Сверхдоходы в казну. Госдума приняла законопроект об увеличении налога на годовые доходы физлиц свыше 5 млн рублей

Сверхдоходы в казну. Госдума приняла законопроект об увеличении налога на годовые доходы физлиц свыше 5 млн рублей | Программы | ОТР

И не уйдет ли экономика в серую зону?

2020-11-11T21:59:00+03:00
Сверхдоходы в казну. Госдума приняла законопроект об увеличении налога на годовые доходы физлиц свыше 5 млн рублей
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Юрий Савелов
член президиума объединения предпринимателей «Опора России»
Алексей Коренев
аналитик Группы компаний «ФИНАМ»

Дарья Шулик: Мы продолжаем. Госдума сегодня окончательно приняла закон о 15%-м налоге для тех россиян, чьи доходы превышают 5 миллионов рублей в год. По подсчетам правительства, уже в следующем году это принесет в бюджет дополнительно 64 миллиарда рублей. Эти деньги, что называется, окрасят, то есть направят по одной расходной статье, на лечение детей с редкими заболеваниями.

Александр Денисов: Ну, стали слышны следом тут же предложения посерьезнее, поднять шкалу для богатых еще повыше, до 20%, даже до 30%, причем не только на доходы физлиц, но и компаний, корпораций, если, например, они не инвестируют свободные средства в нашу же экономику. Предложение из разряда хорошо забытого старого, еще в 2000-м налог в 30% должен был платить каждый, кто зарабатывает свыше 150 тысяч рублей. Чтобы понять, сколько это было тогда, средняя зарплата в тот год составляла около 3 тысяч. Ну то есть если сейчас человек получает 2 миллиона рублей, то вот он как раз подходит под такую 30%-ю шкалу. Немало, 2 миллиона.

Дарья Шулик: Удастся ли приложить такую повышенную шкалу к повышенным доходам? И не уйдут ли в тень и компании, и физлица? Будем сейчас разбираться вместе с нашими экспертами, а вы присоединяйтесь к нашему разговору.

Александр Денисов: Да, присоединяйтесь и отвечайте на вопрос, задаем вам для нашего опроса такое задание: уйдут ли богатые в тень от повышенных налогов? Обдумывайте ответ и пишите «да» или «нет», через полчаса подведем результаты, интересно, что будет.

Ну и два наших собеседника. Это Алексей Коренев, аналитик группы компаний «ФИНАМ», а также Юрий Савелов, член президиума объединения предпринимателей «Опора России». Добрый вечер.

Дарья Шулик: Добрый вечер.

Юрий Савелов: Добрый вечер.

Александр Денисов: Юрий Михайлович, давайте с вас начнем.

Юрий Савелов: Да, давайте.

Александр Денисов: Давайте с вас начнем. Ну ведь однозначно можно сказать, что платить не будут, надо собирать. Вот сейчас, в данный момент у нас налоговая система выстроена, что предпринимателям, как волкам, деться некуда, кругом красные флажки?

Юрий Савелов: Да, в общем да, по большому счету да, кругом красные флажки, как вы сказали, и налоги платить придется. Но суть не в этом. Вы знаете, что я хочу сказать? Вот эти 2%, которые сейчас Дума приняла налог, в принципе 62 миллиарда, что они хотят собрать, сумма не такая большая. Но радует то, что деньги будут целенаправлены на лечение детей с редкими заболеваниями, вот идет о чем разговор, понимаете?

Но самое главное и самое неприятное то, что у нас таких людей, у которых доход больше 5 миллионов, Саша, их всего 1 миллион с небольшим. Вот у нас работоспособное, трудоспособное население 75 миллионов, даже больше, из них всего получают больше 5 миллионов 1 миллион человек с небольшим, не такое большое количество людей. Государство должно заниматься тем, чтобы таких людей у нас было гораздо больше, чем сейчас, вот в чем основная цель государства.

Александр Денисов: Юрий Михайлович, но все мы слышим статистику, миллиардеров-то с каждым годом все больше, а люди соотносят, думают, что благосостояние как-то у нас не прогрессирует, у них оно растет, а у нас нет. Сразу вопрос.

Юрий Савелов: Да, но мы-то не миллиардеры, понимаете, с доходом в 5 миллионов рублей и более это не миллиардер далеко. С миллиардерами пусть разберутся, к ним будет пусть другой подход, а нам... Чем страна сильнее? – чем больше таких людей, у которых доход больше 5 миллионов, понимаете, вот основа экономики. Хотя бы их было 5, 10 миллионов, 15, поверьте мне, мы с вами бы жили в совершенно другой стране. И сейчас они хотят обложить людей налогом с доходом в 12 миллионов или в 24, этих людей вообще по пальцам можно пересчитать, этих 5 тысяч, этих, может быть, с 24 миллионами, не знаю, тоже 3 тысячи. Поймите, это мизер, мизер.

Дарья Шулик: Собирать-то не с кого получается.

Юрий Савелов: Да, 62 миллиарда они пытаются собрать – у нас только с Абызова арестовали 32 миллиарда, понимаете? С одной стороны, идея, а психологически уже для людей действует по-другому. Да, вроде 2%, а как бы вот и налог увеличили; я вроде получаю больше 5 миллионов, значит, я больше 100 тысяч должен сейчас заплатить государству.

Александр Денисов: Юрий Михайлович, ну мы уловили вашу идею, больше Абызовых, на каждого мсье свое досье, Юрий Михайлович, и дело пойдет.

Юрий Савелов: Согласен.

Дарья Шулик: Давайте послушаем телезрителей. У нас есть звонок из Новосибирской области, к нам дозвонился Федор. Федор, здравствуйте.

Зритель: День добрый.

Дарья Шулик: Слушаем вас.

Зритель: Вот я только что слушал ваш эфир, но в принципе сейчас звук выключил. Хотелось бы обратить внимание. Если у Александра есть на столе ручка и карандаш...

Александр Денисов: Есть.

Зритель: ...он может просто разделить 5 миллионов на 12 месяцев. Это получается, что человек получает в среднем где-то 416 тысяч в месяц. На сколько он пострадает, если с него высчитают на 2% больше, это порядка 8 тысяч рублей в месяц? Вот какая разница человеку, получит он 416 тысяч за месяц или 408?

Юрий Савелов: Ха-ха-ха.

Александр Денисов: Ну не знаю, может быть, человеку и без разницы...

Зритель: Это ни о чем.

Александр Денисов: ...а вот жене человека разница есть.

Дарья Шулик: Очень даже.

Александр Денисов: Она скажет: «А где 8 тысяч, ты куда их дел-то?»

Дарья Шулик: «Куда дел?», действительно.

Зритель: Он чаю два раза попил на эти деньги, понимаете?

Александр Денисов: Спасибо. Вы как Валентина Матвиенко, «им все равно что кофе попить», про «Норильский никель» она как-то высказывалась.

Алексей Львович, как считаете, вот эти вот предложения Высшей школы экономики, их, кстати, не одобрил ни Минфин, ни Совет Федерации, насчет 30%. У нас недалекие времена, вы наверняка, я уж надеюсь, что платили под 30% в 2000 году, может быть раньше, тогда же была прогрессивная шкала.

Алексей Коренев: Ну, я-то не платил 30%, я такие деньги не зарабатывал.

Речь о другом, что подобное сейчас предложение повысить налог с 13% до 15% на тех, кто зарабатывает более 5 миллионов, – это, безусловно, социально ориентированный шаг. Потому что абсолютно соглашусь с коллегой, что 62 миллиарда рублей – это крохи, и делается все именно таким образом, чтобы показать, что мы забираем деньги у тех, кто получает много, и отдаем их больным детям. То есть вот социальный момент такой, момент справедливости присутствует.

Экономическая целесообразность в таком налоге очень сомнительна, потому что прогрессивная шкала налогообложения сложнее администрируется. Несмотря на то, что у нас сейчас фискальные органы уже научились видеть действительно каждую выпитую чашку чая, они уже с этим экспериментировали, но вот собрать эти налоги... Сами-то люди не..., вопрос администрирования прогрессивной шкалы налогообложения. И здесь, скорее всего, все это сделано именно для того, чтобы снять социальную напряженность, чтобы люди видели, что богатые тоже платят, платят больше, и эти деньги идут в помощь детям.

Реального экономического смысла в этих 62 миллиардах рублей я не вижу. Мы можем гораздо больше денег сэкономить, скажем так, если у нас снизится уровень коррупции, если у нас эффективнее будут работать, не знаю, и вся экономика, и целый ряд производств, если у нас, например, не придется по несколько раз довносить деньги на строительство космодромов, которые куда-то в землю уходят, – понимаете, вот где миллиарды большие. А эти 62 миллиарда погоды не сделают.

Александр Денисов: Да, Алексей Львович, что касается инвестиций, там было интересное предложение, ну вот примечание в этом проекте Высшей школы экономики, сделать некий инвестиционный вычет. То есть если у компании есть свободные средства, каким-то образом мы определим, что это свободные и что они недоинвестированы, и вот, допустим, мы выкатываем ей 30%-й налог и говорим: если вы инвестируете, то, пожалуйста, мы и скидочку сделаем, какое-то там пониже. Разумная мера?

Вот я такую формулу придумал, уж, может, понравится вам или нет. Допустим, выросла рожь где-то, мы ее отдали, это поле, предпринимателю и сказали: «Пожалуйста, собери». Вот он собрал все это дело, продал и скрылся и ничего не засеял, вот, так сказать, вот этих посевных инвестиций не было. Разумная ли эта метафора и разумное ли предложение Высшей школы экономики? Потому что многие так и делают, они как бы выдоили и все, и привет.

Алексей Коренев: Ну, у нас, к сожалению, действительно экономика, что называется, сидит на чемоданах, люди привыкли строить бизнес изначально, по крайней мере огромное количество бизнесменов, по принципу «вот я сейчас урву и в случае чего, если вдруг что-то ухудшается, я быстро сворачиваюсь, на следующий день меня не найти». Конечно, это не идет на пользу в целом для инвестиционного климата и вообще бизнес-среде, потому что, если взять за пример высокоразвитые страны, там бизнес передается из поколения в поколение детям, внукам, правнукам и так далее, действительно, бизнес работает эффективно, потому что каждый рассматривает его как дело своей жизни, которое он передаст своим детям. У нас этого нет, и можете быть уверены, что как только... Если этот закон будет принят, тут же появятся всевозможные схемы, которые позволят те или иные суммы проводить как инвестиции в тот или иной проект. Сложно, что ли, нарисовать фирму...

Александр Денисов: То есть фиктивные инвестиции, да, вы имеете в виду, будут?

Алексей Коренев: Конечно. Сколько у нас... У нас... компании всевозможные схемы, и я думаю, что при необходимости нарисуют и здесь.

Александр Денисов: Да. Юрий Михайлович, вы там рвались в бой. Что вас возмутило в моем сравнении?

Юрий Савелов: Нет, я просто хочу, допустим, добавить. Конечно, от инвестиций можно уйти. Вот я читаю бегущую строку. Дело в том, что люди говорят, что будут уходить в тень, – не так просто сейчас уйти в тень, понимаете, с зарплатами, я уже неоднократно это говорил, вот коллега подтвердил, что налоговая научилась работать. Если вы уйдете в тень, для начала у вас будут большие штрафы, большие пени, вплоть до уголовной ответственности, понимаете? Уж лучше заплатить эти 2%, допустим, чем над вами должен висеть дамоклов меч, который в любой момент может сорваться, поэтому люди будут платить.

Понимаете, суть человека вообще не платить налоги; если бы сказали людям сейчас, что вам за это ничего не будет, то налоги мало бы кто платил. Но так как человек понимает, что система прозрачна в уплате налогов, то, чтобы уйти в тень, надо очень хорошо подумать, насколько это выгодно, понимаете, вплоть до уголовной ответственности, вплоть до тюрьмы, какая это будет выгода для меня, какая должна быть сумма, где я согласен на одну чашу весов положить уголовную ответственность, а на другую ту сумму, которую, в общем...

Александр Денисов: Юрий Михайлович, еще забыли важную вещь, хотя вам 6 миллионов дали, я уж все время вам тыкаю в глаза этими 6 миллионами...

Юрий Савелов: Да-да-да.

Александр Денисов: Помощь не получите в случае экономического кризиса. Если вы в тени, вас не видно и вам не помогут.

Юрий Савелов: Конечно. Вы знаете, какое дело? Вот сейчас даже, сокращая зарплату, сотрудников мы оставили, допустим, у нас... Там как условия были? – чтобы мы сохранили до 1 марта 90%... состава. Нам дали 6 с лишним миллионов рублей, если мы сохраним, нам эти деньги подарят. Вот сейчас мы пытаемся, да, немножко зарплаты, чтобы сохранить людей, немножко среднюю зарплату понизить у людей, до 5%, не больше, я вот сижу и думаю, как это отразится: людей вроде сохранил, но зарплату чуть понизил, кризис вроде идет большой. Как это отразится? Сохранят мне эти деньги? Сохранят 6,5 миллионов или заставят все вернуть еще с большим процентом? Сейчас посмотрим.

Дарья Шулик: Давайте послушаем наших телезрителей, у нас есть звонок из Пермского края, к нам дозвонился Владимир. Владимир, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Дарья Шулик: Слушаем вас.

Зритель: Спасибо огромное, очень долго звонил, дозвонился, слава богу.

Вопрос такой небольшой, но очень существенный. Вот все предприниматели действительно зарабатывают деньги, и им их возмещают, – да слава богу, они их и зарабатывают. Может быть, надо сокращать все же верх, которые руководят массами? Какими массами, не очень понятно, и как-то не очень вообще понятно…

Дарья Шулик: Что вы имеете в виду «сокращать верх»? Давайте более детально. Кого нужно обложить еще бо́льшими налогами, непонятно.

Александр Денисов: Низы хотят сократить верх, бюрократический аппарат, да, вы имеете в виду?

Юрий Савелов: Конечно.

Зритель: Конечно, конечно. Вот вчера был День милиции (полиции, извините)...

Юрий Савелов: Так.

Зритель: Как там было сказано? Почти 1 миллион человек работает.

Дарья Шулик: Так.

Зритель: У нас что, у нас полицейское государство, или что-то там как-то не так?

Дарья Шулик: Ага.

Зритель: Все вроде бы уже немножко другие, другое поколение, вообще поколения очень быстро меняются, цифровизация и так далее. Может быть, надо немножко и там сократить, и тут? Ну армию...

Александр Денисов: Спасибо большое.

Дарья Шулик: Всех сокращать.

Александр Денисов: Может быть, наступила эра милосердия, да, и пожалуйста, правоохранительные органы не нужны.

Дарья Шулик: Спасибо, спасибо, Владимир.

У нас есть еще один звонок, Владимир из Москвы. Владимир, здравствуйте.

Зритель: Да, я уже с вами разговаривал из Москвы.

Александр Денисов: Вы с редактором разговаривали, Владимир.

Дарья Шулик: Да, а теперь разговариваете со всей страной и с нами.

Александр Денисов: И мы вам говорим «здравствуйте».

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Дарья Шулик: Слушаем вас.

Зритель: Мне кажется...

Александр Денисов: Да, говорите.

Зритель: Мне кажется, деньги ищут не там, где они лежат. Мне кажется, надо принять закон о сверхприбыли и брать налоги после 1–2% прибыли, которые оставляли бы предпринимателям, остальные перечисляли в государство, как было когда-то. И надо ориентироваться на доходы предпринимателей, надо ориентироваться на прибыль предприятий, это самое главное. Я не знаю, 1% им оставлять, или 2%, или 3%, оставить им минимум.

Дарья Шулик: Владимир, а сверхприбыль – это сколько, по-вашему?

Зритель: На мой взгляд, 2% на яхты и на виллы заграничные хватим вполне им.

Дарья Шулик: То есть если яхта есть, все, сверхприбыль и тогда процент?

Юрий Савелов: Да.

Зритель: Да, совершенно точно. Это огромные деньги, они же все вывозятся за рубеж, эти деньги, поэтому их надо изымать в принудительном порядке, оставляя на капремонт предприятию и на яхты, я сказал, 1–2%, все, а получают прибыль 20%, 25% некоторые получают прибыль. Эта прибыль должна идти в бюджет государства.

Александр Денисов: Спасибо, спасибо.

Дарья Шулик: Спасибо за ваше мнение.

Александр Денисов: Юрий Михайлович, вы руку подняли.

Юрий Савелов: Разделить всех предпринимателей, те, которые имеют счета за рубежом и недвижимость, им одни налоги, большие...

Дарья Шулик: У кого есть яхта, а у кого нет яхты.

Юрий Савелов: Да, за рубежом, а те, кто за рубежом ничего не имеет, а все деньги заработанные оставляет в России, тому поблажки. Ну почему бы и нет? Было бы, мне кажется, очень хорошо. У меня все деньги в России, нет ни одного счета, ни одной недвижимости за границей, мне бы сделали какие-нибудь поблажки, я бы вообще не думал о загранице, чтобы туда какие-то деньги отправить или что-то там купить.

Александр Денисов: Да.

Алексей Львович, вот вы как специалист по финансовому рынку расскажите, вот интересно, какова сейчас ситуация с инвестициями, как относятся к российскому рынку зарубежные инвесторы и российские. Вот не далее был форум с участием Владимира Путина «Россия зовет!», и там просто не было недостатка в этих парнях в одинаковых пиджаках из одинаковых офисов с жалюзи за спиной, и вот они все наперебой интересовались... Мы тут с Дашей говорили, Даша говорит: «Нет, ну можно договориться, чтобы они как-то интерес проявили». Я не уверен, что с иностранцами можно договориться насчет интереса, им либо интересно, либо нет. Какова ситуация в реальности?

Алексей Коренев: Реальная ситуация у нас с инвестициями плохая. То, что у нас на форумах произносится, это одно, а то, что происходит на самом деле, это другое. Длинные деньги, скажем так, в капитальные вложения, в реальную экономику практически не поступают. Во-первых, мы находимся все-таки под санкциями. Во-вторых, у нас несовершенное законодательство, у нас большие проблемы в принципе с защитой капитала, с защитой бизнеса. Все прекрасно помнят немало историй, когда бизнесменов по каким-то ложным статьям сажали, а бизнес отнимали, все это прекрасно видят на Западе.

Поэтому те деньги, которые сейчас приходят, они в основном идут в спекуляции и, скажем так, вот мало кто знает, но в общем объеме облигаций федерального займа порядка 27% сейчас приходится на иностранных инвесторов, причем в основном на американцев, то есть вот тут, пожалуйста, американцы присутствуют. Но надо иметь в виду, что это облигации, и, если что-то не так, они их тут же продадут и уйдут. А вот, скажем так, в развитие экономики, в реальный сектор иностранцы вкладываются не спешат, потому что, скажем так, они не уверены, что их капиталы будут сохранены...

Дарья Шулик: Алексей Львович, извините, что перебиваю, – но это же, я правильно понимаю, не то что год такой «пандемийный», да, и инвестиций все боятся, это, я так понимаю, история давняя, давно уже опасаются этих инвестиций?

Алексей Коренев: Был период, когда к нам инвестиции шли, в последние годы они снижаются, последние, наверное, лет 6 уже, по-моему, все, кто могли уйти, ушли, те, кто остались, сильно переживают за то, чтобы у них бизнес не отняли. То есть проблема с инвестициями есть.

Что касается налогообложения, у нас оно, кстати говоря, достаточно либеральное по сравнению с другими странами, и у нас... Вот сейчас звонивший говорил, что надо отслеживать по расходам. На самом деле в высокоразвитых странах именно по сверхрасходам, а не сверхдоходам, и отслеживаются и незаконно заработанные деньги, и чрезмерно большие деньги, с которых были не уплачены налоги, и так далее. В тех же самых Штатах вы не сможете потратить больше, чем вы заработали за год, иначе к вам придут с вопросами, откуда у вас эти деньги.

Поэтому вопрос налогообложения сверхдоходов, скажем так, есть по крайней мере, но у нас почему-то вот сверхдоходами не заинтересовались, речь пока идет о тех, кто зарабатывает 5 миллионов, это не миллиардеры. Миллиардеры, как правильно было сказано, прекрасно себе на яхтах чувствуют в других государствах...

Александр Денисов: ...уплывают на банановые острова.

Юрий Михайлович, вот вы активно жестикулировали.

Юрий Савелов: Да-да, я просто хочу добавить как предприниматель. Понимаете, любые инвестиции – это опять же те же весы, о которых я говорил. На одной стороне, чаше весов выгода, сколько вы получите от вложения миллиона долларов, десяти или ста, неважно, и риски какие, понимаете, вот и все. И каждый предприниматель, каждая корпорация, каждая фирма это просчитывает. Вот в Россию готовы вложить, открыть какое-то предприятие, допустим, мы вложили 10 миллионов долларов, через сколько мы их отобьем, когда мы получим эти деньги, когда мы получим прибыль? А если завтра нас закроют, а если законы в России поменяются? Вот это все взвешивается, анализируется, и тогда идут инвестиции, понимаете, да?

Александр Денисов: Юрий Михайлович, а вот эти заявления про незащищенность бизнеса – это уже ритуальные вещи? Ну вот привыкли так относить, что бизнес у нас не защищен, все боятся, придут люди в погонах, отберут. К вам приходили люди в погонах, отбирали, говорили: «Юрий Михайлович, ну-ка гони свой швейный цех сюда»?

Юрий Савелов: Было такое, вот, и отбирали. Основа была, потому что создана была такая система, когда люди не платили налоги, понимаете, вся страна не платила, и было за что предпринимателя, действительно предъявить ему это, как вы говорите, отобрать швейный цех. Если я сейчас плачу налоги и не сплю на лавочках и на скамейках, еще могу это, то мне очень трудно что-то предъявить, понимаете? Нельзя просто так прийти сейчас в погонах, без погон, как угодно, и сказать: «Отдайте бизнес». На каком основании? Я плачу налоги, да, я гражданин советской страны, законы не нарушаю – как у меня можно отжать что-то? Нет, в нашей стране все возможно, сейчас люди будут писать и говорить, что я сказки рассказываю, но этого стало меньше.

Понимаете, когда мы стали в «белой» зоне работать, я имею в виду по налогам, вот этих вот криминальных каких-то, когда предприниматели заказывали друг друга, отнимали бизнес более рентабельный, это стало гораздо тяжелее. Раньше очень просто можно было заказать предпринимателя, даже расценки были, 50 тысяч долларов, 100 тысяч долларов в зависимости от фирмы, и возбуждались уголовные дела. Сейчас это очень сложно. Да, есть какие-то моменты, но они стали как мини-исключения.

Александр Денисов: Юрий Михайлович, ну порадовали прямо от души.

Зритель у нас еще рвется в эфир.

Дарья Шулик: Да, из Мурманска Игорь. Игорь, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Вот как раз я по поводу того, что говорит товарищ. Очень прекрасно, что налоги будут собирать дифференцированно, чем больше заработок, тем больше налог, это как-то более справедливая система. Но вот человек говорит о том, что налоговые службы у нас умеют работать. Вот меня смешит ситуация, когда по телевидению, особенно в передачах таких криминального характера, показывают, арестовывают госслужащих, милицейских работников, еще кого-то, у них оказываются огромнейшие особняки за городом, дорогие автомобили, и такое впечатление, что это у них появилось вчера. То есть налоговая служба вот ходила-ходила, и вдруг она увидела: ну надо же, в три яруса стоит дворец.

Александр Денисов: Игорь, так это не их...

Зритель: А вот у этого человека...

Александр Денисов: Это, знаете, на тещу, на Жучку, на внучку.

Юрий Савелов: На тещу, да.

Александр Денисов: Да-да-да, это все тещино, поэтому...

Зритель: Вот-вот-вот, это вот именно оттуда.

А то, что будут собирать... И плюс меня еще заинтересовал вопрос. Началась пандемия, да, выступает руководитель нашего государства, 14 признаков того, что мы, так сказать, будем как бороться с пандемией, 14-м пунктом стоит взятие налога с 1 миллиона рублей, накопленного на книжке, у богатых людей. Вот такое меня очень...

Александр Денисов: Я так чувствую, у вас есть миллиончик за душой, Игорь. Спасибо большое.

Дарья Шулик: Спасибо, Игорь.

Кстати, по поводу отжатия бизнеса из Тульской области написали: «У нас в Туле один человек раскрутил бизнес с шаурмой, так его отжал чиновник. Об этом все знают, и все нормально», – видите.

Александр Денисов: Ну он просто шаурму любит, захотелось шаурмы человеку.

Дарья Шулик: Вот так вот, да. Так что еще бывают такие ситуации, Юрий Михайлович говорил, что сейчас уже с этим сложнее, а оказывается, вот пишут, что встречается.

Юрий Савелов: Бывает.

Александр Денисов: Да. Давайте, уважаемые собеседники, подведем итоги нашего опроса, прокомментируем.

Дарья Шулик: 84% считают, что все-таки богатые уйдут в тень после введения вот этих налогов, так что, видите, не верят, что пойдет это все во благо, в итоге потеряем еще больше, чем имеем.

Александр Денисов: Алексей Львович, давайте с вас, потом, Юрий Михайлович, ваше мнение.

Алексей Коренев: Ну давайте. Значит, на самом деле, конечно, прогрессивная налоговая шкала вещь хорошая. Но вот тут предлагалось оставлять 2% и так далее – да нет, подобные подходы не работают. Все-таки, если почитать Джозефа Стиглица или вообще посмотреть на кривую Лаффера, которая абсолютно точно показывает, что выше 30–40%...

Александр Денисов: ...не собираются, да.

Алексей Коренев: ...налоги не приносят эффекта, люди перестают эти налоги платить попросту. Более того, подобные налоги не мотивируют зарабатывать больше. Поэтому подход должен быть разумный, подход должен быть, скажем так, взвешенным.

И самое-то главное, с чего начинал Юрий Михайлович, нам действительно не с богатыми надо бороться, нам надо с бедностью бороться. Когда у нас бедность прекратится, у нас 20 миллионов человек живут ниже уровня прожиточного, вот это вот беда, а мы пытаемся пока бороться с богатыми. То есть, в общем, подход немножко не тот, мне кажется, что все-таки... Плюс теневая занятость, 20% населения вообще налоги не платит и сидят в тени, с этими вообще непонятно, что делать, и при текущей ситуации эти люди из тени выходить не будут спешить, им нравится работать на себя, потому что они государству не доверяют.

Александр Денисов: Спасибо большое, Алексей Львович.

Юрий Михайлович, ваше мнение?

Юрий Савелов: Да я коротко. Дело в том, что если вот 2% эти, которые сейчас уже приняли закон, никто не будет уходить в тень из-за этих 2%, никто связываться не будет, все заплатят и будут платить, тем более платить будет работодатель, а не сам работник, вот, поэтому здесь даже разговора нет. Но вот если правильно, соглашусь сейчас с коллегой, если это будет 24%, а то и 30%, как вы говорите, вот тогда, конечно, уже люди будут думать. И планка будет в 2 миллиона, вы получаете 2 миллиона рублей всего в год, а с вас государство захочет 30%, представляете, 600 тысяч. Конечно, вы правдами и неправдами будете пытаться как-то сохранить свои деньги.

Дарья Шулик: Спасибо, спасибо, коллеги. Это были Алексей Коренев, аналитик группы компаний «ФИНАМ», и Юрий Савелов, член президиума объединения предпринимателей «Опора России».

«Как вы относитесь к налогу для богатых?» – спросили наши корреспонденты у жителей Краснодара, Рязани и Чебоксар, давайте послушаем.

ОПРОС

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
И не уйдет ли экономика в серую зону?