством на коленке, без образования, без базового образования не получается, поэтому было принято решение…

Константин Чуриков: Ирина Витальевна, простите. Я, конечно, человек городской, но, в общем… Смотрите. У нас люди на огородах такое выращивают! У нас тут и в Подмосковье уже виноград бывает, и на северах, как говорится. И в Тимирязевку мало кто при этом поступает. Вот вы почему так решили? Ради чего?

Ирина Куликова: Ради того, чтобы… Если ты чем-либо занимаешься, то надо обязательно иметь некую теоретическую базу, чтобы этим заниматься. Та информация, которая есть в Интернете, которая есть в научно-популярной литературе, она не систематизированная, она не дает нужного количества системной информации, для того чтобы правильно, грамотно и достаточно уверенно заниматься сельским хозяйством.

Константин Чуриков: Да, спасибо вам большое. Ирина Куликова – студентка, которая решила обучиться дополнительно в ведущем аграрном вузе страны.

Тамара Шорникова: Удачи вам!

И еще SMS, смотрите: «Учиться никогда не поздно. Просто вопрос: как потом трудоустроиться без опыта работы?» Важный вопрос, будем его со специалистами нашими обсуждать. Интересуется Воронежская область.

Константин Чуриков: «Преклонный возраст – не повод прекращать саморазвитие». Кто спорит, уважаемый Сахалин? Только кто сказал, что 50+ – преклонный возраст? «Правильно. Молодежь не работает – приходится нам работать», – Республика Коми. Вот так.

Тамара Шорникова: И еще Антонина, ее мнение выскажем сейчас в прямом эфире: «Сейчас после 40 уже никуда не берут. Для чего учиться после 50 лет? Я не вижу смысла». Давай спросим.

Константин Чуриков: Я просто вспоминаю этот фильм, наш любимый, знаменитый, «Москва слезам не верит». Теперь-то я знаю, что после 40 жизнь только начинается!

Ирина Гранкина, заместитель директора Академии Ворлдскиллс Россия. Ирина, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Алло.

Константин Чуриков: Ирина, здравствуйте.

Ирина Гранкина: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Мы не перегнули палку? Прямо действительно такие массовые обращения от людей от 50 и старше к вам?

Ирина Гранкина: Да, действительно спрос растет на программу обучения для лиц старше 50 лет. Если позволите, я бы начала с самого начала.

Почему такая программа появилась? Почему мы ею занимаемся? В конце 2018 года Правительство и Министерство труда поручили союзу «Молодые профессионалы (Ворлдскиллс Россия)» ежегодно обучать 25 тысяч человек…

Константин Чуриков: Ирина, можно я предшествую новость скажу? Значит, летом 2018 года стало известно, что в России повысят пенсионный возраст, да? А вот потом уже было все остальное.

Ирина Гранкина: Несомненно, есть некоторые параллели между этими новостями. Наше население почувствовало, что они еще энергичные в этом возрасте и готовы не только повышать квалификацию, но и осваивать новые профессии, заниматься самозанятостью.

И мы такую программу развернули. В прошлом году обучили 25 тысяч человек. И в этом году уже практически завершили обучение, более 23 тысячи человек по мировым стандартам WorldSkills завершили обучение.

Тамара Шорникова: Давайте сначала послушаем телезрителей, прервемся ненадолго.

Константин Чуриков: Потом к вам еще вопросы будут.

Тамара Шорникова: Владимир, Московская область. Давайте послушаем.

Константин Чуриков: Владимир, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Владимир, сколько вам? Если это уместный вопрос.

Константин Чуриков: У мужчин можно спрашивать.

Зритель: Да, можно. Мне в этом году будет 61 год, осенью. Я студент магистратуры очного отделения МГПУ – тьюторское сопровождение школьников, студентов и вообще людей, которые заинтересованы в индивидуальной образовательной программе.

Тамара Шорникова: Владимир, давайте сейчас попробуем на русский… Тьюторское? То есть вы занимаетесь наставничеством или вы обучаетесь? Вот разъясните.

Зритель: Ну, тьютор – это педагог, который сопровождает индивидуальную образовательную программу. То есть это, можно сказать, наставничество. Но это гораздо более широкое понятие. Это новая педагогическая специальность у нас в России, хотя за рубежом она уже очень давно существует.

Константин Чуриков: Владимир, простите, МГТУ или МГПУ?

Зритель: МГПУ.

Константин Чуриков: А до этого кем вы были по профессии?

Зритель: Я и есть по профессии педагог, я работаю в школе.

Константин Чуриков: Ну, Владимир, мне кажется, вы представляете собой не тот случай, который мы сегодня обсуждаем, потому что мы-то говорим о какой-то смене профиля, а у вас допобразование. Здорово, что вы его проходите. Конечно, в вашей профессии его просто нельзя не проходить.

Тамара Шорникова: Но интересно все-таки – почему? Это повышение квалификации?

Константин Чуриков: Это вы сами или это вас?

Зритель: Нет, я считаю, что если… Я хочу быть востребованным, я хочу помогать детям, родителям. Кроме этого, это мотивировало моих близких – племянников, которым под 30. Они говорили: «Уже поздно учиться». А теперь они говорят: «Посмотрите – дядя Володя учится в 60 лет». Ну и потом, это новый круг знакомств. Это абсолютно новая жизнь, которую каждый желающий может, независимо от возраста, себе позволить.

Константин Чуриков: Вы сами сказали: «Студент. Володя. 60 лет». Спасибо большое.

Ирина, вопрос такой. 25 тысяч людей вы выпустили, да? Как сейчас говорят…

Ирина Гранкина: 25 тысяч в прошлом году и почти 25 тысяч уже в этом выпустили.

Константин Чуриков: Вот этого «серебряного» возраста, условно говоря. И дальше что? Вот они куда? Они идут по профилю? Или как у нас принято – «на экономиста учился, иду в парикмахерскую»?

Ирина Гранкина: Ну, я могу сказать, что подавляющее большинство наших слушателей – это все-таки работающие, действующие, те, кто решили повысить квалификацию в той сфере, в которой они и трудятся, узнать современные технологии, освоить новое оборудование и так далее; или те, кто хотят поменять свою траекторию.

Очень частый кейс, когда хобби становится, например, поводом для самозанятости. Это флористы, это графические дизайнеры, ремесленная керамика, ремонт и обслуживание легковых автомобилей – то есть те направления, которыми раньше нравилось заниматься, а теперь решили это сделать своей профессией.

Тамара Шорникова: Так, часть направлений мы поняли. Что еще? На кого хотят обучиться ваши новые студенты?

Ирина Гранкина: Вообще выбор богатый. Мы предоставляем для выбора 125 компетенций по семи блокам: строительство, IT, производственно-инженерные технологии, сфера услуг, творческий дизайн и образование.

Тамара Шорникова: А можно сразу, пока далеко не ушли. Вот IT. Сколько длятся такие программы? Просто если человек действительно работал, не знаю, инженером, строителем, например, и вдруг в IT в зрелом возрасте – наверняка это непросто.

Ирина Гранкина: Программы разные. Программы длятся от трех недель в целом до трех месяцев. Это либо короткие программы повышения квалификации для тех, кто уже имеет некоторое представление и опыт работы в этой сфере, либо программы длинной профпереподготовки: 256 часов, три месяца полного погружения и освоения с нуля.

Константин Чуриков: А что мы имеем в виду, простите, под IT в данном контексте?

Тамара Шорникова: За три месяца что?

Константин Чуриков: Это Word или это что-то больше?

Ирина Гранкина: Нет. Мы обучаем по стандартам WorldSkills. Одна из самых востребованных компетенций – это веб-дизайн и разработка, например, это системное администрирование, программные решения для бизнеса, работа программистом в 1С.

Тамара Шорникова: То есть веб-дизайну можно за три месяца научиться, правда?

Ирина Гранкина: Да, есть технологии. Наш опыт подготовки национальной сборной WorldSkills, о которой уже тоже многие, наверное, слышали, показывает, что при интенсивной и правильно выстроенной подготовке практической, без лишнего лекционного блока, скажем так, можно освоить действительно профессию с нуля за три месяца.

Константин Чуриков: Давайте еще послушаем звонок – Вера из Республики Коми. Что вы нам расскажете? Здравствуйте, Вера.

Зритель: Здравствуйте, дорогие ведущие. Что я хочу сказать? Мне через месяц будет 53 года. Я на днях подала документы в Санкт-Петербургский медико-технический колледж по специальности «Оптометрист». Я его заканчивала когда-то, но такой базовый уровень…

Константин Чуриков: Автометрист?

Зритель: Оптометрист.

Константин Чуриков: А что это значит? Что вы будете делать?

Зритель: Подбирать очки, ну, средства коррекции зрения, то есть очки и контактные линзы. Офтальмолог – это тот, кто лечит. Оптометрист – это тот, кто проверяет зрение, подбирает очки и выписывает рецепт.

В нашем городе очень проблемно с этим! Я сама работаю 20 лет в оптике. И ежедневно по несколько раз в день мы отвечаем на звонки, приходят люди, спрашивают: «Нет ли врача? Нельзя ли проверить зрение?» Очень проблемно у нас с этим. Совсем нет врачей! В поликлиниках почему-то… там то ли не подбирают, то ли только комиссия, то ли лечат просто. В общем, выписать рецепт сложно.

Константин Чуриков: «То ли просто лечат». Ну, хотя бы лечат. Уже хорошо.

Тамара Шорникова: То есть вы уверены, что без работы не останетесь, да?

Зритель: Без работы я не останусь. Я и так работаю. Просто я понимаю, что, во-первых, мы теряем клиентов – они едут в другие города, они проверяют там, они заказывают там очки. Ну, это как бы и коммерчески выгоднее, и мне очень интересно.

Тамара Шорникова: В общем, куда-то в другое место деньги отвозят, которые вам могли перейти, да?

Зритель: Они отвозят в другое место. И хочется людям помогать. Это не только какой-то меркантильный интерес.

Тамара Шорникова: Понятно.

Зритель: Просто мне стало интересно, я стала изучать это в Интернете. Но без образования я не могу этим заниматься. Если мне интересно, я думаю, что я смогу это освоить. Ну, азы я знаю, очень многое я знаю, я работаю там давно, говорю.

Константин Чуриков: Понятно.

Зритель: И очень жалею, что не сделала этого раньше. Надо было раньше.

Константин Чуриков: Ну, если бы да кабы. Спасибо вам, Вера. Успехов!

Ирина, последний вопрос – все-таки зарплатный. И если мы говорим все-таки не о самозанятых, а о тех, кто потом идет в компании себя предлагать, устраиваться, можно хоть двести курсов, мне кажется, пройти, но все равно, когда определенный возраст уже поджимает, мало кому ты нужен в этом мире. Что говорят ваши выпускники? Ирина?

Включите нам, пожалуйста, Ирину, уважаемые звукорежиссеры.

Ирина Гранкина: Прошу прощения, немножко сбой у меня был. Повторите, пожалуйста, вопрос.

Константин Чуриков: Вопрос в том, берут ли на работу в организации людей «серебряного» возраста по окончании даже замечательных ваших курсов каких-то?

Тамара Шорникова: И на какую зарплату они могут там рассчитывать?

Ирина Гранкина: Я уже сказала, что в основном к нам приходят учиться люди активные. Им даже зачастую не требуется помощь в освоении. Если по компетенции «Дошкольное воспитание» обучаются воспитатели действующие, то они, в общем-то, остаются у себя на рабочих местах. Или поварское дело осваивают те повара, которые уже работают поварами, и им дополнительное трудоустройство не требуется.

Наша задача – обучить современным технологиям, работе на современном оборудовании с современными расходными материалами. Если мы говорим, кстати, про поварское дело, про кондитерское, то современные рецептуры и так далее. Это все очень важно. Поэтому, даже оставаясь на том же месте работать, человек может повысить свою квалификацию по мировым стандартам WorldSkills.

Константин Чуриков: Спасибо вам большое. Ирина Гранкина, заместитель директора Академии Ворлдскиллс Россия.

Тамара Шорникова: Вы бы пошли учиться? – вот вас сейчас спрашиваем. А до этого наши корреспонденты уже спросили жителей Екатеринбурга, Владивостока и Нижнего Новгорода. Давайте посмотрим ответы.

ОПРОС

Константин Чуриков: Вот такие мнения. Как мне однажды сказала одна учительница из Великобритании, она сказала: «Вот у вас, у русских, почему-то у всех два-три образования. А мы считаем так: если вы получаете еще второе высшее или третье высшее образование – значит, предыдущие два или первое не удалось».

Тамара Шорникова: Что-то было не так, да?

Давай узнаем, как дела у Нины из Краснодара. Учится, собирается учиться, работает?

Константин Чуриков: Нина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я пенсионерка сейчас, мне 66 лет. У меня два высших образования, причем приличных образования: Новочеркасский политехнический институт в 76-м году закончила я, а в 93-м году – Ростовский инженерно-строительный.

Я что хочу сказать? Если у человека нормальное высшее образование, то ему не надо второй раз учиться, поверьте мне из моего личного опыта. Я руководила очень неплохими бригадами. Понимаете, надо давать дорогу молодым.

Хорошо, я ушла на пенсию в 50, еще работала пять лет, у меня горный и подземный стаж был. Но я что хочу сказать? Если нет у человека стремления учиться первый раз, то его не будет никогда. И надо давать дорогу молодым, чтобы они учились, потому что в 55–60 лет доктора уже не будет, не будет инженера, никого не будет.

Простой пример. Чем моложе человек, тем у него лучше мышление. Я знаю по себе. Я второй вуз закончила, мне был 41 год. Но я закончила не потому, что я чего-то не знала. Нет. Высшее образование в Новочеркасском политехе тогда было замечательное. Мне нужны были «корочки». Потому что тогда была перестройка, и если у тебя не было профильного образования, у тебя просто не было работы. Все.

А это все – глупости. У нас был замечательный преподаватель Сидельников. Я его даже сейчас помню по фамилии. Дед был такой замечательный, ему было 76 лет, и он говорил: «Учение не есть школярство, а есть образование». Для чего учат в институте? Чтобы человек мог найти то, что ему нужно, в любой книге, в любом справочнике.

Константин Чуриков: Золотые слова, Нина! Спасибо вам большое.

Леонид Евгеньевич Перлов тоже, кстати, учитель очень известный и хороший, учитель высшей категории, почетный работник общего образования. Леонид Евгеньевич, здравствуйте.

Леонид Перлов: Добрый вечер, Константин. Добрый вечер, Тамара.

Константин Чуриков: Рассудите нас, пожалуйста. Нужное дело – в середине своих лет менять профиль, что-то заново изучать? Или это профанация?

Тамара Шорникова: Или баловство?

Леонид Перлов: Ну, здесь два основных момента, на мой взгляд. Вопрос «зачем?» – главный вопрос. Если для того, чтобы как-то заработать себе на жизнь, то, возможно, это даст какой-то шанс добавить к очень небольшой, как правило, у людей пенсии еще какой-то заработок. Хотя возможность трудоустройства после 50 лет мне представляется крайне сомнительной.

Ну и второе – занять время. Мне-то, вообще, тоже уже 66 лет. И это важный вопрос – занять время.

Константин Чуриков: Занять время? Ну хорошо, занять, убить. Вот нам зрители пишут, что это просто-напросто для того, чтобы расходовать казну. То есть государство повысило пенсионный возраст. И надо – ну сказать? – сказать, что мы дали какие-то возможности, сказать: «Ну пожалуйста, смотрите – у нас «Долголетие» есть, WorldSkills. Вперед, товарищи, за работу!»

Леонид Перлов: Государство повысило пенсионный возраст, не обеспечив людям этого самого предпенсионного и нового пенсионного возраста возможность трудоустройства. Все курсы подобного рода (а их много), о которых я слышал, трудоустройство не гарантируют. Кстати, где-то осенью уже была у нас с вами аналогичная передача. Может быть, вы помните.

Константин Чуриков: Помним.

Леонид Перлов: И этот вопрос поднимался. Без возможности трудоустройства мало хорошего я в этом вижу. Человеку, которому интересно учиться, это полезно, потому что он любит учиться, ему интересно в силу тех или иных обстоятельств. Человеку, которому нужно заработать на жизнь, я думаю, что это не поможет в большинстве случаев, не возьмут на работу.

Тамара Шорникова: Леонид Евгеньевич, давайте послушаем мнение телезрителя вместе. Александр из Самары. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Я слушаю, интересная очень передача. Я пенсионер, причем уже с довольно большим стажем пенсионер… Алло. Меня слышно?

Константин Чуриков: Да, слышим. Заслушались.

Зритель: Мне в марте 70 исполнилось. Я довольно долго сидел на пенсии, а потом решил все-таки… Пенсия-то маленькая. Ну разве можно прожить не 20 тысяч, на 17 тысяч пенсии? Очень маленькая пенсия, я так думаю. Поэтому я вынужден был окончить курсы сметного дела. Приобрел компьютер. И сейчас нормально зарабатываю.

Я считаю, что кто хочет работать, кому это нужно, кто инициативный, вполне можно дома заработать в любом возрасте. Конечно, может быть, не в совсем преклонном, в 80 с лишним, но работать дома вполне можно.

Тамара Шорникова: Александр, а можно чуть больше подробностей? Как зарабатываете? Какая прибавка к пенсии?

Константин Чуриков: Что конкретно делаете?

Зритель: Вы знаете, я до пенсии… Мне вообще очень интересно слушать ваши передачи. Я, кстати говоря, телевизор не слышу. Сейчас немножко звук убавлю.

Константин Чуриков: Вам нам интересно слушать, а нам – вас. Так что рассказывайте.

Зритель: Я слушаю ваши передачи. Дело в том, что я предприниматель с большим стажем. Я в 93-м году организовал предприятие строительное, оно до сих пор работает. А я там уже давно не работаю. К вам в эфир ведь очень трудно прорваться…

Константин Чуриков: Понятно, понятно. Александр, идеальное предприятие – это которое может работать даже без своего руководителя, который предприятие создал. Спасибо.

Тамара Шорникова: Это раз. А два – мне кажется, Александр подучился на дипломата. Вот так легко и элегантно уйти от важных вопросов, а? Уметь надо!

Леонид Евгеньевич, подскажите. Вы говорите действительно важные вещи о проблеме трудоустройства, потому что одна у тебя «корочка», две «корочки» – сейчас в определенном возрасте уже шансов мало. Вот буквально одна SMS, Коми: «Город маленький, работы нет. 48 лет». И человеку трудно устроиться на работу. Что говорить о людях 50+? Это с одной стороны.

С другой – нам сейчас все эксперты на рынке труда говорят о том, что население наше стареет, и работодатели будут вынуждены обращаться к людям возрастным, к людям в определенном возрасте, чтобы просто закрыть те или иные вакансии. И вот тогда, мол, те, у кого те самые две-три «коробочки», они будут в выигрышном положении.

Как оцениваете такие перспективы? Или это прямо очень далекое будущее для нас?

Леонид Перлов: Есть такая старая поговорка: «Покуда травка подрастет, лошадка с голоду умрет». Люди с возрастом не становятся здоровее и не становятся работоспособнее. Поэтому я бы особо на это рассчитывать не стал. К тому же целый ряд профессий, в которых действительно ощущается дефицит. Например, моя профессия. Я учитель. Переучиваться на учителя в этом возрасте – бессмысленное занятие, ничего из этого не получится. Ни сил не хватит, ни нервов, ничего.

Константин Чуриков: Леонид Евгеньевич, давайте поговорим о качестве предлагаемых программ. Вот вам лично не странно слышать, например, для 50+ ландшафтный дизайн, веб-дизайн? Вот представим, что вы на даче себе решите сделать альпийскую горку, чтобы там птицы, цветы, все как надо. Скажите, вы прямо такого дизайнера себе возьмете или все-таки молодого, креативного?

Леонид Перлов: Я возьму дизайнера, который не хватается за поясницу при попытке согнуться, чтобы поставить садовое украшение. Я возьму дизайнера современного, в возрасте, который позволяет ему хорошо работать. И по всей вероятности, была бы у меня дача и деньги на это, я бы пригласил дизайнера с рекомендациями.

Тамара Шорникова: Леонид Евгеньевич, ну как-то безжалостны вы к своим коллегам возможным! А как же опыт? Где же вариант: «Я бы пригласил опытного дизайнера»? Ведь за это в основном ценят как раз в таком возрасте специалистов.

Леонид Перлов: Вы знаете, работа по профессии на протяжении, скажем, 8–10 лет – это достаточный опыт, чтобы я его принял как опытного дизайнера. Необязательно, чтобы этому человеку было за 70, за 60 или даже за 50 и 40-летний опыт работы.

Константин Чуриков: Спасибо вам большое. Леонид Перлов, учитель высшей категории (высшей пробы), почетный работник общего образования.

Ульяновск: «Мне 33 и здохнуть, – с буквы «з» начинает, – хочется».

Тамара Шорникова: И следом Архангельск: «Мне 79 годиков. На покой не хочу, работаю детским тренером по легкой атлетике»

Константин Чуриков: И мы не хотим на покой. Через 25 минут к вам вернемся с Александром Аузаном, будет его «Личное мнение».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Растёт спрос на высшее образование у граждан старшего возраста – есть ли в этом практический смысл?