• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Светлана Калинина Я не верю в эти 500 млрд рублей долгов по ЖКХ. В большей степени они рисованные. Потому что система тарифообразования — не открытая

Светлана Калинина Я не верю в эти 500 млрд рублей долгов по ЖКХ. В большей степени они рисованные. Потому что система тарифообразования — не открытая

Гости
Светлана Калинина
эксперт Общероссийского народного фронта
Борис Воронин
директор Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА)

Виталий Млечин: Долги за коммуналку будут собирать коллекторы. В этом заинтересованы как поставщики услуг, которым россияне задолжали колоссальную сумму, так и сами сборщики долгов – они-то как раз в последнее время зарабатывают не так много, как им хотелось бы, вот и ищут новые способы.

Тамара Шорникова: По оценке агентского комитета Национальной ассоциации коллекторских агентств, сейчас поставщики услуг ЖКХ дают в работу коллекторам не более 5% от общей задолженности населения. При этом эффективность их собственного взыскания, их методов не очень высокая: на досудебной стадии она находится на уровне…

Виталий Млечин: 5–10% примерно.

Тамара Шорникова: Да. А на судебной стадии – 15–20%. Национальная ассоциация коллекторских агентств планирует разработать для поставщиков услуг ЖКХ стандарты по отбору и оценке эффективности коллекторских агентств, рассчитывая таким образом увеличить объем передаваемых ее членам долгов.

Виталий Млечин: А вот по данным Минстроя, долги населения за услуги ЖКХ в сентябре этого года превысили 500 миллиардов рублей – ну, если быть совсем точным, то 535 миллиардов. В Росводоканале сообщили, что на 1 октября этого года суммарный объем задолженности населения за услуги, оказанные их предприятиями, только в шести российских городах превышает 2 миллиарда рублей. Ежегодный прирост показателя задолженности среди жителей достигает 20%.

Тамара Шорникова: Вот изменится ли эта ситуация, если за дело возьмутся коллекторы? Интересно еще, как возьмутся – с жаром или как? Вот это все сейчас будем обсуждать вместе с вами и вместе с нашим экспертом. У нас в гостях – Светлана Викторовна Калинина, эксперт ОНФ (Общероссийского народного фронта). Здравствуйте!

Светлана Калинина: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: И сразу приглашаем к участию вас, телезрителей.

Виталий Млечин: Именно.

Тамара Шорникова: Да. Звоните и рассказывайте, есть ли у вас долги за жилищно-коммунальные услуги. Это наш SMS-опрос, отвечайте «да» или «нет». Ну и конечно, звоните к нам в прямой эфир и рассказывайте, как справляетесь.

Виталий Млечин: Да. И что вы думаете вообще о системе жилищно-коммунального хозяйства, о коллекторах? Обо всем этом будем беседовать.

Светлана Викторовна, насколько сейчас плохая ситуация в нашей стране? Вот эта цифра – полтриллиона рублей – она, конечно, выглядит колоссальной. Но как распределены эти долги? Они как-то более или менее равномерно, или есть какие-то регионы-лидеры?

Светлана Калинина: Вот уже на протяжении пяти лет, когда ресурсоснабжающие организации пытаются лоббировать законы о работе с должниками, о социальных нормах по электроэнергии, различные и всевозможные уже придумывают свои «хотелки», не понимая о том, что сегодня в первую очередь в регионах у нас есть закон «О лицензировании управляющих компаний». И в первую очередь работают с управляющими компаниями и с ресурсоснабжающими организациями управляющие организации. Я имею в виду – люди, которые сегодня в регионах, ну, по моей практике… А я тоже была директором одной из муниципальных организаций управляющих, когда коллекторы до меня начали работать, еще до моего управления. Я могу сказать, что они делают. Они ни к чему хорошему-то не привели и долги не взыскали в той должной мере, в которой должны были. Они текущие платежи с людей взымают, свой процент забирают, а вот долг у предприятия как был, так и остался.

То есть сегодня пошли от обратного – сегодня хотят опят нагрузить людей… Ну, противозаконными будут действия. Коллекторы действуют, мы сами понимаем… Им надо добыть эти деньги. Каким путем – криминальным, уголовным – это непонятно. Но сегодня надо задать другой вопрос…

Тамара Шорникова: Ремарка, буквально две SMS. Вот только начали эту тему, и сразу пишут: «Начнут передавать долги костоломам», – и так далее.

Светлана Калинина: Согласна.

Тамара Шорникова: То есть определенные стереотип, определенный образ коллектора в народе сложился.

Светлана Калинина: Ну, это самое простое.

Тамара Шорникова: И он, конечно, пугает.

Светлана Калинина: Конечно. Это самое простое – силой забрать то, что мне принадлежит. Но, с другой стороны, мы пытаемся уже на протяжении двух лет вообще с ресурсоснабжающими организациями понять, открыта ли система тарифообразования. Я вот, допустим, не во все те долги верю, которые есть сегодня, «рисованные». Мы их называем «рисованные», в большей своей степени. Я не верю этим 500 миллиардам, потому что картины ясной в системе ЖКХ… Ресурсоснабжающие организации сколько поставляют услуг? Как они этот тариф формируют? Для открытого гражданина непонятно. Президент поставил перед нами всеми задачу: тарифы должны быть понятными, люди должны понимать, за что они будут платить. А в большей степени почему не платят? Не понимают, куда их деньги идут – управляющим компаниям? – потому что не видят результат работы. Подъезды не мыты, подхода и подъезда к домам нет, холод в квартирах. Вот сейчас большое количество обращений – холодно. Значит, к зиме плохо подготовили дома. «Значит, платить не буду». Это противозаконно, платить надо. Но надо законным путем все это правильно доводить до логического завершения и отчет у управляющих компаний просить. Но большая часть людей говорит: «Не будем, вот принципиально».

Вторая часть, категория людей, которые не платят, – это малообеспеченные, многодетные мамочки, у которых просто доход в семье мал. И бороться криминальным путем, вот этими костоломами, как мы будем с этими людьми? Сегодня самый простой способ – отнять эти деньги любимым физическим насилием либо моральным, когда будут звонить, будут пугать, будут запугивать. Коллекторы по-другому не работают у нас пока в стране. Ну нет для них определенных критериев человеческих.

Но ведь есть же и другие предложения – допустим, отработать долг. У нас дворников не хватает, уборщиков не хватает. Вот люди физически… Из своего опыта: когда людям предлагали вымыть подъезды за те деньги, которые они должны, люди соглашаются просто потому, что им надо отработать. И они понимают, что этот долг надо отработать.

Виталий Млечин: А закон предусматривает такую возможность?

Светлана Калинина: Сегодня – да. Сегодня если управляющие компании работают именно в таком направлении, для человека… А вы пришли для человека в систему ЖКХ. И управляющие компании с покойно с этими людьми… Они понимают, что надо дворником побыть, отработать этот долг. Ведь разные ситуации.

Я могу вам рассказать пример женщины. Семья – ну, просто-напросто попали в аварию дети. Мать, бабушка одна, в общем-то, в больнице, целых полгода не выходила. Она вообще забыла, что такое этот коммунальный ресурс. Но долг-то вырос, долг большой. И мы понимали… И когда она услышала, что ей можно отработать именно вот так, подъезды вымыть, то она с удовольствием на это идет. И таких случаев очень много по стране.

Долги там большие, где не работают. У ресурсоснабжающих организаций сегодня есть юридические отделы. Пожалуйста, выходите к людям, смотрите, кто ворует. Вот социальные нормы электроэнергии они собираются нам ограничивать, сейчас вводить, да? А почему? Ну, только потому, что не хотят развить сеть надзорных своих агентов, да? Приди и посмотри, кто воруют. Ведь не все же воры. Вот зачем всю страну сейчас подводите к тому, что все как будто воруют эту электроэнергию? Вы определенно подойдите к этому. Придите, посмотрите, выявите. У нас есть МВД, у нас есть надзорные органы, которые должны за этим следить, чтобы должников не было. Это значит – ножками вовремя не прошли, не посмотрели, кто ворует, и сегодня решили вот таким макаром наказывать людей, отправить к ним таких дядек здоровых, которые…

Тамара Шорникова: Ну, запретить проще, чем контролировать.

Светлана Калинина: Проще просто приказать взять деньги, заключить с кем-то договор. И неважно, каким путем он эти деньги вернет. Вот это совершенно нечеловеческий подход.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем нашу телезрительницу, к нам дозвонилась Надежда из Череповца. Надежда, здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Надежда.

Зритель: Здравствуйте. Значит, у нас был капремонт крыши. Когда мы вышли на собрание, нам объявили, что у нас только миллион восемьдесят, и поэтому нам вроде как не хватает на всю крышу. Когда я спросила: «Почему? По подсчетам вроде как должно быть больше». – «Ну, у нас задолженность якобы. Есть люди, которые…»

Виталий Млечин: Вы сами спросите.

Тамара Шорникова: Вы можете задать вопрос.

Виталий Млечин: Задайте вопрос, конечно.

Светлана Калинина: Скажите, пожалуйста, а у вас спецсчет по капитальному ремонту?

Зритель: Спецсчет. Просто, понимаете…

Светлана Калинина: Здесь – да.

Тамара Шорникова: Слушаем вас дальше, продолжайте.

Зритель: Я хочу сказать, что на миллион восемьдесят, условно, четыре подъезда. Такого не может быть. Кроме того, что все это повышается, мы не видим никакого результата, чтобы нам что-то делали. Например, управляющая компания выходит с вопросом: на процент инфляции повысить содержание и ремонт, хотя в договоре этого не имеется. Сейчас переходим ан прямые поставки с ресурсоснабжающими и на утилизацию мусора. У нас тоже есть приложение к договору. Услуга, за которую мы платим. А они не снимают с нас это, понимаете? То есть у нас еще долг увеличивается. Ведь люди… Если он получает пенсию определенную, то где он возьмет эти проценты? Каждый год повышают на этот коэффициент инфляции. И еще вот так с нами обращаются.

Тамара Шорникова: Понятно, спасибо.

Светлана Калинина: Смотрите. Мы говорим сейчас о том, что люди не понимают – не понимают, за что они платят деньги, и не понимают, как правильно эти деньги использовать и как их контролировать.

Виталий Млечин: И почему так дорого.

Светлана Калинина: И почему так дорого. В этом вопросе сейчас есть одно очень здравое звено. Действительно, у нас есть для управляющих компаний сегодня обязательство: в статье «Содержание и текущий ремонт» – вывоз ТКО, вывоз твердых коммунальных отходов. И там, действительно, в тарифе это запланировано. Но в большей своей степени люди не утверждают тариф. Они берут тот, который муниципалитет утвердил для своего жилого помещения муниципального, и по нему работают. И какие статьи в этом договоре прописаны? За что люди платят? Сегодня управляющие компании как таковую отчетность людям не предлагают, хотя должны по каждому многоквартирному дому раз в год ее размещать на своем сайте, чтобы люди видели, за что деньги получаем. Люди не платят только потому, что не понимают, за что они должны платить так много.

И сейчас новые эти статьи, которые приходят… Вывоз ТКО – отдельная строчка у нас. У нас сегодня капитальный ремонт… Вот у них по спецсчету. Надо было людям рассказать: «Действительно, в общем котле вам бы кровлю отремонтировать обязаны были всем – собрали вы деньги, не собрали». Но фонд регоператора обязан прийти на ваш дом и сделать комплексный капитальный ремонт на вашем доме – не частично, а целиком. А если это спецсчет, то люди сами принимают решение. Вот собрали миллион, больше нет – и либо они идут в банк, берут кредит и делают общую крышу, а потом в банк проценты платят… Сегодня людям не рассказали, как правильно манипулировать своими средствами.

Тамара Шорникова: Ну подождите. Есть определенные клише, есть определенные правила, которыми мы руководствуемся в своей жизни. И незнание законов не освобождает от ответственности.

Светлана Калинина: Согласна.

Тамара Шорникова: Здесь то же самое. Например, мне приходит платежка. Понимаю я, почему сегодня вода дороже, чем вчера, или нет – я вначале оплачу ее, а потом буду разбираться.

Светлана Калинина: Ну, неправильный же подход, вот совсем неправильный! Управляющая компания, которую мы нанимаем сегодня. Мы должны понимать. Я ей плачу 15 рублей с метра квадратного. И я должна видеть раз в неделю вымытый подъезд, каждый день вычищенные дорожки, подметенные, около подъезда. Чтобы зимой снег был убран, а летом было чисто и мусора не было. Я должен видеть, что дом к зиме готов, у меня в доме тепло, подготовка дома к зиме идет. Я должна видеть для себя безопасность, для своих детей, родных и близких. Я должна понимать, что если газовое оборудование есть, то управляющая компания его обязана обслуживать раз в три года.

Тамара Шорникова: Такие спорные моменты в любом случае будут решаться в судебном порядке?

Светлана Калинина: Сегодня есть общее собрание собственников, когда мы должны выйти на собрание. Сегодня есть Государственная жилищная инспекция, которая обязана по нашему заявлению прийти и проверить факт того, что не делает нам управляющая компания. Но не платить сегодня за строчку «Содержание и текущий ремонт» или за ЖКУ – это неправильный подход. Действительно, вы пойдете в суд, но вас поведет в суд управляющая компания, а не наоборот, когда вы общим собранием примете решение получить от нее отчетность, если она не дает, через судебное решение. Сегодня музыку заказываем мы с вами, как ни странно. Мы с вами нанимаем управляющую компанию. Она сегодня существует на наши с вами деньги. И если мы ей платить не будем – значит, дома наши будут не подготовлены к зиме. А сегодня обязанность управляющей компании и муниципалитета – эти дома подготовить. Газовое оборудование должно быть всегда безопасным, взрывы не должны происходить. Лифты должны работать постоянно, и за это надо платить. Мусор должен вывозиться, и за это надо платить. Но платить и понимать, сколько ты за это должен платить.

Поэтому когда управляющая компания к вам приходит, то в первый квартал каждого года вы с нее должны получить отчет, что она уже сделала. И обязательно ежемесячно контролируйте эти потоки. Каждый месяц полномочный представитель собственников – старший по дому – имеет право сделать запрос, куда вы тратите эти деньги. Для этого есть уведомления. У нас Общероссийский народный фронт помогает жителям правильно составить такой диалог с управляющими компаниями в регионах. Поэтому, если есть такое желание у людей – научить управляющие компании вас слышать – обращайтесь, пожалуйста, мы всегда поможем.

Виталий Млечин: Давайте послушаем нашего телезрителя… телезрительницу Александру. Александра, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Расскажите, как в Иркутской области, как у вас конкретно обстоят дела в оплатой услуг ЖКХ.

Зритель: Я живу в Иркутской области. Я не могу платить коммунальные услуги, потому что я пытаюсь сделать инвалидность, но не могу, потому что мне надо съездить в областной центр, в город Иркутск, но нет возможности, потому что я не получаю зарплату и не могу найти работу. Но это еще ладно. Я не могу оплачивать коммунальные услуги. У меня маленький ребенок, сейчас 10 лет моей дочери. У меня долги сейчас – 265 тысяч примерно.

Светлана Калинина: Это года четыре вы не платили, я так понимаю?

Зритель: Нет, года три. То есть я сейчас в месяц должна платить 10 тысяч…

Светлана Калинина: Можно я сразу вопрос задам? Саша, скажите, пожалуйста, а кто за вас тогда должен будет платить то, что вы потребляете воду? Соседи ваши? Вы готовы с соседями проговорить, чтобы они за вас платили эти коммунальные услуги? Но ведь это же неправильный подход. Нет работы? Значит, вы не можете пользоваться водой. Вот если я живу в частном доме и не могу себе позволить провести газ, я не могу найти 200 тысяч рублей, чтобы его провести, то я же его не провожу себе.

Поэтому я хочу сказать… Вот здесь потребительское такое, знаете: «Не плачу, потому что не могу». Потому что вы здоровый молодой человек, вы должны работать, вы должны зарабатывать…

Тамара Шорникова: Подождите! Александра сейчас пытается оформить инвалидность. Это значит, что со здоровьем есть явно проблема. В жизни действительно бывают разные ситуации. У меня другой вопрос: Александра, а вы пробовали обращаться к местным властям для предоставления субсидии на оплату ЖКХ?

Светлана Калинина: Или к депутатскому корпусу.

Тамара Шорникова: Выплата пособий, которые в сложных случаях выплачивает правительство.

Светлана Калинина: Нет, это материальная помощь.

Зритель: Я пыталась обратиться. Они не воспринимают, потому что у меня нет инвалидности. А чтобы мне оформить инвалидность…

Тамара Шорникова: Подождите. Если у вас нет зарплаты – значит, ваш доход, может быть, ниже прожиточного минимума, например. И тогда вам тоже положена помощь.

Зритель: У меня только «детские», я получаю только «детские» на ребенка – раз в три месяца 1 900 рублей.

Тамара Шорникова: Понятно.

Светлана Калинина: А в социальную службу вы писали заявление о том, что вам надо предоставить субсидию, льготу на выплату за ЖКУ? У вас каждое муниципальное образование принимает такие решения. И есть социальные гарантии…

Зритель: Я обращалась. Извините, что я вас перебиваю, но я обращалась. Мне сказали: «Либо вы график ЖКХ устанавливаете, либо вы платите, выплачиваете полностью долг, и тогда мы вам дадим субсидию». Это ладно. У меня уже два года нет горячей воды вообще, мы пользуемся только холодной.

Светлана Калинина: Александра, сразу вам скажу сейчас. Буквально, наверное, с 1 января 2019 года… Уже сейчас есть в Госдуме на рассмотрении новый законопроект о предоставлении субсидии, где не надо будет предоставлять квитанции о ваших долгах. Субсидия социальная должна предоставляться любому гражданину. И сейчас это на стадии выхода. Общероссийский народный фронт прямо конкретно просил, чтобы, действительно, не было таких бюрократических заморочек, и чтобы сейчас каждый, кто должен получать субсидии, получал их независимо от того, есть ли у них долги или нет долгов.

Тамара Шорникова: Ну, это еще в разработке?

Светлана Калинина: Это в разработке. Ну, это с 1 января 2019-го. Что вам посоветовать я могу? Сегодня вам надо написать заявление в управляющую организацию и в муниципальное образование, чтобы вам предоставили рассрочку в выплатах вашего долга. Для этого вам надо в любом случае все равно будет маленькими порциями, но платить и погашать свой долг. Долг надо погасить. Полностью без оплаты за ЖКУ… Неправильные действия Александры привели к тому, что она не вовремя написала заявление, не вовремя получила инвалидность, не вовремя написала заявление на субсидию. Должны быть отказы у нее на руках, почему не получила. И прокуратура защитит интересы этого гражданина. Если в прокуратуру вы не обращались, что вам отказали в субсидии, то значит это надо сделать сейчас.

Виталий Млечин: Давайте побеседуем с директором Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств Борисом Ворониным и узнаем другую сторону этой проблемы, его мнение. Борис Борисович, вы нас слышите?

Борис Воронин: Да, здравствуйте.

Виталий Млечин: Борис Борисович, добрый день. Как только мы начали обсуждать эту тему, сразу нам начали писать наши зрители о том, что коллекторы – это бандиты, вышибалы с битами и так далее. Так это на самом деле?

Тамара Шорникова: Много таких, я бы сказала, на рынке.

Борис Воронин: Два года уже почти действует закон «О защите прав гражданина при взыскании просроченной задолженности». Ситуация на самом деле вполне управляемая. Я, например, в новостях читал, что одного губернатора осудили за это, по-моему, в Сахалинской области. Это не значит, что все губернаторы у нас воры и мошенники. Конечно нет. Я читал в новостях, что депутат сбил ребенка. Но это не значит, что все депутаты сбивают детей. То же самое в отношении коллекторов и взыскателей. Я приведу просто статистику Федеральной службы судебных приставов. Она совершенно независимая, они надзирают за всем рынком. Всего за восемь месяц было 155 случаев, которые были занесены в книгу совершенных преступлений, то есть эти материалы были переданы в МВД. И для понимания этих 155 случаев: 16 случаев связаны с так называемыми коллекторами, то есть взыскателями, 20 случаев с банками, и 101 случай с МФО. То есть понятно, что, к сожалению, те самые лицензированные участники рынка, то есть поднадзорные Банку России, и нарушают этот закон о взыскании, безобразничают и хулиганят. Поэтому, я думаю, здесь надо просто спокойно разбираться и понимать, кто здесь хулиган, а кто здесь нормально работающая организация. Слава богу, микрофинансисты не допущены на рынок ЖКУ, ЖКХ, к работе с этими долгами.

Виталий Млечин: Борис Борисович, а с какой суммы должники вас будут интересовать по ЖКХ?

Борис Воронин: Знаете, какая история? Дело в том, что сейчас закон, который направлен на защиту прав граждан, он вообще не распространяется на ЖКХ и ЖКУ. И то, что сейчас происходит в этой сфере – это полное безобразие. То есть либо расписывают машины должников, либо ставят перед домами должников бетонные пирамидки, которые весят пару тонн, типа «Должник, заплати!».

Тамара Шорникова: Плакаты огромные на домах тоже мы видели.

Борис Воронин: Да-да-да. Прямо в подъездах вешают список должников с раскрытием персональных данных и так далее. А вот эта история в Казани, когда каких-то хулиганов наняли местные компании, чтобы они угрожали пенсионеру паяльником? Слышали эту историю?

Тамара Шорникова: Да, конечно.

Борис Воронин: Это все происходит, потому что на этот рынок не стали распространять закон. Мы как раз говорим о том, что мы хотим, чтобы именно добровольно или принудительно компании ЖКХ и те, кого нанимают, соответствовали требованиям 230-го закона, чтобы они работали по этому закону, то есть не долбили звонками, не ставили пирамидки, не угрожали – что сейчас, грубо говоря, даже не запрещено. И плюс еще…

Светлана Калинина: Борис Борисович, а скажите, пожалуйста, вы будете работать с физическими лицами или с юридическими? Сегодня ответственность управляющей компании за долги перед ресурсоснабжающими организациями – это юридическое лицо. Физическое лицо, с ним работать имеет право только управляющая компания. Вот вы в большей степени приоритет кому отдадите, прежде чем выбивать долги-то? С людей или все-таки с управляющих организаций?

Борис Воронин: Ну, мы знаем, что сейчас происходит с долгами. Приблизительно половина всех долгов – это долги управляющих компаний. И компании ЖКХ, все эти ресурсопоставляющие компании пробили себе право заключать прямые договора с гражданами. То есть все пытаются исключить эти управляющие компании из цепочки посредников, потому что на самом деле там очень много воровства, мошенничества, псевдобанкротов, когда деньги просто пропадают. И речь идет, конечно, в первую очередь о работе с физическими лицами, потому что наши компании работают именно с гражданами. Но надо понимать, что на финансовом рынке большую часть работы по-прежнему будут делать сами компании ЖКХ. То есть там срок просрочки – где-то до трех месяцев. Эта практика на финансовом рынке сложилась. То есть такие мелкие долги, когда человек просто забыл что-то заплатить. Как и раньше, продолжат работу сами компании. У них есть колл-центры, у них сейчас это развито. Но юристов у них, например, зачастую не хватает для того, чтобы они нормально обслуживали при необходимости эти долги. А более сложные долги – ими должны заниматься профессионалы, как всегда в любой работе.

Тамара Шорникова: Борис Борисович, вы можете объяснить, как вот сейчас настоящие и честные коллекторы в правовом поле занимаются тем, что как-то стимулируют граждан отдавать свои долги? Вот вы какими методами пользуетесь?

Виталий Млечин: Без паяльника желательно.

Борис Воронин: Речь идет о том, что он находит контакт с должником. Если, например, мы говорим о ЖКХ, то часто у компании ЖКХ даже нет никаких телефонов, в лучшем случае адрес и лицевой счет. И они даже не очень понимают, кто им должен. Я вот недавно заключал договор такой и обнаружил, что они не спрашивают ни паспортных данных. Буквально записали фамилию. А кто там живет – пусть тот и платит. Поэтому зачастую необходимо даже для компаний ЖКХ хотя бы ногами дойти и разобраться, а кто собственно там живет, квартира съемная или несъемная, владелец, не владелец и так далее.

Тамара Шорникова: Ну хорошо, дошли ногами. Человек говорит: «Нет денег». Что вы дальше делаете?

Светлана Калинина: Вот у Александры нет работы, нет денег.

Борис Воронин: Вы знаете, человек может сказать разное. Человек может сказать, что нет денег, при этом кататься на Mercedes. Человек может сказать, что нет денег, но при этом он расходует на другое. И могут быть случаи, когда (к сожалению, такое встречается везде), когда действительно нет денег вообще, в принципе, он малоимущий. Но надо сказать, что, к сожалению, долги очень часто делают люди имущие – депутаты, чиновники и подобного рода публика.

Тамара Шорникова: Понятно. Вряд ли таких большинство среди наших телезрителей. Спасибо огромное.

Светлана Калинина: Люди не платят вот такие, как Александра.

Тамара Шорникова: Это был Борис Воронин, директор Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств, был с нами на связи.

Виталий Млечин: Давайте посмотрим небольшой сюжет, времени у нас практически не осталось. Наши корреспонденты спрашивали людей на улицах, есть ли у них долги за ЖКХ.

ОПРОС

Тамара Шорникова: Вот две SMS, которые пришли во время нашего эфира. Ульяновская область даже цифры приводит: «Граждане России должны 200 миллиардов рублей, а остальные должники – это крупный бизнес и Министерство обороны, к которым коллекторы не сунутся».

Светлана Калинина: Согласна.

Тамара Шорникова: И Пензенская область: «Долги копятся годами, и всем плевать. А где обращения в суд? Приставы чем занимаются? Зачем коллекторы?»

Светлана Калинина: Вот это действительно правильный вопрос. Сегодня система приставов для управляющей компании, даже которые высуживают эти долги, когда правильные все действия, юридически правильные, для людей, пытаются сохранить компании, сохранить работу в многоквартирных домах, чтобы они дальше не разрушалась, сегодня коллекторы настолько… ой, сегодня приставы настолько медленно работают либо не работают в принципе и говорят: «Ну, просто не хватает людей. Ну, просто не можем туда выйти». У меня по городу Брянску есть муниципальное предприятие, которое отлично работает с населением, но есть часть должников, которые ну не хотят платить. Уже более полутора лет просим решение судебное, чтобы было исполнено, чтобы приставы туда пришли. И полтора года, не дождались, чтобы по судебным решениям, по 10 судебным решениям приставы провели такую работу. Поэтому надо менять и ужесточать требования вот к таких организациям, которые должны за это…

Тамара Шорникова: Иначе коллекторы придут быстрее.

Светлана Калинина: Я так думаю тоже.

Виталий Млечин: Давайте подведем тоги голосования. Мы спрашивали у вас: есть ли у вас долги за ЖКХ? И 27% нам написали: «Да, есть». А нет у 73%. Ну, оно и к лучшему на самом деле.

У нас в гостях была эксперт Общероссийского народного фронта Светлана Калинина. Светлана Викторовна, большое вам спасибо.

Светлана Калинина: Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

О долгах по ЖКХ и коллекторах

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты