Светлана Бурцева и Ирина Волынец. Алименты для экс-супруга с детьми

Гости
Ирина Волынец
председатель Всероссийского общественного движения «Национальный родительский комитет»
Светлана Бурцева
управляющий партнер коллегии адвокатов «Бурцева, Агасиева и партнеры».

Ольга Арсланова: Платить алименты не только ребенку, но и бывшей или бывшему – вот такое предложение сделал «Национальный родительский комитет», общественная организация. Обращение уже направлено в Минтруд.

Виталий Млечин: Речь идет о содержании неработающего бывшего супруга или супруги, с кем остались дети. Это поможет повысить уровень жизни детей в неполных семьях и защитит их интересы, так считают в комитете.

Ольга Арсланова: Да, такова инициатива. Размер алиментов предлагается установить в соответствии с величиной прожиточного минимума. С 2019 года МРОТ составит 11 тысяч 280 рублей. Сейчас алименты на детей исчисляются исходя из средней зарплаты должника: на одного ребенка это четверть заработка, на двоих детей треть, на троих и более до половины. Размер алиментов может быть установлен и в твердой денежной форме, тогда, в общем-то, довольно небольшие суммы, где-то меньше 4 тысяч рублей.

Виталий Млечин: Это ты сейчас очень мягко сказала «небольшие суммы».

Ольга Арсланова: Да. Тем не менее в 2018 году, по данным судебных приставов, в пользу детей было перечислено более 5 миллиардов рублей.

Виталий Млечин: По данным Федеральной службы судебных приставов, число неплательщиков алиментов в нашей стране постепенно сокращается. На 1 января 2016 года их было 906 тысяч, а на 1 января 2018-го уже 845 тысяч, на начало октября – 836, то есть динамика явно прослеживается.

Ольга Арсланова: В арсенале судебных приставов есть целый набор мер для борьбы с неплательщиками. В первом полугодии 2018-го каждый 2-й алиментщик был невыездным, каждый 5-й был лишен права на управление автомобилем, каждый 17-й объявлен в розыск, у каждого 20-го должника арестовали имущество. Алиментщика также могут признать безвестно отсутствующим, что позволяет его детям получать пенсию по потере кормильца. В 2017 году такое решение было принято по 129 гражданам. Наиболее суровая мера – принудительные работы, к ним даже кого-то приговорили, если быть точнее, 53 человека.

Виталий Млечин: То есть подведем итог: арсенал борьбы с неплательщиками у Федеральной службы судебных приставов есть. Насколько он эффективный, будем обсуждать. Ну и самое главное, давайте обсуждать саму идею платить алименты не только на ребенка, но и на супруга.

Ольга Арсланова: Да, вообще поговорим о том, кто, кому и что должен. Звоните в прямой эфир, участвуйте в программе.

Виталий Млечин: Пожалуйста, выскажите свое мнение обязательно.

Ольга Арсланова: Ну а мы приветствуем нашу гостью, управляющего партнера коллегии адвокатов «Бурцева, Агасиева и партнеры» Светлану Бурцеву, – Светлана Георгиевна, здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте.

Светлана Бурцева: Здравствуйте, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Давайте пройдемся по закону, все-таки напомним нашим зрителям, кто сегодня имеет право на алименты и при каких условиях, до какого возраста, кто может претендовать.

Светлана Бурцева: Ну на сегодняшний день закон у нас – и Конституция, и Семейный кодекс, и Гражданский кодекс – определяет очень большой спектр возможностей платить и получать алименты. Полагаю, что нормы, которые закреплены в действующем законодательстве, очень хороши. Другое дело, что механизм реализации норм и взыскания алиментов затруднителен в силу различных причин. На сегодняшний день закон говорит о том, я вернусь к инициативе Ирины Волынец, она говорит о том, что надо обязать уплачивать бывших супругов оказывать помощь финансовую другим супругам, которые остались с ребенком.

Ольга Арсланова: Мы с Ириной Волынец обязательно свяжемся буквально через несколько минут, может быть, поясним с ней как-то.

Светлана Бурцева: Да. Я полагаю, что эта инициатива требует широкого обсуждения, не так однозначно все, потому что возникает иной вопрос о том, что будут взращиваться, как сказать, супруги-тунеядцы. На сегодняшний день закон декларирует, есть эти нормы, что бывший супруг обязан содержать бывшего супруга, например, жену, если она… Выплачивать алименты не только на ребенка, но и на супругу беременную…

Ольга Арсланова: Когда ребенок маленький совсем еще?

Светлана Бурцева: …либо до достижения ребенком 3-летнего возраста, содержание ребенка-инвалида, – все эти нормы прописаны в законе и в общем-то должны исполняться.

Ольга Арсланова: Скажите, пожалуйста, сейчас все-таки это деньги на содержание ребенка, на улучшение его условий жизни, это совершенно понятно, второй родитель обязан ребенка содержать. Почему вообще может возникать идея о содержании дееспособного взрослого человека, который точно так же принимал решение о рождении ребенка, как и другая сторона? Не очень понятно, почему кто-то кому-то в этой схеме что-то еще должен.

Светлана Бурцева: Вы понимаете…

Ольга Арсланова: Просто по закону есть какое-то обоснование, почему один взрослый человек обязан другому взрослому человеку что-то платить?

Светлана Бурцева: Ну у нас есть норма закона, что взрослый трудоспособный супруг должен оказывать материальную помощь другому супругу, эта норма декларирована Конституцией и закреплена в Семейном кодексе.

Ольга Арсланова: Вы имеете в виду какое-то совместное хозяйство?

Светлана Бурцева: Нет, не только совместное хозяйство, а взаимная материальная ответственность каждого супруга друг перед другом. Также при расторжении брака норма также есть в Семейном кодексе и в Конституции, что после расторжения брака бывший супруг обязан содержать нетрудоспособного супруга, если на то имеется основание, то есть если супруг нуждается или если он нетрудоспособен.

Виталий Млечин: Давайте попробуем разобраться, насколько эти все нормы исполнимы. С одной стороны, если человек нормальный, он не откажется от содержания собственного ребенка даже несмотря на то, что разводы бывают порой очень драматичными, отношения портятся, но все-таки нормальный, ответственный человек в основном все же, наверное, должен как-то думать о своем ребенке и его содержать. Сейчас если речь идет о том, чтобы обязать содержать еще и бывшего супруга, с супругами очень часто отношения не складываются после развода. Это вообще реализуемо, такое предложение?

Ольга Арсланова: По суду, вероятно, придется как-то?

Светлана Бурцева: Ну если эта инициатива получит свое логическое завершение, то есть выродится в законопроект, а потом в дальнейшем и в закон, то, естественно, закон должен соблюдаться. На сегодняшний день эта инициатива возникла спонтанно, сейчас активно обсуждается в юридическом сообществе. Кстати, очень много юристов являются противниками данной инициативы, потому что полагают, что все нормы, которые есть в сегодняшнем законодательстве, позволяют, в общем-то, как-то содержать либо супруга нетрудоспособного, детей и женщин, которые после расторжения брака остаются с детьми и имеют на содержании детей и детей-инвалидов, детей до 3-х лет, когда при расторжении брака либо женщина беременная, либо до 3-х лет, то, в общем-то, супруг обязан ее содержать, это императивная норма. А при том, что если супруг трудоспособен, но не имеет возможности осуществлять свою трудовую деятельность, потому что ухаживает за ребенком, я думаю…

Ведь есть два вида плательщиков алиментов: которые добровольно выплачивают алименты либо принудительно. Если добровольно уплачивает алименты, то он, естественно, будет и так оказывать материальную помощь, а принудительно… Вы понимаете, судом никак нельзя заставить принудительно исполнять то, что ты обязан исполнять. Вы привели очень хорошую статистику, но есть еще одна цифра, что на сегодняшний день задолженность по алиментам составляет 100 миллиардов рублей, понимаете? Это огромная цифра. То есть, может быть, с другой стороны посмотреть, другие инициативы развивать, чтобы…

Ольга Арсланова: …хотя бы на детей платили.

Светлана Бурцева: …хотя бы платили на детей, во-первых. А потом механизм взыскания, разъяснять обязанность, ответственность. Ведь когда пары заключают брак, они думают только о красивой стороне жизни, а вот о правовых последствиях данного акта не задумываются. Они не задумываются, что при заключении брака рождаются дети, возникают отношения между супругами, и эти отношения должны как-то… В браке есть не только права, но и обязанности, то есть не только содержать ребенка, но и содержать каждого из супругов.

Ольга Арсланова: Сейчас к нашей беседе присоединяется председатель Всероссийского общественного движения «Национальный родительский комитет» Ирина Волынец. Ирина, как вы нас слышите?

Виталий Млечин: Здравствуйте.

Ирина Волынец: Да, здравствуйте, прекрасно слышу и живу.

Ольга Арсланова: Очень хорошо.

Ирина Волынец: Я категорически не согласна с аргументом, что у нас и так очень много требований…

Ольга Арсланова: Ирина, у вас…

Ирина Волынец: Нужно требовать взыскания этих алиментов. У нас, слава богу, появилась уже и уголовная статья, злостные неплательщики теперь несут не только административное наказание, но и уголовное, если они так злостно уклоняются от уплаты. И конечно же, нужно обязывать, уже зафиксированы случаи отработки общественных работ, то есть не сажают в тюрьму в том виде, в каком сажают других заключенных, но заставляют отрабатывать, и из этих средств часть денег уходит на погашение алиментов. Поэтому, конечно же, в случае, если ребенка невозможно устроить в садик или в ясли, если по каким-то другим причинам мама не может работать, конечно, бывший супруг, для того чтобы уровень жизни ребенка если даже и упал, то не столь значительно, обязан содержать и бывшую супругу. Это не наказание, это ответственность отца ребенка за судьбу своего ребенка. В случае, если женщина трудоустраивается, конечно, плательщик алиментов освобождается от уплаты алиментов за неработающего супруга.

Ольга Арсланова: Ирина, разъясните, пожалуйста, какие могут быть оправдания у, например, бывшей супруги, для того чтобы не работать? То есть по вашей инициативе в каких случаях ей ее бывший муж, уже по факту чужой человек, должен что-то платить?

Ирина Волынец: Он должен платить деньги ей, для того чтобы уровень жизни ребенка упал не так сильно, как когда он падает, если бывший муж выплачивает алименты только на ребенка. Например, у нас повсеместная проблема нехватки, хронической нехватки мест в яслях. Если с детскими садами худо-бедно вопрос решен, хотя только на 85% обеспечение местами в детских садах, по яслям ситуация катастрофическая. Что делать женщине, которая до 1.5 лет получает пособие по прошлому месту работы, находится в декретном отпуске до 3-х лет, но с 1.5 до 3-х лет не получает практически никаких доходов, а ребенка невозможно устроить в детский сад, потому что не хватает мест. Вот как эта женщина должна выживать?

Ольга Арсланова: Извините, я вас перебью, в таком случае вы все-таки предлагаете не государству помогать женщине, хотя государство вроде как должно обеспечить это место, а частному лицу? То есть чтобы бывший супруг оплачивал проблемы государства.

Ирина Волынец: Вы знаете, я считаю, что если и государство поможет женщине, и частное лицо, то от этого вообще женщине хуже не будет. Но пока мы не можем рассчитывать на то, что государство будет выплачивать достойные пособия хотя бы от 1.5 до 3-х лет, то значит, это должен делать конкретный мужчина, конкретный отец данного ребенка. То есть давайте не будем сейчас говорить о всеобщей ответственности, а будем говорить о родителях, которые произвели этого ребенка на свет…

Ольга Арсланова: Понятно, первое обоснование…

Ирина Волынец: …и который живет несмотря на то, вместе родители или не вместе, – ребенок, который хочет кушать, ребенок, которого нужно одевать, которого нужно лечить в случае, если он заболел…

Ольга Арсланова: Это понятно.

Ирина Волынец: То есть с детьми на самом деле огромное количество трат, у меня четверо детей, я не представляю, что было бы, если бы я осталась с этими детьми одна, если они у меня, например, родились все с разницей в 2 года, то есть один ребенок, через 2 года другой, через 2 года третий, через 2 года четвертый. И что бы я должна была бы делать в случае, если, например, я не являюсь бизнесвумен в настоящее время, – что я должна была бы делать в случае развода (предположим такую гипотетическую ситуацию, хотя не дай бог никому), как бы я тогда этих детей воспитывала? При условии, например, что в ясельные группы устроить детей очень сложно в России.

Ольга Арсланова: Ну вот смотрите, Ирина, понимая все эти риски, которые есть, понятно, у каждого человека, вы все-таки решились и родили четверых детей. А вот наши зрители интересуются: если, предположим, такая угроза платить алименты в двойном объеме будет постоянно висеть над мужчиной, не будет ли проблем с демографией? Люди будут просто бояться брать на себя такую ответственность и рожать детей, ведь если что-то не сложится, придется постоянно платить.

Ирина Волынец: Вы абсолютно правы, речь идет именно об ответственности. Я думаю, что когда взрослые люди вступают в брак, они принимают на себя эту ответственность за содержание своего ребенка независимо от того, будут они дальше жить с этой женщиной, не будут. Конечно, дай бог всем долгого, счастливого брака, но в жизни бывает всякое. И мы, например, в нашей организации считаем, что дети не обязаны страдать оттого, что их родители вдруг разошлись.

Виталий Млечин: Ну а вам не кажется, что может возникнуть другая ситуация, что какой смысл тогда, собственно, второму супругу, который не работает и которого содержит первый супруг, ему вообще выходить на работу? Можно же до 18 лет посидеть дома и нормально себя чувствовать.

Ольга Арсланова: На 11 тысяч, правда, но все-таки.

Светлана Бурцева: Сейчас 9.

Ирина Волынец: Это не 11 тысяч, у нас МРОТ меньше 10 тысяч рублей в России. Конечно же, далеко не все согласятся жить на эти деньги и не выходить на работу в случае, если у них есть возможность получать доход. Но у нас есть здесь вполне конкретное уточнение, что причина, по которой у бывшей супруги либо бывшего супруга (почему мы говорим именно о женщинах, иногда и папа остается с ребенком либо с детьми, а мама, допустим, бизнесвумен, зарабатывает деньги) должна быть уважительная, веская причина, по которой этот бывший супруг, который остался с ребенком либо с детьми, не работает. Эта причина должна быть уважительной, я подчеркиваю.

Здесь бывает очень много обстоятельств, где отсутствие места в детском саду и в яслях есть только одна из причин. Здесь могут быть другие причины, связанные с состоянием здоровья, с тем, что ребенка женщина элементарно кормит грудью, при этом она, например, не была трудоустроена на высокооплачиваемой работе, и тот доход, который она получает в качестве декретных, недостаточен для того, чтобы нормально выживать. То есть здесь каждый случай решается индивидуально, но наши мамы или папы неработающие, которые остались с детьми, должны понимать, что они могут рассчитывать на поддержку своих бывших супругов, а бывшие супруги обязаны обеспечить уровень жизни ребенка независимо от того, проживают они со своим упругом или нет.

Ольга Арсланова: Скажите, пожалуйста, как вы оцениваете возможность взыскания таких алиментов, если все-таки пока что есть проблемы даже с уже традиционными формами?

Ирина Волынец: Здесь государство должно свою работу выполнять добросовестно. Вопрос к приставам, потому что огромное количество задолженностей возникает потому, что наши приставы недобросовестно выполняют свои обязанности. Почему на каких-то участках у нас все должники выплачивают, либо они сидят в тюрьме, либо они признаны без вести пропавшими, потому что в случае, если алиментщик злостно уклоняется и его местоположение невозможно установить, он признается пропавшим без вести, и тогда государство выплачивает маме ежемесячную пенсию по потере кормильца. Почему в одних регионах, даже в одном и том же регионе в разных районах одни приставы выполняют свои обязанности, а на других участках не выполняют? Здесь нужно ужесточать контроль за приставами, потому что их обязанность взыскивать эти алименты, и эти огромные долги…

Мы, конечно, все прекрасно понимаем, что у нас общая экономическая ситуация в стране очень сложная сегодня, но это не означает, что бывшие супруги должны бросать своих детей и не содержать их, потому что это гражданская обязанность содержать своих детей независимо от семейного положения, то есть в браке вы со своим бывшим супругом или супругой или нет.

Ольга Арсланова: Понятна ваша позиция. Ирина, скажите, на какой стадии сейчас ваша инициатива? Кто ее рассматривает? Как вы оцениваете ее перспективы?

Ирина Волынец: Да, сейчас мы эту инициативу направили Максиму Анатольевичу Топилину, это Министерство труда и социальной защиты, оно официально зарегистрировано. Конечно, мы получим официальный ответ. Я думаю, что у нас будет тема для следующей программы, связанная уже с этим ответом.

Ольга Арсланова: Понятно.

Ирина Волынец: Но огромный общественный резонанс вызван, причем, конечно, больше критикуют нашу инициативу именно папы, потому что чаще они уходят из семьи при разводе, а мамы, вы знаете, как-то даже защищаются достаточно пассивно, потому что я думаю, что мамы заняты как раз, мамы заняты детьми, и это наши мамы-одиночки несчастные, бедные работают на трех работах, у них почему-то находится и время, и силы, для того чтобы содержать своих детей, а папы вот так вот у нас непонятно где, жалуются на то, как им, бедным, жить, когда они создали вторую, третью, десятую семью. Пожалуйста, создавайте новые семьи, рожайте детей, но при этом не нужно забывать про тех детей, которые уже родились и которые тоже имеют право на то, чтобы достойно жить.

Виталий Млечин: Да, про детей уж точно нельзя забывать.

Ольга Арсланова: Спасибо. Ирина Волынец, председатель Всероссийского общественного движения «Национальный родительский комитет», была у нас в эфире.

Собственно, что бы мы ни говорили, Ирина сейчас тоже косвенно это обозначила: в отношении детей у нас нет 100% равенства, все-таки решение рожать ребенка или нет принимает в основном женщина. Соответственно, она принимает на себя и дальнейшие риски. Как вы относитесь к тому возмущению, которое в основном действительно исходит от мужчин? Справедливо ли оно, если по большому счету практически всегда ребенок остается с мамой, решение его рожать мамино, а ответственность почему-то в основном на мужчине должна быть в конечном итоге материальная?

Светлана Бурцева: Вы знаете, я вот хотела бы здесь немножко поспорить, что в основном суды оставляют ребенка с матерью. Вот у меня на самом деле совершенно недавно, даже не закончился, находится на стадии апелляционного обжалования очень интересный процесс, когда за ребенка бьются обе стороны с равными усилиями, и отец прикладывает необыкновенные усилия, для того чтобы ребенок остался проживать с отцом. Идут методы и законные, и незаконные, и этичные, и неэтичные.

Поэтому я полагаю, я слушала Ирину, я не совсем согласна… Она вроде декларирует, что алименты должны выплачиваться женщине для поддержки ребенка, который остается у нее на содержании, с другой стороны она говорит о размере алиментов. Так, может быть, все-таки увеличить размер алиментов? Определить, может, какую-то фиксированную, минимальную границу, ниже которой нельзя будет опускать алименты? Может быть, с этой стороны стоит смотреть?

Далее. Ведь она говорит опять же об уровне жизни ребенка. Так уровень жизни ребенка опять же должны обеспечивать оба родителя. Почему отцы возмущаются данной проблемой? Потому что действительно ответственность больше материальная, это так сложилось испокон веков, что вроде мужчина добытчик и он обязан содержать семью. К сожалению или к счастью, не знаю, сейчас времена меняются, и ответственность должна быть и с той, и с другой стороны. Вот у Ирины, наверное, все-таки крик души, она говорит, у нее есть такой опыт, у нее четверо детей, она думает о себе. На самом деле на мужчинах тоже очень большая ответственность, они содержат… Бывает, не складывается одна семья, она заводят и вторую, третью, там тоже рождаются дети. И также мужчина обязан содержать и ту, и другую, и третью семью, понимаете? Поэтому здесь вот эта инициатива все-таки должна основываться, глубоко анализироваться, не просто так выродиться в такую инициативу, которая просто абы сказать. Должно быть какое-то, в общем-то, основание.

Ольга Арсланова: Послушаем наших зрителей, узнаем их точку зрения. У нас на связи Ольга из Воронежской области. Здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Ольга.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Да, вы в эфире, говорите, пожалуйста.

Зритель: Я хотела в поддержку Ирины сказать. Вот вы защищаете мужчин, как им тяжело и обидно. Но вы как женщина можете мне ответить на вопрос: даже если ребенку исполнится 3 года, мама может полноценно работать? То есть вы не думаете, что в саду дети постоянно болеют, что на работе этого никто не терпит, потому что маленькие дети постоянно болеют. О каком полноценном заработке идет речь с вашей стороны как женщины? Это первый вопрос.

Светлана Бурцева: Вы знаете…

Зритель: И второй вопрос. Есть у нас закон: если мужчина не имеет возможности, то есть он просто официально не работает, естественно, он ест и пьет, то начисляют 1/2 от прожиточного минимума, то есть в данной ситуации на сегодняшний день по Воронежской области это 8.5 тысяч. Вот скажите, могу я на 1/2, это 4.5 тысячи, прокормить себя и ребенка и хотя бы до 3-х лет оградить ребенка от болячек в этих детских садах, вырастить на 4.5 тысячи?

Светлана Бурцева: Я понимаю ваш вопрос и вашу озабоченность. На самом деле я не защищаю ни мужчин, ни женщин, я говорю о том, что должна быть обоюдная ответственность за воспитание детей и поддержание достойного уровня жизни. На самом деле красной нитью у Ирины проходит то, что надо алименты увеличить. На самом деле, может быть, стоит увеличить сам размер алиментов? Какая разница, если мужчина будет платить алименты, прожиточный минимум на ребенка и тот же прожиточный уровень матери, для поддержания материальной…

Ольга Арсланова: В общем, честно говоря, на это особо не разгуляешься.

Светлана Бурцева: Особо не разгуляешься все равно. Либо добавить, увеличить в 2 раза выплату алиментов… Но потом из мужчин бегал от алиментов, он и будет бегать от алиментов. Если не будут исполняться решения суда, они и не будут исполняться. То есть, возможно, нужен другой механизм реализации всех законов, которые у нас уже есть, а не то что какие-то новые инициативы… Вот недавно совершенно, кстати, слышала об инициативе, что тот должен платить алименты, кто был инициатором развода, – ну это вообще, знаете, какой-то бред полный. То есть у нас… Я еще раз хочу сказать, что я никого не защищаю, ни отцов, ни матерей, я считаю, что обоюдная ответственность, еще раз повторяю, должна быть. На самом деле у нас законы хорошие, просто они должны исполняться, вот и все.

Ольга Арсланова: «Плачу алименты 60 тысяч, – пишет нам зритель из Архангельской области. – Оказываю помощь покупкой еды, оплатой кружков, оставил квартиру ребенку, но содержать бывшую не хочется».

Виталий Млечин: Это можно понять.

Ольга Арсланова: «Вот теперь и думай, заводить семью или нет, – Краснодарский край пишет. – Поддержка от государства молодой семье?» Вообще действительно сложилось ощущение, что это попытка как-то увести разговор о пособиях, например, на ребенка, переложить ответственность с государства на родителя, который, может быть, ни в чем особо и не виноват. Как вам кажется, государство сейчас достаточно делает, для того чтобы ребенок в полной семье, ребенок в малообеспеченной семье чувствовал себя лучше? И кто в первую очередь должен нести эту ответственность, семья или государство?

Светлана Бурцева: На самом деле это сложный вопрос. Я глубоко убеждена, что когда люди принимают решение рожать детей, они в первую очередь должны не только их родить, но и воспитать, дать им достойное будущее. Когда государство помогает и оказывает социальную и материальную поддержку, это очень здорово, это очень хорошо, в этом направлении, конечно, нужно работать, – работать не только органам, которые принимают законы или которые обладают правом законодательной инициативы, но и тем, кто исполняют данные законы, в том числе опека и попечительство. Надо оказывать адресную помощь малоимущим семьям, семьям с детьми-инвалидами таким образом, а не то что просто инициативу «бахнуть» как-то так и все, то есть не проанализировав никакие последствия, не проанализировав ситуацию ни с той, ни с другой стороны. Понимаете, я считаю, что все-таки инициатива должна быть разумной.

Ольга Арсланова: Послушаем зрителей?

Виталий Млечин: Да, Татьяна из Волгограда до нас дозвонилась. Татьяна, здравствуйте, вы в эфире, говорите, пожалуйста.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Простите, пожалуйста… Во-первых, спасибо вам, что вы есть, спасибо, что вы поднимаете острые вопросы и отвечаете.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Зритель: У меня вот такой вопрос по поводу алиментов. Я бабушка, моей внучке 6.5 лет, ее папа ни один раз не заплатил алиментов. Он скрывается. Прописка у него в городе Фролово, а вообще мы его найти не можем. Мы и туда ездили, во Фролово, и связывались с судебными приставами, и были в прокуратуре, и нигде мы не можем найти правду, вот просто не хотят ничего делать наши органы. Что делать, подскажите, пожалуйста?

Светлана Бурцева: Вы знаете, что я вам посоветую? На самом деле можно… В прошлом году, по-моему, законопроект внесли в Государственную Думу, к сожалению, я судьбу его на сегодняшний день не знаю, но мне кажется, этот законопроект имеет хорошую перспективу, – объявить злостного неплательщика алиментов в розыск, его объявить безвестно отсутствующим, и тогда в этом законопроекте предусмотрено, что государство будет оказывать материальную поддержку, если таково будет решение суда. Вот это, кстати, очень хороший законопроект, он гарантирует какой-то прожиточный минимум или материальную поддержку вот таким семьям, когда невозможно найти злостного неплательщика алиментов.

Ольга Арсланова: Давайте еще один звонок примем из Москвы.

Виталий Млечин: Николай, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Скажите, пожалуйста, я разведен с супругой уже год, а не живем вместе 3 года, получается, после того момента, как узнал, что она изменяет, я ушел. С того времени платил деньги, то есть приносил домой, устроился на работу по командировкам и деньги приносил. Год назад мы развелись, я стал супруге на карту переводить деньги. Сейчас я узнаю, что она хочет подать на алименты с того момента, как мы не живем вместе, не с того момента, как развелись, а с момента, как не живем. Ответьте, пожалуйста, какая ситуация в таком случае?

Светлана Бурцева: Вы знаете, если у вас есть подтверждение того, что вы оказывали материальную помощь, переводили на карту деньги, то имеет место хорошая перспектива в суде. Но, конечно, это все решается в судебном порядке, надо смотреть, с каким иском супруга выступит в суд, и конечно, готовить доказательства, для того чтобы свою позицию подтвердить, доказать, что вы все-таки оказывали материальную помощь. Что же касается срока, то с момента того, как супруга подала на алименты, она может взыскать за предыдущие 3 года. Но опять же если у вас есть доказательства того, что вы оказывали материальную помощь, это уже в суде взвешивается, и и с той, и с другой стороны будут оцениваться доказательства.

Виталий Млечин: И можно даже потребовать до развода?

Светлана Бурцева: Конечно.

Виталий Млечин: А вот, условно говоря, если мы живем с женой, я приношу деньги, не на карту ей перевожу, а, скажем, наличными ей отдаю, я же не смогу этого доказать.

Светлана Бурцева: Ну вы знаете, здесь, конечно, нужно фиксировать ваши доказательства, так сказать.

Ольга Арсланова: Фотографируй.

Виталий Млечин: А если я еще не знаю, что мы разведемся и она потом потребует алименты от меня, как я это буду делать?

Светлана Бурцева: Ну здесь такое дело, что если супруга обратится с иском о взыскании алиментов, то она имеет право, если мы говорим о сроке исковой давности, за 3 года взыскать эти алименты. Если вы докажете, что оказывали материальную помощь ребенку, то, конечно, это не будет взыскано.

Ольга Арсланова: Вот смотрите, что пишут наши зрители. Зрительница из Москвы: «Я вырастила семерых детей, прежде чем родить, задумалась, смогу ли я их поднять сама, а если нет, то зачем рожать? Алименты должны быть не как наказание, а как поддержка до детского сада, дальше только на ребенка». Костромская область: «Но неработающий супруг выполняет бесплатно обязанности няни и домработницы, ушедший должен оплачивать эти работы по рыночной стоимости целиком или половину, если оставленный с ребенком родитель даже работает», – вот так считают. «Обязанность по воспитанию и содержанию ребенка лежит в равной мере на обоих родителях, но если отец видит ребенка раз в неделю по паре часов, почему материальную ответственность он несет в полном объеме?» Отличные такие рыночные отношения: я плачу, для того чтобы общаться, чтобы получать что-то, чтобы общаться с ребенком я плачу алименты, не для того, чтобы он рос и развивался… Оплата услуги.

Светлана Бурцева: Это совершенно неправильно, конечно, это такая позиция…Это совершенно неправильно. Я думаю, что здесь и не должно быть перегибов в общении с ребенком, потому что каждый из родителей имеет равное право на общение и воспитание ребенка. Ну и, конечно, материальная помощь должна тоже в полной мере и с той, и с другой стороны оказываться, чтобы ребенок не потерял тот уровень жизни, который был, когда родители были в браке.

Ольга Арсланова: Послушаем Алексея из Красноярска. Добрый день, здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Алексей.

Зритель: Здравствуйте, уважаемые ведущие, уважаемые гости. Вопрос примерно такой. У нас общественное мнение складывается, что алименты, как правило, платит мужчина женщине, и никто не задумывается о вопросе, кто был инициатором развода, по какой причине это произошло. Но очень много семей по крайней мере из моего окружения, я знаю таких, когда женщина становится инициатором, а суд оставляет ребенка за женщиной, так как она в приоритете. Мужчина не имеет возможности платить, к примеру, большие суммы, устраивается на работу по минимальной оплате, грубо говоря. У меня сестра получает 1.5-2 тысячи алиментов, это ни ей, не поднять ребенка, ничего. Мне кажется, что государству надо просмотреть вопрос о том, с кем должен ребенок остаться, то есть с кем он может полноценно воспитываться и расти. У нас получается, что дети выступают разменной монетой между отношениями родителей, кто кому платит, сколько платит, и это, мне кажется, неправильно.

И еще такой момент, как вот заметил ведущий, как правило, решение о рождении ребенка принимает женщина. Не может мужчина заставить девушку родить и не может запретить ей рожать, то есть мужчина в принципе в выборе не участвует, участвует женщина, а ответственность несет мужчина. То есть, может быть, как-то ответственность разделить на двоих? Примерно такой вопрос.

Виталий Млечин: Спасибо большое, Алексей.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Виталий Млечин: Но я тут должен высказаться, что я как отец не могу согласиться с тем, что только женщина принимает решение о рождении ребенка. В нашей семье по крайней мере это было обоюдное решение.

Ольга Арсланова: Но конечное-то все равно за женщиной, тут как ни крути.

Виталий Млечин: Ну не знаю. Мне кажется, что это вопрос как раз спорный. В нормальной семье, как мне представляется, это должно быть все-таки общее решение, как и в принципе все остальные, она на то и семья.

Светлана Бурцева: Конечно, я совершенно с вами согласна и не согласна со зрителем, что только оставляют ребенка матери. На самом деле практика судебная повернулась совершенно в другую сторону теперь, родители мужского пола, мужчины очень активно борются за свои права, очень часто суды оставляют ребенка с отцом. Как раз-таки здесь взвешиваются все «за» и «против»: какие условия жизни у матери, какие условия жизни и финансовое состояние у отца; естественно, оцениваются заключения опеки и попечительства с той и с другой стороны, и суд принимает решение тогда, с кем будет ребенок. Делается даже экспертиза психолого-психиатрическая или педагогическая и определяется как раз-таки, с кем из родителей ребенку комфортнее, и суд принимает решение в интересах ребенка. Нельзя так однозначно сказать, что только с матерью или только с отцом.

Как раз-таки я опять же вернусь к этой инициативе Ирины Волынец, что как раз если эта инициатива получит свое развитие, то мы можем получить массу исков, когда родители будут биться просто за ребенка, для того чтобы получать такие алименты. Поэтому это тоже еще одна сторона негативная в копилочку противников данной инициативы.

Ольга Арсланова: Пишут нам: «Трудности с устройством детей в детские дошкольные заведения заключается в том, что большинство неработающих женщин водят детей в сады, а надо ввести старую советскую норму: предоставляешь справку с работы – добро пожаловать в сад и ясли. Сейчас очень модно женщинам не работать, она ведет домашнее хозяйство, но мы все его вели, в мое время тоже все работали». А не является ли действительно желание взрослого дееспособного человека каким-то образом отлынивать, не работать по каким-то там причинам, зачастую надуманным, наоборот, отягчающим обстоятельством? То есть очевидно, что если ты взрослый человек и у тебя ребенок ходит в сад, нет причин сидеть дома?

Светлана Бурцева: Да. Я считаю, что это тоже один из таких негативных факторов. Очень много у меня даже знакомых, которые не работают, детей водят в сад…

Ольга Арсланова: …а алименты детские еще и на себя тратят.

Светлана Бурцева: Да, это тоже как раз-таки… Может быть, действительно была хорошая раньше практика, когда предоставляли справки в сады, потому что на самом деле если мама не работает…

Ольга Арсланова: Обоснование для того, чтобы ребенок ходил в сад.

Светлана Бурцева: Да, почему она возлагает эту обязанность воспитания на государство, на образовательные учреждения? Все-таки это же твоя ответственность, твой ребенок. Тут я бы…

Виталий Млечин: Ну сейчас за детский сад приходится платить, поэтому если не работаешь и денег нет, то и в сад не устроишь ребенка, соответственно.

Давайте посмотрим небольшой сюжет. Наши корреспонденты пытались выяснить, как пробудить совесть в неплательщиков алиментов.

Ольга Арсланова: Да, давайте посмотрим.

ОПРОС

Ольга Арсланова: И у нас есть еще немного времени, хотелось бы еще одну инициативу обсудить. Помните, какое время назад предлагали еще платить обязательно алименты пожилым родителям? Сейчас есть какие-то в законе нормы?

Светлана Бурцева: Ну эта норма сейчас есть и она работает на самом деле.

Ольга Арсланова: Обязать.

Светлана Бурцева: Не обязать, а это при условиях определенных. Если отец обязан содержать или родители обязаны содержать ребенка, это императивная норма, то здесь норма при определенных условиях, если нетрудоспособные, если неимущие, если не имеют средств к существованию, конечно, родители должны содержать, обязаны это делать.

Виталий Млечин: Пора подводить итог, потому что время заканчивается. Последний вопрос: может быть, мы вообще не с той стороны заходим? Может быть, нам надо беседовать не о том, как заставить людей платить алименты, как их обязать кого-то содержать? А может быть, нам постараться сосредоточить наши усилия на том, чтобы семьи не распадались? Чтобы люди как-то выстраивали свои отношения, налаживали, не доводили до ссор и до необходимости платить алименты? Может быть, тогда лучше станет?

Ольга Арсланова: Сделать людей идеальными.

Светлана Бурцева: Я совершенно с вами согласна, потому что по статистике половина пар распадается.

Ольга Арсланова: Это неизбежность.

Светлана Бурцева: Да, это неизбежность, тем не менее надо как-то это пропагандировать, счастливый и здоровый образ жизни.

Ольга Арсланова: Чтобы если расходились, хотя бы…

Виталий Млечин: Да, развестись-то по-разному можно: можно поссориться до такой степени, что вообще потом ребенка не увидишь, а можно все-таки отношения сохранить нормальные, уважение друг к другу и как-то решать проблемы без суда, без судебных приставов.

Светлана Бурцева: Я совершенно согласна. Надо повышать социальную ответственность, чтобы люди чувствовали уважение и любовь друг к другу и к своим детям, которых они родили.

Виталий Млечин: Я думаю, что мы должны всех наших зрителей к этому призвать.

Большое вам спасибо. У нас в гостях был управляющий партнер коллегии адвокатов «Бурцева, Агасиева и партнеры» Светлана Бурцева.

Ольга Арсланова: Спасибо вам большое.

Светлана Бурцева: Спасибо.

Виталий Млечин: Мы беседовали об алиментах, отношениях в семье, сегодня это наша большая тема, поэтому вечером продолжим.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Обсуждаем инициативу

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты