Светлана Барсукова: По статистике реальные доходы населения растут. Но почему тогда не происходит потребительского бума?

Гости
Светлана Барсукова
профессор Факультета социальных наук НИУ ВШЭ

Письмо Деду Морозу. Дед Мороз посоветовал россиянам не просить квартиры и машины на Новый год. Лучше загадывать что-то доброе. А что бы вы попросили у Деда Мороза в качестве подарка, и о чем вы мечтаете?

Александр Денисов: Вот поговорили про Тол Бабая, а теперь – к нашему русскому Деду Морозу. Канцелярия Деда Мороза в Великом Устюге каждый год получает примерно 3–4 миллиона писем с пожеланиями. Если вы думаете, что пишут одни только дети, то ошибаетесь – чуть ли не большая часть корреспонденции от взрослых.

Марина Калинина: Жители России рассказали, что бы они попросили у Деда Мороза, если бы им пришлось написать ему письмо, как в детстве. Большинство граждан на Новый год попросили бы у Деда Мороза здоровья для себя и своих близких. 39% попросили бы настоящего счастья, 32% – большую сумму денег, 15% в качестве подарка на Новый год хотели бы новый автомобиль, а 14% – новую квартиру и путешествия.

Александр Денисов: Для 7% опрошенных лучшим подарком от Деда Мороза стал бы смартфон, для 5% – женитьба или замужество, для 4% – рождение ребенка. Ну а 3% респондентов хотели бы получить ювелирное украшение.

Марина Калинина: Сейчас об этом будем говорить с нашей гостьей и, естественно, с вами. А в гостях у нас – Светлана Юрьевна Барсукова, профессор факультета социальных наук Высшей школы экономики. Ну и конечно же, ждем от вас сообщений и звонков. Рассказывайте, что бы вы попросили у Деда Мороза и что бы вы подарили своим близким, какие подарки вы приготовили. Так что пишите, звоните – будем общаться.

Светлана Юрьевна, здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте, Светлана Юрьевна.

Светлана Барсукова: Здравствуйте.

Марина Калинина: А что бы вы попросили у Деда Мороза?

Светлана Барсукова: Ну, прямо по вашему списку.

Марина Калинина: Все подряд?

Александр Денисов: Благополучия в экономике?

Светлана Барсукова: Единственное, я бы уже детей, наверное, не просила, у меня достаточно. Но заметьте – дети уступили смартфонам. Кстати, я хочу сказать, что есть социологические очень четкие выкладки, что здоровье преимущественно просят люди старше 45, а деньги – моложе 35. А счастье просят независимо от возраста.

Марина Калинина: Интересно! А почему так, как вы считаете, такое разделение?

Светлана Барсукова: Ну, это очевидно. Потому что молодым нужно решать проблемы жилья…

Марина Калинина: А что, после 45 уже проблемы не надо решать, деньги не нужны?

Светлана Барсукова: Ну, они либо решены, либо, наверное, надежды на их решение уже умерли. А после 45 накапливаются просто проблемы со здоровьем, видимо. У нас страна с не самой высокой продолжительностью жизни, поэтому вопрос о здоровье, конечно, актуален. Но это если говорить о таких вообще пожеланиях.

Если говорить о конкретных подарках, то все-таки топовыми подарками для мужчин являются разные электронные вот эти штучки: наушники, смартфоны, гаджеты. А для женщин это парфюмерия, это косметика. Если говорить об изменениях за последние годы, то новыми трендами являются, пожалуй, два. Во-первых, книги возвращаются как объект подарков в последние годы.

Марина Калинина: Да? Интересно.

Светлана Барсукова: Как очень бюджетный и скромный по цене, но такой, в общем-то, популярный в определенных уже слоях населения подарок. То есть книги возвращаются в число желаемых, желанных подарков. Это первый тренд.

Марина Калинина: Книги какие-то конкретные или просто книги, абстрактные?

Светлана Барсукова: Ну, в зависимости от вкусов читателей, в зависимости от бюджета. Это первое. И второе – подарочные карты. То есть если несколько лет тому назад деньги как объект подарка были достаточно популярны, то сейчас подарочные сертификаты вытеснили деньги, потому что они фактически приравниваются уже во многих торговых сетях к деньгам. То есть разнообразие вот этих подарочных карт сделало их заменителем денежных подарков. Это два последних тренда.

Марина Калинина: А с чем вы это связываете, вот возвращение книг, например?

Светлана Барсукова: Ну, во-первых…

Марина Калинина: Люди вновь полюбили литературу?

Светлана Барсукова: Ну, во-первых, книжный рынок сейчас максимально приближен к запросам читателей. То есть этот издательский бизнес становится очень конкурентным, сложным, и издатели мониторят запросы читателей теперь очень тщательно. Теперь недостаточно произвести книгу, а нужно уметь продать. А чтобы продать, нужно понимать, чего читатель желал бы видеть: с иллюстрациями/без; в мягкой обложке/в твердой обложке; переводная/отечественная литература. Миксовые жанры приходят на смену чистым жанрам. Ну, это отдельный разговор про то, что сейчас происходит на книжном рынке.

Александр Денисов: Давайте зрителя послушаем, к нам дозвонился Константин из Евпатории. Константин, добрый день.

Зритель: Здравствуйте.

Александр Денисов: Письмо Деду Морозу писали?

Зритель: Нет. Но звоню, хочу работу найти, нет работы. Не знаю, где работу найти мне.

Александр Денисов: Безработный вы?

Зритель: Да.

Александр Денисов: А кто по профессии?

Зритель: Токарь-электромонтажник.

Александр Денисов: И сколько уже работу ищете?

Зритель: Да год уже ищу. Ходил в центр занятости, всякие документы приносил. Они мне предлагают еще какие-то документы собирать, толком не дают никакой работы. Сам искал, нет работы.

Марина Калинина: Понятно, спасибо. Ну, давайте я еще несколько сообщений прочту. «Мне нужен холодильник и ремонт на кухне», – Ольга пишет из Ивановской области. Новосибирская область: «Я прошу Дедушку Мороза, чтобы он заплатил по карте мой долг, 20 тысяч, который я брала на ремонт отопительных труб». Сообщение с подписью «пенсионерка»: «Мечтаю о здоровье, о доступности врачей и лекарств». И из Свердловской области сообщение: «Странно, что любви не просят».

Светлана Барсукова: Ну, в понятие «счастье», видимо, это входит.

Марина Калинина: А, то есть в понятие «счастье», входит и любовь?

Светлана Барсукова: Да.

Александр Денисов: Вот просят из Ставропольского края подарить всем честность, совесть и порядочность, – Ольга, 50 лет.

Светлана Барсукова: Такой есть грубый анекдот. Когда чиновников опрашивали на предмет, что означает выражение «иметь совесть», то 30% затруднились с ответом, а 70% поняли это исключительно в эротическом смысле. Поэтому «иметь совесть» – сложный вопрос для российского чиновничества.

А что касается… Кстати, у вас прозвучало, что с кредитами проблемы возникают, да?

Марина Калинина: Да.

Светлана Барсукова: Дело в том, что статистика показывает рост реальных располагаемых доходов населения. Между тем, в этой ситуации в первую очередь выигрывали бы такие отрасли, как туристический бизнес и розничная торговля. То есть при росте доходов населения, казалось бы, люди должны тратить. Этого не происходит. Варианты ответов – либо статистика лжет… Но все-таки примем другую версию – что статистика говорит правду.

Почему же не случается вот этого бума потребительского рынка? Дело в том, что высокая закредитованность населения… то есть высокий рост доходов съедается ростом задолженности перед банками – это первое. Второе – высокие инфляционные ожидания…

Марина Калинина: То есть люди все-таки пытаются побыстрее расплатиться с долгами?

Светлана Барсукова: Ну, они пытаются, их пытают к этому принудить. То есть очевидно, что начинать Новый год с грузом кредитных обязательств – это морально сложно, и материально в том числе.

И второе, очень важное объяснение. Дело в том, что помаленьку людей выдавливают из «серой» зоны, то есть у них не общий объем доходов растет, а изменяются пропорции между «белыми» и «серыми» доходами. И поэтому по статистике вы видите рост доходов, а реально это лишь подвижка границы. Я понятно говорю?

Марина Калинина: Да-да-да, конечно.

Светлана Барсукова: Собственно к этому все и сводится. Поэтому средний чек в ритейле падает, несмотря на уверения в том, что доходы россиян растут.

Марина Калинина: У нас есть еще один звонок – из Воркуты. Нам дозвонилась Татьяна. Здравствуйте, Татьяна.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Что вы бы попросили у Деда Мороза? Или, может быть, вы попросили?

Зритель: Я бы попросила у Деда Мороза – у меня сломалась стиральная машинка – дешевенькую хотя бы стиральную машинку. Потому что мне 60 лет, пенсия 16 тысяч. 8 тысяч забирают за квартиру, 8 тысяч как бы я это самое… ну, месяц питаюсь на них. У нас в Воркуте все дорого, потому что у нас только железная дорога. У нас ничего не растет, только один снег кругом. Так что…

Александр Денисов: А помочь вам некому со стиральной машиной? Только Дед Мороз, да?

Зритель: Ну, у меня есть дочка, она работает нянечкой в детском саду. То у них можно было подработку брать в детском саду, а теперь у нас мэр, и его приближенные запретили подработку даже брать, никаких подработок. И что она там получает? 17 тысяч. Ну, что она мне может помочь? А машинки у нас в Воркуте стоят – я тут походила, посмотрела – 22 тысячи, 25 тысяч, 30 тысяч. У нас же все с колес, мы как бы на Крайнем Севере живем, у нас такого нет. А больше некому мне помочь.

Александр Денисов: Ну, сколько отложили уже на стиральную машину? 2–3 тысячи?

Зритель: Да нисколько!

Александр Денисов: Вообще нисколько?

Зритель: Нисколько, конечно. А откуда, как я могу отложить?

Марина Калинина: А в рассрочку тоже никак не получается, да?

Зритель: А в рассрочку… У меня задолженность за квартиру. Я хотела кредит взять, а мне не дают, потому что запретили же, у кого долг за квартиру, то кредиты не давать.

Марина Калинина: Понятно, спасибо. Ну, будем надеяться, что ваша мечта сбудется в следующем году, Дед Мороз вас услышал.

Ну, что еще пишут наши зрители? Из Амурской области: «Прошу у Дедушки Мороза здоровья и нормальных мужчин в женихи для себя и подруг, – прямо беда с ними. – Ирина, 42 года». «Хочу внуков», – сообщение из Краснодарского края.

И давайте послушаем еще один звонок – Валентина из Калуги позвонила нам в эфир. Валентина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Я хочу, чтобы мне Дед Мороз, не мне… Я участник войны, мне 95 лет. Я хочу, чтобы моей внучке подарили что-нибудь из сережек или цепочку красивенькую. Хочу, чтобы подарил Дед Мороз.

Марина Калинина: А вы себе что хотите?

Зритель: А для себя я ничего уже не хочу. Мне 95 лет. Что мне хотеть?

Марина Калинина: А здоровья?

Зритель: Ну, еще пока разговариваю и слышу вас. Сделала операцию на глазе, хорошо сделали. Ну, так хорошо все. И вот я посмотрела по телевидению, что можно подарить. Я сама могла бы подарить, но хочется, чтобы это сделал Дед Мороз.

Марина Калинина: А вы помните, что вы просили у Деда Мороза в детстве?

Зритель: Нет, я не помню. Знаете, в наше молодое время не такое было, не такое совершенно. В 30-е годы елки запретили ставить.

Марина Калинина: Понятно.

Зритель: Я прошила большую жизнь и фронт прошла от Вязьмы до Белоруссии. Мне белорусский президент прислал медаль за Белоруссию. Вот видите как?

Марина Калинина: Ну спасибо вам большое за звонок. И дай бог вам здоровья крепкого, и жить еще долго-долго-долго, и радовать своих внуков.

Что еще? Машину просят очень многие, причем конкретную марку, собаку чихуахуа, роста зарплат, iPhone 6.

Александр Денисов: Не просто собаку, а с айфоном собаку просят.

Марина Калинина: «Мира на Земле и согласия, любви и жизненных сил», – вот из Липецкой области. А вот смешное сообщение из Чукотки: «Здравствуйте, Дед Мороз! Меня зовут Витя. Я учусь хорошо. Я помогал всем и хочу сенсорный телефон».

Светлана Барсукова: Ласточка моя! Ну, какие оптимистичные вообще у нас люди! Я вообще хочу сказать, кстати, что ООН рейтингует страны по ощущению счастья. Вот есть понятия – десятка самых счастливых стран мира и самых несчастных.

Марина Калинина: Ну расскажите, интересно.

Светлана Барсукова: Мне, кстати, интересно, как вы думаете, на каком месте Россия? Вот 150 стран рейтингуется…

Марина Калинина: Ну, я думаю, что в первой десятке.

Светлана Барсукова: Причем половина показателей – они объективные, то есть, например, уровень криминогенности, наличие политических свобод, то есть эти некие показатели, ожидаемая продолжительность жизни. А часть показателей – абсолютно субъективные, то есть что сами люди думают, чувствуют, как они оценивают свою жизнь, счастливой или несчастливой. Так вот, в первую десятку, конечно, Россия не входит, это вы погорячились.

Марина Калинина: Я оптимистка.

Светлана Барсукова: В первой десятке нет ни одной крупной экономики мира, что интересно. Ни Америки, ни Китая, ни Германии как локомотива европейской экономики в первой десятке нет. Это маленькие европейские страны: Дания, Голландия, Финляндия…

Марина Калинина: Люксембург какой-нибудь.

Светлана Барсукова: Канада, Новая Зеландия. Вот это первая устойчивая десятка. Мы замыкаем первую треть этого списка – ну, сорок какие-то. Ближайшими соседями для нас являются, например, казахи. Вот он примерно так же счастливы, как мы. То есть, в общем, неплохой результат – первая треть все-таки. Что говорит об исключительном жизнелюбии. И это чувствуется по письмам, которые посылают люди.

Да, есть статпоказатели, которые живут своей жизнью. Кстати, 2018 год мы заканчиваем относительно неплохо, если брать макроэкономические показатели. Темп роста низкий, но все-таки положительный. Торговый баланс имеет положительное сальдо. Инфляцию удержали. Безработица, официальная безработица… Вот к звонку о том, что человек год не может найти работу. Официальная безработица у нас очень низкая, кстати, по сравнению с европейским уровнем.

Другое дело, что… Понимаете, наша страна – это страна колоссального неравенства, поэтому средние цифры – средний уровень дохода, общий показатель безработицы по городу и селу – это, вообще говоря, ни о чем. Поэтому вот эти звонки на фоне, в общем-то…

Марина Калинина: Получается, что эти цифры средние вообще не отображают картину, которая на самом деле есть?

Светлана Барсукова: Они не отображают. А во-вторых, если начинать разбираться, то непонятно, как к этому относиться. Например, сальдо торгового баланса положительное – казалось бы, это благо. Но, с другой стороны, откуда взялось вот это положительное сальдо? Мы уронили российскую валюту – и тем самым придушили поток импорта в страну, ну, потому что мы не можем покупать в прежнем объеме импортную продукцию, продовольствие, промтовары, потому что очень дорогими стали евро и доллар. Через придушение импорта вы как бы изменяете структуру торгового баланса. Ну, как бы благо, имеющее совершенно другую подложку.

Марина Калинина: Смотрите, вот такая история. Я просто считаю сообщения, их очень много, они падают. Естественно, некоторые пропускаю. Получается, что все пожелания можно поделить на несколько частей. Кто-то просит таких вещей, как счастье, здоровье, любовь и так далее. Кто-то просит чего-то материального, но, в принципе, без чего можно было бы и обойтись, типа iPhone 6, чихуахуа, холодильник, новая машина BMW X6, вот тут писали нам. А кто просит настолько необходимых вещей. Например, из Вологодской области сообщение: «Мне бы дров, чтобы не замерзнуть». Вот такое деление получается. Это всегда так было, по вашим исследованиям, или это какая-то тенденция?

Светлана Барсукова: Ну, в России последние 25 лет не было периода, который можно охарактеризовать как государство социального благоденствия. Да, это всегда общество страшного неравенства, разрыва в доходах бедных и богатых. Единственное, что я думаю: бедным надо очень четко понимать, что пока есть силы, нужно, во-первых, идти в эти все собесы, службы социальной поддержки, потому что…

Марина Калинина: И искать там дедов морозов?

Светлана Барсукова: Искать там дедов морозов, настаивать на заключении социального контракта. Потому что социальной контракт – это будет сейчас новая форма помощи малообеспеченным семьям. До этого она в экспериментальном режиме по некоторым регионам обкатывалась, а сейчас, с 2019 года более широко она пойдет по стране. Это когда малоимущим не просто назначат какое-то денежное ежемесячное, например, пособие или одноразовое. Потратил непонятно на что – и ты снова голоден, да?

А социальный контракт – это когда будут разбираться, попытаются разобраться в причинах бедности и вылечить причину. То есть купят вам инструменты, чтобы вы могли как-то ремесленным трудом зарабатывать на жизнь. Или помогут купить корову, например. То есть не деньги дадут на покупку молока, а покупка коровы.

Марина Калинина: Ну, как наш вчерашний эксперт сказал, что «дадут удочку».

Светлана Барсукова: Да, удочку, а не рыбку. И кстати, закупка дров, угля – это тоже возможный вариант помощи малоимущим в рамках как раз социального контракта для сельских жителей. Такой вариант помощи предусмотрен. Просто надо руки в ноги и идти, настаивать, напоминать о своих проблемах.

Нет денег на покупку холодильника – нужно активнее использовать вот эти социальные сети: avito.ru, youla.ru, kupiprodai.ru. Есть, кстати, сеть «Дару дар», где масса благ передается бесплатно. Ведь, с одной стороны, есть люди, которые не могут купить, а с другой стороны, есть пул людей, которые, например, делают ремонт и не знают, куда деть старый холодильник. Ведь есть же такие семьи. Нужно мониторить это, просить внуков, чтобы они занимались этим вопросом, поиском через Сеть вот этих благ.

Александр Денисов: Вы упомянули социальный контракт. Там, по-моему, по цифрам – с 20 миллионов, как у нас считается, бедных сократить до 6 миллионов эту цифру. Это реальные планы, как вы считаете, в ближайшее время?

Светлана Барсукова: Ну, статистику, я думаю, можно как-то подкрутить. Можно поднять или опустить планку, с которой вы будете начинать отсчет бедности. Ну, как бы жонглирование цифрами, видимо, приведет вас к желанному результату. Реально выхода из бедности пока не предвидится, потому что все прогнозы на 2019 год Минэко и Минфина – они, я бы так назвала их, очень умеренно оптимистичные. О прорывах в росте экономики нет и речи. То есть сохранится ситуация 2018 года по всем базовым показателям, и в этой ситуации выход из бедности, я не понимаю, на каком основании может произойти.

Александр Денисов: А что нам нужно у Деда Мороза попросить, чтобы у нас экономика сдвинулась, отошла от этого постоянного нуля?

Светлана Барсукова: Ну слушайте, он испугается, если мы Деду Морозу скажем: «Поправьте наши макроэкономические показатели». Он убежит просто из этой страны.

Марина Калинина: У нас есть звонок из Адыгеи. Вера, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Что бы вы хотели попросить у Деда Мороза?

Зритель: Вы знаете, я хотела бы у Деда Мороза попросить жилье, мое уже два года назад развалилось. Я пенсионерка, еще и инвалид. И я подала на суд – суд присудил, в мою пользу состоялся. И вот уже сколько времени ничего не дают. Я пишу, пишу в прокуратуру – мне ничего не отвечают толком. Разбираемся, разбираемся. А сколько же лет можно разбираться? Я не могу! Я в разваленном живу, холодно, я не могу согреться. Я не могу ни топить, ни постирать, ни кушать сварить толком ничего.

Марина Калинина: Послушайте, Вера, если в вашу пользу суд решил вопрос, а в чем проблема? Что вам пишут? Какие отписки? Почему дело не движется?

Зритель: «Разбираемся». Второе письмо: «Разбираемся». Третье: «Разбираемся». Вот каждый раз, каждое письмо тем же числом пишут и дальше, дальше, дальше двигают. У меня уже терпения нет!

Марина Калинина: Ну а какие-то сроки они обозначают, когда они доразбираются?

Зритель: Ничего. Они просто пишут: «Разбираемся». И пишут, какого числа. Вот последнее позавчера пришло: «Разбираемся». Да сколько можно разбираться? Ведь суд состоялся еще когда? Еще в десятом месяце состоялся суд. И до сих пор «разбираемся».

Марина Калинина: Ну что можно сказать? Желаем вам удачи в этом вопросе, чтобы это все разрешилось, а вы наконец переехали.

Александр из Саратовской области нам дозвонился еще. Александр, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Алло. Я вот хотел трактор приобрести, но у меня денег нет. Земля есть, а денег нет. Не знаю, чем на селе заниматься.

Марина Калинина: А вы хотите землю возделывать свою?

Зритель: Да.

Марина Калинина: Понятно.

Зритель: А работы больше нет у нас здесь.

Марина Калинина: Может, в кредит как-то? Не пробовали?

Зритель: Кредит платить нам нечем здесь.

Марина Калинина: Понятно. Ну, вы считаете, это осуществимая мечта все-таки или нет?

Зритель: Надеемся.

Марина Калинина: Ну хорошо, надейтесь. Если надежда есть, то это прекрасно. Спасибо за ваш звонок.

А давайте поговорим о подарках. Вот какие подарки дарят люди? Какие предпочтения?

Светлана Барсукова: Ну, вы же по своему опыту это прекрасно знаете. Женщинам дарят традиционно парфюмерию, косметику, сертификаты в салоны красоты, если мы говорим о среднем классе. Среди как бы малоимущих…

Марина Калинина: А вот вчера у нас была программа про ненужные подарки, и как раз косметика и парфюмерия входили в список ненужных подарков со стороны женщин.

Светлана Барсукова: Вы знаете, это ничего не меняет, с точки зрения практики одаривания женщин. И потом, а что значит «ненужные»? Вы не используете сами, но вам же все равно идти в гости к подружке. Запускается такой круговорот подарков. То есть все подарки ненужные передариваются, и прекрасно где-то они находят себе хозяев. То есть ничего ненужного на самом деле, конечно, не бывает в быту. Мужчины технические средства любят получать в качестве подарков. То есть тут, в общем, ничего нового или революционного.

Марина Калинина: То есть по-прежнему женщинам дарят косметику и духи, а мужчина – носки и галстуки?

Светлана Барсукова: Ну, носки и галстуки, наверное, уже все-таки уходят.

Марина Калинина: Со снежинками.

Светлана Барсукова: Да, уже как-то это совсем. Даже на 23-е, я думаю, носков меньше уже появляется. Ну, еще раз, конечно, все зависит от доходов людей. И где-то просто сытый стол – это уже атрибут праздника, без всяких подарков под елочку. Потому что опять же средняя цифра, сколько россияне тратят на подарки и на организацию стола, наверное, может испугать наших зрителей.

То есть вообще в среднем считается, что на организацию новогоднего праздника российская семья примерно 15–17 тысяч тратит. Половина – это подарки, половина – на организацию стола и организацию новогодних праздников: пойти в театр, покататься на лошадке и так далее. Но для наших зрителей, вот судя по тем звонкам, которые сегодня звучали, цифра 15 тысяч на организацию Нового года…

Марина Калинина: Это две пенсии почти.

Светлана Барсукова: …это просто катастрофа для бюджета. Вот это говорит о том, насколько Россию «хорошо» характеризуют средние цифры. Они вообще ни о чем. Потому что в больнице, где кто-то уже охладел, так сказать, окоченел, а кто-то в бреду и с высочайшей температурой, средняя будет температура – 36,6. Вот это ситуация по России. У нас средняя по стране – 36,6. При этом кто-то не может дрова купить, а чиновник из города Клинцы Брянской области, понимаете, оправдывается, почему он детей отправил за счет благотворительного фонда.

Марина Калинина: В Турцию.

Светлана Барсукова: В Турцию. Вообще не об этом речь. Вопрос о том… Когда опубличили его доходы, когда более 100 тысяч рублей в день у него доходов. А это Брянская область, это дотационная область. И кто слышал когда-нибудь про эти Клинцы? Что, там суперпромышленность? Что, там какие-то нанотехнологии? Что такое вообще Клинцы Брянской области? Никто про это не слышал.

Марина Калинина: А теперь все знают.

Светлана Барсукова: А там, оказывается, проживая, можно иметь в день доход более 100 тысяч рублей. В день! Вы вдумайтесь в эту цифру. И это не является предметом обсуждения. Предметом обсуждения является только то, почему он при таких доходах отправил детей бесплатно. А все остальное вообще вопросов не вызывает. Вот в этом проблема.

Марина Калинина: Ну, это нонсенс, конечно, да. Забайкальский край, Замия нам дозвонилась. Замия, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Знаете, я, конечно, в Дедушку Мороза не верю, и не верю, что вы мою мечту исполните, но все-таки звоню. Я многодетная мать. Дети, конечно, мне в этом помочь не могут – каждый выживает как может. Я хочу окна. Дом холодный. Короче, топлю, топлю, а в зале больше 14–15 градусов натопить не могу. Ну, окна деревянные, старые. Естественно, как говорится, из окон дует, тепла нет. Вот думаю, может быть, все-таки мечта исполнится моя. У меня так-то 36 лет стажу. Пенсия, правда, 11 тысяч, но я на нее уголь купила, и я больше ничего не могу сделать. Вот туплю – днем и ночью холодно. И вот у меня желание: у Дедушки Морозка попросить, чтобы у меня дома поставили теплые окна.

Марина Калинина: Ну, надеюсь, что Дедушка Мороз в нашем эфире вас услышал. Может быть, ваше желание и сбудется.

Ну, не устаю удивляться нашим сообщениям. «Хочу разума всему человечеству». «Достойная и качественная жизнь». «Хочет подарок доченька восьми лет – велосипед на даче ездить, а у меня денег нет». «Хочу, чтобы ресурсы принадлежали народу, чтобы у чиновников и депутатов зарплата была в размере МРОТ». Вот такие пожелания. «Мечтаю о маленьком домике». «Хотим нормальную зарплату». «Здоровья и благополучия моим родным». «Здоровье Дедушке Морозу».

Светлана Барсукова: Самое доброе пожелание.

Марина Калинина: «Чтобы Дедушка Мороз был здоров и счастлив». Какие еще интересные исследования вы делали, связанные с Новым годом, вообще? Ну, просто интересно узнать, что еще люди говорят, как они готовятся, может, к Новому году, чего они ждут, какие мечты?

Светлана Барсукова: Ну, очень много маркетинговых исследований, потому что, естественно, все, пользуясь вот этим предновогодним ажиотажем, пытаются, так сказать, максимально много продать. И эти исследования показывают, что россияне научились уже делать подарки заблаговременно. Примерно только треть россиян теперь покупают подарки в последнюю декаду декабря. Вот я точно в их числе.

Марина Калинина: И я.

Светлана Барсукова: Я не просто в последнюю декаду, я в последний день декабря это делаю.

Марина Калинина: В последний день, да.

Светлана Барсукова: Что, в общем, не есть хорошо. Оказывается, большая часть россиян уже как-то более рационально тратит бюджет. Ну а так что-то новое сказать очень сложно. Есть деньги – тратят. Но еще раз говорю: огромная кредиторская особенность и боязнь завтрашнего дня.

Марина Калинина: Это такая особенность.

Светлана Барсукова: Поэтому люди как-то стараются все-таки на «черный день» отложить, понимая, что вопрос пенсии – это все как-то не про гарантии на завтра.

Марина Калинина: А насколько менялись суммы затрат на Новый год за последнее время в ваших исследованиях?

Светлана Барсукова: Говорят… Ну, это в данном случае не мои исследования, а я использую данные коллег. В этом году и стол будет чуть-чуть скромнее, и сумма на подарки, откладываемая, по сравнению с прошлым годом, чуть-чуть просела в цене. Ну, не кардинально как бы, но чуть-чуть все это утрамбовывается. То есть люди как-то берегут свои деньги – и, в общем, тем самым вторят, кстати, политике государства, потому что при росте цен на нефть, вы знаете, у нас бюджет особо от этого не выигрывает, кстати. Ну, кстати, что интересно?

Марина Калинина: Ну, мы в «кубышку» все.

Светлана Барсукова: После 2011 года, мы впервые после 2011 года в 2018 году выходим на превышение доходов над расходами, если говорить о федеральном бюджете Российской Федерации. Это впервые после 2011 года случилось с нашей страной. Но при этом профицит был бы, конечно, колоссален, если бы все доходы от нефти поступали, ну, или налоги с этих доходов поступали бы в бюджет.

Но у нас, вы знаете, действует так называемое бюджетное правило, которое понять очень просто: мы живем на те деньги, какие были бы у нас при цене 40 долларов за баррель. Потому что все, что выше (а цена, вы знаете, намного выше), считается сверхдоходами, и доходы от этого превышения вот этой пороговой цены – 40 долларов за баррель – переходят не в бюджет Российской Федерации, а в Фонд национального благосостояния.

Марина Калинина: В «кубышечку».

Светлана Барсукова: То есть в «кубышку».

Марина Калинина: И не работают на экономику.

Светлана Барсукова: Ну да. Вместо этого у нас повышается НДС, у нас повышается пенсионный возраст на следующий год. Тогда как предложение, например, Игоря Кудрина… ой, извините, Алексея Кудрина сводилось к тому, что чуть-чуть приподнять, смягчить вот это самое бюджетное правило – ну, чтобы хотя бы с 45 долларов за баррель отсечка была. Но на это правительство не пошло.

Александр Денисов: Сообщение пришло из Ростовской области: «Дедушка Мороз, верни нам СССР». Вот в Великий Устюг тоже Деду Морозу такие просьбы пишут, и он отвечает: «Не я забирал, не мне возвращать».

Светлана Барсукова: И тот, кто писал, молодец. И тот, кто ответил, тоже молодец.

Марина Калинина: И Дед Мороз. Такое предложение, сообщение пришло, просто одно слово: «Хочу». И все.

Светлана Барсукова: «Впишите то, что можете дать», – я бы так написала.

Марина Калинина: Да, и многоточие. «Какой подарок вы попросили у Деда Мороза?» – заветными желаниями поделились с нашими корреспондентами жители Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода и Улан-Удэ. Давайте посмотрим.

ОПРОС

Светлана Барсукова: «Всем – счастья, а себе – отпуск».

Марина Калинина: Ну, может, отпуск – это и есть счастье для человека. Как вы можете прокомментировать вот эти ответы?

Светлана Барсукова: Ну как? Молодцы у нас люди. Понимаете, им до этих макроэкономических показателей, знаете, абсолютно… Живут правильно, понимая, что жизнь – она здесь и сейчас, она не будет другой, они не переродятся жителями другой страны. Они обустраивают свой мир. На самом деле, действительно, чтобы быть счастливым, Господи, здоровья себе и близким. Не нужен высокий достаток, а вот средний. Среднее – это самое комфортное состояние, мне кажется, для жизни вообще семьи. Иметь возможность отдыхать, хотя бы раз в год куда-то вывозить детей. Опять же необязательно Альпы. Можно покататься в Подмосковье. Кстати, Великий Устюг. Вот я своих детей свозила на поезде Москва – Тюмень, по-моему, у нас был поезд, причем, знаете, такой советский со старыми туалетами. Для них это вообще…

Марина Калинина: Экзотика.

Светлана Барсукова: До сих пор просятся! Я говорю: «Вы уже выросли, нет». Это волшебно. При том, что это можно организовать, кстати, очень бюджетно. По возможности, нужно быть максимально изобретательными, мне кажется, чтобы быть счастливыми. Нет возможности накрыть большой стол? Ну давайте в складчину с соседями. Ну давайте как-то с выходом в подъезд.

И вообще понимать, что в тех странах, где государство не может заботиться о вас, заботиться надо о себе – не в том смысле, что отгородиться от мира и заботиться буквально о себе, о живущих только в этой квартире. Мы – коллеги, друзья, соседи наши, сослуживцы, однокурсники, одноклассники – вот тот социальный мир, который должен сплотиться вокруг нас и сплести подушку безопасности. Только так можно выжить. Вот умирают в одиночку, а выживают только сообща. Потому что наверняка у кого-то из друзей есть возможность вас трудоустроить, у кого-то из бывших одноклассников оказался неработающий или ненужный холодильник. И так далее и тому подобное.

Надо понимать, что реальность такова. Повышение пенсий будет символическое и непонятно когда. На следующий год уже 2 миллиона россиян не получат ожидаемой пенсии в связи с тем, что они не вышли на пенсию. Понимаете? А друзья, коллеги, сослуживцы, однокурсники, одноклассники никуда не денутся из нашей жизни. Вот давайте напоминать чаще о том, что мы есть: звонить, писать письма, приглашать на чай.

Марина Калинина: В общем, надо чаще общаться.

Светлана Барсукова: Да, да. Если вы отгораживаетесь от вот этого круга, а только апеллируете, что через судебную систему, через напоминания чиновникам о своей жизни вы ее улучшите, вы потратите нервы, здоровье…

Марина Калинина: А вдруг судья – какой-то знакомый найдется.

Светлана Барсукова: Да, кстати, кстати. Вот такова как бы наша жизнь. Еще раз мой совет: внимательнее относитесь к своему социальному окружению – и оно отблагодарит вас. И жизнь будет комфортна, несмотря на то, какие показатели макроэкономического роста Минфин или Минэко опубликуют на следующий год.

Марина Калинина: У нас есть звонок из Ставропольского края, Ирина нам дозвонилась. Ирина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Я хотела попросить у Дедушки Мороза, чтобы он помог всем людям. Я думаю, много таких, как я. Вот мы строим дом, и у нас земля в аренде. Чтобы выкупить эту землю, нам надо заплатить 240 тысяч. То есть для Ставропольского края, для нас, работающих, у которых зарплата… самое многое – это 14 тысяч, это очень накладно.

Марина Калинина: Ну что же, надеемся, что ваше желание сбудется. Давайте послушаем Анну из Нижегородской области. Анна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я смотрю каждый день вашу передачу, мне она очень нравится. И ведущие мне очень нравятся. Хочу ведущих поздравить с наступающим Новым годом!

Марина Калинина: Спасибо.

Зритель: Мне 77 лет. У меня пятеро внуков, пятеро правнуков. Я прошу у Деда Мороза, чтобы он маленько людей наставил на лад такой, чтобы во всем мире был мир и чтобы мои внуки и правнуки не страдали. А остальное – у нас все есть. Пускай у меня пенсия небольшая, но я укладываюсь. И мне от Деда Мороза нужно только здоровья и счастья моим детям.

Марина Калинина: Спасибо вам за поздравления. Мы тоже вам желаем здоровья и счастья вашим детям, внукам и правнукам. Пусть все будут здоровы, веселы и счастливы. И чтобы вы Новый год встретили хорошо.

Давайте почитаю еще сообщения. «Хочу здоровья себе и детям, внукам. А еще сделать ремонт в квартире, а денег не хватает». «Дорогой Дед Мороз, прошу бесплатную медицину». «Хочу попросить, чтобы пенсионная шкала была единая и для народа, и для чиновников». «Дед Мороз, сделай чудо – пусть на должности руководителей приходят только люди совестливые и умные». «Хотелось бы, чтобы у моей мамы закончились все кредиты, она получала полноценную пенсию и избавилась от всех долгов».

Прямо вот такой красной лентой проходят вот эти сообщения про долги. Это сейчас какая-то прямо серьезная проблема у людей. Они и в шутку, и всерьез, как говорится, обращаются к Деду Морозу, чтобы с этими долгами разобраться. А вообще таким пунктиром многие сообщения адресованы главному Деду Морозу в нашей стране – нашему президенту, который, в общем, по мановению руки решает некоторые проблемы на встрече с россиянами.

Светлана Барсукова: Ну, кто дозвонился, того проблемы и решаются. Звоните чаще, что называется. Но это же, понимаете, похоже на дурдом, да? Чтобы отремонтировать качели во дворе, нужно дозвониться президенту огромной страны. И это без зазрения совести показывают по центральным каналам. Ведь вообще это позорная и чудовищная ситуация, что люди не имеют других рычагов, чтобы влиять на ситуацию на месте, кроме как дозвониться до президента огромной Российской Федерации. Ну, видимо, в ближайшее время ситуация не изменится, поэтому еще раз: делайте то, что от вас зависит.

Марина Калинина: Ну что же, спасибо вам большое. Поговорили и о жизни в нашей стране, и о подарках, и о мечтах. Спасибо. Вас с наступающим!

Светлана Барсукова: Спасибо.

Марина Калинина: Светлана Юрьевна Барсукова, профессор факультета социальных наук Высшей школы экономики.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Что просят россияне у Деда Мороза?

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты