Светлана Максимова: Фермер сможет купить патент хоть на месяц, хоть на год

Гости
Светлана Максимова
член комитета ГД по аграрным вопросов

Тамара Шорникова: Так, а теперь к темам серьезным.

Виталий Млечин: Собрались!

Тамара Шорникова: Собрались, да. Депутаты предлагают владельцам личных подсобных хозяйств купить патент, чтобы торговать урожаем. Налоги пойдут в местные бюджеты. Но не придется ли теперь дачникам платить 20 тысяч в год и больше за патент, чтобы продавать яблоки и картошку со своего участка? Многих это действительно волнует. Будем разбираться во всем по порядку. Тем более у нас есть хороший шанс для этого, потому что у нас в гостях – Светлана Викторовна Максимова, член Комитета Госдумы по аграрным вопросам и как раз один из авторов законопроекта.

Давайте действительно по порядку разберемся, чтобы не было волнения. Кого это может коснуться? Добровольна или обязательна эта история с 1 марта?

Виталий Млечин: В общем, расскажите подробности, пожалуйста.

Светлана Максимова: Хорошо. Спасибо большое, что вас заинтересовал этот актуальный вопрос, этот действительно патент. Ну, во-первых, мне хочется сказать, что это не для личных подсобных хозяйств и вообще никакого отношения… Как его назвали – «налог на огород». Вы знаете, это полный, можно сказать, бред.

Тамара Шорникова: Так?

Светлана Максимова: Вообще даже близко этого ничего нет. Я хочу сказать, что патентная система налогообложения действует с 1 января 2013 года, это закон правительственный. С 2013 года там были, знаете, юристы, адвокаты, парикмахеры, могли купить патент. Могли купить на бытовые услуги. И вы знаете, когда в VI созыве меня фермеры от Общероссийского народного фронта направили участвовать на выборы в депутаты Государственной Думы, ну, естественно, это сельские жители… К удивлению, я выиграла эти выборы, меня выдвинули. И вот сегодня я депутат как одномандатник уже в VII созыве.

Но когда меня мои фермеры, личные подсобные хозяйства… Кроме того, я еще председатель Союза фермеров и личных подсобных хозяйств Тверской области, вице-президент АККОР России, поэтому для меня этот закон… Когда меня направили фермеры, они мне сказали: «Светлана Викторовна, ну почему все пользуются патентом? – потому что это действительно очень простое налогообложение для индивидуальных предпринимателей. – И почему мы, сельхозники, не пользуемся? Мы же, – говорят фермеры, – в одном лице и коров доим, и огородники…» Ой, слово «огородники», знаете, уже в голове застряло. Говорят: «Мы и бухгалтера, и агрономы, и все остальное. Поэтому для нас патентная система – это было бы очень удобно».

И в VI созыве с рядом депутатов опять же мы написали поправочку в этот закон, но, к сожалению, отклонили и взяли только почему-то хлебопечение, потому что это тоже очень важно для пекарей, особенно которые маленькие предприниматели, и взяли только молочное животноводство и пастуха, а все остальное отклонили.

И буквально в позапрошлом году, когда было у нас совещание с нашим уважаемым Дмитрием Анатольевичем Медведевым, я задала вопрос, я говорю: «Дмитрий Анатольевич, почему у нас патентная система распространяется только на молочное животноводство?» Вы знаете, я 17 лет фермером отработала, и о тонкостях я все-все-все прекрасно знаю, эти моменты. И я говорю: «Корова дает нам же не только молоко, а она же дает нам еще и теленочка, а это уже мясное направление. А корову, чтобы она дала молоко и теленка, нужно же еще и накормить, а это уже растениеводство». Я говорю: «Вообще сельское хозяйство нельзя разделять на какие-то части». Поэтому он задал Силуанову вопрос, говорит: «Действительно, а почему так случилось? Поправьте. Надо действительно сделать, чтобы нашим предпринимателям, которые работают в сельском хозяйстве, крестьянам, было удобно».

Отсюда, в общем-то, и родились эти поправки. Мы тут же с рядом депутатов, с уважаемыми депутатами от «Единой России» мы написали поправки и отработали.

Тамара Шорникова: Светлана Викторовна, отлично, это понятно. Разобрались, что патентная система расширяется теперь и на тех, кто занимается животноводством и растениеводством. А на тех – на кого? Как определить статус этого человека? Это владелец крестьянского (фермерского) хозяйства? ЛПХ? Это дачник? Кого коснется непосредственно?

Светлана Максимова: Это коснется только индивидуальных предпринимателей, глав КФХ. Это те люди, которые зарегистрированы уже в налоговой, которые платят уже налоги, уже работают, уже производят продукцию. Личные подсобные – это кто у нас? Личные подсобные хозяйства… В законе «О личном подсобном хозяйстве» говорится, что личные подсобные хозяйства не облагаются налогами. Это те люди, которые только для себя производят продукцию, ну и для своих родственников.

Тамара Шорникова: Вот человек произвел для себя, но есть излишки. Пенсии не хватает – пошел и излишки продавать.

Светлана Максимова: Ради бога.

Тамара Шорникова: Надо ему регистрироваться в качестве индивидуального предпринимателя?

Светлана Максимова: Зачем? Зачем?

Тамара Шорникова: Ну, он же продает товар.

Светлана Максимова: Ну и что? Ну и что? У нас столько… Вы знаете, в свое время, когда один из регионов… Не буду говорить его. Это еще в VI созыве, я тоже была в Аграрном комитете. Прислали и сказали, что личные подсобные хозяйства нужно оградить, сколько у них должно быть коров, сколько у них этого. Вы знаете, я первая, потому что я прожила на селе, и я знаю, что если мы сегодня еще личные подсобные хозяйства, особенно в нашей Центральной России, оградим и будем диктовать, сколько держать коров, какой должен быть урожай, то, вы понимаете, село у нас вообще загибнет.

А что такое село? Это наша Россия. Мы же все выходцы из села, поэтому, знаете, я думаю, что, наоборот, мы должны дать возможность, чтобы наши бабушки, дедушки, чтобы наши дачники, наоборот, производили продукцию. И если есть у них излишки, у нас для этого даже ряды есть социальные, которые продают свои излишки. Но единственное – личные подсобные хозяйства не могут иметь рабочую силу. Если у них есть рабочая сила, то здесь они уже должны…

Тамара Шорникова: Ну и по размеру территории, насколько я знаю, есть ограничения.

Светлана Максимова: И по размеру территории, да.

Тамара Шорникова: По-моему, не больше половины гектара.

Светлана Максимова: У нас 0,5 гектара. Но регион может увеличивать до 5 раз. Максимум – 2,5 гектара.

Тамара Шорникова: Давайте зрителей подключим к нашему разговору.

Виталий Млечин: Да, пора.

Тамара Шорникова: Татьяна, Приморский край. Слушаем.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Татьяна.

Зритель: Здравствуйте. Я вот хотела спросить. Получается, что если я на огороде корячусь все лето, я никуда не могу отъехать, не могу даже… Ну, вот летом на огороде, это наш отдых, так скажем. Хотя хочется, но с такой пенсией… И теперь еще, значит, я должна покупать что-то там? Говорили еще в прошлом году, разговоры были о том, что будут говорить, чтобы покупали в определенном месте саженцы, рассаду. Это что?

Тамара Шорникова: А от кого такая информация была?

Светлана Максимова: Действительно.

Зритель: Ну, люди говорили. Земля-то слухом полнится, баба бабе сказала, «Би-Би-Си» у нас работает.

Тамара Шорникова: Татьяна, скажите, пожалуйста, у вас какой участок, насколько он большой, что выращиваете, чем занимаетесь?

Зритель: Ну, все, что кушать можно: капусту, картошку, помидоры. Всего понемножку. Все родственники помогают, и все едят. Значит, я корячусь, корячусь… Ну, продавать я могу только рассаду.

Светлана Максимова: Почему?

Тамара Шорникова: А картошку и капусту съедаете всей большой семьей? Или почему не продаете?

Зритель: Мне не хватает даже этого. По детям…

Тамара Шорникова: Понятно.

Зритель: А если рассады бывает много, то можно продать.

Тамара Шорникова: Хорошо, спасибо большое, Татьяна, за ваше мнение. Очевидно, что действительно люди очень переживают, потому что не до конца понимают.

Светлана Максимова: Да. Вы знаете, я хочу сказать… Я даже специально привезла вам этот закон о патентной системе, эти поправки в закон. И я хочу сказать: Татьяна моя дорогая, очень плохо, что вы слушаете, что кто-то там кому-то сказал. Знаете, это как у нас в деревне: «У моей кумы умер муж… ой, заболел муж». А на другом конце деревни говорят: «Ой, а вы знаете, а у нее уже муж-то умер». И все такое прочее. Не надо слухами… Тем более интернет сейчас у нас очень развит. И надо смотреть, что читать.

Если вас интересует, у меня есть страница моя депутатская, у меня там есть мой телефон. Вы могли бы позвонить и спросить. Я хочу сказать: не волнуйтесь, выращивайте, ради бога, и редиску, и капусту, и чего угодно. И никто вам диктовать не может, потому что вы – личное подсобное хозяйство. Я еще раз скажу: вас загнать туда не может. Это только индивидуальные предприниматели, которые уже зарегистрировались непосредственно в налоговой, они уже работают фермерами.

И чтобы им облегчить вот эту работу… Потому что некоторые фермеры говорят: «Светлана Викторовна, мы живем за 300 километров, мы приезжаем в налоговую, сдаем декларацию, а там запятая не так – и нас опять возвращают, мы опять уезжаем домой. И опять мы должны ехать, вторично сдавать». А при патентной системе индивидуальный предприниматель, во-первых, освобождается от НДФЛ, он освобождается от налога на имущества и НДС. И он не сдает декларацию.

И еще самое главное то, что этот патент можно купить хоть на один месяц, хоть на 12 месяцев. Потому что кто-то выращивает, правильно, допустим, клубнику… Ко мне пришел один фермер и говорит: «Светлана Викторовна, а я вот клубнику выращиваю, а мне приходится за целый год отчитываться». А здесь ему не надо будет. Здесь, пожалуйста, на пять месяцев взял патент, не надо ему переплачивать – и все, и отчитался.

Тамара Шорникова: Я думаю, что все-таки некоторые наши телезрители обстоятельно к делу подходят и начинают читать официальные источники.

Светлана Максимова: Они недопонимают.

Тамара Шорникова: Вот открываем, допустим, официальный источник – duma.gov.ru, так сказать, официальный сайт. Начинаешь читать некоторые фразы – и они действительно настораживают, ну, как минимум две здесь. Первое – это то, что регионы получат возможность самостоятельно расширять, скажем так, сферу применения патентов, да?

Светлана Максимова: Да.

Тамара Шорникова: А мы все знаем, что когда регионы могут самостоятельно что-то расширять и применять, то частенько бывают перекосы на местах, как говорится.

Светлана Максимова: Вы знаете, мы сделали специально именно в регионы, потому что наша страна – у нас 85 регионов, да? И у нас в Крыму тепло и выращивают виноград, а на Дальнем Востоке… а в Якутии оленей разводят. Допустим, у меня в Тверской области, у нас животноводство и растениеводство. Понимаете? Здесь зависит еще от вида деятельности. И регионы, наоборот, они лучше знают, какой нужно ввести им патент: для пчеловодства, для мясного животноводства. Наоборот, здесь перегибов не будет.

Ну а самое-то главное то, что у нас от патентов будет получать прибыль наше муниципальное образование. Это сто процентов остается в муниципальном образовании, эти патенты. Ни один налог у нас так не остается практически.

Тамара Шорникова: Ну и самое главное… Вот абзац, прямо процитирую. Это слова вашей коллеги Ирины Гусевой: «Очень многие граждане России, которые работают, – самозанятые, не платят налоги. Этим законопроектом мы даем возможность легализоваться, платить налоги, а как следствие – средства с патентного налога остаются в местном бюджете, – о чем вы только что сказали. – Тем самым представительной, исполнительной местной власти предоставляется возможность самим регулировать все эти процессы на селе». Вот снова та самая самостоятельность исполнительной власти. Как этих самозанятых будут легализовывать? По дворам ходить и проверять?

Светлана Максимова: Нет, смотрите. Знаете, что я хочу сказать? И я уже говорила не раз. Здесь самая большая ошибка, что дали выступать людям тем, которые, в общем-то, не совсем компетентные. Понимаете, я 17 лет отработала, и я всегда говорю, когда мне напрямую звонят… Через мессенджер звонят женщины, вот из Московской области мне звонили. И когда я им начала объяснять, знаете, они открыли интернет, они изучили всю мою биографию, позвонили мне и сказали: «Светлана Викторовна, извините, пожалуйста. Действительно, закон нужный для фермеров».

И фермеры мне сегодня звонят из Краснодарского края, из Ростовской области, из Ярославля, из Якутии особенно многие звонят, из Краснодарского края, потому что там очень много маленьких фермерских хозяйств. И они говорят: «Светлана Викторовна, когда? Ну, давайте хоть…» У нас в этом году, вы знаете, 30 лет нашей организации – АККОР России, это Ассоциация крестьянских (фермерских) хозяйств и кооперативов России. И они говорят: «Ну сделайте нам подарок, чтобы этот патент заработал». Просто не каждый депутат, даже соавтор… Ну, по-русски сказать – он не был в шкуре фермера, и он просто не представляет, что это такое.

Тамара Шорникова: Смотрите, нам звонит фермер или как минимум человек, который держит скот. Возможно, чуть поменьше у него. Сорвался! Александр из Кемеровской области. Есть звонок? Давайте с ним поговорим.

Зритель: Есть, есть. Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Александр.

Зритель: Здравствуйте, добрый вечер. Вот у меня такой вопрос. Все эти ваши благие пожелания и законы – все идет дело к тому, чтобы уничтожить личные подворья. Потому что уже дело к этому идет. И все это законодательство, вся эта помощь кончится крахом личных подсобных хозяйств. Потому что у меня был случай, я держал курей. Пришли вроде бы с благородной целью – прививки сделать якобы от болезни.

Светлана Максимова: От гриппа.

Зритель: После их прививки все куры, буквально все до одной сдохли! Причем не только у меня, но и у соседей, кто поверил такому «благородству». Все до единой куры! Они были здоровые, но после прививки оказались… И вот эта помощь государства, якобы патенты… А зачем нам патенты, к примеру? Мы и так можем продавать лишнюю картошку, без всякого патента. Оставьте людей в покое, вот личные подсобные хозяйства.

Тамара Шорникова: Понятно, хорошо. Спасибо, Александр.

Светлана Максимова: Александр дорогой, я еще раз говорю, что личные подсобные хозяйства не предусмотрены для патента. Вы не можете для личного подсобного хозяйства купить патент, потому что вы не зарегистрированы как индивидуальный предприниматель. Личные подсобные хозяйства… Я же уже говорила, что я, наоборот, защищаю личные подсобные хозяйства. У меня в моем регионе (я из Тверской области), очень много в моем союзе личных подсобных хозяйств. Я их всячески защищаю. И я говорю: если мы хотим сохранить село, надо развивать именно личные подсобные хозяйства. Не надо их облагать никакими налогами, их не надо облагать. Пусть они, ради бога, работают и производят, себя кормят на здоровье.

Тамара Шорникова: Насколько сегодня в принципе эта патентная система распространена и популярна среди фермеров? Она же на ряд сфер действует?

Светлана Максимова: Она не действует. Кто вам сказал?

Тамара Шорникова: Как раз для тех фермеров, которые выращивают молочную продукцию.

Светлана Максимова: Нет, нет. Ну что вы? Она принята еще только в первом чтении. Я была в Совете Федерации, защищала этот закон. Но мне не надо было его защищать, потому что Аграрный комитет, все сказали: «Светлана Викторовна, мы – «за». Нужно сюда еще включить пчеловодов». Потому что пчеловоды, действительно, тоже уже звонят и говорят: «Светлана Викторовна, а почему вы про нас забыли?» «А почему вы забыли про тех, которые производят чаи, собирают, выращивают и производят чаи?»

Так что, знаете, здесь наоборот – люди просят. Те, кто понимают это, те, которые работают уже фермерами, они уже зарегистрированы в налоговой, они уже не личные подсобные хозяйства, – они понимают. Они прочитали закон и сказали: «Спасибо большое!» Когда я его защищала, один товарищ из «Справедливой России» поднял… Почему шум этот начался? Он просто-напросто сказал: «Вот вы хотите огородников закабалить, чтобы их вообще не было». Я ему сказала: «Слушай, дорогой, у тебя мама держит индюков, у тебя мама держит огород. Вот сейчас 1 января мама твоя начала платить?» – «Нет».

Так зачем вы это распространяете? Для того, чтобы себе имидж нажить? Для того, чтобы сказать, какие вы хорошие, какие вы правдолюбы? Ну, вы не правдолюбы, а вы, наоборот, людей загоняете в такую ситуацию, и они начинают верить. А я их понимаю, я селян понимаю, потому что действительно на селе жить очень тяжело, очень трудно. Я говорю, сама жила, жила в лесу с двумя маленькими детьми, занималась фермерством. Это не так просто, это очень тяжело. Поэтому…

Вот скажите, много у нас в Думе фермеров, которые с села? Мне всегда говорили, когда я попала в VI созыв, мне даже депутаты, мои коллеги говорили: «Светлана Викторовна, как ты вообще сюда попала?» Потому что это нереально. Тем более я уже прошла VII созыв, попала как одномандатник. А это о чем говорит? О том, что я работаю для людей. Я постоянно веду приемы, я принимаю сельхозников, потому что я знаю, что, кроме меня, никто не поможет.

Тамара Шорникова: Давайте разъясним, еще осталось немного времени как раз. Все-таки это добровольно? Человек может сам выбирать, по какой системе платить налоги? И если выберет патент, то что его ждет, какие финансовые отчисления?

Светлана Максимова: Его ждут какие финансовые отчисления? Единственное – страховые взносы, страховые взносы в Пенсионный фонд и медицинское страхование. Ну, это они делают сами для себя. В принципе, все индивидуальные предприниматели это делают. Они и сейчас это делают. Но, как я уже сказала, это заменяет НДФЛ, это заменяет на имущество и НДС, они платить не будут. И во многих регионах у нас еще есть вообще нулевая ставка – каникулы. Нам же Владимир Владимирович Путин дал такую возможность, что многие регионы, которые уже сегодня продают эти патенты, у них нулевая ставка, они не платят, до 2021 года они платить не будут. Это раз.

А во-вторых, я еще хочу сказать… Знаете, патент, сам патент – он удобен, он очень удобен для того, чтобы, как я уже говорила, не ездить двадцать пять… Единственное, что они делают – они ведут тетрадку. Но это для себя ведут тетрадку, сколько они продали, чтобы потом отчет делать им для себя. У них будут высчитывать 6%, всего 6% от прибыли.

Знаете, я говорю, кто понимает из фермеров, они вообще говорят: «Светлана Викторовна, это просто чудо! Это единственный закон, который действительно для нас, для индивидуальных предпринимателей». Еще раз подчеркиваю: для индивидуальных предпринимателей, никакие личные подсобные хозяйства. Знаете, это распространяют те люди, которые… Многие сайты. У меня фермеры даже искали, откуда пошло это.

Тамара Шорникова: Давайте еще один звонок примем – Надежда из Ростовской области.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Надежда.

Тамара Шорникова: Слушаем вас.

Зритель: Алло. Добрый день.

Тамара Шорникова: Говорите.

Виталий Млечин: Говорите, пожалуйста.

Зритель: Алло. Добрый день, добрый день.

Тамара Шорникова: Да, вас хорошо слышно, Надежда.

Зритель: Добрый день, студия. Добрый день, Светлана Викторовна. Надежда Безбудько, председатель Движения сельских женщин России. Светлана Викторовна является членом нашего президиума. И мы очень благодарны Светлане Викторовне за то, что она внесла эту поправку в закон, потому что патентная система используется во всех развитых странах.

У нас сельские женщины очень заняты сейчас в связи с тем, что налоговые инспекции находятся далеко, за десятки километров от фермерского хозяйства или от хутора, поселки. Женщина должна вырастить огород, продать продукцию и так далее. И ездить, ежедневно сдавать отчеты или ежемесячно нам очень тяжело. Поэтому для нас очень удобно, для многих сельских женщин, оплатить патент и спокойно заниматься целый год своим делом, семьей, выращивать экологически чистую продукцию.

И это мы обращались к Светлане Викторовне, в том числе за помощью и внесением поправок в закон. И нам очень обидно, что единственная женщина, которая отстаивает наши интересы, открыто идет прямым текстом… Она и коров доила, она и с людьми хорошо разговаривает, работает, и нас понимает, несет наши боли, заботы и проблемы. Вот таких людей нужно побольше в Госдуму. И не нужно накалят страсти в России. Мы сами знаем, за кого нам голосовать, куда нам продавать нашу продукцию и так далее.

Виталий Млечин: Надежда, спасибо.

Тамара Шорникова: Это право мы у вас не отнимаем абсолютно.

Виталий Млечин: Да, это в другой раз будем обсуждать, не сейчас точно.

Тамара Шорникова: Ну и еще около вопроса, из Пензенской области SMS: «Не налоги нужно поднимать, повышать, придумывать новые, а нужно покупать продукцию у населения – вот тогда будет пользы больше для всех фермеров». В этом направлении работа ведется?

Светлана Максимова: Да, конечно. Да, конечно, ведется. И вы знаете, наша ассоциация, у нас президент нашей ассоциации – Плотников Владимир Николаевич. Я вице-президент нашего объединения.

И я хочу что сказать? Мы начали впервые, еще 10 лет назад, когда я объединила своих фермеров, мы начали создавать ярмарки выходного дня. И я хочу сказать, что вот на этих ярмарках выходного дня у нас торгуют фермеры и личные подсобные хозяйства бесплатно. Они сбывают… Вот в Тверской регион можно приехать и посмотреть. Они сбывают свою продукцию. У них уже очередь стоит. Человек приезжает в 6 утра, вот честно, приходит в 5 утра, занимает для того, чтобы купить именно у этого фермера.

Виталий Млечин: Спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: Сами там покупаем. Да, спасибо большое. У нас в гостях была Светлана Максимова, член Комитета Госдумы по аграрным вопросам. Обсуждали возникновение патентов для фермеров.

Виталий Млечин: А прямо сейчас расскажем, о чем пойдет речь в вечернем блоке программы «Отражение» с нашими коллегами.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

О патентной системе налогообложения для КФХ

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты