СВО. Танки для Украины. Милитаризация Эстонии. Противостояние: Россия - Запад

Гости
Павел Данилин
директор Центра политического анализа
Николай Межевич
исполнительный директор «Ассоциации внешнеполитических исследований им. А.А. Громыко», профессор
Дмитрий Корнев
военный эксперт, основатель портала MilitaryRussia.ru

Константин Чуриков: Разумеется, начинаем с ситуации в мире, ситуации вокруг специальной военной операции на Украине, ну и, скажем так, тех геополитических сдвигов, которые могут произойти и уже происходят. У нас сейчас на связи Дмитрий Корнев, военный эксперт, основатель портала MilitaryRussia.

Дмитрий Николаевич, много новостей, и самые, наверное, такие противоречивые, непонятные приходят по поводу вот поставки танков. Потому что одни страны якобы могут, но чего-то ждут, другие точно нет, вот Чехия сейчас сказала только что, что она не будет поставлять, потому что опасается за собственную безопасность, заявил ее премьер, это речь идет как раз о тех самых Leopard, т. е. немецких танках. Сегодня президент Финляндии Ниинисте приехал в Киев, вот так вот взял и приехал в Киев, он может себе это позволить, и сказал, что он вообще представитель единственной страны, которая не входит в НАТО, у которой есть эти самые танки при этом, но у них длинная граница с Россией. Что получается? Боятся?

Дмитрий Корнев: Ну, безусловно, безусловно боятся. То есть желание Финляндии и Швеции вступить в НАТО появилось после того, как началась специальная военная операция, до этого эти страны были нейтральны абсолютно и никаких телодвижений в сторону НАТО не совершали. То есть да, они опасаются, они боятся, и этим вызвано в т. ч. и желание поставлять танки, т. е. они надеются, что конфликт будет локализован таким образом и не пойдет дальше.

Константин Чуриков: А нет у вас ощущения по поводу тех же самых танков, что сейчас они как будто ждут не то что даже сигнала, а каких-то неких гарантий безопасности для себя самих, что вот они если это все поставят, то, соответственно, прилетят вот эти вот ребята из Соединенных Штатов и будут их защищать, за них как-то бороться?

Дмитрий Корнев: Ну, вполне вероятно, вполне вероятно. Потому что вот сам вот этот посыл вступления в НАТО, а Америка уже выступила еще осенью о том, что гарантирует безопасность до того момента, как завершатся процедуры вступления в НАТО Финляндии, Швеции, и в случае, если будет необходимость, то Америка действительно готова оказать этим странам помощь даже до момента их интеграции в военные структуры НАТО. Будет это на самом деле или нет, конечно же, мы можем только гадать, это никто не побожится, скажем так, за это.

Ну а что касается танков, вероятно, в ближайшие дни на этой неделе вполне может быть, что мы таки узнаем, будет кто-нибудь поставлять танки Украине или нет. Речь идет, конечно, об игроках №1 и №2, это США и Германия. Про Польшу разговоров нет, Польша говорит о том, что она готова поставлять танки несмотря ни на что.

Константин Чуриков: Я вот сначала сказал о том, что нас боятся. С другой стороны, может быть, все как раз-таки наоборот? Потому что неоднократно говорилось, что расширение НАТО на восток – это безумно опасно, это красная линия; говорилось, что там наемники, это опасно; поставки вообще других вооружений – это опасно, это все законные цели; по центрам принятия решений будем бить... Вот сейчас мы как бы ждем, что они якобы понимают, что для нас это красная линия, – а может, они этого уже не понимают, потому что мы до этого позволяли эти красные линии им переступать?

Дмитрий Корнев: Ну, вопрос на самом деле очень сложный, потому что мы с вами говорим о гипотетических ситуациях. Ситуация в Европе, в европейских странах многополярна: там разные партии, разные центры, они тянут одеяло друг на друга. Этим вызвано и то, что на самом деле вот эта, скажем так, нерешенность ситуации с теми же танками показывает о том, что у них нет единого мнения.

И да, конечно, там есть и центристская сторона, которая придерживается того, что конфликт нельзя раздувать поставкой техникой, конечно же, такие политики тоже есть и в той же Финляндии, и в Швеции, вероятно, и в Германии абсолютно точно. То есть там есть социал-демократы, которые сейчас у власти, которых, скажем так, давние узы связывают с Россией. И вероятно, есть опасения, что можно до какой-то степени уже... В общем, пора прекращать, скажем так, раздувание пожара войны.

Константин Чуриков: Сегодня появилась, кстати, в очередной раз, не в первый раз, еще одно направление возможного противостояния, это Прибалтика, это та же самая Финляндия, это Финский залив. С одной стороны, вот утро началось с того, что посол Российской Федерации заявил о том, что Запад планирует дать Эстонии очень много оружия. Более того, по его словам, под прицелом будут держать Петербург, Санкт-Петербург, тоже более чем знаковый для нас, для нашей истории город, Ленинград. Значит, эстонцы затевают вот это новое очерчивание коридоров в Финском заливе, так если упрощенно сказать, какие-то линии контроля... Видимо, они это тоже с финнами согласовали. То есть они хотят нам чинить препятствия.

Как вам кажется, может ли за этим... ? Скажем так, из этого следует, что у них есть какой-то вообще, у стран НАТО, план по дестабилизации ситуации в этом регионе, с тем чтобы нас каким-то образом и в этом направлении тоже как-то ущипнуть, мягко скажу?

Дмитрий Корнев: Ну смотрите, щипать будут совершенно точно, т. е. это... Смотрите, Эстония является активным участником блока НАТО, Эстония проявляет свою поддержку Украине. В любом случае какие-то действия будут согласованно вестись в т. ч. и Эстонией, Эстония не останется здесь в стороне. Другие страны прибалтийские тоже достаточно активную позицию занимают в поддержке Украины в рамках специальной военной операции, они тоже будут предпринимать какие-то действия. То есть надо по крайней мере к этому быть готовыми, прорабатывать какие-то варианты противодействия, в т. ч., возможно, какие-то либо полувоенные, либо военные ответы. Конечно, никто не говорит о том, что надо развивать спецоперацию вширь, на новые территории, но я думаю, что проработать те или иные возможные шаги, безусловно, наше военное руководство должно.

Константин Чуриков: Накануне было опубликовано интервью начальника Генштаба Валерия Герасимова, он как раз сказал о том, что учитываются все изменения, которые происходят, в т. ч. на северо-западе, получается, с Финляндией и со Швецией, там все непросто, мы еще отдельно на эту тему поговорим.

Но если так в целом, что получается, Дмитрий Николаевич? Если в стане наших врагов конфликты, какие-то споры, дискуссии, в принципе удалось нам как-то это осиное гнездо разворошить, чтобы они там все друг с другом перессорились? Или это начало такого большого пути и здесь открываются новые задачи и перспективы?

Дмитрий Корнев: Я думаю, что расслабляться рано. Мы находимся в начале 2023 года. С большой вероятностью, этот год станет решающим годом для специальной военной операции. Соответственно, я думаю, что все только, как говорится, начинается. Будут демарши с той стороны, будут демарши с нашей стороны. Вполне может быть, подключатся еще какие-то игроки. Та же самая история с Leopard говорит о том, что там будут участвовать такие страны, которых мы совершенно не ожидали даже увидеть, есть вероятность этого. Соответственно, я бы не расслаблялся, скажем так.

Ну и выступление Герасимова было достаточно сдержанным, т. е. оно было по делу, сдержанным и достаточно уверенным заявлением. Мы все ждем, когда из этого заявления... Там прозвучало о том, что будут, планируются в т. ч. наступательные действия, есть там такой намек в этом заявлении. Будем ждать.

Константин Чуриков: И последняя такая вот острая SMS от нашего зрителя из Удмуртии: «Константин, наивный вы человек. Вот вы удивляетесь, что до сих пор военная техника идет через пропускные пункты на границе с Украиной по железной дороге, – это, видимо, вчера мы это подробно обсуждали, зритель отреагировал. – А почему? Потому что через эти станции идут на экспорт наши металлы, ресурсы какие-то». И вот человек говорит: «Говорят, что это капитализм, но вы представьте, что во время Великой Отечественной войны мы поставляли фашистской Германии наши ресурсы. Идиотизм! А сейчас это возможно, запретить не могут». Как вы считаете, вот зритель здесь прав в такой постановке вопроса? И собственно, почему туда идут еще наши ресурсы?

Дмитрий Корнев: Ну, зритель в чем-то, конечно, прав, есть, вероятно, резоны определенные... Простой момент надо отметить: газ поставляется в Европу, мы получаем за это деньги. Те же самые вагоны транзитом из Китая в Европу идут по российской территории, и мы тоже за это получаем деньги, и хорошие деньги. Эти деньги нам нужны на самом деле, положа руку на сердце, это экспортная выручка по сути. Поэтому тут, да, есть некоторые моменты. Почему это не прекратить? Ну вот, вероятно, здесь должны быть какие-то уже политические решения.

Константин Чуриков: Ну да. Согласимся, что все-таки есть такое морально-этическое противоречие между деньгами и между, например, жизнями наших военных. Спасибо большое, спасибо, Дмитрий Николаевич. Дмитрий Корнев, военный эксперт, основатель портала MilitaryRussia.ru.

Великий Новгород нам пишет: «Наше дело – воевать и побеждать, а не считать их танки», – в общем, танки тоже надо, надо и то и другое делать. Коми: «Америка никого из стран защищать не будет, а будет использовать их во всем ради своих амбиций».

Сейчас мы приглашаем в эфир Павла Данилина, это директор Центра политического анализа. Павел Викторович, здравствуйте.

Павел Данилин: Здравствуйте.

Константин Чуриков: С удовольствием читаем ваш Telegram-канал, по-моему, «Кое-что знаю», да, называется? Ваш?

Павел Данилин: Да.

Константин Чуриков: Много вопросов. Давайте начнем с того, который мы обсуждали только что с вашим коллегой, с Дмитрием Корневым. Вот уже, конечно, этому вопросу и не один месяц, и все об этом говорят, тем не менее вот ваша точка зрения, ну как сказать, это надо обсуждать, этот вопрос надо ставить? То есть надо ли нам оборвать наши, скажем так, торгово-экономические связи с недружественными странами, которые, можно сказать, почти в открытую, «почти война», вчера сказал Лавров, с нами воюют?

Павел Данилин: Надо считать: если нам это выгодно, надо обрывать; если нам это не выгодно, надо продолжать торговать. Что касается вопроса, собственно, новгородского слушателя, то ответ на него достаточно простой: на Украину не поставляется ничего, через Украину поставляется достаточно много. И пока у нас прокси-война с Западом, нам выгодно поставлять туда товар, для того чтобы получать деньги для проведения в т. ч. и специальной военной операции на Украине, в т. ч. для подготовки наших военных для производства боеприпасов, для производства новых танков. Поэтому надо считать всегда, что выгоднее и что не выгоднее, и наше руководство считать умеет.

Константин Чуриков: Ага. Павел Викторович, т. е. чтобы, я ни на какую точку зрения не давлю, но хочу узнать ваше мнение. То есть капитализм и вот такие действия военные, ну специальная военная операция, у нас так называют, т. е. это совместно, вы думаете?

Павел Данилин: До определенного этапа да. Когда наступит этап, когда это будет опасно для национальной безопасности, необходимо будет это прекращать. Ну а пока не прекращается, значит, это не опасно для национальной безопасности.

Константин Чуриков: Как вот вы ответите на тот же вопрос, который я уже тоже задавал? Вот сейчас мы, грубо говоря, проверяем наших уже западных непартнеров, т. е. недругов, мы проверяем их на какую-то сплоченность. Как бы вы оценили сейчас, что происходит в стане врага? Скажем так, к чему можно готовиться далее? Мы видим, сейчас интересно сценарий развивается между Скандинавскими странами из-за вот этого варварства с Кораном, этого ужаса, и Турцией. То есть что мы можем увидеть вскоре? Как будет выглядеть этот предварительный многополярный мир?

Павел Данилин: Не надо обольщаться распрями в стане врага. Этот стан состоит из овец, у которых есть свой хозяин, и куда хозяин скажет, туда и побежит эта отара. Поэтому они могут сколько угодно друг друга ненавидеть, рогами бодаться и т. д. и т. п., но когда придет пастух и погонит их палкой в одно место, они покорно туда побегут. И мы это видели на примере всех стран, входящих в американскую орбиту.

Константин Чуриков: Павел Викторович, как бы вы оценили, скажем так, готовность Белоруссии с нами быть заодно? Вот то, что у нас есть совместная группировка... понимаю, что вы не военный эксперт, но тем не менее... Сегодня пришла важная новость: Лукашенко сказал, что Украина предложила заключить пакт о ненападении. Он это сказал публично, видимо, для того, чтобы, ну как сказать, зацепить их за живое. Но вот враг России, враг Союзного государства, можно и так сказать, предлагает Белоруссии заключить этот пакт о ненападении. О чем это говорит? Собственно, можно ли без Белоруссии, с вашей точки зрения, довести спецоперацию до конца?

Павел Данилин: Вчера Александр Григорьевич Лукашенко, насколько я помню, возил раненого и потерявшего ногу в ходе операции на Донбассе ветерана...

Константин Чуриков: ...по льду, да.

Павел Данилин: ...по льду. Это, мне кажется, лучший ответ на тот выбор, который делает Белоруссия.

Что касается вопроса по поводу пакта о ненападении, то здесь надо понимать, что, конечно, Лукашенко не хочет в открытую участвовать в конфликте, да и Россия, насколько я понимаю, не хочет, чтобы Белоруссия открыто участвовала в конфликте. Нас целиком и полностью устраивает поддержка, которую Белоруссия оказывает с точки зрения логистики, с точки зрения размещения баз и т. д. и т. п. Растяжение пространства боевых столкновений на территорию Белоруссии мне представляется со стратегической точки зрения не самым выгодным форматом, тем более с усилением тут же группировок на западной границе Белоруссии со стороны НАТО. В общем, здесь есть серьезные вопросы, которые необходимо со стратегической точки зрения разрабатывать.

Но Белоруссия максимально дружественна России, и Белоруссию в максимальной степени можно назвать союзником России. Больше у России союзников на самом деле нет в принципе.

Константин Чуриков: Да, кроме армии и флота, как мы знаем.

Павел Данилин: Конечно.

Константин Чуриков: Да. И еще вот по поводу этих перестановок на Украине, которые в Белоруссии Александр Григорьевич называет, говорит, что мы «перетрахиваем», так сказать, кадровый состав... Смотрите, значит, кабмин Украины уволил четырех замминистров, пять глав областных администраций. Вот за этим что стоит? Одни говорят, что это просто проворовались, они хотят Западу показать, что они там борются с коррупцией, потому что, видимо, эти украли. А может быть, просто боятся какой-то измены? Что вы думаете?

Павел Данилин: Еще надо не забывать об увольнении Арестовича, об увольнении Кирилла Тимошенко из офиса президента, об увольнении замгенпрокурора и об аресте исполняющего обязанности министра инфраструктуры Украины, ну и, конечно, о сбитом вертолете, который просто так упал, взял и упал...

Константин Чуриков: Которым плохо управляли, ошибка пилота, сегодня уже они сами сказали.

Павел Данилин: И в котором находилась вся верхушка МВД. Очевидно, что на Украине идут тектонические изменения в элитах. Связаны они с тем, что вокруг Зеленского идет борьба, борьба, которая может завершиться как тем, что его подвесят за его собственный язык, так и тем, что он станет обычным фюрером, подавив целиком и полностью все сопротивление. Оба варианты возможны, кстати говоря, и в этом контексте то, что у него не было поддержки среди силовиков, и то, что погибший глава МВД был его главным, пожалуй, контрагентом среди силовиков, ничего не значат. У него есть все возможности для того, чтобы стать фюрером.

Но при этом есть все возможности, что его устранят и на его место поставят другую, более лояльную и менее заношенную, занюханную во всех смыслах этого слова кандидатуру, более управляемую и более адекватную, менее раздражающую общественность. Потому что ведь в начале вы правильно сказали, раскол среди союзников в т. ч. идет и по той причине, что поведение украинских чиновников в отношении союзников по западным коалициям настолько вызывающее и хамское, что рядовые граждане в Евросоюзе задаются вопросами. Ну понятно, когда у нас хозяин Вашингтон и он нам что-то диктует, но когда нам что-то диктуют эти холопы из Киева, особенно поляки возмущаются этим... Но, правда, в отношении Польши украинские чиновники стараются не перегибать палку, помнят ярмо, скажем так. А вот в отношении немцев да, и немцы, конечно, очень многие возмущены этим.

Поэтому не исключено, что да, на Украине хотят поменять власть, и мы видим серьезную борьбу вокруг того, в каком направлении она будет меняться. Как я уже озвучил, есть два пути.

Константин Чуриков: Ну да. Но согласимся, вы говорите «более адекватного политика», согласимся, что адекватный политик сейчас, тем более в такой момент истории, наверное, не пойдет на пост президента Украины, понимая, что в принципе происходит.

Павел Данилин: Ну, вы знаете, у адекватных политиков разные цели могут быть. В конце концов, тот же Зеленский, имевший в свое время лишь одну квартирку в Крыму и в Москве, если не ошибаюсь, и домик в Киеве за 6 миллионов рублей, что ли, сейчас обладает громадным состоянием в миллиард евро с особняками, которые он сдает за 50 тысяч евро в месяц, между прочим... Поэтому, знаете, основания разные бывают, в т. ч. и у адекватных политиков.

Константин Чуриков: Ну, говорят мудрые люди, понимаете, в могилу же это все с собой не унесешь... Понятно. Спасибо большое, Павел Викторович, спасибо! Павел Данилин, директор Центра политического анализа.

5445 – SMS-портал. «Жить хорошо и победить в войне невозможно», – Воронеж нам пишет. Омск: «Прекратить продажу нефти и газа на Запад!» Много-много-много всего.

Давайте сейчас дадим слово Николаю Межевичу, это главный научный сотрудник Института Европы РАН. Николай Маратович, здравствуйте.

Николай Межевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Такое ощущение, что периодически специально по какой-то то ли команде, то ли возникает такая просто необходимость геополитическая, нам начинают вбрасывать, знаете, подсвечивать разные точки на карте. То там где-то засияет красненьким Тайвань, что-то вокруг Дальнего Востока; то, значит, Армения, куда там эти гражданские какие-то эксперты приедут по поводу конфликта... Сегодня нам подсунули Финский залив, Прибалтику с Финляндией.

Как вам кажется, вообще вот это направление северо-западное может стать тоже каким-то, я не знаю, серьезным театром?

Николай Межевич: Северо-западное направление всегда было серьезным театром. Вот Наполеон, да, он сосредоточил свои усилия на Москве, а вот Гитлер считал его столь же приоритетным, как московское направление. Прибалтику немцы прошли очень быстро и сумели вместе с финнами создать по-настоящему страшную угрозу для страны, Ленинград в блокаде... В общем, история вполне известная. Сегодня Эстония обсуждает, знаете, наряду с повышением цен на ливерную колбасу покупки HIMARS и удары этими HIMARS по Петербургу. Но уже, по-моему, 5 лет назад обсуждался вопрос покупки норвежских ракетных систем для ударов по Ленинградской атомной станции.

То есть эстонцы ведут эту линию достаточно давно, но вот, как вы справедливо отметили, вспоминают о своих прежних высказываниях, так сказать, акцептируют их в связи с какими-то внешними, с моей точки зрения, факторами, я думаю, что речь идет о лондонско-вашингтонском управлении, и смотрят на нашу реакцию. Понятно, что их идея перекрыть не только военное, но и гражданское судоходство в Финском заливе вообще-то в международном праве всегда рассматривалось как casus belli. Я не очень понимаю логику, потому что, предположим, по результатам Третьей мировой войны Соединенные Штаты будут победителями, предположим, но в Эстонии об этом никто не узнает – просто не будет никакой Эстонии в принципе.

Константин Чуриков: Николай Маратович, понимаете, вот хочется вообще, в принципе понять, вот сегодня ну ладно Эстония, хотя там тоже много русских, кстати говоря, много, особенно приграничная часть, которая примыкает к нашей, получается, Ленинградской области... А вот, хорошо, а финны?

Вот нам говорили, помните, когда зашла речь о вступлении Финляндии в НАТО, нам говорили: ну что это, это вот местные политики, они не слушают население, население против. А вот сейчас, за это время как качнулся маятник общественного мнения и что рядовые граждане в прибалтийских странах, в той же Финляндии говорят о вот этой эскалации?

Николай Межевич: Я бы хотел напомнить, что маятник даже в часах все равно запускается вручную таким легким толчком, да. Финны запустили маятник общественного мнения еще в конце 1980-х гг. Финны поставили задачу освободиться от политических и экономических последствий договора 1948 года между СССР и Финляндией. Финны вышли, как они считают, из этого договора, вышли с нарушением процедуры... Так что после победы, я думаю, к этому разговору можно будет вернуться...

Ну и действительно, последние 10–15 лет финская пропаганда делает все, что когда-то делал Маннергейм, обосновывая свое участие в блокаде Ленинграда и строительстве концентрационных лагерей в Карелии. Финляндия готовится к войне.

Константин Чуриков: Финляндия готовится к войне, Эстония готовится к войне. Вот сейчас, с учетом угроз, вообще как вам кажется, дело идет скорее к большой войне, чем просто к тому, что окончится специальная военная операция нашей победой? Или это какой-то будет этап?

Николай Межевич: Если быстро и эффективно мы закончим специальную военную операцию, то это будет такой, я бы сказал, не холодный, а ледяной душ и для Таллина, и для Хельсинки, и для Стокгольма, и, я вас уверяю, даже для Лондона, и для Варшавы, и для Вашингтона. Но для этого нужна не просто победа, а убедительная победа. Вот расшифровывать, что такое «убедительная победа», я пока бы не стал. А если мы будем эффективно обороняться и тактически наступать, то безумцы и маньяки с Таллина, Хельсинки, Риги, Вильнюса, Варшавы будут пробовать нас на слабо по всему фронту, потенциальному фронту.

Константин Чуриков: Вот Удмуртия нам пишет: «Хоть бы кто-нибудь с телеэкрана сказал: «Ребята, давайте жить дружно!» – одни «ястребы»». Ну хорошо, наш зритель из Удмуртии, мы скажем: ребята, давайте жить дружно! Мы сейчас хором это скажем с вами, с Николаем Маратовичем – что от этого изменится? Мне кажется, вообще ничего не изменится, нас только обманут. Мы же это все проходили. А кстати, вот другие зрители, наоборот, пишут: скорее, быстрее, ату, разные города указывают, до которых мы должны дойти...

Николай Маратович, как нам сейчас... ? Все опросы показывают, что в принципе худо-бедно в обществе есть консолидация и большинство понимает уже, возрастное, конечно, большинство в основном, цели и задачи спецоперации. Как сейчас вот... ? Мы говорили о наших врагах, у которых раздрай, – как нам сейчас сохранить вот эту, так сказать, свою сплоченность, ее не расплескать?

Николай Межевич: Нужно несколько больше усилий в объяснении того, что мы делаем и каковы должны быть промежуточные и конечные результаты. Не географическая локализация этих результатов, ну не надо рисовать карты, не надо, так сказать, впадать в географическую конкретику, не те времена, а, я бы сказал, политически, т. е. какие угрозы должны перестать существовать для Российской Федерации, какие стратегические угрозы.

Что касается «жить дружно»... Знаете, я эстонскими делами занимаюсь 37 лет, т. е. еще с советской эпохи. В 1991 году я уже был экспертом советской государственной делегации для переговоров с Эстонией, т. е. видел это не со стороны, а изнутри. И да, у нас было ожидание в 1990-е гг., особенно в начале 1990-х гг., что стерпится – слюбится, что мы сохраним прагматичные отношения, какое-то время, может быть, даже в начале девяностых так и казалось. Но потом начало происходить то, что мы с вами наблюдаем уже сейчас нарастающим итогом, как говорят экономисты. Поэтому да, мы, конечно, должны быть белыми и пушистыми, но при одном условии – если наши оппоненты тоже белые и тоже пушистые. А с бешеной собакой диалог выстраивать невозможно.

Константин Чуриков: Да, Николай Маратович, спасибо большое.

Вот вы сказали, что нужно четко представлять не географию, где мы там остановимся, где новая граница пройдет, а, в общем, представлять, какой мир мы строим. И мы сейчас через несколько минут будем говорить о том, какой внутренний мир мы, наверное, должны построить, потому что закончится специальная военная операция когда-нибудь, что при этом делать в экономике, как вот здесь справедливым миропорядком внутренним заняться, об этом пойдет речь.

Спасибо! Николай Межевич, главный научный сотрудник Института Европы РАН.

Несколько сообщений прочту. Санкт-Петербург: «Мы должны жестко их предупреждать, а не молчать». «Дозвониться невозможно, – Москва спрашивает, – телефон недоступен, почему?» – потому что все звонят. Нижний Новгород: «Зря Украина напала на Россию, зря». Омск: «Дело идет к войне, а мы считаем прибыль», – это про поставки ресурсов.

Продолжим через три минуты.